ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Регрессные иски: Мяч на стороне Генпрокуратуры

Регрессные иски: Мяч на стороне Генпрокуратуры

Виктор Суружиу

В Молдове вновь развернулись дискуссии вокруг привлечения к ответственности судей и чиновников, причастных к проигрышам в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).

Тема весьма деликатная и актуальная: на сегодняшний день по решениям Страсбургского суда из бюджета выплачено почти 300 млн леев в порядке компенсаций за возмещение материального и морального вреда. Минюст в одиночку не в состоянии справиться с проблемой и рассчитывает, что к процессу подключится Генеральная прокуратура.

Молдова в топе ЕСПЧ

В целом, с момента присоединения нашей страны в 1997 г. к Европейской конвенции по правам человека, на начало нынешнего года ЕСПЧ издал 354 решения, из которых в 317 было найдено хотя бы одно нарушение конвенции. Общая сумма выплат достигает 15 млн евро, что составляет порядка 300 млн леев. В прошлом году правительство обязали выплатить компенсации в размере 107,4 тыс. евро, это эквивалентно более 2,1 млн леев.

Как следует из статистических данных, представленных на сайте ЕСПЧ, более половины нарушений в Молдове касаются права на справедливое судебное разбирательство (127), защиты собственности (108), случаев бесчеловечного и унижающего достоинство обращения (83), права на свободу и личную неприкосновенность (80). ЕСПЧ также регулярно констатирует нарушения свободы выражения мнений, права на уважение частной и семейной жизни, свободы мысли, совести и религии, свободы собраний и объединений. Многие случаи осуждения Молдовы в ЕСПЧ касались невыполнения (или опоздания в выполнении) решений местных судебных инстанций или были связаны с несовершенством национального законодательства.

По числу запросов, направляемых гражданами в Страсбург, Молдова сегодня занимает 7 место в Европе с показателем 2,13 обращения на 10 тыс. жителей. Годом ранее наша страна также заняла 7 место, но с индексом 2,36 обращений на 10 тыс. жителей. В то же время по количеству разбирательств и обнаруженных нарушений Молдова опережает Германию, Испанию, Норвегию, Нидерланды, Португалию, в которых численность населения значительно выше, и эти страны много лет придерживаются положений Европейской конвенции.

Согласно последнему отчету ЕСПЧ, на начало 2018 г. года против Молдовы было подано 1 348 заявлений. По этому показателю республика занимает 11 место из 47 европейских государств. Из них 758 заявлений были переданы в судебный орган, 67 были направлены правительству и 633 – объявлены неприемлемыми. Если посмотреть на ситуацию десятилетней давности, то в 2007 г. граждане направили в Страсбург почти 1 тыс. жалоб, а в 2006 г. – около 400.

Выросло и число обращений в Страсбургский суд о нарушении прав человека в приднестровском регионе. До сих пор на рассмотрение поступило около 50 дел, из которых по 13 уже вынесли решения. Они касаются примерно 200 истцов, а размер присужденных компенсаций достигает 2,4 млн евро. При этом, по словам программного директора Promo-Lex Александра Постикэ, исполненными можно  считать лишь три постановления. Российские власти признаны виновными во всех 13 случаях, молдавские – в двух, и в этом контексте в адрес ЕСПЧ неоднократно звучали претензии о политической подоплеке вердиктов. Чаще всего обращения из Приднестровья касаются условий содержания заключенных, нарушения прав на свободу передвижения, образование и частную собственность.

Судейский корпус оказывает сопротивление

По мнению бывшего председателя Союза адвокатов РМ Георге Амихалакиоае, количество жалоб возрастает, в частности, из-за неэффективности молдавского правосудия: население не доверяет национальным судам, и обращается в ЕСПЧ. Как считает адвокат, число исков и проигранных процессов будет увеличиваться и в дальнейшем, так как многие судьи в Молдове зачастую не  применяют в своей практике юриспруденцию Страсбургского суда.

«Молдова проигрывает процесс за процессом, что сказывается на ее имидже за рубежом. Сложно объяснить то, что творится в системе юстиции. Страна теряет в Страсбурге миллионы евро, и мы вынуждены платить за ошибки чиновников и судей из бюджета», - говорит глава неправительственной организации «Юристы за права человека», адвокат Виталий Нагачевский, который представляет интересы многих истцов в ЕСПЧ. По его мнению,  причины, по которым зачастую Европейский суд выносит решения против Молдовы, связаны с коррупцией в юстиции.

В Молдове уже не первый год говорят о намерении применять регрессные иски, которые предполагают возмещение затрат государства виновными лицами. Речь идет о взыскании убытков, которые понес бюджет, с судей, полицейских, прокуроров и других лиц, чьи действия послужили основанием для вынесения в ЕСПЧ решения против Молдовы. Однако этот правовой механизм до сих пор де-факто не работает. Несмотря на множество проигранных дел, практически никого из виновных не привлекли к ответственности.

