ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

“Ферзя загнали в угол”. Пойдёт ли Санду на обострение?

Над Республикой Молдова навис призрак двоевластия. Почти как во времена противостояния “президент Лучинский vs парламент”.

Политические комментаторы не сомневаются: обострение будет. Но по какому сценарию оно пойдёт - зависит от решения Конституционного суда. Большинство правоведов склоняются к тому, что если строго следовать положениям Конституции, то судьи КС должны аннулировать указ президента о повторном выдвижении Натальи Гаврилицы на пост премьер-министра. Впрочем, возможны нюансы. Конституционный суд РМ уже не раз демонстрировал чудеса политико-правовой эквилибристики.

Наталья vs Мариана

У Республики Молдова сразу два кандидата в премьер-министры: кандидат президента Наталья Гаврилица и кандидат парламентского большинства Мариана Дурлештяну. Обе – профессионалы в сфере экономики и финансов, и обе могли бы стать неплохими премьер-министрами, если бы не были заложницами нынешней политической ситуации.

Наталья Гаврилица - выпускница юридического факультета Молдавского госуниверситета и Гарвардского института государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди (это один из факультетов Гарвардского университета). Была консультантом в офисе вице-президента Всемирного банка по Европе и Центральной Азии (Вашингтон) и в Европейской комиссии – в Генеральном директорате по экономическим и финансовым делам (Брюссель).


В 2007 году вернулась в Молдову, где работала сначала начальником одного из управлений Министерства экономики, потом в аппарате правительства. В 2009-2013 гг. трудилась в Oxford Policy Management – международной консалтинговой компании Великобритании, занимающейся вопросами развития стран с низким и средним уровнем дохода. Была госсекретарём Министерства просвещения, гендиректором Глобального инвестиционного фонда (GIF) в Лондоне, министром финансов в правительстве Майи Санду.

Бывший вице-премьер Александр Муравский считает, что это “единственная фигура из окружения президента, обладающая необходимыми качествами для занятия этой должности даже при своём недостаточном опыте государственной административной работы”. И даже экс-президент Игорь Додон отметил её профессионализм, вспомнив работу с Натальей Гаврилицей (на тот момент Натальей Катринеску) в Министерстве экономики при правительствах Тарлева и Гречаной.

Правда, короля, как известно, играет свита. А “свита” (правительственная команда) у Натальи Гаврилицы получилась не самой сильной и впечатляющей. Но это, скорее, свидетельство кадрового дефицита в окружении президента. Как написал в соцсети после дебатов в парламенте Александр Муравский, “и кандидат, и первая линия бойцов в лице Серджиу Литвиненко [кандидат в министры юстиции. – Прим. ред.], Андрея Спыну [кандидат в министры экономики и инфраструктуры. – Прим. ред.] и Михая Попшоя [кандидат в министры иностранных дел и европейской интеграции. – Прим. ред.] показали, что их главное оружие – это популистская демагогия, а не профессиональная подготовка, основанная на знании реальной ситуации в стране. Конечно, можно частично списать это на желание повыпендриваться и обострить отношения, с тем чтобы гарантировать голос “против”. Но беда в том, что это “выпендривание” базировалось на реально крайне слабой профессиональной подготовке”.

Мариана Дурлештяну – профи в квадрате. Специалисты до сих пор вспоминают, как в 1999 году, работая в Минфине, она была активным участником переговорной команды, которая провела блестящую операцию по сокращению внешнего долга страны путём выкупа облигаций “Газпрома” на сумму в 120 млн долларов всего за 35 млн. А затем руководила операцией по выкупу размещённых РМ евробондов с большим дисконтом и фактически спасла Молдову от дефолта.

