Выборы в Молдове новостей: 4960
Приднестровье новостей: 1445
Президент новостей: 4066

Прокуратура: Как в Молдове нарушают закон ради сиюминутных интересов. Ч.2

10 мая. 18:34   Аналитика
9339 0

(Начало читайте 25.04.2024)

На протяжении последних 15 лет законодательное поле в Республике Молдова постоянно изменяется, однако с каждым годом все больше поправок и нововведений вызывают множество вопросов и порождают волну жесткой критики, в том числе со стороны экспертов и представителей юридического сообщества.

Многие новые положения, продвигаемые так называемыми либеральными политическими силами, вступают в противоречие не только с национальным законодательством и Конституцией РМ, но и международными обязательствами Молдовы. Комментируя некоторые законодательные новаторства властей, специалисты в области права используют особую терминологию: «юридический и конституционный нонсенс».

В последние годы в центре внимания властей оказались ключевые учреждения сектора юстиции, включая судебную систему и органы прокуратуры. Чтобы получить над ними контроль, в законодательство вносились точечные поправки, позволяющие властям продвигать имеющиеся интересы и решать свои сиюминутные задачи.

По подсчетам Noi.md, за прошедшие 8 лет Закон о прокуратуре правили более трех десятков раз. Однако наиболее «плодотворными» в этом отношении выдались последние годы, когда изменения были направлены на обновление правил и процедур, касающихся должности генерального прокурора. По мнению экспертов, схема отстранения Александра Стояногло от должности генерального прокурора была заранее разработана, и в результате были допущены умышленные злоупотребления, подтвержденные судебными инстанциями.


«Ретроградные и опасные положения»

Одним из правовых актов, которые в течение последних лет регулярно оказываются в центре внимания властей, стал Закон о прокуратуре, принятый в феврале 2016 года. За прошедшие 8 лет его правили более трех десятков раз, однако наиболее «плодотворным» в этом отношении выдался последний год. С марта 2023 по февраль 2024 в Закон о прокуратуре вносились изменения десяток раз, при этом некоторые поправки публиковались в экстренном порядке и вступали в силу на следующий же день после голосования в парламенте.

Так, например, произошло в марте 2023 года, когда были отредактированы правила созыва общего собрания прокуроров и общего собрания судей. В некоторых случаях эти полномочия перешли, соответственно, генеральному прокурору и министру юстиции. Нововведения были подвергнуты резкой критике со стороны юристов и профессиональных ассоциаций, которые заявили о грубом и произвольном нарушении основополагающих принципов правового государства, включая невмешательство в деятельность органов самоуправления судей и прокуроров. Ассоциация судей Молдовы считает, что такие изменения «порождают ретроградные и опасные положения», «несмотря на взятые властями обязательства по реформированию и модернизации правосудия».

Едва ли не большая часть поправок последних лет, внесенных в законодательство о прокуратуре, были направлены на обновление правил и процедур, касающихся должности генерального прокурора. Как отмечает председатель Совета Института конституционного правосудия (ИКП), бывший депутат и председатель Конституционного суда (КС) Дмитрий Пулбере, в этом отношении правовые нормы менялись много раз, в зависимости от того или иного политического контекста и исходя из интересов действующей власти. По его словам, закон неоднократно правился и в случае с конкурсом на пост генерального прокурора, чтобы властям было удобно решать свои сиюминутные задачи.

В качестве примера экс-глава Конституционного суда приводит ситуацию с Александром Стояногло, который в 2019 году был назначен на пост генпрокурора и получил 7-летний мандат по итогам публичного конкурса. У PAS никак не получалось устранить его с должности, поскольку в тогдашнем Высшем совете прокуроров (ВСП) у нынешней власти не было большинства, которое позволяло бы проводить через голосование нужные решения. Пулбере отмечает, что входил в состав ВСП в качестве представителя президента и на его позицию неоднократно пытались повлиять, что не получилось.

