ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Фиалковый бренд Viorica

Фиалковый бренд Viorica
Фото: noi.md
Александр ТАНАС

Настоящие бизнесмены, проходя через кризисы, становятся сильнее. Они приобретают опыт, открывают для себя много нового и даже неведомого, которое способно увлечь, поставив в один ряд с тем, что является самым актуальным, самым ценным и самым интересным.

Именно так случилось в жизни известного в Молдове предпринимателя Василия КИРТОКА, президента холдинга DAAC Hermes Group.

«В советские времена я занимался проектированием и строительством предприятий радиоэлектронной промышленности. Приходилось в деталях знать все производственные процессы, начиная от оборудования и технологий и заканчивая организацией производства, оплатой и стимулированием труда. В бизнес я вошел с приличным опытом работы в промышленности, но несмотря на это так получилось, что после кризиса 1998 г. наша группа компаний потеряла два промышленных предприятия. У нас было около 30% акций в Agroconservit, и мы активно занимались этим предприятием. Приобрели немецкие пресса, линию тетра-пак и первыми в стране (а может, и в мире) начали разливать сок в тетра-пак путем прямого отжима. Возможно, вы помните очень вкусный сок в пакете с рисунком деревенского домика. К сожалению, вокруг предприятия постоянно плелись интриги со стороны тех, кого интересовала его недвижимость, и после кризиса 1998 г. кредиторы пошли в наступление, поспешив объявить завод банкротом, после чего наступил процесс разрушения предприятия. Аналогичная ситуация случилась и с кишиневским стекольным заводом (у нас там было 27% акций) с одним позитивным отличием – это предприятие работает, и слава богу. В ситуации его банкротства DAAC Hermes Group со своим украинским партнером многое сделал, чтобы путем санации привести завод в чувство, но так получилось, что государство нас не поддержало, и в итоге, путем принятия специального закона (уникальный случай в мировой практике), отобрало предприятие.

Но, к счастью, кризисы проходят. И если бизнес проходит через них, то у бизнесменов накапливается опыт, а также возникают ответы на вопросы: что произошло? что делать? что было сделано не так и по какой причине? В итоге такого рода раздумья подвигли нас на изучение глобального бизнеса и мировой финансовой системы», – делится своими раздумьями Василий Киртока.

Анализируя после глобальных экономических кризисов 1998 и 2008 гг. причины потерь в группе компаний холдинга, бизнесмен искал ответы на вопросы и мысли, возникавшие у него в ходе размышлений о трудностях предпринимательской деятельности. Чтение финансовой и экономической литературы совершенно неожиданно навело Василия Афанасьевича на одну закономерность. Опытный менеджер и управленец, он заметил, что в мире существуют производства, как правило, не страдающие сильно во времена кризисов.  

Таких производств несколько, и одно из них – производство парфюмерии и косметики. Как оказалось, в кризис люди не перестают мыть волосы, руки, брызгать на себя духи и одеколоны. Видимо потому, что даже в трудных условиях человека не покидает желание и  стремление выглядеть хорошо, быть привлекательным. И для этого, как говорится, все средства хороши, включая косметику и парфюмерию.

«Определив для себя такую закономерность, мы задумались о том, чтобы на имеющихся свободных площадях холдинга организовать производство по выпуску косметики, диверсифицируя инвестиции именно в производственные активы DAAC Hermes Group», - вспоминая непростое время после кризиса, рассказал корреспонденту Б&Ф Василий Киртока, который к множеству своих функций в холдинге добавил еще одну важную – председателя Совета АО Viorica Cosmetic.

Выведенная закономерность оказалась приятным сном в руку. Как раз в это время правительство решило выставить на продажу долю государства в АО Viorica Cosmetic, в котором государству принадлежало 95% акций. Времени на размышления и расчеты не было, нужно было действовать быстро, а главное, результативно!



Кредит на инвестицию

Президент одного из крупнейших в стране холдингов, знающий, что инвестиции желательно делать на собственные деньги, а не на заемные, вынужден был в срочном порядке решать вопрос участия DAAC Hermes Group в инвестиционном конкурсе с помощью кредитных ресурсов.

