COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Выборы на грани. Какой будет явка на президентских выборах?

В последние дни политические эксперты активно прогнозировали, какой будет явка избирателей на президентских выборах 1 ноября. Даже звучали предположения, что из-за низкой активности нынешние выборы могут быть признаны несостоявшимися.

В истории независимой РМ уже были такие случаи. Правда, только на местных выборах. В 2005 году жители Кишинёва четыре (!) раза пытались выбрать генерального примара. Но из-за участия в голосовании менее одной трети избирателей (минимальная явка тогда составила 19,8%, максимальная – 27%) выборы на должность генпримара Кишинёва все четыре раза были признаны несостоявшимися. Столичный градоначальник в 2005-м так и не был избран, обязанности мэра два года исполнял Василий Урсу.

Активность, близкая к “нормальной”

Нынешние выборы – четвертые, когда президент в Молдове будет избираться всенародно.

На первых всенародных выборах главы государства 1991 года, где единственным кандидатом был Мирча Снегур, явка избирателей составила 84% или 2 млн 268 тыс. проголосовавших граждан. И это без Гагаузии и Приднестровья, которые заявили о неучастии в голосовании. На всенародных выборах 1996 года, на которых победил Пётр Лучинский, явка в первом туре составила 68,13%, во втором – 71,68%. А на президентских выборах 2016 года, где победу праздновал Игорь Додон, к урнам для голосования вышли 50,95% избирателей в первом туре и 53,45% во втором.


Если взять парламентские выборы, то в среднем активность электората на них составляла 55-57%. Правда, на последних выборах в законодательный орган, которые состоялись 24 февраля 2019 года, к урнам для голосования вышло только 49,22% граждан с правом голоса. Но в целом “нормальной” для Молдовы можно считать явку в 50-55%. Однако на президентских выборах 2020 года, полагают многие политические эксперты, активность избирателей будет далека от “нормальности”.

По мнению политолога Игоря Волницкого, пассивное участие граждан в нынешних президентских выборах может стать “беспрецедентным”. И закрытые внутренние опросы, проводимые политическими партиями, по его словам, это демонстрируют – высокий уровень бойкотирования предстоящих президентских выборов.

“Политики, которые имеют доступ к этим опросам, скрывают это. И это существенное, что будет отличать нынешние выборы от предыдущих – невысокое участие избирателей. У нас будет беспрецедентная явка, и я согласен с этим даже без опросов. У нас будет очень странная ситуация, когда небольшое количество граждан, которые на обычных выборах с относительно нормальным присутствием составили бы меньшинство, может стать большинством из-за слабого присутствия противостоящего лагеря”, - заявил Волницкий в эфире одного из телеканалов.

Политолог Виорел Чиботару тоже считает, что президентские выборы-2020 хоть и состоятся, “но будут, конечно, на грани”. “На грани”, если исходить из действующего законодательства, это явка ниже 40%.

Согласно ст. 125 Кодекса о выборах, президентские выборы признаются несостоявшимися, если в первом туре голосования приняло участие менее одной трети лиц, включенных в списки избирателей. То есть 33,33% от общего числа граждан, обладающих правом голоса. Во втором туре голосования выборы признаются состоявшимися независимо от числа избирателей, вышедших к урнам для голосования.

Такая низкая явка (ниже 33%) до сих пор фиксировалась разве что на местных выборах, но теперь, как считают некоторые политические комментаторы, она может быть зафиксирована и на выборах президента, из-за чего их придётся признать несостоявшимися. Однако большинство политических аналитиков всё-таки сходятся на том, что президентские выборы 1 ноября всё-таки будут признаны состоявшимися, хотя и с беспрецедентно низкой активностью избирателей.

“Минус 150 тыс. избирателей”

Причиной низкой явки 1 ноября могут стать многие факторы – от чрезвычайно низкого мобилизационного потенциала до общей усталости и разочарованности электората. Но в первую очередь, конечно, на выборы может повлиять пандемия коронавируса.

COVID-19 вмешался не только в экономические, но и в политические процессы по всему миру. Даже появился термин “вирусная демократия”. Растущие случаи заболеваний поставили под угрозу избирательные кампании в целом ряде стран, многие из которых были вынуждены перенести свои выборы на разных уровнях. В итоге, например, во Франции второй тур местных выборов, перенесенный из-за пандемии, этим летом произошёл в условиях крайне низкой явки – чуть более 40%. Одной из причин такой активности был назван страх граждан заразиться коронавирусом. Недавние парламентские и муниципальные выборы в Сербии тоже завершились с самым низким показателем электоральной активности за последние шесть лет.

В конце августа-начале сентября целый ряд стран (Германия, Австрия, Великобритания, Грузия, Израиль) уже объявили о вступлении во вторую волну эпидемии коронавируса. “Я был сейчас в Румынии, они с ужасом ожидают октябрь-ноябрь”, - заявил экономический эксперт Вячеслав Ионицэ. Рост числа заражений “короной” в последние дни фиксируется и у нас. На этой неделе было зафиксировано рекордное для страны число заражений COVID-19 за сутки с начала эпидемии – 786 новых случаев, из которых только семь оказались “завезёнными”.