«Поэтому пошли по пути изменения закона, хотя до истечения срока моих полномочий оставалось всего несколько месяцев. Если ранее критерий предельного возраста в 65 лет касался только прокуроров, то его распространили и на остальных членов Совета. Но даже в этом случае закон мог применяться только к правоотношениям, которые возникли после его принятия. Гражданское законодательство обратной силы не имеет. В исключительных случаях иное может быть прописано в самом законе. Тем не менее, как только были приняты эти поправки, появился указ президента, которым меня отозвали из Высшего совета прокуроров. Коллеги советовали мне обратиться в административный суд с иском об отмене указа, но я не стал опускаться до такого уровня, чтобы судиться с президентом. Думаю, всем очевидно, что стоит за этими действиями. Когда был назначен другой представитель президента в ВСП, Стояногло сразу отстранили от должности», - рассказал Дмитрий Пулбере в интервью Noi.md.

«Умышленные и осознанные нарушения»

По его словам, новый состав Высшего совета прокуроров вынес незаконное и ошибочное решение, на основании которого стало возможным увольнение Александра Стояногло, грубо нарушив при этом право на справедливое судебное разбирательство. В то время как согласно ч.1 ст. 125 Конституции, ВСП является гарантом независимости и беспристрастности прокуроров. И он не выполнил эти конституционные обязанности, когда подтвердил решение комиссии по оценке деятельности генпрокурора, находящееся вне закона. Данные обстоятельства были подтверждены как в постановлении Конституционного суда, так и в вердикте Европейского суда по правам человека по делу Стояногло, который установил нарушение права на обжалование решения ВСП от 5 октября 2021 года, в результате чего он был отстранен от должности.

Как отмечает Пулбере, такие игры с законом очень опасны и могут повлечь крайне негативные последствия для всего сектора юстиции. Ведь если будет назначен новый генеральный прокурор и в Молдове изменится политический ландшафт, его сразу же уволят по той же схеме, по которой был лишен полномочий Александр Стояногло. «Но если указ в отношении Стояногло был неконституционным, то указ об увольнении нового генпрокурора будет конституционным, поскольку он был назначен незаконно. Причина сложившейся ситуации очевидна: власти не хотят принимать во внимание решения Конституционного суда и ЕСПЧ, в которых четко сказано о незаконности увольнения генерального прокурора», - подчеркивает конституционалист.

В этом контексте председатель Института конституционного правосудия Валерий Кучук отмечает, что ключевым вопросом, поднимаемым сегодня не только оппозиционным политическим классом и некоторыми представителями гражданского общества, но и широкой общественностью, стал вопрос о том, как деполитизировать юстицию в Республике Молдова. Ведь вмешательство в правосудие политического фактора приводит к несправедливой юстиции, в том числе к неисполнению решений Европейского суда по правам человека.

Конституционалист обращает внимание на то, что в решении ЕСПЧ по делу «Стояногло против Республики Молдова» сделан очень важный вывод: не только о том, что Александр Стояногло был лишен права на справедливое судебное разбирательство, но и о том, что государственные органы нарушили саму суть этого права. Этот вывод в решениях ЕСПЧ встречается довольно редко и указывает на то, что нарушения были совершены при наличии умысла.

Бывший председатель Конституционного суда Александр Тэнасе также констатирует, что в случае Стояногло закон был не соблюден намеренно и ЕСПЧ установил умышленный характер допущенных противоправных действий: «Это решение никого не удивило. Нарушения, совершенные в процедуре отстранения бывшего генпрокурора, абсолютно очевидны». По его словам, допущенное нарушение полностью противоречит принципам верховенства закона и в европейском государстве такое осуждение в ЕСПЧ привело бы к отставкам и политическим скандалам, но не в случае Молдовы.

Тэнасе утверждает, что схема отстранения Стояногло от должности генерального прокурора была заранее разработана, были допущены умышленные злоупотребления. «Есть люди, которые построили это жалкое уравнение, в котором они просто издевались над человеком. Это не случайное нарушение, это не элемент, который можно объяснить непониманием закона. Это абсолютно сознательное дело, совершенно сознательно сделанное людьми, которые заявляют, что хотят интегрироваться в Европу, хотя в Европу интегрироваться через злоупотребления невозможно», - отмечает бывший председатель КС. А. Танасе. Танасе, который возглавлял Конституционный суд в период, когда этот суд по чьему-то заказу положил начало злоупотреблениям и злостным нарушениям Конституции, очевидно, знает о чем говорит…

«Закулисные игры»

В апреле нынешнего года был объявлен новый конкурс на пост генпрокурора, после того как предыдущий конкурс, который с октября 2023 по февраль 2024 года пытался организовать ВСП, потерпел фиаско и закончился скандалом, а его результаты были аннулированы. Поводом для отмены результатов послужила заниженная оценка, которую «по ошибке» поставила член конкурсной комиссии Олеся Вырлан одному из кандидатов – действующему врио генпрокурора Иону Мунтяну (3,5 вместо 8,5). По итогам отмененного конкурса первое место занял Октавиан Якимовский, заместитель главы Антикоррупционной прокуратуры. Вырлан, которая перед назначением прошла через фильтр комиссии по преветтингу, подала заявление об отставке.