В.К.: Мы купили фабрику как раз на заемные ресурсы, но инвестиции в ее модернизацию и развитие делаем на собственные деньги. Могу сказать, что фабрика сегодня никому не должна ни копейки. А все необходимые инвестиции, согласно программе ее развития, делает структура холдинга. Купили мы 95% доли государства на фабрике примерно за 55 млн. леев. Кстати, на данный момент возвращено уже более половины кредита.

Но это сейчас, а тогда, два года назад, нужно было в двухнедельный срок решить вопрос с финансированием. У нашей группы компаний хорошая кредитная история, поэтому нам охотно согласился помочь Moldova Agroindbank.

Поскольку этот банк является нашим главным финансовым партнером, оказалось, что, по нормативам, он не может целиком финансировать этот проект. Мы обратились в Victoriabank, с которым и работаем в настоящее время по реализации данного проекта.



Б&Ф: DAAC Hermes Group тогда повезло, на конкурсе у вас не было конкурентов.

В.К.: Конкурентов действительно не было. Я думаю, что были инвесторы, которые ждали падения цены или еще чего-то. Наверное, могли и мы подождать, но в итоге могли фабрику не получить. Мы купили ее неожиданно для себя, но неожиданно и для тех, кто продавал. Мне было удивительно, что день-два была задержка с оформлением пакета акций в нашу собственность – это свидетельствовало, скорее всего, о согласовании с кем-то каких-то вопросов. Но я думаю, что сделка оказалась взаимовыгодной – и для нас, и для государства. Ведь государство получило и деньги, и компанию-инвестора, которая способна привести фабрику «в чувство», создать дополнительные рабочие места, платить налоги в бюджет, а главное, улучшать торговый баланс страны, уменьшая импорт.

Б&Ф: Но для такого уменьшения, если вы имеете в виду импорт косметики и парфюмерии, продукция фабрики должна быть в состоянии заменить импорт в этом сегменте...

В.К.: В этой сфере в Молдове царит страшное засилье импорта. В отличие от других государств, у нас все это абсолютно не урегулировано. Если вы за границей производите косметику или парфюмерию, то можете ее неограниченно в Молдове продавать, достаточно только сертификата о происхождении страны – экспортера товара.

Но если Viorica Cosmetic захочет, скажем, продавать во Франции свою продукцию, то нам нужно будет сертифицировать все свои изделия в этой стране. Плюс ко всему для некоторых западных стран нужен Международный сертификат GMP обязательный для фармацевтических предприятий, который мы, кстати, планируем скоро получить.   

Должен заметить, что сложности захода на рынок есть и в странах СНГ. В тех же России и Украине, к примеру, нужно преодолевать все ступени сертификации экспортируемой продукции, что связано с «прохождением» через чиновников различного уровня и противостоянием местных производителей косметики и парфюмерии. В то же время молдавский рынок совершенно свободен – завози и продавай, сколько хочешь и что хочешь! Но ведь это неправильно, в этом направлении нужна кропотливая работа, причем на системном государственном уровне.   



Б&Ф: Вы помните объем производства, который был у фабрики, когда DAAC Hermes Group ее приобрел у государства?

В.К.: Я припоминаю, что это было чуть меньше 1 млн. евро по косметике и парфюмерной продукции, из которых часть выручки давал экспорт парфюмерии. Я должен признать, что за нулевые годы фабрикой практически был утрачен внутренний рынок. Если в 1990 г., когда фабрика начала действовать, ее доля на молдавском рынке была 30-40%, а по некоторым изделиям она даже дотягивала до 60%, то к моменту  прихода на фабрику DAAC Hermes Group эта доля сократилась до 1%. Фабрика практически ушла с рынка.

Б&Ф: Получается, что мажоритарный акционер ничего не предпринимал, даже административных действий, а безучастно наблюдал, как фабрика сдает позиции на рынке?

В.К.: Очевидно, что АО Viorica Cosmetic под управлением государства не имело доступа к инвестициям и достаточному объему оборотных средств. Фабрика, можно сказать, варилась в собственном соку, пытаясь своими собственными силами бороться с обстоятельствами, которые явно были не в ее пользу. У предприятия было семь-восемь киосков, где продавалась его косметика и парфюмерия, а с полок крупных торговых центров и магазинов ее вытеснила аналогичная продукция импортного производства.