Потом Дурлештяну была послом Республики Молдова в Великобритании и по совместительству Ирландии, министром финансов в правительстве Зинаиды Гречаной, старшим банкиром Европейского банка реконструкции и развития по Молдове, Белоруссии, Западным Балканам и Турции. А в 2012 году стала финансовым директором одной из крупнейших румынских нефтяных компаний Rompetrol. К тому времени 75% акций Rompetrol купила казахстанская государственная нефтегазовая компания “КазМунайГаз” за 2,7 млрд долларов. Она-то и пригласила хорошо зарекомендовавшего себя молдавского специалиста возглавить одну из ключевых должностей в своём румынском приобретении. За несколько лет из убыточной KMG International (ранее известная как Rompetrol) стала весьма прибыльным активом. Если по итогам 2012 года компания показала убытки в размере 200 млн долларов, то в 2017 году её чистая прибыль составила более 80 млн. Как итог - с 2017 года румынская версия журнала Forbes неоднократно включала бывшего министра финансов РМ Мариану Дурлештяну в “Топ-50 самых влиятельных женщин Румынии”.

Так что кандидатуры в премьер-министры вполне достойные, только вот за кого из них парламент будет голосовать через две недели?

Как Майя Санду вышла “за пределы конституционного поля”

О том, что Майя Санду не станет особо мудрствовать и повторно выдвинет кандидатуру Натальи Гаврилицы, было понятно изначально. Хотя со стороны, конечно, ситуация выглядит донельзя абсурдной: глава государства назначает кандидата в премьер-министры, чтобы парламент его дважды прокатил. Более того – депутаты партии “Действие и солидарность” не голосуют за собственного вице-председателя. Впрочем, соглашаясь на роль “стрелочницы из Гарварда”, Наталья Гаврилица знала, на что подписывается.

В прошлый четверг кандидат “для обеспечения роспуска парламента” почти безупречно отыграла свою роль, сделав всё возможное, чтобы депутаты отклонили её кандидатуру. “Передо мной в этом зале то, что уже давно не представляет людей”, “Вы предали своих избирателей, по три раза перебегая из одной партии в другую, чтобы сохранить себя у кормушки власти”, “Теперешний состав парламента, рождённый из сожительства Плахотнюка и Додона, побил все рекорды демократической деградации”, “Вы должны поучиться тому, как принимать законы, чтобы они соответствовали Конституции, а потом уже задавать мне вопросы”, - вот только некоторые из её высказываний с центральной трибуны в этот день.

Ну а пока в зале заседаний каждый из участников шоу под названием “Дебаты вокруг назначения нового кабмина” исполнял отведённую для него роль (социалисты провоцировали кандидата, а Гаврилица в ответ клеймила “продажных депутатов” и правительство Иона Кику, размышляя о своей мессианско-очистительной роли), в политический сценарий была введена дополнительная интрига. Пришедший в законодательный орган Игорь Додон объявил журналистам, что Партия социалистов предлагает создать ситуативное парламентское большинство минимум из 51 депутата и выдвигает на пост премьер-министра бывшего посла в Великобритании и бывшего министра финансов Мариану Дурлештяну.

“Это техническое большинство, чтобы спасти страну. В него могут вступить любые ответственные депутаты, включая и представителей PAS”, - заявил лидер социалистов, добавив, что досрочные выборы нужно проводить, но для этого в стране должно быть “переходное правительство”.

За кандидатуру Марианы Дурлештяну в итоге подписались 54 парламентария – депутаты от ПСРМ, партии “Шор”, группы Pentru Moldova, независимый депутат Александр Олейник. Параллельно своего кандидата в премьер-министры выдвинула и Платформа DA. Им оказался лидер формирования Андрей Нэстасе. Таким образом, к началу политических консультаций между президентом и парламентскими фракциями было уже три предполагаемых кандидата в премьеры. Однако Майя Санду решила не отступать от своего первоначального плана “Правительство Гаврилицы два раза не утверждают - роспуск парламента - назначение даты досрочных выборов” — и подписала указ о повторном выдвижении Натальи Гаврилицы на пост премьер-министра.