Но даже если бы не нынешний форс-мажор в лице коронавируса, на президентских выборах 2020 года всё равно было бы зафиксировано существенное понижение явки по сравнению с президентскими выборами 2016 года - по “техническим” причинам.

“У нас каждый год происходит отток населения. Например, в прошлом году из Молдовы уехали почти 40 тыс. человек. Примерно столько людей сейчас проживает в Тараклийском районе. То есть не стало целого района, - говорит экономический эксперт Вячеслав Ионицэ. – В начале пандемии у нас говорили, что в страну активно возвращаются трудовые мигранты. Называлась цифра чуть ли не в 200 тыс. гастарбайтеров, которые, как утверждалось, могут повлиять на явку избирателей на президентских выборах, усилить электорат правых кандидатов или стать чуть ли не движущей силой осенних протестов. Однако мы провели своё исследование и выяснили, что количество стопроцентных трудовых мигрантов, вернувшихся в страну, чтобы переждать пандемию коронавируса, не превысило 25 тыс. человек.

Ещё примерно 25 тыс. – это так называемые сезонные гастарбайтеры или краткосрочные рабочие, которые едут за рубеж работать вахтовым методом на пару месяцев, а потом возвращаются в страну. То есть, после введения карантинных мер, в Молдову вернулось не 200 тыс. гастарбайтеров, а не больше 50 тыс. Остальные вернувшиеся – это те наши граждане, которые по разным причинам (отдых, туризм, лечение, шоппинг, посещение родных и близких, командировки) выехали за рубеж и которых пандемия и закрытие границ там застали. И я предполагаю, что большинство из этих 50 тыс. трудовых мигрантов уже уехали обратно в те страны, в которых работали. Более того, думаю, что даже сейчас, во время пандемии, у нас произошёл очередной отток граждан из страны, несмотря на закрытость границ. Боюсь сказать, сколько именно, но, думаю, что из Молдовы в этом году уехало не меньше 20 тыс. человек помимо тех 50 тыс. трудовых мигрантов, которые постарались вернуться в те страны, где работали”, - считает Вячеслав Ионицэ.

В итоге произошло очередное “техническое” сокращение числа избирателей внутри Республики Молдова. По подсчётам Вячеслава Ионицэ, с президентских выборов 2016 года количество граждан с правом голоса, проживающих на территории страны, уменьшилось примерно на 150 тыс. человек.

“Предыдущие президентские выборы у нас были в октябре-ноябре 2016 года. По данным статистики тогда население страны составляло 2 млн 824 тыс. человек. На начало 2020 года этот показатель равен уже 2 млн 640 тыс. Если считать, что в этом году из страны уехали ещё где-то 20 тыс. граждан, получается, что количество реальных людей, проживающих в Молдове, в этом году на 200 тыс. меньше, чем было в 2016-м. Будем считать, что 25% из уехавших - дети, хотя в действительности этот показатель гораздо ниже. Получается, что сейчас избирателей внутри страны где-то на 150 тыс. меньше, чем в 2016 году. А это 10% от тех, кто реально приходит на выборы и голосует”, - говорит Вячеслав Ионицэ.

По его прогнозам, внутри страны к урнам для голосования в первом туре нынешних президентских выборов могут выйти примерно 1,3-1,4 млн граждан с правом голоса. Президент Игорь Додон (эту цифру он озвучил в рамках видеоплатформы “Президент отвечает”) предположил, что где-то 1,2-1,3 млн. Это достаточно высокий показатель даже для обычных выборов, не говоря уже про голосование в условиях эпидемиологической обстановки.

“Реальных избирателей в правобережной Молдове на сегодняшний день осталось не более 2,1 млн. Если 1 ноября в избирательные кабинки придут 1,4 млн граждан, это будет достаточно много. Это почти 67% избирателей, остающихся внутри страны. Ни в одном государстве мира, разве что кроме тоталитарных стран, вы не увидите такой активности. И наши политики должны быть благодарны гражданам, что люди выходят к урнам для голосования и все еще верят, что их голос что-то изменит. Однако с учётом того, что почти столько же молдавских граждан с правом голоса (до 1,2 млн) находятся за рубежом или проживают в приднестровском регионе, этот показатель будет нивелирован, и явка на нынешних выборах будет ниже, чем в 2016 году, - считает Вячеслав Ионицэ.

Сколько граждан проголосуют за рубежом?

В преддверии президентских выборов Центральная избирательная комиссия озвучила общее число граждан, зарегистрированных в Государственном реестре избирателей по состоянию на 1 августа. Эта цифра составила 3 млн 286 тыс. 304 человека.

Вячеслав Ионицэ считает, что это вполне реальный показатель, несмотря на часто звучащие возмущения “откуда взялась цифра в 3 млн”.