Б&Ф: И что изменилось при частном собственнике, ставшем стратегическим инвестором для Viorica Cosmetic?

В.К.:  Знаете, подобного рода бизнес очень зависим от стратегии и задач, которые ставит перед собой инвестор.

Смотрите, мы могли поставить первую задачу – работать на внутреннем рынке. Вторая задача могла бы включать в себя стремление создать такого уровня и масштаба компанию, которая бы работала на региональных рынках, а в более отдаленной перспективе – и на глобальных.

Б&Ф: О, даже так!

В.К.: А почему бы и нет? Методика создания такой компании, в принципе, универсальна и понятна нам, людям, занимающимся серьезным бизнесом. Тем более что молдавская косметическая промышленность имеет свою историю и ряд очевидных преимуществ. У Молдовы есть сырьевая база, Молдова достаточно чистая страна, у нас много тепла, солнца и растений, многие из которых имеют редкие и уникальные свойства. С учетом всего этого мы поставили перед собой задачу – создать компанию, которая обязательно должна работать в перспективе на глобальных рынках.



Б&Ф: И как вы лично оцениваете такую перспективу, насколько она реальна и выполнима?

В.К.: Я полагаю, что такую задачу мы решим примерно в течение 5-10 лет. Первое, что нужно сделать для ее достижения, – создать бренды, сделав их по возможности максимально узнаваемыми. Их мало создать, их еще нужно и зарегистрировать. Для этого мы привлекли на фабрику консультантов из Великобритании и России. С их помощью разобрались, как в этой отрасли работать, какие у нее на данном этапе развития актуальные тенденции и перспективы.

Исходя из полученных консультаций и анализа, мы приняли стратегию: создавать безвредную для человека косметику, основанную на местном натуральном сырье – травах, цветах, других компонентах растений. Положив в основу эту концепцию, мы стали создавать новые бренды, а также придавать новое лицо уже существующим на фабрике брендам. Мне, например, понравился разработанный здесь до нас бренд Cosmeplant (Cosmetica plantelor).

Всю линейку продукции Cosmeplant фабрика выпускает на базе натуральных экстрактов растений. Для этого у нас есть своя отработанная система сбора сырья – цветы и травки собираются и заготавливаются в лесах кодровой зоны центральной части Молдовы. Мы тесно сотрудничаем в этом плане с лесниками, а также с семьями, имеющими специальные навыки и опыт сбора полезных растений. Для этого бренда создано новое лицо, усовершенствована рецептура. На данный момент он зарегистрирован более чем в 60 странах.

Б&Ф: И что, в эти страны уже налажены поставки продукции Viorica Cosmetic?

В.К.: Нет, на данном этапе времени мы регистрируем бренды, потому что поставка продукции в страны, где бренды не зарегистрированы – это, если хотите, самоубийство. А на хлопотную и весьма сложную процедуру создания и регистрации брендов уходит примерно два года.

Б&Ф: С учетом создания в перспективе глобальной компании, будут ли у Viorica Cosmetic бренды класса Premium?

В.К.: Да, на фабрике сейчас завершается разработка детского (возраст до 3-х лет) премиум-бренда Bebeluş. Это косметика для более дорогого сегмента родителей, любящих дорогую упаковку, способных оплатить использованные в ней дорогие ингредиенты. Этой серией мы хотим обезопасить детей тех наших родителей, которые покупают импортную косметику дорогих компаний (к сожалению, не всегда, по данным нашей лаборатории, безопасную).

Фабрикой Viorica Cosmetic долгое время выпускаются известные и хорошо знакомые потребителям бренды детской косметики Victoriţa и Victoraş. Эти бренды представляют единственную в стране косметику, рекомендуемую родителям для применения Ассоциацией педиатров страны. Мы используем для ее производства только безвредные, в основном натуральные ингредиенты в отличие от многих других производителей, экспортирующих в Молдову свою продукцию. Производство этой косметики для самых маленьких детей в доступном ценовом сегменте сохранится, но уже в более современной упаковке.

Специалистами фабрики созданы два бренда для среднего ценового сегмента – Violelle Flovio. Один основан на молдавских маслах, а другой – на экстрактах и маслах лучших растений мира.  

