COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Молдавские выборы: шанс на двоих

Центральная избирательная комиссия Молдовы завершила регистрацию инициативных групп по выдвижению кандидатов на предстоящих 1 ноября выборах президента. Несмотря на "чертову дюжину" претендентов, практически все опросы называют фаворитом стартовавшей гонки действующего главу государства Игоря Додона. Конкуренцию ему, по мнению социологов, может составить только один соперник - лидер Партии действия и солидарности, бывший премьер Майя Санду. Четыре года назад она проиграла ему во втором туре и теперь полна решимости взять реванш.

Качели геополитики

На выборах Молдову, похоже, снова ждет традиционное геополитическое противостояние. Его не удалось избежать несмотря на то, что Додон и поддерживающая его крупнейшая в стране Партия социалистов выступают за проведение взвешенной внешней политики, предлагая дружить не только с Европейским союзом, с которым правительство подписало в 2014 году соглашение об ассоциации, но и с Россией, Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), отношения с которыми заметно охладели за годы пребывания у власти коалиции проевропейских партий.

Такой подход прагматичен в ситуации, когда, по данным тех же опросов, мнение граждан страны разделилось в симпатиях между ЕС и ЕАЭС примерно поровну, а подавляющее большинство их выступает за дружественные отношения с Россией. К тому же после подписанного соглашения с Брюсселем выяснилось, что несмотря на бравурные заявления проевропейских политиков, членство в ЕС в обозримом будущем республике не светит. Далекими от реальности оказались и их обещания компенсировать потерю российского рынка поставками молдавских товаров в Европу. Свою роль сыграло и то, что правление коалиции проевропейских партий, которое на Западе называли не иначе как "история успеха", обернулось серией политических и коррупционных скандалов, узурпацией власти, воровством 1 млрд евро из банков страны.

Выпускница Гарварда Санду, заслужившая реноме прозападного политика, считает главным приоритетом страны интеграцию в ЕС, сближение с НАТО, несмотря на прописанный в Конституции нейтральный статус. Ее сторонники вовсю пугают избирателей тем, что Додон и социалисты якобы затащат Молдову "в зону влияния Москвы".


Такие настроения подогреваются и на Западе - в видеообращении к молдавским избирателям экс-глава Евросовета и лидер Европейской народной партии Дональд Туск недвусмысленно заявил: "Когда меня спрашивают в Европе, стоит ли поддерживать Молдавию, я тут же говорю: да. А когда задают вопрос, кто способен привести Молдову к успеху, я немедленно отвечаю: Майя Санду".

Россия же не склонна навязывать свою позицию. "Мы не диктуем руководству Молдовы, какой внешний вектор выбирать", - заметил посол РФ в Кишиневе Олег Васнецов. По его словам, в Москве желание молдавского руководства расширять масштабы взаимодействия между двумя странами приветствуют и готовы выстраивать его на прочной основе подписанного в 2001 году Договора о дружбе и сотрудничестве.

Однако столь горячая поддержка Санду, как показывает опыт соседних стран, отнюдь не связана с альтруизмом. На Западе умеют считать деньги и, давая в долг, всегда вернут свое, причем сторицей. Так, депутаты Верховной Рады Украины, похоже, уже рассчитались, приняв в марте нынешнего года под покровом ночи и карантина закон, позволяющий покупать землю иностранцам. Юлия Тимошенко назвала "преступлением решение отдать 72% территории страны зарубежным мошенникам", да что толку – Украина за последние годы набрала миллиардные долги, а рассчитываться больше нечем.

Президент, парламент и европейские ценности

Несмотря на различие взглядов, позиции главных конкурентов сходятся в одном: оба обещают распустить нынешний парламент, скомпрометировавший себя массовым дезертирством депутатов. Додон также заявил о намерении добиваться расширения полномочий главы государства, что вызвало критику проевропейской оппозиции, обвинившей его в попытке установить диктатуру "восточного образца".

Молдова - парламентская страна, и власть президента здесь ограничена, хотя подавляющее большинство населения, которое его выбирает, традиционно воспринимает этот пост как главный. По мнению Додона, наделение главы государства рядом дополнительных полномочий может улучшить управляемость в стране, которая из-за затяжного кризиса нуждается в более мобильных действиях власти. Для этого, по его мнению, необходима тщательно продуманная реформа Конституции.

