ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ЕЩЁ темысвернуть

Понять и простить педофила?

С давних времен растление малолетних считалось у всех народов одним из самых тяжких и общественно порицаемых преступлений. И не напрасно. Дети – самые невинные на свете существа, беззащитные перед этим миром, и считалось, что посягательство на их невинность и беззащитность – колоссальный грех.

Да, так считалось до сих пор. Однако в ХХI веке отношению к этому тяжкому греху и преступлению постепенно стало меняться – так открывается очередное окно Овертона.

«Не виноватые мы!»

«Заслуживает ли педофил второго шанса?» - так называется документальный фильм, снятый службой ВВС.

Британская журналистка внимательно рассматривает жизнь педофилов, отсидевших срок и пораженных в некоторых правах, как того предусматривают законы штата Флорида. Практически весь фильм построен на монологах педофилов:


…«Люди, которые растлевают детей – больные, у них что-то не так с головой».

…«Я не заслуживаю такого».

…«Как мне объяснить ребенку, почему его отца (педофила – прим. ред.) ненавидят?».

…«Даже порядочные люди порой совершают ужасные поступки».

Полицейские штата рассказывают, какие ограничения предусмотрены для отбывших срок за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних – им запрещено селиться рядом с теми местами, где регулярно собираются дети (церкви, школы и т.п.). На что журналист с упреком говорит – тем самым вы не даете людям возможности исправиться и вернуться в общество. С сочувствием она показывает некоторых из них, кто не смог найти жилье и вынужден ютиться в лагере для бездомных. Подробно рассказывается о житье-бытье тех, кто по толерантному выражению журналиста «пытался договориться о сексе с 15-летним подростком» или распространял детскую порнографию. (Потом, правда, как выяснилось по ходу фильма, эти люди отнюдь не брошены на произвол судьбы - ими занимаются и службы здравоохранения, и службы занятости, и другие социальные структуры. Но какое это имеет значение, если цель фильма совсем в другом?)

Затем автор фильм отправляется в специально оборудованный поселок, где оторванные от цивилизации, живут растлители и насильники. Живут они, на мой субъективный взгляд, во вполне приличных, довольно комфортабельных домах, и выглядят вполне упитанными и ухоженными, но автора волнует сам факт, что они находятся в полной изоляции от остального мира.

Раз за разом зрителя убеждают, что в общем-то все они оказываются довольно славными людьми – приятными в общении, дружелюбными, порой попавшими в список преступников по недоразумению (например, один из них просто не знал, что девочке всего 14 лет, а думал, что уже 18 – то есть виновата сама девочка, которая его обманула). Другой житель спецпоселка был, по его словам, лучшим тренером штата, был осужден за сексуальную связь со своими малолетними учениками, но призывает помнить его тренерские заслуги, а не то, как он «оступился».

Находятся у «оступившихся» и заступники, утверждающие: «Мы лишаем их части гражданских прав, а это очень жесткая мера».

Впрочем, автор фильма дает слово и тем, кто активно борется с педофилией – это, как правило, люди, сами в детстве ставшие жертвами сексуальных домогательств и насилия. Их рассказы заставляют буквально сжиматься сердца. Они признаются, что травмы, полученные в детстве, влияют на их жизнь до сих пор. Однако истории этих людей в фильме занимают чуть ли не в десять раз меньше времени, чем уделено тем, по вине которых они пережили такие потрясения. А борцы с педофилами выглядят твердолобыми и упрямыми ретроградами, гораздо менее симпатичными, чем сами растлители.

Зрителю рассказывают, как трудно им устроиться на постоянную работу и найти себе пару, и как это вызывает у них депрессию, как тяжко им приходится искать себе занятия, с учетом того, что им запрещено выходить из дому после десяти вечера. Мы видим вполне идиллическую картину - как они ходят в церковь и на рыбалку, отмечают праздники и дни рождения в кругу своих семей и приятелей…

Автор последовательно приводит читателя к мысли, что законы, ограничивающие права педофилов, слишком суровы, бессмысленны и никак не защищают детей, что приняты они были под влиянием эмоций, а не рассудка. Что бывшие насильники и педофилы вполне исправились - причем до такой степени, что им можно безоговорочно доверить маленьких детей.

И хотя в финале фильма журналист выражает сомнение в том, насколько искренне ее знакомцы горят желанием получить второй шанс и вернуться к нормальной жизни, общая тональность этого видео должна вызвать у зрителей сочувствие к сексуальным преступникам.