На финише находится процесс создания серии косметики Viomagic, предназначенной для проблемной кожи. Для этого фабрика привлекла партнеров из Франции. Нашей базы знаний для этого достаточно, но мы решили все же привлечь французов, так как их опыт является прекрасным дополнением к тому, что умеют делать наши косметологи.

Также из класса premium и бренд Vioselle, основанный на масле виноградной косточки. На фабрике серьезно и предметно думают над расширением линейки косметики для мужчин, над выпуском широкой гаммы кремов для загара, до загара, после загара. Все наши планы по созданию новых линий продукции рассчитаны примерно на два ближайших года с последующим постоянным, ежегодным обновлением на 15%.

Б&Ф: Здорово бы еще все эти бренды, причем в значительных объемах, продавать.

В.К.:
Такое важное звено, как продажи, мы стараемся развивать параллельно с разработкой и регистрацией брендов. В настоящее время идет процесс активной реализации продукции на внутреннем рынке. Мы хотим получить в течение ближайших 5 лет до 30% доли рынка косметики и парфюмерии Молдовы. Для этого открываем специализированные фирменные магазины с собственным ярким (по нашему мнению) лицом. Всего открыто уже пять таких магазинов – четыре в Кишиневе и один в Оргееве. Перед компанией стоит задача в ближайшие годы довести количество фирменных магазинов до 60.   



Б&Ф: Что лежит в основе конкурентного преимущества торговых марок Viorica Cosmetic, которое позволит фабрике вернуть утерянные позиции на внутреннем рынке?

В.К.: Изначальная позиция заключается в том, что мы не хотим брать покупателя ценой своей косметики и парфюмерии. Нам нужны средства для развития, демпингом мы не занимаемся. Мы делаем акцент на качестве и натуральности продукции Viorica, а они у нас, однозначно, лучше. И мы это готовы демонстрировать и доказывать на деле.

Б&Ф: Например?

В.К.: Мы считаем, что вся импортная косметика и парфюмерия должны сертифицироваться в стране. Сертификация и лабораторные исследования, если эти исследования будут проводиться в нашей стране, покажут, кто чего стоит.

Вот как можно завозить продукцию для детей и совершенно не проверять ее? Еще несколько лет назад фабричная лаборатория, по поручению государства, такой контроль осуществляла, но потом этот контроль качества отменили и свернули на государственном уровне. А я могу сказать, что мы, при контроле некоторых импортных продуктов (в том числе в косметике для детей), обнаруживаем недопустимые и вредные парафины и консерванты.

Мы же свою продукцию проверяем, и делаем это очень тщательно!

Мы считаем, что в Молдове надо поставить такие же заслоны, которые имеются у продукции Viorica Cosmetic в зарубежных странах. Чтобы защитить местного производителя, прежде всего надо защитить местного потребителя. А для этого нам нужно понимать, что везут в страну, чтобы знать, чем мы пользуемся. Требование к косметике должно быть точно такое же, как и к продуктам питания и фармацевтическим препаратам. Ведь косметическая продукция впитывается через кожу, проникает в кровь, влияет на здоровье людей.

Б&Ф: И вы предлагаете производить контроль в лаборатории фабрики Viorica?

В.К.: Нет, мы считаем, что должны быть независимые лаборатории, а они есть, чтобы все сертифицировать в Молдове. Если эти лаборатории недостаточно оснащены, нужно их оснастить – расходы окупятся быстро. Потребитель должен знать, что потребляет, и это должно подтвердить наше государство, с которого можно спросить. Точно так же, как это делается во всех европейских (включая СНГ) странах.

Б&Ф: Прошу прощения, но на данный момент это выглядит, как крик души… в пустоту?

В.К.: Я согласен, что пока это так и есть. Но нам очень многое еще нужно решить до того момента, когда мы сможем сказать, что у фабрики Viorica Cosmetic есть широкая линейка достойных продуктов, которыми она готова торговать в больших объемах! И вот тогда мы и сможем подойти к решению данной проблемы на системном и государственном уровне.  