Свой отказ выдвигать в премьеры кандидатуру парламентского большинства, хотя Конституция и решения Конституционного суда обязывают президента это делать, Майя Санду объяснила весьма оригинально: “В списке тех, кто подписал предложение, я увидела имена людей, по поводу которых есть сомнения в том, что они свободно выразили своё мнение. Есть там и причастные к краже миллиарда, и те, кто неоднократно менял партии, фракции и парламентские группы”.

После этих новостей из администрации президента в соцсетях развернулась горячая дискуссия об очередном парадоксе молдавской политики: как лучше поступить – по закону или честно? Одни комментаторы доказывали, что Санду и PAS – единственные, кто выполняют взятые перед избирателями обязательства. И если президент немножко нарушит Конституцию, ничего страшного. Главное - избавиться от этого “продажного парламента”. Другие говорили, что замена закона “понятиями” – одна из форм коррупции, а Майя Санду в ходе избирательной кампании, как известно, провозгласила себя “главным борцом с коррупцией”. Третьи спрашивали, чем же в этом случае “честная и неподкупная” Майя лучше беглого олигарха Владимира Плахотнюка, который ради определённых целей тоже неоднократно прогибал Конституцию под себя. А четвертые писали: как можно требовать от других соблюдения законов, если сама их нарушаешь – Майя Санду столько говорила об узурпации власти и захваченном государстве, а сама, по сути, начинает свой президентский мандат с того же.

Что решит Конституционный суд?

Теперь Конституционный суд должен определить, кто из кандидатов в премьер-министры законнее – кандидат президента или кандидат ситуативного парламентского большинства.

В принципе, КС уже несколько раз высказывался на эту тему. Например, в конце 2015 года. В то время в премьер-министры рвался Владимир Плахотнюк, а президент Николай Тимофти выдвинул на эту должность экс-премьера Иона Стурзу.

29 декабря 2015 года Конституционный суд постановил: если в парламенте не сформировано абсолютное парламентское большинство, президент после проведения консультаций с парламентскими фракциями должен выдвинуть кандидатуру на должность премьер-министра – вне зависимости от того, нравится ли фракциям предложенная личность или нет. А вот если абсолютное парламентское большинство создано, президент обязан выдвинуть кандидата в премьер-министры, предложенного этим самым большинством. При этом парламентское большинство должно быть не только заявлено, но и документально оформлено, с указанием поименно депутатов, их готовности поддержать конкретную кандидатуру на должность премьер-министра и официальным уведомлением президента Республики Молдова.

Более свежий вердикт КС на заданную тему датирован 6 августа 2020 года. То есть принимался он уже нынешним составом Конституционного суда. Тогда, как известно, Платформа DA продвигала идею смещения правительства Иона Кику и назначения правительства Андрея Нэстасе, но президент Игорь Додон не хотел выдвигать данную кандидатуру. Правда, Платформе “Достоинство и правда” в итоге так и не удалось собрать необходимое количество депутатских голосов для формирования правительства Нэстасе, но было обращение в КС и решение суда под №23 от 6.08.2020.

Согласно этому документу, дискреционная (то есть возможность поступать по своему личному усмотрению) власть президента при выдвижении кандидата на должность премьер-министра ограничена. И в случае, если в законодательном органе сформировано“формализированное абсолютное парламентское большинство”, президент обязан выдвинуть в премьеры кандидатуру, предложенную этим большинством. Если же такого большинства нет, то глава государства проводит консультации с парламентскими фракциями и выдвигает кандидатуру по своему усмотрению, даже если парламентские фракции не согласны с его предложением.

В случае если президент отказывается выдвинуть на должность премьер-министра кандидатуру, предложенную формализированным парламентским большинством, ситуация разрешается в порядке ст.89 Конституции, предусматривающей отстранение от должности и отставку президента Республики Молдова”, - говорится в постановлении Конституционного суда от 6 августа 2020 года.

Комментируя прессе сложившуюся сейчас ситуацию с выдвижением кандидатов на пост премьер-министра, практически все бывшие судьи Конституционного суда и эксперты в области конституционного права заявили, что Майя Санду своим отказом выдвигать кандидата парламентского большинства нарушила Конституцию, и что КС должен аннулировать её указ о повторном выдвижении Натальи Гаврилицы.

