ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ЕЩЁ темысвернуть

Александр Бунеску: У Молдовы есть шанс вернуть свою собственность на Украине

Молдова к настоящему времени подписала с Украиной множество двусторонних соглашений, в том числе касающихся признания молдавской собственности на территории соседней страны. Объекты молдавской собственности на Украине находятся на всем побережье Одесской области, а также в Черновицкой и Львовской областях. Для сравнения: только в п.г.т. Сергеевка около 80% от общего числа объектов были построены молдавской стороной, и по многим объектам по сей день существуют судебные разбирательства.

Очевидно, что проблему взаимного признания собственности Молдовы на территории Украины нужно рассматривать в комплексе. Этот вопрос был затронут президентом Майей Санду на встрече с ее украинским коллегой в Киеве 12 января. По итогам двусторонней встречи стало ясно: у Киева и Кишинева есть политическая воля, чтобы этот вопрос собственности перестал быть проблемным. Дальше дело за правительствами и экспертами. Что должны предпринять молдавские власти в первую очередь? И есть ли у Молдовы реальный шанс вернуть хотя бы часть уже утраченных объектов, когда-то находившихся в собственности Молдовы за рубежом? Об этом читайте в нашем интервью с бывшим главой ГП «Медисан» Александром Бунеску.

— В украинской прессе изложены разные точки зрения на вопрос госсобственности Молдовы в Украине. Есть и такая: все, что на территории Украины, должно принадлежать украинцам. Тем более, если Молдова долгие годы вообще не заботилась, в каком состоянии находятся ее активы в той же Одесской области. Так кто все-таки в доме хозяин?

Вся госсобственность Молдовы за рубежом — это наследство, которое закладывалось, начиная с 1967-69 годов и на средства МССР. Наше поколение обязано это наследство, как минимум сохранить, а в последствии и передать будущим поколениям. На одесском побережье, п.г.т. Сергеевка, Коблево, Затока, практически все объекты санаторно-курортного типа были так же застроены на средства МССР. Украиной была выделена большая территория под застройку. Обращаю внимание: существует документ — «Государственный акт на право пользования землей», — в котором черным по белому указано, что передается 631 гектар земли в бессрочное и бесплатное пользование в районе Шабола (теперь это уже пгт Сергеевка), Управлению курортом «Сергеевка» МССР. В этом же документе сказано, что земля передается под строительство объектов курорта. Даже здание местной администрации в Сергеевке построено из котельца, привезенного из окрестностей Кишинева.

В 1967 году распоряжением Совета Министров МССР было создано специальное Управление курортом (Сергеевка) при Управлении делами Совета Министров ССР. Это управление было наделено полномочиями застройщика, распорядителя территории курорта и координирующего органа. У меня на руках фотокопия документа, из которого ясно, какие дополнительные дотации в развитие курорта Сергеевка, в строительство и развитие каких конкретно объектов здравницы, выделялись каждым министерством МССР. Согласно только этому документу, Молдавская ССР в 1980 году дополнительно выделила 95 млн. рублей на застройку санаторно-курортных учреждений, пионерских лагерей и объектов социально-культурного и бытового назначения. То есть все министерства МССР имели свои санаторно-курортные объекты, которые финансировались за счет молдавского бюджета. К началу 1970-х курорт Сергеевка стал основным и единственным приморским курортом Молдавии. Так что в вопросе признания прав собственности Молдовы здесь вообще не должно быть никаких или-или.


Уверен, в наших архивах есть много важной информации по этим объектам, но о которой за 30 лет уже все забыли. По меньшей мере, странно, почему с момента становления Молдовы как независимого государства, этот вопрос не был на повестке дня ни у кого.

— Как вы думаете, почему?

Я уже упомянул о создании в свое время Управления курортом Сергеевка. Так, вот это управление подчинялось Управлению Делами Совета Министров Молдавской ССР, а сейчас — это Государственная Канцелярия Республики Молдова. Предполагаю, что на заре становления молдавской независимости все были озабочены вопросами идентичности, языковым вопросом. Это управление просто пропало. Я не могу найти ни одного документа об упразднении Управления курортом Сергеевка. О создании документ есть, а дальше — непонятно что… Уверен, что в Национальном архиве и в архиве госканцелярии наверняка хранятся очень интересные документы по всем объектам молдавской госсобственности, большинство из которых преступным образом были захвачены третьими лицами.

