COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 849 435 БОЛЬНЫХ 328 000(+906)   ВЫЛЕЧИЛИСЬ 306 269     УМЕРЛО 7497(+38) Подробнее
Президент новостей: 2955
Власть новостей: 6782
ГМО и прививки новостей: 1241
Коронавирус новостей: 7603

Коронавирус - джокер из рукава шулера или реальная угроза существованию человечества?

1 сен. 10:00 (обновлено 1 сен. 18:10)   Аналитика
3958 0

Итоги ушедшего года и главные тенденции года наступившего озвучил на научной конференции "2020: Предварительные итоги", прошедшей в Фонде Горчакова, известный историк, директор Института системы стратегического анализа Андрей Ильич Фурсов. Экстраполируя тенденции 2020 года на день сегодняшний в своем докладе «Что скрывается за глобальной перезагрузкой?», он рассуждает, насколько оправдана эпидемиологической обстановкой беспрецедентная реакция государств на COVID-19, какую роль здесь играет политический фактор или это масштабная реализация под предлогом пандемии ряда кардинально важных для ультраглобалистов проектов.

***

Тема моего выступления называется «Год великого перелома 2.0. Перекличка эпох: 1929-2020». В ноябре двадцать девятого года Сталин написал свою известную работу «Год великого перелома», в которой провозгласил успешным наступление на капиталистические элементы. Но дело в том, что, как это часто бывает у номенклатурных работников, они говорят одно, а понимают другое. Когда Горбачев говорил «застой», он не имел в виду застой экономики, как вы поняли, а застой в ротации. Так вот и Сталин про перелом имел в виду не ситуацию общую в стране, а тот факт, что сначала, в самом начале двадцать девятого года, на корабле «Ильич», который раньше назывался корабль «Император Николай II», выслали Троцкого, а в апреле была разгромлена группа Бухарина. Таким образом Сталин решил целый ряд проблем и двинулся по линии реальной индустриализации и коллективизации и далее по целому ряду других линий.

***

Действительно, двадцать девятый год был «годом великого перелома» в СССР. Но еще в большей степени двадцать девятый год был годом великого перелома в мире. В двадцать девятом году Монтегю Норман, человек, который на весах истории весит больше, чем Рузвельт, Гитлер, Муссолини и Черчилль вместе взятые, он был управляющим Банком Англии, закрыл британскую империю от внешнего мира, то есть от США. И таким образом сформировался тот узел противоречий, который и стал главной причиной Второй мировой войны, – англо-американский. Американцам куда-то нужно было вкладываться: они вложились в Третий рейх и в Советский Союз. Отсюда – подъем нацистской Германии, подъем СССР, хотя не только по этим причинам, но и по этим, затем Вторая мировая война, после нее холодная война и разрушение СССР в восемьдесят девятом году. То есть эти события двадцать девятого года предопределили вот этот 60-летний цикл.


***

Двадцатый год уже тоже назван переломным. Мы не знаем всех его последствий, в отличие от того, что мы знаем последствия двадцать девятого года. Но мы знаем несколько вещей: во-первых, мы знаем, что произошло в двадцать девятом году. Мы можем проанализировать те тенденции, которые реализовались в 2020 году, и, как учил Даллес, человека легко запутать фактами, но если он знает тенденции, то его трудно обмануть. И уже сейчас можно взглянуть на развертывание этих тенденций. Двадцатый год, естественно, был очень богатым на события, я отмечу семь.

- Прежде всего, это COVID-19, то, что было объявлено пандемией, и связанная с ним наведенная психическая эпидемия – «коронобесие».

- Это вспышка бунтов в США в мае-июле двадцатого года.

- Ситуация в Белоруссии.

- Война в Карабахе и выход Турции на те геополитические позиции, которые она занимала до 1828 года.

- Это развертывание того, что называют холодной войной между Китаем и США, хотя это неточный термин. Холодная война – это столкновение глобальных проектов и идеологий, здесь этого нет.

- И, наконец, это «разогревание» Ближнего Востока.