Просто «увлеченные»

ВВС – одна из самых влиятельных международных медиа-структур, и не станет затевать такие проекты, основываясь лишь на личном желании и интересе одного отдельного автора. Этот проект – с дальним прицелом, и является одним из многочисленных «пробных шаров», призванных пробить очередную брешь в умонастроениях общества. Подготовить общественное мнение к тому, что растлителей маленьких детей не нужно наказывать слишком сурово.

Следующим шагом, очевидно, должен будет стать тезис, что их не нужно наказывать вообще. Что запрещая им вступать в половую связь с детьми, мы лишаем их права на реализацию своих неотъемлемых прав и естественных желаний. Ну а потом начнутся массовые демонстрации педофилов с требованием отменить мешающие им законы. А завершится все принятием особого закона, защищающего их права.

Скажете, в это трудно поверить? А давайте вспомним, как менялось отношение к гомосексуалистам! Еще 50 лет назад мужеложество считалось наказуемым преступлением. Затем уголовное наказание отменили, к представителям секс-меньшинств стали относиться вполне снисходительно, а они тем временем требовали себе все больше прав и привилегий. И вот теперь мы наблюдаем картину, когда быть голубым стало чуть ли не предметом для гордости, их права закреплены законодательно, гей-парады возглавляют политики и послы, а даже малейшая критика в адрес геев и лесбиянок расценивается как тягчайшее и наказуемое деяние.

Что же может помешать и педофилам пройти этот же путь – от уголовного наказания и мощного общественного неприятия до лояльного отношения и даже статусности?

И, собственно, этот путь уже начался, и упомянутый фильм ВВС – лишь одна из многочисленных ступеней на этом пути. Уже не первый год снимаются художественные фильмы, призванные вызвать как минимум понимание к «особым запросам» растлителей. Это и американский «Дровосек», который с большим сочувствием показывает терзания симпатичного школьного учителя-педофила, и «Леденец», где жертвой оказывается сам любитель девочек, и многие другие фильмы. В большинстве из них красной нитью проходит мысль, что педофилия – это естественное чувство, и если обеим сторонам оно доставляет радость, то что же в этом плохого?

Уже не первый год идет обработка общественного мнения в ряде западных стран. В той же Великобритании (где, кстати, был снят фильм ВВС, призывающий «дать педофилам второй шанс») группа педофилов, ранее осужденных за насилие, пытается отстоять свои права на взаимоотношения с детьми. Основной поток пропаганды идет через соцсети — там «люди, увлеченные малолетними» размещают видео, в которых утверждают, что отношения между посторонним взрослым и ребенком так же естественны, как его отношения с матерью. Поддерживают сторонников движения и некоторые ученые, которые призывают рассматривать педофилию как естественную модель сексуального влечения. По данным СМИ, в сети ежедневно создаются множество аккаунтов, которые рассказывают об известных насильниках, представляя их в положительном контексте как «людей, увлеченных малолетними». При этом слово «педофил» тщательно избегается для того, чтобы не вешать на них «клеймо позора».

При обсуждении закона о педофилии в канадском парламенте у людей с психическими отклонениями на сексуальной почве нашлись защитники, которые назвали педофилию «сексуальной ориентаций наравне с гомосексуализмом». А в США тем временем есть специальная организация, которая борется за легализацию педофилии. Так что почва вполне подготовлена.

Когда приглашает «добрый дядя»

А что же у нас, в Молдове?

У нас ежегодно фиксируются сотни случаев сексуального насилия в отношении детей. При этом, по оценкам специалистов, значительная часть инцидентов не попадает в полицейские сводки. Примечательно, что в нашей стране получили распространение случаи коммерческой сексуальной эксплуатации детей иностранцами. Искатели секс-приключений – не только путешествующие туристы, они работают в различных проектах и миссиях, пользуются прикрытием гуманитарных фондов, чтобы по нескольку раз в год приезжать в привлекательный для них регион. Успешность таких вылазок обуславливается тем, что иностранцам в Молдове зачастую сходит с рук то, за что бы им пришлось понести суровое наказание в своей стране.

«Вербовка в большинстве случаев осуществляется через интернет или доверенных людей этих иностранных граждан. Когда дети общаются со злоумышленником, им предлагают приводить и других детей. Чаще всего жертвами становятся мальчики 12-15 лет из разных регионов республики. Хотя у некоторых из этих детей есть родители, они лишены родительской заботы, не слишком хорошо чувствуют себя дома и становятся уязвимыми, а нарушители манипулируют именно их первичными потребностями», - рассказал ранее один из собеседников Noi.md.