"Царствовать", подобно королеве Великобритании, у президентов Молдовы почти никогда не получалось. В 1999 году тогдашний президент Петр Лучинский организовал консультативный референдум о расширении полномочий, и это дорого ему обошлось – в ответ депутаты отменили всеобщие выборы главы государства и стали выбирать его сами. А Лучинский, превратившись в номинальную фигуру, вскоре сошел с политической сцены.

Сменивший его на этом посту лидер коммунистов Владимир Воронин в полномочиях не нуждался. К тому времени Молдова стала первой и единственной постсоветской республикой, где уставшие от разрухи и нищеты избиратели вернули к власти коммунистов, обеспечив им конституционное большинство в парламенте. Партия Воронина, обеспечив относительную стабильность в стране, еще не раз побеждала на выборах. Чтобы отстранить ее от власти, сторонникам проевропейских партий пришлось устроить в апреле 2009 года массовые протесты, в ходе которых они разгромили и подожгли парламент и резиденцию президента.

Однако следующего главу государства пришедшая к власти коалиция проевропейских партий не могла выбрать почти три года. Вскоре выяснилось, что парламентская формула власти не помешала олигарху Владимиру Плахотнюку подмять под себя все госорганы, включая правительство и парламент. За ширмой заявлений о "европейских ценностях", власть он формировал как в бантустане – за переходы депутатам платили деньги, на несогласных давили, заводя уголовные дела, используя компромат. В Брюсселе и Вашингтоне на эти беззакония закрывали глаза, опасаясь прихода к власти социалистов, выступающих за сближение с Москвой. Однако вскоре и там были вынуждены признать Молдову "захваченным государством".

Летом 2015 года стало известно, что при пособничестве проевропейских властей из банков страны украли 1 млрд евро. "Кража века" спровоцировала массовые акции протеста оппозиции, падение двух правительств. Чтобы успокоить страсти и увести людей с улиц, Плахотнюк через подконтрольный Конституционный суд (КС) вернул всенародные выборы президента.

Однако избранному осенью 2016 года Додону еще больше урезали полномочия - когда он налагал вето, КС по команде олигарха временно отстранял его от власти и документы подписывали премьер или спикер. Чтобы убрать от власти Плахотнюка, социалисты Додона, которые имели всего 35 мандатов, воспользовались удобным моментом и пошли на союз с правыми партиями, взгляды с которыми не совпадают ни по одному из ключевых вопросов. В результате Санду получила пост премьера и практически полный контроль над кабинетом.

Наследие олигарха

После бегства общего врага коалиция прогнозируемо распалась. За неимением других партнеров социалисты создали коалицию с демократами, заявившими об очищении от наследия олигарха. Но вскоре выяснилось, что созданный им коррупционный спрут жив - в парламенте, правительстве, судах, прокуратуре, СМИ, неправительственных организациях остались его ставленники. Додон убежден, что за перебежчиками из Демпартии, поставившей коалицию на грань распада, стоит олигарх, который скрывается в Майами, несмотря на то, что власти США внесли его в санкционный список из-за обвинений в коррупции. Его выдачи также добивается молдавская прокуратура по делу о банковском хищении, уголовные дела против него возбуждены в России. "Он хочет дестабилизировать ситуацию в стране, чтобы избежать ответственности за свои преступления", - убежден президент.

Белорусский сценарий

Перчинки в президентскую гонку в Молдове добавили протесты в Минске. Санду приветствовала действия белорусской оппозиции и поспешила обвинить Додона в намерении фальсифицировать итоги голосования, призвав своих сторонников готовиться выйти на улицу. Что явно не обещает спокойной жизни, если вспомнить погромы, которые устроили в апреле 2009 года сторонники проевропейских партий. Додон опроверг эти обвинения и попросил международных наблюдателей приехать на выборы, власти обеспечили для них беспрепятственный въезд в условиях пандемии.

Пока молдавские эксперты и политологи горячо спорят, признает ли свой проигрыш на выборах Санду, и будет ли в Молдове свой майдан, большинство избирателей, похоже, больше волнует ответ на другой вопрос: станут ли нынешние выборы отправной точкой для выхода страны из затяжного политического и экономического кризиса?

Владислав Бордеяну

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load