***

Остановлюсь на тех социально-экономических процессах, которые связаны с ковидом. Я не буду ничего говорить о ситуации в США, это отдельная тема. То, как я ее вижу, я написал в большом предисловии к книге программиста, ветерана войны во Вьетнаме Томаса Читтама «Вторая гражданская война в США. Разрушение Америки?» В девяносто шестом году она написана, а начинается словами: «В мае 2020 года в Соединенных Штатах начнется вторая гражданская война». Кстати, очень интересная вещь: в восемьдесят девятом году, когда Иммануил Валлерстайн (Иммануил Валлерстайнизвестный американский социолог. – Прим.ред.) был у меня в гостях, и мы обсуждали перестройку, он сказал, что Америку тоже ждёт своя перестройка. Только она будет более кровавой, поскольку будет замешана не только на классовых, но и на расовых отношениях. Я спросил: «Когда?» Он сказал: «Не позже 2020 года».

Так вот 2020 год – это, безусловно, год великого перелома в глобальном масштабе. Формально он связан с тем, что объявлена пандемия, хотя еще десять лет назад это не попало бы под пандемию, потому что накануне аферы со свиным гриппом ВОЗ резко изменила определение того, что такое пандемия. Разумеется, эпидемию отрицать невозможно: люди умирают, умерло несколько моих знакомых. Пятьсот врачей умерло, и Гундаров (Игорь Гундаров - эпидемиолог, доктор медицинских наук, профессор. – Прим. ред.), выступая по телевидению, сказал, что, если бы в Советском Союзе во время эпидемии умерло бы пятьдесят человек, то уже работала бы госкомиссия и, возможно, Комитет государственной безопасности.

***

В ковиде поражает вот что: эпидемия сделала только первые шаги, еще ничего не было ясно, но ВОЗ уже быстро очень, в самом начале, объявила пандемию. Началось «коронобесие». Самое интересное, что к этому сразу же подключились руководители государств, которые, по идее, должны успокаивать население. Но Джонсон и Меркель начали камлание, мол, умрут миллионы, то есть начали запугивать людей. Затем в начале октября Джонсон сделал заявление: жизнь больше не вернется в прежнее русло, старый мир разрушен, строим новый. И вот здесь появился «новояз» этой «новой нормальности»: buildbackbatter – построим лучший мир, inclusivecapitalism (Inclusivecapitalism - инклюзивный капитализм. – Прим. ред.), interdependence(Interdependence - взаимозависимость. – Прим. ред.) и главная фишка – greatrezet!(Великий сброс. – Прим. ред.).

В июле 2020 года то, что Джонсон сказал в октябре, профессор Клаус Шваб, основатель Давосского форума, провозгласил в своей книге «COVID-19: The Great Rezet». Я только что закончил ее читать внимательнейшим образом, и обязательно сделаю о ней передачу на канале «День ТВ». Это очень интересный документ, просто очень интересный. Что он пишет, Шваб? В общем, все, о чем он пишет, вообще не имеет отношения к ковидэпидемии. Он пишет: «Сегодня мы на распутье. Один путь ведет нас в лучший мир, более инклюзивный, с бОльшим равенством и бОльшим уважением к Матери-природе. Другой ведет нас в мир, более напоминающий тот, который мы оставили позади, но хуже и преследуемый неприятными сюрпризами».

***

Что же такого есть в ковид, что год стал переломным? Может, он убил больше людей? Ничего подобного. Сам Шваб приводит следующую статистику: «На конец июня 2020 года смертность от ковид (Фурсов: «Еще нужно проверять, кого туда записали, но мы поверим Швабу в данном случае».) составила в мире 0,006 %». Для сравнения: СПИД с 1980-го по 2020 год, за сорок лет, убил 0,6 % населения планеты, то есть в 100 раз больше. «Испанка» - 1918-й и начало 19-го года – 2,7 % населения, Юстинианова чума в 541-542 гг. – 30% населения Средиземноморья и Черная смерть – 1348-1349 годы – 30-40% населения. И Шваб вынужден признать, я цитирую: «Ковид не является экзистенциальной угрозой человечеству, но он несет некую», как он пишет, «warriorsungperspektiv (тревожную перспективу) для нашего взаимозависимого мира». И дальше он опять переходит к этой идее, что мы должны впрыгнуть в новый мир из-за ковида, который не является экзистенциальной проблемой. И он пишет, что «… у мира есть два-три года, надо торопиться в глобальном масштабе. И если хотя бы одна крупная страна – США, Китай или Россия – выпадет из процесса, то он не состоится».