— Вы возглавляли ГП «Медисан», неужели в качестве главы профильного предприятия, вы не имели доступ к информации по госсобственности за рубежом?

Давайте для начала определимся, что такое госпредприятие «Медисан». В его ведении всего два объекта — это дочернее предприятие «Молдова» в г.Трускавец и дочернее предприятие «Сэнэтате» в п.г.т. Сергеевка.

— А все остальные объекты госсобственности в чьем ведении?

Для того, чтобы видеть всю картину, нужно знать истоки. Как я уже сказал, в свое время молдавское правительство смогло добиться выделения территории в бесплатное пользование и, имея на тот момент заявки от разных предприятий, министерств и ведомств на то, что их работники нуждаются в лечении, создало управление, которое занималось застройкой, администрированием всего этого санаторно-курортного хозяйства. И на этом 30 лет назад нить обрывается. Поручение дали, деньги были выделены, санатории построены согласно заявкам и нуждам во всей Сергеевке, в Коблево, Затоке и других населенных пунктах, была развита инфраструктура. Но в определенный момент из всей этой системы выпадает Управление курортом Сергеевка, как координатор всего этого хозяйства, которое теоретически должно было содержать всю техническую документацию, бухгалтерскую отчетность по застройкам, по управлению, по заселению, трудоустройству и т.д. Куда оно пропало и на основании какого решения — неизвестно. По факту этого управления не существует. Соответственно, базы отдыха, санатории и другие строения остались подведомственны напрямую тем, кто их строил. Но в процессе становления независимости Молдовы многие министерства и ведомства были расформированы, реорганизованы. В следствие чего, нашлись те, кто воспользовался тем, что эти активы остались бесхозными.

— Сколько на самом деле сегодня активов Молдовы осталось за рубежом, по которым право собственника в лице нашей страны неоспоримо? Сколько госсобственности уже безвозвратно потеряно? По скольким объектам идут судебные разбирательства?

То, что можно периодически увидеть в прессе — это только единичные случаи, разрозненная информация. Там что-то пропало, там что-то сгорело, где-то что-то уже продали. А общей, целостной картины нет. Информация затерялась в разных точках.

— Но даже если активы остались бесхозными, как-то же они и кем-то управлялись? Молдова что — совсем не интересовалась своей собственностью, ведь это дорогостоящие активы?

По всей видимости, на центральном уровне, как это должно было быть, наша страна не интересовалась, что там происходит с ее собственностью.

— А на каком тогда уровне был интерес?

Когда центр развалили, все сместилось на местечковый уровень. Каждый как-то пытался следить либо ухищрялся потерять свое имущество, то есть государственное имущество, которое находилось у них в управлении. Национальная конфедерация профсоюзов, Минюст, Минэкономики, Минсельхоз, Министерство здравоохранения, транспорта и т.д., все они имели свои санатории, туристические базы, пионерские лагеря… За редким исключением есть еще объекты, которые хорошо управляются со стороны профильных ведомств.

В 2018 году было принято решение правительства, согласно которому все госпредприятия, независимо от профиля, должны перейти под управление Агентства публичной собственности. Из отчета парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам за 8 ноября 2019 года, мы видим, что только по Молдове за 2019 год в ведение АПС было передано 440 объектов. Неизвестно, сколько должно было быть передано в 2020 и сейчас в 2021 году. Из 440 предприятий 212 нужно было ликвидировать. Несколько сотен — вычеркнуть из Реестра. Это не просто включить компьютер и нажать кнопку. Это огромная административная работа: провести аудит, проверить действительно оно или недействительно, можно ли реанимировать предприятие или оно подлежит процедуре ликвидации. Многих объектов по факту может уже и не быть, они существуют только на бумаге. Это всё тоже необходимо проверить. Но мы видим, что за 2019 год 212 госпреприятий были вычеркнуты из Реестра. Из них 207 — на территории Молдовы.