Бывший председатель Конституционного суда Виктор Пушкаш вообще подсчитал, что за два месяца своего мандата президент Майя Санду нарушила по меньшей мере четырнадцать статей Конституции. Ст. 60, 66, 68, 71, 74, 96 и 98 - выдвинув кандидатуру Натальи Гаврилицы и призвав не голосовать за неё. Ст. 60 Конституции и решение КС от 6 августа 2020 года при повторном выдвижении кандидатуры Гаврилицы. Осуществляя давление на парламент с тем, чтобы он не голосовал за правительство для последующего объявления досрочных выборов ради исполнения собственного предвыборного обещания, президент, по мнению Виктора Пушкаша, нарушила ст. 2, 6, 7, 60, 64 и 85 Конституции. А проведение ею непубличных встреч с некоторыми судьями и игнорирование Высшего совета магистратуры привели к нарушениям ст. 6, 116 и 122 Основного закона.

Эксперт в области конституционного права Виталий Катанэ в своём комментарии отметил, что формулировка Конституционного суда в вопросе назначения кандидата в премьер-министры “очень точна и не допускает какой-либо путаницы или исключений”, и невыполнение решений КС президентом при выдвижении кандидатуры премьер-министра является “нарушением Конституции со всеми вытекающими последствиями”.

“Правительство представляет собой выражение воли парламента, а роль президента заключается лишь в том, чтобы определить после консультаций лицо, которое представляет эту волю, не более того. У президента нет особой роли в этой процедуре, он должен следовать воле парламентского большинства”, - считает Катанэ.

Правовед Теодор Кырнац сказал прессе, что Конституционный суд должен аннулировать указ президента о повторном выдвижении Натальи Гаврилицы, потому что у Майи Санду не было права отвергать кандидатуру парламентского большинства. Своими действиями она нарушила Конституцию и присягу, которую дала гражданам 24 декабря 2020 года.

А экс-председатель КС Дмитрий Пулбере напомнил, что в отношении главы государства может быть запущена процедура импичмента, если он нарушает Конституцию, в том числе при выдвижении кандидата в премьер-министры.

Впрочем, и у Майи Санду и её сторонников есть некоторая уверенность, что итоговый вердикт Конституционного суда всё-таки может быть принят в её пользу. Всё зависит от того, как судьи КС решат трактовать понятие “формализированное абсолютное парламентское большинство”. Достаточно ли для этого создания т.н. “технической коалиции” и 54 подписи депутатов под документом о выдвижении Марианы Дурлештяну на пост премьер-министра, или же 54 парламентария сначала должны были “официально” оформить свои отношения. То есть, прежде чем подписаться под документом о выдвижении кандидата в премьеры, они должны были подписать политическое соглашение о создании коалиции. В решении КС 2015 года, например, говорится, что достаточно документа о выдвижении кандидата с указанием поименно депутатов, их готовности поддержать конкретную кандидатуру на должность премьер-министра и официальным уведомлением президента Республики Молдова.

Как поступит “ферзь”?

“Ферзя загнали в угол”, - так после появления информации о выдвижении социалистами кандидатуры Марианы Дурлештяну отреагировал в соцсетях председатель Демократической партии Павел Филип.

Как будет действовать “ферзь”, да и прочие политические игроки, дальше – зависит от решения Конституционного суда. Если Конституционный суд решит, что Майя Санду превысила свои полномочия и нарушила Конституцию, и в итоге аннулирует её указ о повторном выдвижении Натальи Гаврилицы, президент может действовать двумя способами. Способ №1 – подчиниться решению КС и подписать указ о выдвижении кандидатуры парламентского большинства.

Однако такая законопослушность президента вряд ли вызовет восторг и понимание у её сторонников и бывшей партии. Как вполне обоснованно опасается парламентская оппозиция, если правительство Дурлештяну будет утверждено, о досрочных парламентских выборах в этом году можно будет забыть. При таком сценарии нынешний парламент может проработать в течение всего своего мандата, то есть до 2023 года.

