COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Что стоит за последними событиями в судебной системе? Часть II

(Окончание. Начало читайте 19.08.2020)

Кадровые решения в секторе правосудия стали объектом критики и вызвали волну возмущений со стороны гражданского общества, политических сил и партнеров по развитию.

Кандидатов, победивших в конкурсах на руководящие должности, обвиняют в вынесении сомнительных вердиктов, принадлежности к определенным группам влияния и в том, что их решения слишком дорого обходятся стране, в особенности после жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Кроме того, высказываются подозрения в коррупции и политической ангажированности.

Среди вероятных причин сложившейся ситуации эксперты называют корпоративные интересы судейского корпуса, наличие договоренностей о продвижении на ключевые должности конкретных судей, обострение борьбы между кланами судебной системы, влияние политического фактора и заинтересованности определенных групп в получении контроля над сектором юстиции. Есть и те, кто полагает, что некоторые члены Высшего совета магистратуры (ВСМ) подверглись давлению со стороны правоохранителей, политических и экономических кругов для принятия решения в пользу тех или иных кандидатов.

Конкурирующие кланы

И эксперты, и некоторые представители сектора юстиции говорят о наличии в молдавской судебной системе категории судей с многолетним стажем, которые токсичны, заинтересованы в дестабилизации и хотят, чтобы все оставалось по-старому, включая действовавшие ранее схемы избирательного правосудия. В то же время ширится число судей старшего возраста, которые пытаются оторваться от этих своих коллег или сдерживать их деструктивные действия. Постоянно пополняются ряды молодых служителей Фемиды, заинтересованных в улучшении имиджа судебной власти и укреплении ее независимости от политического фактора и различных групп влияния.


В нынешних условиях судья зачастую не принимает решение самостоятельно, а колеблется в зависимости от обстоятельств. Это, в свою очередь, приводит к вынесению сомнительных вердиктов, многие из которых рано или поздно попадают в поле зрения общественности. Как правило, это происходит при принятии решений по делам особой общественной или государственной значимости, после того, как стороны пытаются противостоять несправедливому вердикту через информационное пространство, а также в контексте осуждения правительства Молдовы в ЕСПЧ, когда всплывают на поверхность манипуляции с законом и судебное разбирательство получает независимую международную оценку.

Те же особенности, по мнению экспертов, характерны и для некоторых членов Высшего совета магистратуры – учреждения, которое должно служить гарантом независимости правосудия и эффективности судебной системы. Судьи не ощущают поддержки со стороны ВСМ и понимают, что бессмысленно обращаться в этот орган, если у кого-либо из них возникнут проблемы в результате рассмотрения деликатного дела, когда кто-то настаивает на вынесении несправедливого и незаконного решения.

Бывший председатель Конституционного суда, экс-министр юстиции Александр Тэнасе отмечает, что в судебной системе существуют кланы, которые ядовиты для правосудия и преследуют только свои интересы. По его словам, ВСМ должен быть более независимым и уметь сказать «нет» в случае необходимости. При этом, как считает Тэнасе, подавляющее большинство судей ничего не выигрывают от смены групп влияния в судебной системе.

Министр юстиции Фадей Нагачевский, который по должности входит в состав ВСМ, подтверждает наличие кланов в молдавском правосудии. По его мнению, многие судьи не хотят работать самостоятельно, в строгом соответствии с законом, а пытаются спровоцировать определенные конфронтации. В то же время министр позитивно оценивает конфликт поколений в судейском корпусе: «Пришел молодой класс судей, и есть противостояние с теми, кто десятилетиями находится в системе. Молодые люди консолидируются вокруг идеи очистки судебной системы и наиболее склонны к процессам реформирования юстиции, понимая, что токсичные факторы исходят от тех, кто много лет находится в системе», - говорит Нагачевский.

Как отмечает один из судей, настоявший на анонимности, в судейском корпусе с каждым днем растет число людей, выступающих против попыток внешнего и внутреннего влияния на систему. Однако, по его словам, этим тенденциям препятствуют группы судей, которые длительное время имеют более близкие отношения и совместными усилиями стремятся контролировать сектор правосудия в определенных интересах. В качестве примера экспертами приводится группа бывшего председателя Высшей судебной палаты Иона Друцэ, который, хотя и потерял свою должность, пытается поддержать круг судей, чтобы и в дальнейшем оказывать влияние на судебную систему.

Доклад, подготовленный недавно Международной комиссией юристов, показал, что Молдова отстает по многим показателям, касающимся функционирования независимой судебной системы и соблюдения принципа разделения властей в государстве. Эксперты ссылаются на представителей гражданского общества и сектора правосудия, которые считают, что независимость судей значительно ухудшилась на протяжении последних 10 лет. О том, что судебная система РМ не является независимой, упоминается во многих международных отчетах от Совета Европы, Европейской комиссии и других структур.