В Антикоррупционной прокуратуре очень оперативно отреагировали на аннулирование конкурса, потребовав созыва общего собрания прокуроров. Глава учреждения Вероника Драгалин 1 марта сообщила, что лично проведет уголовное расследование в связи с отменой конкурса на должность генерального прокурора. 15 апреля Драгалин проинформировала, что в ходе расследования рассматривала возможную связь между бывшим членом ВСП Андреем Рошкой и беглым экс-депутатом Иланом Шором после их одновременного визита в Дубай. При этом Олеся Вырлан якобы действовала в интересах Андрея Рошки, который «из личной заинтересованности» продвигал ее на руководящие должности в прокуратуре.

Некоторые эксперты и представители оппозиции заявили, что аннулирование конкурса еще раз демонстрирует отсутствие компетентности властей, а также необходимой подготовки для проведения подлинной реформы правосудия. Согласно заявлению политического блока, в который вошли «Платформа DА», Лига городов и коммун, Партия перемен и Коалиция за единство и благосостояние, «власти ведут закулисные игры с системной группой с целью назначить на эту важную должность человека, который устроит обе стороны, участвующие в процессе». Кроме того, многие обратили внимание, что система преветтинга фактически не работает, раз через нее без особых усилий проходят лица с неоднозначной репутацией.

После отмены конкурса власти столкнулись с проблемами, которые были решены уже привычным способом – путем правки правового поля под сложившуюся ситуацию. По закону период пребывания в должности врио генпрокурора не мог превышать 12 месяцев – без возможности повторного избрания. Закон также предусматривал, что сразу после объявления вакансии генеральный прокурор должен быть избран в течение полугода. Кроме того, назначение генпрокурора до конца марта является одним из трех условий Еврокомиссии, навязанных Кишиневу, когда было решено начать переговоры о вступлении в ЕС.

На этом фоне появилась на свет последняя поправка в законодательство о прокуратуре, которая позволяет продлить мандат врио генпрокурора на любой срок – по мнению PAS, это не изменение закона, а его интерпретация. Законопроект был одобрен в марте парламентским большинством сразу в двух чтениях. Кроме того, снова откорректирован регламент отбора генерального прокурора для нового конкурса, который в настоящее время проводит ВСП.

Так называемая интерпретация закона подверглась резкой критике со стороны оппозиционных партий и ряда специалистов, по мнению которых власти снова выходят за рамки Конституции. Эксперт по конституционному праву Александр Арсени считает, что «это не интерпретация, это принятое правило, но принятое незаконным образом, не прошедшее соответствующие процедуры и противоречащее самим конституционным положениям». По его мнению, пытаясь замаскировать свою некомпетентность, власть совершают одну ошибку за другой.

Постоянные игры с правилами отбора генпрокурора вызвали возмущение и со стороны неправительственного сектора: почти два десятка НПО подписали петицию, призывая Высший совет прокуроров организовать конкурс по избранию генерального прокурора «в условиях максимальной прозрачности, на основе четких и актуальных критериев данной должности».

Вместе с тем, бывший генеральный прокурор Александр Стояногло намерен продолжить добиваться справедливости в суде с целью последующего восстановления в должности, о чем он заявил в телеэфире после вынесения ЕСПЧ решения в его пользу. При этом он понимает, что при нынешнем правительстве или при правлении Майи Санду его не восстановят, даже если будет окончательное решение суда по этому вопросу. «Я получил мандат на 7 лет, и даже если в следующем году власть не сменится, в любом случае эта власть не вечная», - отмечает Стояногло, подчеркивая, что, вернувшись на пост в Генпрокуратуру намерен не мстить, а уважать закон.

Ион Мунтяну

(продолжение следует)

78
1
0
0
4

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

К чему приведут поправки в Уголовный кодекс, расширяющие понятие государственной измены?