Способ №2 – Майя Санду не подчиняется решению Конституционного суда и “идёт до конца”. Как считает политолог Виталий Андриевский, в этом случае глава государства может напрямую обратиться к народу. В своём обращении она может заявить, что, идя на президентские выборы, она обещала добиться досрочного переизбрания парламента, однако нынешний депутатский корпус в лице социалистов, перебежчиков из других партий и лиц, виновных в краже миллиарда, не дают ей мандат на роспуск. В итоге под лозунгами “Я не могу нарушить данное вам обещание”, “Я не пойду на поводу у этого преступного большинства”, “Если потребуется, я готова к процедуре импичмента”, Майя Санду просит, чтобы народ принял по этому вопросу окончательное решение.

В принципе, согласно ст.88 Конституции, президент Республики Молдова может потребовать от народа изъявления его воли по вопросам общенационального значения путём референдума. Правда, согласно ст. 66 Конституции, назначение референдума входит в компетенцию парламента. Если он завернёт инициативу президента о проведении референдума по поводу своего роспуска, это только добавит очков Майе Санду и усилит протестные настроения.

Но, во-первых, сама организация референдума/ роспуска парламента в случае успеха всенародного плебисцита/организации досрочных выборов требует длительного временного промежутка, а Майе Санду нужно, чтобы всё случилось здесь и сейчас, в противном случае нет смысла всё это затевать. Во-вторых, согласно ряду решений Конституционного суда, только конституционные и законодательные референдумы имеют обязательную юридическую силу. Результаты консультационных референдумов, а референдум о роспуске парламента именно таковым и будет, не обязательны к исполнению. Согласно ст. 143 Кодекса о выборах, по итогам таких референдумов “компетентные органы публичной власти принимают окончательные решения”. В компетенцию каких именно органов входит принятие таких решений, документ не расшифровывает.

Как считает юрист Теодор Кырнац, если в случае неблагоприятного для неё решения Конституционного суда Майя Санду будет настаивать на своей позиции, существует риск скатиться в длительный политический и конституционный кризис, что будет означать невозможность назначения правительства в течении 3-5 месяцев. Фактически в стране установится двоевластие, почти как во времена противостояния “президент Лучинский vs парламент”.

Более того, теоретически для президента может сложиться угроза импичмента. Согласно решению Конституционного суда от 6.08.2020, “в случае если президент отказывается выдвинуть на должность премьер-министра кандидатуру, предложенную формализированным парламентским большинством, ситуация разрешается в порядке ст.89 Конституции, предусматривающей отстранение от должности и отставку президента Республики Молдова”.

Однако вряд ли политические оппоненты Майи Санду пойдут на такой шаг. Ну хотя бы потому что по Конституции президент Республики Молдова может быть отстранён от должности парламентом 2/3 голосов депутатов. То есть нужно набрать 67-68 голосов. Во-вторых, после утверждения предложения об импичменте в парламенте, не позднее чем в 30-дневный срок проводится референдум по вопросу об отстранении главы государства. Учитывая нынешние рейтинги президента и законодательного органа, всенародный плебисцит станет для его организаторов провальным и только прибавит популярности “гонимой” Майе Санду.

Поэтому импичмента не будет. Скорее, будут изматывающие позиционные бои с перманентными обвинениями главы государства в узурпации власти, политическом эгоизме, продвижении интересов своей бывшей партии в ущерб интересам народа и т.д. Причём тем же социалистам не нужно особо напрягаться: соответствующие обвинения уже звучат со стороны бывших союзников Майи Санду.

Так, депутат Платформы DA Василе Нэстасе на днях обвинил президента и партию “Действие и солидарность” в том, что они хотят захватить всю власть в стране. “Мы понимаем, что PAS на нынешнем этапе хочет монополизировать весь правый фланг, монополизировать президентскую власть, правительство, митрополию, другие ведомства, может прокуратуру, я не знаю, что у них в голове, но сделать это, не учитывая партнёров, которые были с ними вместе”, - заявил Нэстасе.