«В кулуарах, а не на заседаниях»

По мнению Фадея Нагачевского, за последними назначениями ВСМ стоят договоренности между членами этого учреждения, которые объединились в группы интересов и продвигают людей, удобных тем или иным кругам. У одного из магистратов есть заинтересованность к тому, чтобы поддержать конкретного человека, другой продвигает иного кандидата. В результате этой взаимосвязанности они находят компромисс, и появляются кадровые и другие решения, свидетелями которых мы становимся. Такие сделки, по словам министра, заключаются в кулуарах, а не во время заседаний и открытых дискуссий.

Нагачевский убежден, что в отношении целого ряда судей, участвовавших в последних конкурсах, у ВСМ есть масса информации, которой было достаточно для отказа в назначении этих лиц. В качестве одного из примеров он называет судью Высшей судебной палаты Тамару Кишка-Доневу, одобренную на пост вице-председателя этой инстанции, в отношении которой были неоднократно озвучены довольно серьезные подозрения. «По всей видимости, члены ВСМ понадеялись на то, что сейчас летний период, парламент на каникулах, и каким-то образом эта история пройдет незамеченной, не будет повышенного внимания со стороны политиков и масс-медиа», - считает министр.

Многие эксперты говорят об имитации публичных конкурсов, организуемых ВСМ для выбора судей на ключевые должности. В судейском корпусе мало кто сомневается, что победу одержит конкретный кандидат, поддерживаемый ВСМ и заинтересованными лицами. В результате честные и не скомпрометировавшие себя судьи отказываются принимать участие в спектакле и не подают заявки в ВСМ. Этим обстоятельством эксперты объясняют отсутствие конкуренции среди кандидатов, когда речь идет о важных постах в судебных инстанциях. Как правило, в конкурсе присутствует один альтернативный кандидат, который заранее готов к проигрышу или рассчитывает, что его группа интересов окажется сильнее. В то же время все чаще заявка поступает от одного кандидата, который и оказывается победителем.

Бывший член Высшего совета магистратуры Теодор Кырнац объясняет имитацию публичных конкурсов ВСМ отсутствием независимости и политическим влиянием. По его словам, в истории судебной системы было немало ситуаций, в которых эта ветвь власти искала себе хозяина. «Власть в государстве едина и состоит из трех ветвей – законодательной, исполнительной и судебной. Если одна из ветвей слабая, как в данном случае судебная власть, то она ищет покровительство со стороны законодательной власти, такой как парламент, или исполнительной власти», - считает Кырнац.

«Удобные» решения на грани законности

Некоторые эксперты полагают, что на членов ВСМ оказывают давление для принятия решения в пользу конкретных кандидатов. С одной стороны, в секторе правосудия все еще распространен корпоративизм, с другой – родственники некоторых членов ВСМ являются фигурантами уголовных дел, что дает определенные рычаги в руки заинтересованных лиц. Такой версии придерживается экс-министр юстиции Олеся Стамате.

К примеру, недавно было возобновлено уголовное преследование по делу о совершении мошенничества в особо крупных размерах с участием брата Дорела Мустяцэ – одного из членов ВСМ, который ранее временно исполнял обязанности председателя учреждения. Магистрат заявил, что действия в отношении его брата, сотрудника таможни, являются «политической расправой» в связи с тем, что он несколько раз отказывался уходить в отставку. По словам Мустяцэ, за ним и членами его семьи много месяцев ведется слежка, прослушиваются телефонные разговоры. Член ВСМ утверждает, что ряд его коллег также подвергались угрозам и запугиванию. Правоохранительные органы опровергли эти заявления, а сам Дорел Мустяцэ обещал СМИ предоставить больше информации и доказательства, однако до сих пор этого не произошло.

По словам Олеси Стамате, с тех пор, как Молдова существует как независимое государство, почти каждая власть пыталась контролировать судебную систему, оказывая на судей давление различными методами, как более мягкими, так и достаточно жесткими. В результате этого воздействия, которое происходило на протяжении долгих лет, судебная система сильно ослабла в качестве ветви государственной власти. Все это привело к нарушению баланса при разделении властей и контроле функционирования госучреждений.

В этой связи в Молдове не сложилось традиции независимых судей, которые занимают твердую позицию. В отношении тех, кто проявлял твердость, рано или поздно инициировали уголовные дела либо убирали из системы. Другие судьи становились свидетелями этих ситуаций, что делало их более сговорчивыми перед внешним натиском. По словам Стамате, лишь некоторые судьи сохранили мужество, чтобы противостоять давлению. «Судейский корпус Республики Молдова такой, какой он есть, и представляет собой зеркало нашего общества. Внутри него есть немного честных и мужественных людей, а все остальные, которых большинство, к сожалению, не понимают, что роль судьи в этом государстве чрезвычайно важна»,- говорит экс-министр.

В какой-то степени ее выводы подтверждает Генеральная прокуратура, которая недавно обнародовала показатели возбуждения уголовных дел против судей разных инстанций. Так, только судьи Кишиневского суда, работающие в секторе Чеканы, в 2019 г. стали фигурантами 62 уголовных дел, 55 из которых приходятся на июль-декабрь. Часть из них открыты по требованию депутатов парламента, у которых возникли сомнения по поводу правильности заполнения деклараций. Остальные инициированы прокурорами Антикоррупционной прокуратуры по подозрению в «вынесении незаконных решений». Такие формулировки вызвали сомнения, поскольку под ними иногда скрывался отказ судьи поместить фигуранта под арест, даже если вышестоящий суд оставлял решение в силе.

