X 
Война в Украине новостей: 3463
Коронавирус новостей: 8213
Объектив Европа новостей: 316
Акция протеста новостей: 1206

Цивилизованный развод? Реинтеграция? Униря? Сценарии для Приднестровья. Ч.2

6 апр. 10:00 (обновлено 6 апр. 18:26)   Аналитика
6674

(Начало читайте 05.04.2022)

Противостояние ведущих держав мира недалеко от границ Республики Молдова может затронуть и нашу страну, разморозив, или в той или иной мере разрешив приднестровский конфликт. Молдавские и зарубежные эксперты за месяц ведения военных действий уже выдали целый ряд сценариев, как при нынешнем противостоянии России и Украины может быть решен приднестровский вопрос.

Специальный статус для Приднестровья

Недавно в Кишиневе и Тирасполе побывал действующий председатель ОБСЕ, польский министр иностранных дел Збигнев Рау. “Мы поддерживаем суверенитет, независимость и территориальную целостность Республики Молдова со специальным статусом для Приднестровья. Это база для мирного решения конфликта”, - заявил он.

Про специальный статус для непризнанной ПМР в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе говорят почти все 32 года, что длится приднестровский конфликт. И даже в начале 2000-х гг. разработали собственный план федерализации Молдовы, а в 2015 году на заседании в Белграде утвердили декларацию, главный посыл которой заключался в том, что Приднестровье должно получить спецстатус. Так что нынешнее заявление польского министра – это в какой-то степени дипломатическая дань традициям.


Тем не менее, некоторые молдавские телеграм-каналы, ссылаясь на свои источники и вроде как недавний негласный визит в Кишинев делегации из Приднестровья во главе с президентом и владельцем холдинга “Шериф” Виктором Гушаном, утверждают, что сейчас ведутся активные подковерные переговоры по приднестровскому урегулированию. В них в том числе участвуют Германия с Россией. И всё якобы идет к предоставлению Приднестровскому региону “какого-нибудь особого статуса”.

Однако предоставление “какого-нибудь особого статуса” – это не церемония посвящения в рыцари с заявлением “Повелеваю!”. Это долгий кропотливый труд, работа многочисленных рабочих групп по каждому из реинтеграционных направлений - от правовых вопросов и определения прав собственности до решения финансовых, экономических и социальных проблем, а еще масса документов, которые должны быть утверждены руководящими органами обоих берегов. А пока таких телодвижений не видно.

К тому же предоставление спецстатуса Приднестровью с последующей реинтеграцией в правобережную Молдову – это кошмарный сон для любой молдавской правой партии. В том числе для PAS и ее будущего полноценного председателя Игоря Гросу, который на президентских выборах 2020 года в Варнице, перекрыв движение, заявил, что не допустит, чтобы “сепаратисты решали судьбу Молдовы”. А предоставление специального статуса Приднестровью – это определенный доступ к “решению судьбы” страны.

Об этом уже мало кто помнит, но ещё за год до известного всем меморандума Козака свой проект разрешения молдавско-приднестровского конфликта представили ОБСЕ, Россия и Украина. Было это в июле 2002 года. Молдова в этом документе провозглашалась демократическим, федеративным, правовым государством с республиканской формой правления.

Приднестровские власти практически сразу приняли этот проект федерализации на ура. Официальный Кишинев почти две недели выдерживал паузу, но, в конце концов, согласился на переговоры. Зато большинство молдавских правых политиков были категорически против. Федерализация Молдовы, - говорили они, - приведет к гибели республики как государства. А всё потому, что согласно ст. 26 проекта, парламент Республики Молдова должен был состоять из двух палат – палаты представителей и палаты законодателей. В нижней палате должен был заседать 71 депутат. Каждому территориальному образованию будущей федерации гарантировалось представительство, пропорциональное количеству его избирателей. Верхняя же палата должна была состоять из 30 парламентариев – поровну от каждого субъекта федерации. Учитывая, что в Приднестровье на тот момент жили 17% избирателей, а в Гагаузии – 5%, это могло существенно отразиться на перспективах преодоления правыми политформированиями избирательного порога в будущий парламент федеративного государства.

И хотя за прошедшие 20 лет демографические показатели в правобережной Молдове, Приднестровье и Гагаузии существенно изменились, какие-то присутственные квоты Приднестровскому региону придется предоставлять и на этот раз. Пойдет ли на это PAS, рейтинги которой и так значительно упали, рискуя потенциально потерять еще больше мест в парламенте и навлечь на себя недовольство своего основного электората - правых избирателей?

“Цивилизованный” развод

Этот вариант решения приднестровского вопроса недавно предложил Тирасполь. В очередной раз. Однако при текущей ситуации такой сценарий не совсем выгоден и самому Приднестровью.

4 марта, на следующий день после подачи молдавскими властями заявки на вступление в Евросоюз по ускоренной процедуре, власти непризнанного Приднестровья призвали Кишинев и всё международное сообщество признать независимость непризнанной ПМР. Вернее, “приступить к диалогу с целью окончательного цивилизованного урегулирования взаимоотношений на основе мирного добрососедского существования двух независимых государств”.

Как заявили в МИД непризнанной республики, в Приднестровье с пониманием относятся к желанию Кишинёва вступить в ЕС и передать часть суверенитета Молдовы наднациональным органам Брюсселя, но сами этого делать не собираются. И вообще, подача Кишиневом заявки на членство в Евросоюзе кардинально меняет обстоятельства окончательного урегулирования молдавско-приднестровских отношений. Свою заявку молдавская сторона подала Брюсселю “без учета мнения и вне рамок консультаций с приднестровской стороной, при полном игнорировании обсуждения этого вопроса в существующих переговорных форматах”. А значит это “ставит окончательную точку в процессе урегулирования, требующую срочного международно-правового оформления”.