“Вот многие возмущаются – откуда у нас больше 3 млн избирателей, если у нас население страны вместе с детьми сейчас не превышает 2,6 млн человек. Но ведь ЦИК включает в свой регистр не только тех, кто остаётся в Молдове, а всех граждан с правом голоса, в том числе тех, кто находится за рубежом. Вот у меня сестра проживает за границей уже 20 лет, но она остается гражданкой РМ - по какому праву Центризбирком должен ее убрать из списка избирателей? Или, например, жители Приднестровья. Там оценочно 300 тыс. человек получили молдавское гражданство. Они что, люди второго сорта и не имеют права голосовать? Они тоже включены в избирательные списки”, - говорит эксперт.

Если исходить, что в правобережной Молдове сейчас находятся примерно 2,1 млн избирателей, а около 300 тыс. граждан с правом голоса проживают в Приднестровье (хотя они практически не принимают участия в “молдавских” выборах), получается, что за пределами страны находится около 900 тыс. потенциальных избирателей. Однако ни разу за всё время молдавской избирательной истории число проголосовавших за рубежом граждан не приближалось даже к половине этой цифры.

Наибольшая активность, которую когда-либо проявляло “молдавское зарубежье”, была зафиксирована во втором туре президентских выборов 2016 года. Тогдашний рекорд составил 130 тыс. граждан, проголосовавших на участках, открытых за рубежом, притом, что в первом туре этот показатель равнялся лишь 30 тысячам.

Но на этот раз, уверены практически все политические комментаторы, заграница будет довольно-таки пассивна. И несмотря на то, что по данным Центризбиркома для участия в голосовании 1 ноября за рубежом и в Приднестровье предварительно зарегистрировалось свыше 60 тыс. граждан РМ (более 10 тыс. в Италии, 8 тыс. – в Великобритании, 5,8 тыс. – России, 5 тыс. – в Германии), далеко не все из них в первом туре выйдут к урнам для голосования.

“Последние цифры, насколько я помню, - более 60 тыс. зарегистрировавшихся. Но наверняка можно уже сегодня ожидать, что несмотря на их регистрацию, явка за рубежом будет намного ниже этого показателя. Прежде всего из-за вызванных коронавирусом преград, которые есть сегодня в разных странах. Особенно в тех государствах, где у нас обычно наибольшее количество голосующих граждан – Румыния, США, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Испания, Португалия. Почти во всех этих странах довольно высокий уровень заражения коронавирусом, некоторые из них уже объявили о наступлении второй волны эпидемии и опять ужесточили ограничения для граждан. Всё это, безусловно, будет влиять на явку наших сограждан в этих странах”, - считает политолог Виорел Чиботару.

По прогнозам Вячеслава Ионицэ, если предвыборная кампания-2020 будет идти также вяло как сейчас, в ней не будет особого накала страстей и такого сильного противостояния по линиям “левые-правые”, “Россия-Европа” и “борцы-олигархи”, как на президентских выборах 2016 года, то в первом туре за границей проголосуют не более 15-20 тыс. наших сограждан, а во втором – “дай бог, чтобы пришли 50 тыс.”.

“Сейчас, в принципе, идёт бодание между кандидатами в президенты, но как-то без огонька. Такое относительное спокойствие, обсуждение каких-то фундаментальных вопросов без педалирования геополитической тематики, довольно-таки выгодно для президента Додона, а вот для правых кандидатов – смерти подобно. Но если в ходе предвыборной кампании им удастся накалить страсти и “разжечь искру”, то количество избирателей, которые выйдут 1 ноября “спасать Молдову” за рубежом, естественно, увеличится. Конечно, рекорда 2016 года не будет, его будет сложно побить, но если во втором туре при накале страстей проголосуют 80-100 тыс. наших сограждан, я очень сильно удивлюсь”, - говорит Вячеслав Ионицэ.

А что будет, если выборы всё-таки будут признаны несостоявшимися?

В общем, если суммировать сегодняшние предположения политических экспертов (1,2-1,3 млн избирателей проголосуют внутри страны в первом туре и примерно 20 тыс. - за рубежом), явка на президентских выборах 1 ноября может составить 37-40%. Это действительно будет беспрецедентным показателем в выборной истории Республики Молдова.

Хотя большинство политических комментаторов сходятся на том, что президентские выборы-2020, хоть и “на грани”, но всё-таки состоятся, ну а вдруг? Что будет, если 1 ноября электоральная активность вдруг окажется ниже положенных по закону 33,33%?

Согласно ст. 127 Кодекса о выборах, в случае признания президентских выборов несостоявшимися или недействительными, через две недели проводится повторное голосование с использованием тех же списков избирателей и по тем же кандидатам на пост главы государства. Если же и после повторного голосования не удастся избрать президента, назначаются новые выборы. Их дата должна быть определена парламентом в течение месяца, но не позднее чем за 60 дней до дня выборов.

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load