Генпрокуратура в своем пресс-релизе отмечает, что часть дел можно отнести к «репрессивным мерам» против судей, не выносивших решения, на которых настаивали прокуроры. Сегодня ведомство считает это «завуалированной формой вмешательства в правосудие». В некоторых случаях бывшее руководство Антикоррупционной прокуратуры использовало еще один инструмент давления на судейский корпус и без веских оснований обращалось в ВСМ, требуя привлечь к дисциплинарной ответственности судей. По мнению Генпрокуратуры, такая практика получения «удобных» решений для органа уголовного преследования находится на грани законности. В публичном пространстве регулярно появляется информация, которая свидетельствует о распространенности применения подобных методов воздействия не только на судей, но и на чиновников разного уровня, представителей бизнеса.

«Нужна реальная судебная реформа»

На этом фоне не удивительно, что представители судейского корпуса в подавляющем большинстве предпочитают не комментировать публично последние события в судебной системе. Более открыты в своих высказываниях те, кто оказался за пределами этой системы. По словам экс-судьи Высшей судебной палаты и бывшего члена ВСМ Татьяны Рэдукану, молдавские судьи боятся выносить некоторые решения и высказывать свое мнение. Она согласна с позицией многих международных учреждений, которые заявляют, что в судебной системе Молдовы существует страх. По словам Рэдукану, одна из главных проблем – продвижение на должности в Высшей судебной палате и Апелляционной палате лиц с сомнительной репутацией, которые этого не заслуживают и не обладают необходимым авторитетом.

О тех же факторах говорит и член Ассоциации «Vocea Justiției», бывший судья Михаил Мургулец. По его словам, в Молдове давно получил распространение такой феномен как избирательное правосудие, которое стало возможным из-за внешнего воздействия на судебную систему со стороны политических и экономических кругов. Мургулец отмечает, что некоторые влиятельные лица из системы правосудия по собственной инициативе принимают на себя определенные обязательства перед этими кругами, получая в обмен иммунитет от привлечения к ответственности за возможные незаконные действия. В условиях отсутствия гарантий независимости судебной власти, судьи не имеют рычагов, чтобы противостоять этой системе.

Кстати, сам Мургулец несколько месяцев назад лишился должности судьи, как он утверждает, из-за отказа подчиниться указаниям руководства Кишиневского суда. Это решение было обжаловано в судебном порядке. Он отмечает, что в отношении его процессуальных действий нет никаких нареканий, а две аттестации на профессионализм были сданы на отлично. После смены власти в Молдове минувшим летом Мургулец выступил с разоблачениями в отношении судебной системы, а также рассказал о том, как суды выполняли политические заказы, чем вызвал недовольство части судей и бывшего состава ВСМ.

Последние события в судебной системе не остались незамеченными и представителями европейских институтов. По словам главы Представительства ЕС в Молдове Петера Михалко, он понимает, что люди могут испытывать сильное чувство разочарования. «Надежды на то, что в системе правосудия РМ могут произойти изменения, зависят от назначения лиц с несомненной честностью вместо тех, кто заставил правосудие в Молдове служить частным интересам, отменить выборы и т. д. Когда видишь, что они возвращаются, это вызывает сомнения в искренности слов о реформе системы правосудия. Нужна реальная судебная реформа», - отметил Михалко на своей странице в соцсети.

Премьер-министр Ион Кику полагает, что судебная система в Молдове слишком безответственная и коррумпированная, если исходить из некоторых принимаемых судьями решений, таких, как было вынесено Высшей судебной палатой по делу торгового центра Gemeni, в результате которого ЕСПЧ присудил потерпевшим 70 млн леев. При этом он подчеркивает, что не все судьи коррумпированы и многие из них заслуживают уважения. Большие ожидания премьер возлагает на механизм внешней оценки судей, а до его введения призывает для «исцеления» этого сектора использовать нынешние инструменты. Среди них – обновленный механизм предъявления судьям регрессных исков, направленных на возмещение ущерба после проигрышей в ЕСПЧ, который недавно был одобрен парламентом.

По словам Кику, правительство разработало ряд проектов, направленных на изменение законодательства и Конституции для снижения возможности участия политики в правосудии и восстановления функциональности ВСМ. Речь, в частности, идет об исключении министра юстиции и генпрокурора из ВСМ, сокращении полномочий президента страны при назначении судей. В ближайшей перспективе компетентные органы государства будут проверять неподкупность и соответствие расходов судей с официально объявленными доходами. Премьер рассчитывает, что реализация Концепции реформы юстиции при поддержке гражданского общества, политических партий, профессионалов в этой области, партнеров по развитию сыграет важную роль в борьбе с коррупцией среди судей и позволит минимизировать другие факторы, оказывающие негативное воздействие на нормальную работу судебной системы.

Виктор Суружиу

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load