Ответ Кишинева на это предложение был закономерен. Бюро по реинтеграции дипломатично поинтересовалось, зачем Приднестровью независимость? “Приднестровский регион – прямой бенефициар многих программ помощи и содействия, которые предлагает Евросоюз. Эти программы будут расширяться и приносить пользу всем жителям страны”, - говорилось в распространенном заявлении. В нём также отмечалось, что Кишинев открыт для диалога только в одном направлении – он “готов решить все оставшиеся проблемы для реинтеграции Молдовы путем диалога”. А премьер-министр Наталья Гаврилица в ответ на инициативу Тирасполя заявила, что ничего нового молдавские власти не услышали - “этим требованиям уже 30 лет”.

Естественно, Кишинев не будет подписывать никаких документов о “разводе”. Потому что для любого политика или политической партии, которые пойдут на такой шаг – это политическая смерть. В лучшем случае они войдут в историю как люди, лишившие страну значительной части её территории. В худшем – спровоцируют серьезное социальное напряжение в обществе.

Да и самому Приднестровью “цивилизованный развод” с правобережной Молдовой при текущем раскладе выгоден только в одном случае – если российские войска займут Одесскую область Украины и выйдут на границу с Республикой Молдова. В противном случае Левобережный регион не только рискует оказаться в еще более жестких тисках Молдовы и Украины, но и может лишиться преимуществ свободной торговли с Евросоюзом.

После того, как Молдова подписала соглашение об ассоциации с ЕС, с 1 января 2016 года закончили свое действие автономные торговые преференции для предприятий Приднестровья. Тогда министерство экономического развития непризнанной республики спрогнозировало, что потери бюджета от возможной утраты доступа приднестровской продукции на европейский рынок могут составить от 30 млн до 50 млн долларов.

После долгих и напряженных переговоров с представителями Евросоюза был выработан механизм нового торгового режима для приднестровских экономических агентов в ЕС. Приднестровье пустили в зону свободной торговли Евросоюза при условии, что оно является частью Республики Молдова. Захотят ли в Брюсселе сохранять этот режим, если ПМР отделится от правобережной Молдовы? И не отыграются ли европейские чиновники на Приднестровье на фоне текущего жесткого противостояния с Россией? А как справедливо отметил на днях вице-премьер по реинтеграции Олег Серебрян, значительная часть внешней торговли приднестровского региона приходится на ЕС, а одним из его ключевых торговых партнеров является Румыния.

По данным Таможенной службы ПМР, по итогам прошлого года почти 35% приднестровского экспорта пришлось на Европейский союз. Если в Россию в прошлом году было направлено товаров на 86,8 млн долларов, а ввезено на 738,4 млн, то экспорт в Румынию составил 196,6 млн долларов, а импорт – 214,1 млн долларов.

Unirea как один из вариантов

К этому варианту развития событий традиционно склоняются российские эксперты, мало разбирающиеся в нюансах молдавского законодательства и молдавской специфике.

Как заявил недавно в рамках медиа-проекта “Союз нерушимый” на Gagauznews первый заместитель председателя комиссии по СМИ Общественной палаты России, генеральный директор телеканала “Санкт-Петербург” Александр Малькевич, “в очень короткие сроки может быть осуществлен сценарий вхождения Молдовы в состав Румынии”.

“Стену-то будут строить, отгораживаясь от России. Дальше, если румыны подтянут под это деньги, может заём возьмут у США большой, проведут мощную пиар-кампанию о том, что Молдова такая маленькая, здесь такая ужасная Россия, вы граничите с неоднозначной Украиной и т.д. К сожалению, этот сценарий можно реализовать в очень короткие сроки”, - считает он.

Отметив, что в Молдове сейчас идёт зачистка всего неугодного, вводятся жесткие меры контроля за информационным пространством, Малькевич заявил, что в текущих условиях “можно элементарно разыграть двухходовку”. Тем более, если военные действия распространятся на юг Украины, приблизятся к границе РМ, и количество украинских беженцев, пересекающих границу с Республикой Молдова, существенно возрастет.

“Можно несколько недель наводить жуть на Молдову: беженцы мигрируют из Украины, а молдавские власти, пограничники, армия не справляются. Тут же – ввести “дружественный” румынский контингент, который якобы будет сдерживать натиск, потом – быстрое проведение какого-нибудь экспресс-референдума, вливание денег для промывки мозгов через соцсети. В итоге, мыслящим людям везде перекроют кислород. И до конца года Молдова по такому сценарию может войти в состав Румынии. Это абсолютно комфортный план для западных деятелей”, - заключил Малькевич.

Конечно, в определенной степени можно заподозрить румынского сенатора Титуса Корлэцяна – а именно он был идейным вдохновителем внесения в резолюцию ПАСЕ по России поправки о том, что в 1992 году РФ совершила агрессию против Молдовы и оккупировала Приднестровье – в далеко идущих планах. Например, по разделу “сфер влияния” в регионе: левобережье Молдовы – это российская сфера, правобережье – румынская. Однако развитие сценария, описанного Александром Малькевичем, может спровоцировать обострение отношений внутри Республики Молдова. В частности – в Гагаузии и на севере страны с перспективой (а этого нельзя исключить) распада государства. Такой вариант, однозначно, не устроит абсолютное большинство населения и основной политический класс страны.

Владислав Бордеяну

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

[No canvas support]
  • Проголосовано 0
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав