Выборы в Молдове новостей: 4960
Приднестровье новостей: 1445
Президент новостей: 4066

Индустриальная Молдова. Денег нет, но вы держитесь

7 мая. 17:53   Аналитика
7901 2

Недавно министр экономики Дмитрий Алайба написал в соцсетях, что текущий потенциал экономического роста в Молдове составляет 2,5%. Но этого недостаточно.

“Имея 2,5%, мы больше ничего не можем делать, сохраняя, насколько это возможно, стабильность. Мы ничего внутренне не можем менять и остаётся только молиться, чтобы никакой внешний фактор негативно не повлиял на нашу экономику”, - отмечалось в его посте. С 2,5% в год в ближайшие 10 лет мы останемся самой бедной страной в Европе, писал министр экономики, отметив, что Молдове нужны “смелые” реформы, которые обеспечат ускоренный темп роста на уровне 8% на протяжении последующего десятилетия. “Да, это титанический труд. Но не может быть скромных амбиций. Мы либо ставим перед собой высокую цель, либо миримся с окружающей нас бедностью до конца жизни”, - отметил Дмитрий Алайба.

А через несколько дней правительство утвердило разработанную Министерством экономического развития и цифровизации Национальную программу промышленного развития на 2024-2028 годы. Вероятно, это и есть одна из тех “смелых” реформ, которая должна обеспечить экономический рывок на уровне 8%. По предварительным расчетам, на реализацию данной программы только в 2024-2026 гг. потребуется около 334 млн леев – сумма мизерная для такой амбициозной задачи, но и эту мизерную сумму, пока, не нашли (источники финансирования определены лишь на 30%).

Новая индустриализация 3.0

То, что Национальная программа промышленного развития Молдовы до 2028 года появилась не в 2021 году, когда PAS пришла к власти, и не в 2022-ом, когда она во власти обжилась и закрепилась, а только в 2024-ом, когда через полгода президентские выборы, а через год – парламентские, момент показательный. И предсказуемый. В РМ уже сложилась традиция разрабатывать и представлять такие масштабные, многообещающие и дорогостоящие документы в преддверии очередных выборов.


Например, перед парламентскими выборами 2019 года тогдашний министр экономики Кирилл Габурич тоже объявил десятилетку индустриализации – возглавляемое им министерство представило проект Национальной стратегии индустриализации Молдовы на 2019-2030 гг. Было объявлено, что реализация стратегии позволит создать новые рабочие места для квалифицированного персонала, наладить производство продукции с высокой добавленной стоимостью, увеличить бюджетные ассигнования, прибыль и рентабельность предприятий, развивать деловую среду (всё это обещается и в нынешней Программе промышленного развития на 2024 – 2028 гг.).

Перед президентскими выборами 2020 года тогдашний президент Игорь Додон тоже запустил масштабный проект по индустриализации Молдовы, призвав местные власти участвовать в его реализации. Он провёл рабочее заседание с председателями и примарами 16 районных центров, а также администратором Свободной экономической зоны “Бельцы”, на которой было обсуждено создание многофункциональных промышленных платформ.

Эта идея предусматривалась еще в “Стратегии Габурича”: во время ее презентации было заявлено, что в 13 районах Молдовы нет субзон свободных зон, промпарков или промышленных инкубаторов. Поэтому предлагалось в каждом таком районе создать многофункциональную платформу, и передать ее под управление близлежащим зонам свободного предпринимательства или промпаркам.

“В настоящее время объем промышленного производства в нашей стране составляет лишь 68% от уровня 1989 года, а центры промышленного производства сконцентрированы преимущественно в Кишинёве (54%) и Бельцах (12%). Исходя из этого, я указал на необходимость развития промышленности в регионах, в данном случае в райцентрах, благодаря чему будут созданы рабочие места, вырастут зарплаты, сократится отток населения за границу, возрастут доходы районных бюджетов и так далее”, - говорил президент Додон в феврале 2020 года, запуская свой проект по индустриализации страны. А в октябре 2020 года, как раз за пару недель до президентских выборов, правительство утвердило пилотную программу по созданию 16 многофункциональных промышленных платформ в районах республики. В госбюджете на эти цели было предусмотрено 50 млн леев.