По данным МВД, практически все несовершеннолетние, ставшие жертвами иностранных граждан, - из социально уязвимых семей, и поэтому их было легко завербовать. Как правило, им предлагались некоторые блага, материальные выгоды. При этом отмечается новая тенденция – если ранее преступники использовали физическое насилие над жертвами, чтобы заставить их совершать определенные действия, то в последнее время эксплуататоры все чаще применяют способ символического вознаграждения.

В качестве подарков предлагаются мобильные телефоны, одежда, другие ценные вещи, деньги на карманные расходы. Также детей водят в кафе, на игровые площадки, организуются совместные прогулки. И это происходит не спонтанно, а на протяжении долгого периода. Таким образом, они устанавливают тесные связи с ребенком. При этом чаще всего дети стыдятся рассказывать взрослым о том, что с ними произошло. Как отмечают специалисты, определить, что ребенок стал жертвой педофилов, можно по нескольким признакам. Надо насторожиться, когда ребенок отсутствует дома ночью, особенно если раньше такого не было. Следует внимательно отнестись, когда он говорит, что его пригласил к себе новый друг – взрослый, в особенности иностранец. Ребенок может вести себя двойственно: быть то агрессивным, то апатичным. Кроме того, родителям советуют настроить домашние компьютеры таким образом, чтобы предостеречь ребенка от попадания на нежелательные онлайн-ресурсы.

Слишком лояльное законодательство

По мнению экспертов, по сравнению с некоторыми другими странами, молдавское законодательство достаточно лояльно к искателям секс-приключений. Чаще всего вину педофила доказать не удается, и они в лучшем случае проходят по более «легким» статьям. Если речь не идет об изнасиловании, то половое сношение с лицом, заведомо не достигшим 16 лет, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 7 лет. Аналогичное наказание предусмотрено за развратные действия, включая непристойные прикосновения, беседы неприличного или циничного содержания о сексуальных отношениях, предоставление порнографии, склонение к участию или присутствию на порнографических спектаклях. От 2 до 6 лет грозит за обольщение несовершеннолетнего в сексуальных целях, в том числе через интернет. Речь идет о случаях, когда ребенку предлагают встречу, манипулируют, убеждают, угрожают, обещают какие-либо выгоды.

Для привлечения к ответственности правоохранителям придется доказать, что взрослый преследовал цель совершить преступление, относящееся к половой сфере. Кроме того, наказание не применяется, если за поведением в интернете не последовали конкретные действия, ведущие к такой встрече.

Потерпела фиаско попытка молдавских депутатов ввести в 2013 году новое наказание для педофилов и насильников – медикаментозное воздействие, подавляющее сексуальное влечение. Изменения в законодательство предполагали применение принудительных мер медицинского характера к преступникам, совершившим насилие над детьми в возрасте до 15 лет. Для этого используются препараты, подавляющие выработку тестостерона. Суть заключается в том, что в организм преступника с определенной периодичностью, как правило, раз в несколько месяцев, вводится специальное средство, которое блокирует действие мужского полового гормона. Однако после того, как закон был принят парламентом, Конституционный суд признал химическую кастрацию незаконной. По его мнению, молдавская версия закона о наказании с помощью вынужденной медицинской процедуры вступала в противоречие с международными нормами и могла стать основанием для осуждения Молдовы в Европейском суде по правам человека.

Многие специалисты утверждают, что оптимальное наказание для педофилов – изоляция от общества. «В Молдове адекватным наказанием могло бы стать серьезное ужесточение санкций – максимальные сроки заключения без всяких помилований и условно-досрочных освобождений. Это лучшая профилактика рецидивов, абсолютная защита от любого посягательства на жизнь, здоровье и психику ребенка, поскольку, выйдя из тюрьмы, преступник в большинстве случаев возвращается на тот же путь», - отмечает наш эксперт, член Союза адвокатов Молдовы.

И это мнение вполне отражает настроения подавляющего большинства молдавских граждан. Так что у нас жалобы на то, что законы для растлителей слишком суровы, подобные тем, что звучат в фильме ВВС, поддержки в обществе не найдут.

Кристина Агату

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


ЕЩЁ новости
load