Кто сейчас подтвердит — какие это были предприятия, прибыльные или убыточные? Можно было их реанимировать или нет? В том же парламентском отчете речь идет о четырех предприятиях, управляющих молдавской госсобственностью на территории Украины, а в 2020 году АПС указывает уже 130 предприятий в Украине. Предполагаю, что это далеко не полный список. В общем, полная неразбериха.

— Вы заявляли, что для эффективного управления сейчас необходимо восстановить на самом высоком уровне централизованный контроль над этими активами. Не достаточно ли для этого уже существующего Агентства публичной собственности? На ваш взгляд, не стоило бы расширить его полномочия?

Для того, чтобы навести порядок в вопросе госсобственности Молдовы в Украине, необходимо, в первую очередь, провести инвентаризацию активов, описать в докладах историю, начиная от формирования актива по сегодняшний день, по каждому активу в отдельности. Очевидно, что АПС явно не справляется с этой задачей.

Ведь на территории Украины есть молдавские активы не только санаторно-курортного типа. Это громадное наследие МССР, которое строилось нашими дедушками, отцами и которое мы должны были перенять и нормально управлять по-хозяйски, чего, к сожалению, не происходило все эти годы. Вот почему еще раньше я предложил, чтобы на самом высоком уровне было создано специальное управление по аналогии Управления курортами Сергеевки.

Не нужно расформировывать АПС. Нет смысла и в расширении его полномочий. Речь о другом: необходимо эти полномочия разделить на молдавские и украинские активы. То есть, нужно создать новую структуру, которая будет работать параллельно с АПС, и которая будет отвечать за специфический сегмент — за госсобственность санаторно-курортного направления, в первую очередь, на территории Украины. Нужно начать с этого.

В функциональные обязанности Управления должно входить: 1) идентификация в государственных архивах всего перечня и документации, относящейся к активам, находящимся за пределами Республики Молдова; 2) выявление всех судебных дел по молдавской госсобственности на территории Украины, и их дальнейшее завершение в пользу Молдовы; 3) восстановление имущественных прав за Молдовой на активы, перешедшие в незаконное владение другим лицам; 4) создание на базе ГП «Медисан» единой площадки для централизованного управления санаторно-курортными услугами в санаториях и базах отдыха за рубежом, которые будут изъяты из незаконного владения других лиц. Для этого нужно перевести ГП «Медисан» в подчинение данного Управления.

— А кому должно подчиняться такое управление?

На данном этапе межгосударственной истории, как мы уже упомянули, между Кишинёвом и Киевом появилась политическая воля. Этот момент нужно ускорять и реализовывать. Президент Молдовы, избранный волей народа, по моему мнению, должен обеспечить сохранность активов Молдовы за границей. К тому же, наведение порядка и защита этих активов, может стать визитной карточкой Молдовы в Украине. Это в свою очередь вернет уважение к институтам власти нашей страны.

— Почему именно президент, а не правительство?

За 30 лет правительство показало в этом вопросе полную неэффективность. Несмотря на то, что госсобственностью управляло столько министерств и ведомств, результат — развал и хищение собственности Молдовы.

— Очевидно, что для создания подобного национального управления понадобятся дополнительные средства. Как вы видите эту сторону вопроса?

На первом этапе становления — два года — нужна будет корректировка госбюджета. Но эти расходы незначительные, особенно в сравнении с тем, какие совокупные по своей стоимости активы Молдова может восстановить и вернуть.

После этого переходного периода финансирование данной структуры должно осуществляться путем перенаправления прямых отчислений из чистой выручки ГП «Медисан». Напомню, государственное предприятие ГП «Медисан» — на самообеспечении. Ежегодные выплаты в госбюджет составляют 50% от чистой выручки ГП «Медисан». В дальнейшем будет прямое финансирование по средствам платформы, построенной на базе ГП «Медисан». Так что, национальное управление, которое отвечало бы за госсобственность санаторно-курортного направления, в будущем может перейти на самофинансирование и стать не просто перспективным учреждением, но и бюджетообразующим.