И вот продолжение традиции: очередные выборы – очередная программа по индустриализации страны. Которая обещает, что к 2028 году доля обрабатывающей промышленности в ВВП увеличится с прошлогодних 8,2% до 11,5%, а весь объем промышленного производства за этот период возрастёт как минимум на 25%. При этом через четыре года 15% экономически активного населения будет работать в промышленном секторе. Во всяком случае, так утверждают разработчики программы.

“А не замахнуться ли нам на Вильяма, понимаете ли, нашего Шекспира?”

Национальная программа промышленного развития на 2024-2028 годы начинается традиционно: с констатации факта, что за 30 лет самостоятельного плавания Республика Молдова “пережила острый процесс деиндустриализации”. В итоге с 1991 по 2022 год доля промышленности в ВВП сократилась с 40% до 12%, а рабочая сила по большей части эмигрировала из страны.

Нынешний “портрет” индустриального сектора национальной экономики выглядит так: “Промышленность Молдовы в основном производит товары с низкой добавленной стоимостью. Отечественный промышленный сектор по большей части ориентирован на внутренний рынок (65%). Значительная часть отраслей производит продукцию преимущественно для бытового потребления (более 90% продукции), к ним относятся производство и переработка мяса, производство молочной продукции, производство табачных изделий, кормовых препаратов для животных, минеральной продукции”.

В 2014-2019 гг. доля молдавского промышленного экспорта выросла было на 4,5%, но в последующие пару лет из-за пандемии и глобального экономического кризиса вновь упала, - констатируют авторы Программы. Самыми экспортоориентированными отраслями (более 50% продукции) являются машиностроение и производство электрооборудования, лёгкая промышленность, переработка плодоовощной продукции, производство стекла и напитков. Однако “промышленный экспорт в основном представлен продукцией с низкой добавленной стоимостью, такой как производство кабеля или текстильных изделий, а вклад Молдовы в глобальные цепочки добавленной стоимости незначителен”.

Понятное дело, что промышленная конкурентоспособность Республики Молдова на глобальном уровне чрезвычайно низка, и на протяжении последних 30 лет постоянно снижалась. Министерство экономики приводит в своей Программе данные Организации Объединенных наций по промышленному развитию (ЮНИДО) за 2021 год. Согласно расчетам этой структуры, индекс промышленной конкурентоспособности РМ составляет 0,011, что значительно ниже среднемирового уровня в 0,061.

“Таким образом, Молдова занимает 104 место из 153 стран и входит в число государств со средне-низким уровнем промышленного развития наряду с Арменией (93 позиция), Грузией (95), Сенегалом (102), Намибией (103), Ливаном (105), Азербайджаном (106), Ямайкой (107) и Албанией (112)”, - говорится в Национальной программе промышленного развития на 2024-2028 годы. По данным ЮНИДО, в технологической структуре промышленного экспорта РМ наибольшую долю занимает нетехнологичная продукция – 39%, тогда как товары с высоким уровнем технологичности имеют долю всего в 3%.

Также в Программе промышленного развития до 2028 года отмечается, что инвестиции в молдавский промышленный сектор сокращаются. Так, в период 2018-2022 гг. данный показатель составил -22%: перерабатывающая промышленность (-14%), энергосектор (-41%), сектор водоснабжения и утилизации отходов (-59%). Только в добывающей промышленности в этот период был отмечен существенный рост в +20,3%.

Для того, чтобы переломить ситуацию и восстановить промышленный сектор правительство, судя по тексту Программы, собирается “выполнить пятилетку в три года”. Вернее, в течение оставшихся 3,5 лет: 1) Ускорить “зеленый” и цифровой переход отечественной промышленности; 2) Привлечь в национальную экономику транснациональные корпорации – промышленные предприятия с самой высокой активностью в глобальных цепочках добавленной стоимости; 3) Привлечь прямые иностранные инвестиции “из верхних звеньев глобальных цепочек добавленной стоимости” в отрасль производства компонентов для автомобилей, а также способствовать развитию местных поставщиков, связанных с транснациональными компаниями в этой области; 4) Возродить традиции электронной промышленности и использовать существующий потенциал в производстве аппаратного и программного обеспечения, электронных компонентов и устройств, “умных” счётчиков, проводников и т.д. для увеличения доли этого сектора в отечественной промышленности; 5) Активизировать внедрение инвестиционных проектов в химической и фармацевтической промышленностях, в том числе для увеличения на внутреннем рынке доли лекарственных препаратов, производимых в Молдове; 6) Способствовать созданию “национальных чемпионов” – инновационных промышленных предприятий с потенциалом быстрого роста и высоких экспортных показателей; 7) Переориентировать лёгкую промышленность на развитие и маркетинг собственных брендов; 8) Развивать промышленность строительных материалов, чтобы не только стимулировать строительство внутри страны и долю стройматериалов собственного производства, но и “участвовать в процессе послевоенного восстановления Украины”.