Совершенно недостаточно заявить, что ты выпускаешь качественную и натуральную продукцию, хотя все именно так и заявляют. Но уверяю вас, что 95% импортной продукции не является натуральной и экологически чистой. И если 10-15 лет назад потребителя еще можно было, извините, ввести в заблуждение, поскольку он все покупал, то сейчас это делать становится сложнее. Потребитель теперь стал расторопный, он ищет дополнительную информацию и сведения о потребляемом продукте. Все больше людей стремятся найти соответствие заявленным производителем ценностям и качествам.

Б&Ф: Получается, что вся продукция Viorica уже со старта натуральна и качественна?

В.К.: Да, мы изначально такие. Все полезные вещества в нашей косметике имеют натуральное, растительное происхождение. Если раньше производство экстрактов нам делала другая компания, то в настоящее время мы это производство приобрели, оно стало нашим. Поэтому мы сырьевые экстракты делаем сами, что дает нам возможность гарантировать их высокое качество и 100-процентную натуральность.

У нас есть большая программа развития сельскохозяйственного направления. Мы будем сами выращивать полезные для здоровья человека травы и цветы, чтобы из них производить экстракты. На базе такого направления мы хотим создать мощный производственный туристический комплекс с розливом собственного экологического вина и даже рестораном. Мы хотим выпускать класс premium-продуктов из масла виноградной косточки, для чего посадим 50 гектаров винограда для получения чистых экстрактов листа, ягод и косточки. Ну а если там будет виноград, то понятно, что можно будет и вино делать.

В настоящее время рядом с фабрикой проектируется объект Vio Parc. В нем мы расположим маркетинговое подразделение, лабораторию, конференц-залы, учебно-методические аудитории для обучения партнеров и дилеров, SPA-центр, где будет косметика и парфюмерия производства Viorica.

Вот если все, что мы запланировали, соединить воедино, то оцениваемые DAAC Hermes Group инвестиции в ближайшие пять лет составят 15 млн. евро. Замечу, что такие деньги в виде инвестиций будут бессмысленны, если мы не сумеем развить и нарастить объемы продаж. Это одинаково важно как для внутреннего рынка, так и для зарубежных рынков, на которые мы выйдем в ближайшие годы, реализуя задачу преобразования фабрики Viorica Cosmetic в региональную, ну и затем – почему бы и нет? – в глобальную компанию.

Б&Ф: Скоро будет два года с момента приобретения фабрики. Рентабельно ли ее производство на данный момент, и каков показатель рентабельности?

В.К.: Буду откровенен: план 2014 г. предусматривает ноль прибыли. В 2013 г. у нас были убытки, но уже в 2015 г. планируется, что производство косметики и парфюмерии станет прибыльным.

Б&Ф: Скажите, каким по счету предприятием в DAAC Hermes Group стала фабрика Viorica?   

В.К.: Когда DAAC Hermes Group купил пакет акций государства на фабрике, в холдинге было около 40 предприятий. Мы свои активы стараемся оптимизировать, чтобы сосредоточить бизнес на эффективности и результативности.

Понятно, что при таком подходе часть предприятий продается, поэтому количество здесь не играет для нас большой роли. В настоящее время в холдинге есть несколько групп предприятий, которые мы планируем развивать. Первая – комплекс по управлению недвижимостью. Вторая – группа машиностроения. Третья – продажа продукции машиностроения и сельскохозяйственной техники. Четвертая – производство парфюмерии и косметики. Пятая – экологическое сельское хозяйство. Шестая – туризм.

Б&Ф: Вы случайно, а может быть, специально, не упомянули автомобильное направление?

В.К.: Это направление – бизнес учредителей DAAC Hermes Group. У компании DAAC Hermes несколько акционеров, тогда как в DAAC Hermes Group – их более 90 тыс. Холдингом избрана стратегия движения на увеличение стоимости активов. Мы думаем, что на сегодняшний день активы группы стоят в 10 раз больше, чем та цена, которая указана в сертификате.  

На фабрике «Виорика» сегодня работает 150 человек. Реализация инвестиционной программы предусматривает, что в ее составе будут иметь рабочие места не менее 800-1000 человек. Само производство у нас автоматизировано и механизировано, поэтому оно не потребует увеличения персонала, а вот на вспомогательных циклах, особенно в сырьевом секторе, а также сегментах науки, маркетинга и продаж, нам понадобится много работников.
Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load