После назначения на должность министра юстиции Владимира Чеботаря в 2015 г., в ведомстве утверждали, что 2016-й станет поворотным в решении вопроса наказания виновных в проигрышах в ЕСПЧ. Чеботарь объявил, что это ведомство предъявит иски всем судьям, которые грубо нарушали процедуры и имеют в своем активе «позорные проигрыши» в ЕСПЧ. Первые такие заявления были направлены в суды столичных секторов  Ботаника и Буюканы. Однако полгода назад в результате кадровых перестановок в правительстве Владимир Чеботарь покинул Минюст, а ситуация не изменилась.

Как оказалось, ни один судья не хочет рассматривать иски против своих коллег. Инициатива столкнулась с активным сопротивлением со стороны судейского корпуса. Судебные инстанции оспорили ее в Конституционном суде, который пришел к выводу, что от судей можно потребовать возмещения убытков за проигранные в Страсбурге дела только при наличии отдельного окончательного решения об умышленном действии или серьезной небрежности. Как считают в Минюсте, Конституционный суд принял постановление, из-за которого практически невозможно заставить судей возмещать убытки.

Согласно вердикту КС, на имя каждого судьи следует открыть дело, которое должно рассматриваться во всех национальных инстанциях. Претензии к судье могут быть предъявлены в случае вынесения не подлежащего обжалованию решения, констатирующего незаконность его действий. Лишь в этом случае Минюст вправе обратиться в суд, чтобы заставить судью возместить государству причиненный ущерб. С практической точки зрения, эта процедура рассчитана на длительный период и подразумевает привлечение людских ресурсов, которыми министерство не располагает.

В мае 2018 г. правительственный агент Олег Ротарь, представляющий интересы кабмина в Европейском суде, обратился по этому поводу в Генеральную прокуратуру. Как считают в Минюсте, прокуратура располагает всеми необходимыми ресурсами, чтобы подключиться к данному процессу. В письме Ротаря содержится список из 61 случая, когда Молдова была осуждена в ЕСПЧ с обязательством уплатить крупные суммы за возможные намеренные нарушения закона. Теперь мяч на стороне Генпрокуратуры, которой в ближайшее время предстоит определиться с процедурой привлечения к ответственности.

Регрессный иск: не столь просто, как казалось

Возможность применять регрессные иски была введена более 10 лет назад путем внесения поправок в Закон о правительственном представителе в ЕСПЧ. Наступление ответственности по регрессному иску стало возможным для лиц, чья «умышленная деятельность или тяжкий проступок» стали основанием для принятия в Страсбурге решения об обязательной уплате правительством Молдовы какой-либо денежной суммы.

С самого начала многие эксперты полагали, что вряд ли этот механизм будет легко реализовать на практике. Регрессный иск можно предъявить только после установления вины судьи или другого должностного лица – эту позицию подтвердил и Конституционный суд. В большинстве случаев вину можно доказать лишь по итогам уголовного преследования.

Кроме того, есть категории дел, где несложно определить, кто именно виноват в том, что Молдова проиграла в ЕСПЧ. К примеру, применение регрессного иска возможно в случаях, когда заявитель жалуется на то, что высокопоставленный чиновник публично назвал его преступником, или какое-либо ведомство разместило у себя на сайте информацию, порочащую честь и достоинство заявителя. Или, допустим, конкретное должностное лицо отказывается исполнить решение суда и восстановить на работе незаконно уволенного служащего.

Однако такие случаи единичны, и широкое применение регрессных исков оказалось не столь простым, как представлялось изначально. К примеру, кому адресовать регрессный иск, если дело, по которому вынесено решение ЕСПЧ, прошло в Молдове все инстанции и его рассматривали десятки судей? А, скажем, вердикт по громкому делу 2008 года, связанному с одной из компаний, был вынесен пленумом Высшей судебной палаты, состоящим из 46 судей (из них только 5 выступили с особым мнением). Впоследствии ЕСПЧ признал нарушение прав заявителя и обязал ему выплатить 2,5 млн. евро только в качестве компенсации материального ущерба. Следует ли привлечь к ответственности почти весь состав ВСП того периода и обязать их возместить многомиллионный ущерб?

По мнению бывшего министра юстиции Александра Тэнасе, в такой ситуации очень проблематично определить, кто конкретно должен нести ответственность и возмещать государству деньги, выплаченные заявителю  «При этом следует помнить, что судебные решения выносятся из субъективных убеждений, и это усложняет определение меры ответственности судьи. Есть и другие функциональные проблемы. Надо хорошо подумать, стоит ли будоражить систему регрессными исками и не приведет ли это к хаосу. Мы рискуем получить запуганных или безответственных судей, которые будут выносить нечеткие двусмысленные решения, невозможные для исполнения», - полагает Тэнасе..

 

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load