Кроме того, до 2028 года министерство экономического развития планирует так развить пищевую промышленность, чтобы Молдова стала “значимым производителем на восточноевропейском рынке”. Задача из области “очевидное-невероятное”, учитывая, что буквально месяц назад парламентское большинство PAS проголосовало против стимулирующего законопроекта, обязывающего ритейл-сети размещать на магазинных полках минимум 50% отечественных товаров. В итоге, как написал один из комментаторов, в магазинах аграрной Молдовы сейчас продается “виноград из Перу, огурцы из Турции, кабачки из Испании, лук из Голландии и чеснок из Китая”. Более того, на днях журналист и экономический эксперт Олег Косых привел любопытные данные по винам.

“Молдова наращивает импорт вина из Европы. Так, из Франции купили в 2022 году на 2,3 млн долларов, Италии – на 4,2 млн, Испании – на 1 млн. Интересно будет посмотреть на итоги 2023 года, думаю, что отметим значительный рост. Динамика хорошо видна на примере с Германией, где Молдова из экспортёра превратилась в импортёра. Что же получается? В Молдове стали популярными классическое “Бордо” или итальянские белые вина? Не совсем так, просто в страну потекли дешёвые виноматериалы из Европы, которые смешивают с более дорогим отечественным продуктом и продают под маркой “сделано в Молдове”, - написал он в Фейсбуке.

Если именно такую модель превращения страны в “самого значимого производителя продовольствия на восточноевропейском рынке” рассматривает минэкономики в своей Национальной программе промышленного развития на 2024-2028 годы, то Молдова рискует занять нишу, которую занимала Польша в конце 1990 - начале 2000 гг., или Украина после 2010-х годов. То есть крупнейшего производителя не самого качественного продовольствия.

Про теорию и практику

Ничто не ново под луной. Официальный Кишинёв уже более двух десятков лет пытается найти подходящую для страны нишу в мировом разделении труда и ту экономическую модель, которая могла бы стать основой будущего процветания. И что показательно – все немногочисленные попытки что-то сделать в этом направлении очень быстро сходили на нет, зачастую как раз стараниями западных партнёров.

Достаточно вспомнить пакет либеральных экономических реформ, запущенных ПКРМ в 2007 году с легализацией капитала, списанием всех долгов по налогам и нулевой ставкой налога на реинвестируемую прибыль, которые, по задумке властей, должны были превратить Молдову в рай для инвесторов и привести к инвестиционному буму. Однако помимо разразившегося мирового финансово-экономического кризиса свою роль в сворачивании этой модели сыграл и МВФ, которому очень не понравились введенные молдавскими властями налоговые послабления.

Ещё один интересный момент - ещё в 2012 году тогдашний министр экономики Валерий Лазэр говорил, что в стране уже “исчерпаны факторы восстановления”: “Мы не можем себе позволить, чтобы ежегодный рост экономики был 2-3%. Необходимо, чтобы рост ВВП составлял как минимум 7-8%. Кардинальные реформы необходимо осуществить уже в ближайшие годы, в противном случае мы рискуем их не реализовать никогда”. Правда, один в один то, что написал Дмитрий Алайба в своём недавнем посте в соцсетях, но через 10 лет? Так что действующий министр экономики с его идеями о необходимости “смелых” реформ и экономического рывка на уровне 8% - не первый и не последний чиновник, говорящий правильные фразы, которые, скорее всего, так и останутся теоретическими размышлениями.

Ну хотя бы потому, что для проповедуемого им рывка сейчас нет ни глобальных, ни региональных предпосылок. Из Европы массово уходят производственные компании, перемещая мощности в другие части мира, в том числе США. Германия уже потеряла четверть объемов своего химического производства. Старому континенту, за счёт которого Соединённые Штаты пытаются перезапустить свою экономику, перетягивая производство и капитал из еврозоны, грозит деиндустриализация.