А председатель Партии национального единства, депутат Октавиан Цыку обвинил Майю Санду в том, что она превратила институт президента в коммерческое предприятие своей партии. “Вы восприняли успех 15 ноября [день проведения второго тура президентских выборов. – Прим. ред.] как личную заслугу г-жи Майи Санду, но это не так. Из-за этого вы остались одни, и дальше всё будет только хуже. Президентство – это не ООО PAS. Унионисты не будут подчиняться активистам Майи Санду и PAS. Это предупреждение должно стать для вас уроком при следующей попытке”, - сказал Цыку.

Если же Конституционный суд решит, что “формализированное абсолютное парламентское большинство” в парламенте не сформировано, потому что 54 депутата сначала должны были подписать политическое соглашение о создании коалиции и только потом подписываться под документом о выдвижении кандидатуры Марианы Дурлештяну, а значит президент Майя Санду была в своём праве, ситуация уже будет развиваться по другому сценарию.

В этом случае парламент может повторно прокатить правительство Натальи Гаврилицы. Тогда Майя Санду объявляет, что она соблюла все формальности, выдвинула кандидата, как от неё и требовали, однако фракции ПСРМ и партии “Шор” побоялись “дать нам власть”. Начинается процедура роспуска парламента и назначаются досрочные выборы.

Однако, как уже не раз отмечали политические аналитики, досрочные парламентские выборы на данном этапе выгодны разве что PAS (на волне сохраняющейся популярности Майи Санду после победы на президентских выборах) и “Нашей партии” Ренато Усатого.

Поэтому не исключён вариант, при котором парламент со второй попытки все-таки проголосует за правительство Натальи Гаврилицы. Под предлогом, что ситуация в стране очень сложная (пандемия, экономический кризис, наполняемость бюджета, старт весенне-полевых работ в обозримом будущем) и Молдове необходимо полноценное правительство, тем более что подготовка к досрочным выборам – дело не пары дней, а занимает несколько месяцев. Тем более что Майя Санду и её бывшая партия, весь прошлый год настойчиво требуя отставки правительства Иона Кику, утверждали, что лучше знают, как справиться с коронавирусом, помочь бизнесу и рядовым гражданам в кризисных условиях и т.д. Вот пусть теперь не в соцсетях, а на практике покажут свои организаторские способности и умения. Хотя бы в течение 3-4 месяцев. В конце концов, правительство, решением парламента, всегда можно отправить в отставку - за непрофессионализм.

При таком развитии событий у президента Майи Санду, как говорит политолог Виталий Андриевский, может оказаться “очень ущербная позиция”. Потому что политическая ответственность за положение дел и за действия правительства полностью лягут на главу государства и партию “Действие и солидарность” – ведь это их кандидат и их правительственная команда “профессионалов”, хотя “на самом деле власть скрывается в парламенте, который контролирует ПСРМ, но для народа правительство Гаврилицы – это будет правительство Санду, поэтому именно она в ответе за всё, что оно станет делать”.

Если парламент все-таки назначит правительство Натальи Гаврилицы, отмечает эксперт, единственный выход для президента – объявить, что кабмин будет работать 6 месяцев, будет действовать жёстко, а потом уйдёт в отставку. “За это время ему нужно будет создать Антикоррупционный трибунал и нанести удар по коррупции, различным схемам, откатам, контрабанде, теневому бизнесу”, - считает Виталий Андриевский. То есть немедленно приступить к реализации своей жёсткой реформаторской программы, о которой в прошлый четверг депутатам рассказывала кандидат в премьер-министры.

В общем, типовых и нетиповых политических сценариев достаточно много. Осталось дождаться решения Конституционного суда по поводу выдвижения кандидата в премьер-министры. Депутаты от Партии социалистов, обратившиеся в КС, попросили рассмотреть этот вопрос в приоритетном порядке.

Ксения Флоря

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load