Конечно, к работе такого управления нужно будет привлекать разных специалистов. Следователей, экономистов, юристов и т.д. Так же на постоянной основе должно быть тесное сотрудничество с МВД, МИДом, Минюстом, Минэкономики, Минфином и Минздравом.

— Как вы оцениваете результативность действий по этому вопросу молдавского консульства в Одессе и посольства Республики Молдовы в Киеве? Возможно, у молдавских дипломатов нет четких инструкций по данному вопросу, точечных и комплексных?

Думаю, с появлением специального управления по санаторно-куротным объектам госсобственности в Украине под патронатом президента, будет установлен и кратчайший путь взаимодействия с МИДом.

— В 2019-ом правительство решило ликвидировать «Медисан», а в 2020 остановить ликвидацию. В 2020 году вы снова возглавили ГП «Медисан», но через непродолжительное время покинули этот пост. Что явилось причиной такого решения?

Неоднократные попытки ликвидировать ГП «Медисан» — отдельная история. Сама формулировка — что, дескать, ГП «Медисан» априори не может быть эффективным, не выдерживает никакой критики. И это при том, как я уже говорил, что «Медисан» 50% своей чистой прибыли выплачивает в госбюджет. К примеру, в 2018 году предприятие завершило финансовый год с чистой прибылью в один миллион 358 тысяч леев. Кстати, в период, когда ГП «Медисан» был в процессе ликвидации, была предпринята попытка продажи санатория «Молдова» в Трускавце. Только представьте, этот санаторный комплекс с разветвленной развитой инфраструктурой в заповедной парковой зоне был выставлен на продажу за копейки. Тогда разгорелся огромный скандал. На сегодняшний день этот объект удалось уберечь от продажи с молотка.

Но не факт, что попытки заинтересованных лиц прибрать к рукам этот лакомый кусочек не будут предприняты в будущем. А для того, чтобы дать им по рукам, необходимо установить контроль над исполнением нормативных актов на всех уровнях, от госслужащего до министра. Сейчас за неисполнение нормативных актов по сути никто в верхах не несет никакой ответственности. Кроме того, ощущается острая нехватка специалистов. Более того, нужна переаттестация существующих кадров. Вот вам и ответ на вопрос — почему я покинул пост главы ГП «Медисан».

— Чего еще не хватает государственной системе Молдовы, чтобы расплести клубок вопросов молдавской собственности в Украине?

Еще один важный момент — это протоколы о признании прав собственности Молдовы за рубежом, в частности в Украине. Эта тема достойна отдельной статьи. Проблема в том, что на протяжении 30 лет и с молдавской стороны, и со стороны украинских коллег идут ссылки на протоколы, подписанные в разные периоды. В этот вопрос тоже необходимо внести ясность.

— Как привлечь к ответственности халатных чиновников, которые допустили грабеж государственной собственности Молдовы в Украине за последние 30 лет? Кто на текущий момент в правительстве имеет такой анализ дел и полномочия?

По таким преступлениям не должно быть срока давности. И, конечно, в первую очередь, нужно выявить всех виновных, так или иначе способствовавших расхищению государственной собственности Молдовы. Для этого нужна политическая воля, только так можно раз и навсегда разобраться в этом вопросе и поставить точку. Не исключаю, что некоторым политикам, как в Кишиневе, так и в Киеве не придется по душе такой поворот событий. И сейчас, после перезагрузки молдо-украинских отношений на высоком уровне самое время этот процесс начать.

Республика Молдова заслуживает уважения. Поэтому, если сейчас и президент, и парламент, и правительство предпримут совместные усилия в направлении сохранения имущества Республики Молдова на территории Украины, то уже через год картина будет радикально другой. В противном случае, нам останется лишь констатировать полную несостоятельность Молдовы как независимого и самодостаточного государства.

Беседовал Евгений Оженов

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


ЕЩЁ новости
load