Что в этих условиях может предложить компаниям “из верхних звеньев глобальных цепочек добавленной стоимости” Республика Молдова? Нестабильную политическую и экономическую ситуацию? Положение страны, актуальное руководство которой отходит от нейтралитета, и которую ведущие международные издания нет-нет, да называют “следующей Украиной”? Только для западной прессы Молдова – это “следующая цель Путина”, а для российских СМИ – “На роль “следующей Украины” Запад сейчас “приглядывает” Молдову”.

Или, например, дешёвые энергоресурсы? Но тут мы в положении, аналогичном Евросоюзу. Более того, из-за дорогого газа, закупленного в своё время на кредит в 300 млн евро от ЕБРР, у нас по-прежнему одни из самых высоких тарифов на газ в регионе. По расчётам экономического эксперта Вячеслава Ионицэ, в 2023 году мы заплатили за закупку природного газа на 198,9 млн долларов больше, чем составляла средняя цена в ЕС. Понятно, что эти дополнительные затраты вошли в тарифы, которые в конечном итоге несли и продолжают нести население и экономические агенты. Зато высокопоставленные чиновники отрапортовали, что Молдова, наконец, обрела энергетическую независимость и избавилась от газового гнёта “Газпрома”. А министр энергетики Парликов вообще заявил, что влияние выросших цен на газ на экономику страны преувеличено и не имеет решающего значения для благосостояния граждан и развития национальной экономики. Пусть он это скажет немецким химическим концернам, закрывающим производство в родной стране.

Или мы можем предложить покидающим ЕС промышленным предприятиям или транснациональным корпорациям дешёвую и квалифицированную рабочую силу? По данным международной статистики, Республика Молдова сейчас является лидером среди постсоветских стран по оттоку населения – из неё уезжает даже больше граждан, чем из воюющей Украины. Каждый четвертый гражданин РМ находится за пределами страны. Да и несмотря на то, что уже много лет подряд говорится о низкой стоимости рабочей силы, привлекающей иностранцев, намеренных работать в Молдове, давно уже выяснилось, что это не представляет никакого преимущества и качество рабочей силы у нас намного ниже требуемого уровня. Ещё в 2012 году две иностранные компании – немецкая Draexlmaier, а также работавшая в международном порту Джурджулешты Danube Logistics провели симулятивный найм рабочей силы. В итоге выяснилось, что среди 100 тыс. человек требованиям квалификаций рабочей силы отвечают лишь 1500 человек.

Нам, по большому счёту, нечего предложить потенциальным инвесторам, в том числе потому, что в растущем, из года в год, государственном бюджете не предусмотрены соответствующие задачам средства (нужны миллиарды). Призывов недостаточно - как показывает практика послевоенной Германии и молодых «азиатских тигров», без инвестиций и активного участия государства в развитии промышленности достичь успеха невозможно. Хотя в Программе промышленного развития до 2028 года и предусмотрена схема государственной поддержки, а также стимулирующих мер. Например, в виде 50%-ого освобождения от подоходного налога или предоставления госсубсидий для предприятий приоритетных отраслей.

Как и все 32 года независимости, в правительстве надеются, что заграница нам поможет. Но будет ли оплачивать Евросоюз, сам переживающий деиндустриализацию, индустриализацию Республики Молдова? Сомнительно. Скорее, транснациональные корпорации, которых так хотят завлечь в Молдову авторы Программы промышленного развития до 2028 года, у нас заинтересуют совсем другие активы. Как в соседней Украине, где три крупнейшие корпорации США Cargill, Dupont и Monsanto (крупнейшие игроки на рынках зерна, продовольствия, семян и агрохимии), а также инвестиционную компанию Black Roc называют истинными владельцами украинских черноземов.

Не надо изобретать велосипед

Интересно то, что в 2010 году группа энтузиастов, специалистов в разных областях – патриотов Молдовы разработала детальный план развития экономики Республики Молдова, который опирается в основном на внутренние ресурсы, и с каждым годом становится все актуальнее.

Этот план опубликован в разделе «Стратегия развития» на сайте www.moldovenii.md и содержит рекомендации, ключевым моментом которых является превращение национальной валюты в валюту развития и эффективное использование для развития экономики, бизнеса и семей тех финансовых ресурсов, которыми страна располагает.

Основные положения этого плана включают:

Интересно, читал ли этот материал господин Алайба, а если читал, то понял ли, о чем там речь?

Ксения Флоря

23
6
1
2
3

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

К чему приведут поправки в Уголовный кодекс, расширяющие понятие государственной измены?