***

Чтобы ответить на вопрос, откуда такая торопливость, напоминающая «напёрсточников», надо взглянуть на последние тридцать лет и понять, какие проблемы вообще оказались максимально острыми в 2018-2019 годах. С 1991 года началось разграбление социалистического лагеря, Так был отодвинут кризис, который должен был рвануть в 1992-1993 году. Но с 2008 года кризис пошел по нарастающей, и в 2018 году в Институте сложности Санта-Фе была проведена закрытая конференция под эгидой Консультативного совета АНБ по проблемам, касающимся ситуации. Конференция была закрытая, но я получил материалы, они очень интересны. Было всего шесть докладов, причем выступали не «фуфлометы», а CIO –представители крупных корпораций. (CIO - ChiefInformationOfficer – ИТ-директор. – Прим. ред.) Тем было шесть: экономика и промышленность, финансы, угроза искусственного интеллекта, климат, демография и сравнительный анализ кризиса. Кстати, в докладе по экономике промышленности полностью разнесли концепцию четвертой промышленной революции Шваба, потому что ни о какой промышленности речь не идет. Все, что связано с этими событиями, идет в интернет-экономику, маркетинг и в сферу обращения.

Что прогнозировалось на 2020 год на этой конференции?

- Экономическая стагнация: темпы роста экономики не больше 1,5 %, производительность труда 0,4 %, развертывание финансового кризиса.

- Противоречие между финансовым и промышленным капиталом с последствием для борьбы в верхушке мирового капиталистического класса;

- Противостояние глобалистов и ультра-глобалистов;

- Четвертое – уменьшение общественного пирога.

- Пятое – растущее противоречие между потреблением среднего и части нижнего слоя в ядре капсистемы и возможностями системы. Действительно, в США 4% населения потребляет 40% мирового продукта. То есть необходимы либо сокращение потребления на 50 % каким-то образом, война, например, либо социальные реформы. Выходит, что Соединенные Штаты столкнулись с той же проблемой, с которой они столкнулись в результате неудачного нового курса Рузвельта: либо реформа, за которую выступал Хьюи Лонг, губернатор Луизианы, которого убили в 1935 году (он послужил прототипом главного героя романа Роберта Пенн Уоррена Вилли Старка), либо война.

- Шестое – особенности демографической ситуации на Юге, рост молодого населения;

- Седьмое – перспектива широкомасштабных социальных беспорядков в ядре капсистемы;

- Восьмое – сохранение однополярного мира. Но гегемония США в упадке и репрессивные возможности США для подавления низов и в мире снижаются;

- И, наконец, фактор климатических изменений.

***

Как решить эти проблемы в интересах глобального финансового класса, чтобы сохранить его позиции хотя бы на два-три поколения? Однажды в FinancialTimes я читал редакционную статью. Она была посвящена вопросам преподавания экономики и политэкономии. Там было очень хорошо сказано: не надо слушать, что говорят экономисты, надо думать, как экономисты. Вот то же самое с буржуинами: нам не надо слушать, что говорят буржуины, надо думать, КАК буржуины, так сказать, влезть в их шкуру. Так вот, какие вытекают из этих прогнозов стратегии? Вот как я их вижу, я их и сформулирую.

Первая задача глобального класса – подрыв позиции промышленного капитала. Прежде всего того, что осталось от него в ядре, и ослабление реального сектора экономики. Средства:

а) превращение финансового капитала в капитал социально информационных платформ, так называемых экосистем, посредством цифровизации;

б) централизованная глобальная распределительная экономика; это термин Аттали (Жак Аттали - французский политолог, экономист. – Прим. ред.) который он лет двадцать назад сформулировал. Кстати, в 2010 году Аттали сказал: «Для того, чтобы установить новый порядок в мире, нам нужна серьезная пандемия».

в) подавление и уничтожение национального государства, прежде всего на Западе.

Второй комплекс проблемдемонтаж институтов модерна, связанных с информационным обеспечением промышленного капитала.

Средства:

а) ограничение государственного суверенитета. Термин такой – globalgovernance – активно Шваб использует. (Globalgovernance – глобальное управление. Это процесс международного сотрудничества между транснациональными субъектами. – Прим. ред.);

б) подмена гражданского общества мозаикой социальных меньшинств;

в) разрушение традиционных ценностей и верований;

г) деполитизация общества;

д) разрушение системы образования.

Третий блокпередача активов от средних и нижних слоев в пользу верхних, от малого и среднего бизнеса в пользу корпораций.

Средства:

а) огромное увеличение налогов, так, чтобы малый и средний бизнес «сдохли» нанимать серьезные корпорации и оказались бы перед необходимостью либо продать свой бизнес, либо встроиться;

б) максимальная юридизация деятельности бизнеса по причине, как пишет Шваб, необходимости установления ESG системы. E –это Environmental, S – Social и G – это Governance. (ESG система – экологическое, социальное и корпоративное управление. – Прим. ред.)

в) подрыв экономических секторов, обеспечиваемых малым и средним бизнесом. Кстати, в США 70 % ВВП и 80 % занятых – это малый и средний бизнес. И вот та ситуация, в которой он оказался, совершенно очевидна. И самое главное, то, что было у нас практически пропущено всеми комментаторами,

г) замена shareholder capitalism на stakeholder capitalism. Нужно сказать, что в 2019 году об этом впервые за последнее время написала газета Financial Times. Но еще в 1971 году, в книге Modern enterprise management in mecanical engineering («Современное управление предприятиями в механическом инжиниринге») Шваб написал: «Нам нужно уйти от shareholder к stakeholder». Что такое shareholder? Это мы – собственники, у нас есть доля акций. Stakeholder он определяет как вторичный участник огромного коммерческого проекта. То есть это называется «по усам текло, а в рот не попало». Это называется – ликвидация частной собственности. Поэтому в 1971 году эта книга не прошла и оказалось незамеченной.

Вместо мелких собственников – собственность крупных корпораций. А поскольку это собственность уже не на овеществленный труд, а на информационные процессы, это уже и не капитализм, это посткапитализм. И Шваб это очень четко прописывает. Я обращаю внимание вот на этот поворот – от shаreholder capitalism до stakeholder. У Шваба это коротенькая вещь, но она главная. Как говорил Глеб Жеглов, «а вот здесь у них лежбище».

Четвертый блоксокращение уровня потребления нижних 50% населения.

Средства:

а) провозглашение борьбы с глобальным потеплением и загрязнением атмосферы углекислым газом;

б) сокращение населения, особенно непроизводящих слоев.

Пятый блокужесточение социального контроля как превентивная мера подавления сопротивления людей перезагрузке. Здесь еще один очень важный термин, на который у нас как-то не обращают внимания. Термин этот по-английски dedensification – деденсификация. Dens – это плотный, сюда, в деденсификацию входят социальная дистанция, сокращение числа авиаперелетов, то есть надо как-то так разуплотняться.

Очень важный момент: как это происходит?

а) Это домашние аресты для определенных групп населения под видом заботы о пожилых, «об них душа болит», введение комендантского часа, ограничение перемещения в пространстве. Например, в Мельбурне, да и не только в Мельбурне, нельзя перейти из одного района города в другой. И это не только в Австралии.

б) Система тотальной слежки за гражданами: видео, «цифра», QR-коды, смартфоны. Я прочел доклад МВФ, где предложено отслеживать, на какие сайты выходит человек. Если он выходит на неправильные сайты, то это фиксируется в его кредитной истории. То есть смотришь ты, условно говоря, «День ТВ», скажем, в info wars, хотя он сейчас закрыт, но там много других, например, есть такая организация крутая, так сказать, американские люберы, - Prout boys. Вышел ты на их сайт, тебя зафиксировали, значит, ты не получишь кредит. То есть очень четкая фиксация твоего поведения. Это очень напоминает китайскую систему социальных рейтингов, но только в другом варианте.

в) Провоцирование конфликтов между различными группами низов на расовой этнической форме.

(Окончание читайте 02.09.2021)

0
Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Добавить комментарий

Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы Республика Молдова как можно быстрее вышла из энергетического кризиса?
🔽🔽