X 
Война в Украине новостей: 3767
Зимние праздники новостей: 454
Землетрясения новостей: 275
Акция протеста новостей: 1299
Президент новостей: 3383

Олег Яновский: «На Западе больше нет такого понятия, как национальная элита. Элиты преследуют только собственные интересы». Часть 2

31 янв. 10:00 (обновлено 31 янв. 18:03)   Интервью
5449 1

(Окончание. Начало читайте 27.01.2022)

Кто станет претворять в жизнь планы мировых элит после того, как средний класс будет стёрт? Как устроена мировая властная сеть и каковы пять основных рычагов её влияния? Как происходит формирование мировой информационной парадигмы и управление ею в ручном режиме? Как за несколько шагов элита переключила человечество на сокращённое потребление? Об этом и многом другом в интервью каналу ДеньТВ рассказал политический консультант, преподаватель кафедры политической теории Московского государственного института международных отношений (МГИМО) Олег Яновский.

Портал Noi.md представляет своим читателям текстовую версию этой беседы.

Ну вот, спасибо, вы ответили на вопрос: "кто?" и на вопрос: "как?" Но все-таки: "зачем?". Вот возьмем конкретный пример. Вы в конце данного ответа вернулись, собственно, к нашему классическому пониманию элит, что они всё-таки выражают, защищают свои интересы. В чем может состоять интерес условных элит, опять же, чтобы мы под этим ни понимали, когда они разрушают традиционную половую ориентацию населения гигантского белого мира?

Посмотрите, здесь это интересно. Особенно, я думаю, что можно вообще моменты расового, сексуального, этнические и миграционные -это можно всё в одну категорию отнести. Во-первых, везде принцип один и тот же: "разделяй и властвуй". Давайте примем на веру, что национальный интерес не интересуют никого, и один из ученых, сказал что государство в 21 веке - это уже и не государство. Это некоторая территория по содержанию населения, и всё. То есть, это просто загон, просто очерченные линии. Вот у Ларса фон Триера (датский режиссер – прим. ред.) есть фильм "Догвилль". Там вот они в таких квадратиках живут. То есть понятно, это воображаемые границы, в рамках которых их посадили, и опять же, с точки зрения глобальной элиты, конечно, же это загон. Из которого вы не можете выехать. Мы вам говорим, что делать, а что не делать. Это же вполне логично абсолютно. И здесь действительно - разделяй и властвуй.


Во-первых, есть вот эта вот территория. Во-вторых, чем больше социальных страт, тем сложнее организоваться. Более того, существует исследования, особенно на английском примере, о том, что если общество более разнообразное, то оно менее сплоченное, меньше политической вовлеченности, опять же за счет самоорганизации, и организации сверху. Если раньше был профсоюз, было понятно по какому признаку организовывать, то здесь непонятно. Каждый будет организовывать сам себя, и они ещё друг с другом будут драться. Замечательно. Это как племена просто.

После этого, самое главное, это более апатичное общество становится более безразличным к окружающей среде и более агрессивно относится к внешним, чтобы защитить внутреннее. Концепция свой-чужой, мы помним это.

Ну и самое интересное. Это особо активно проявилась на коронавирусном периоде, это - смена иерархий нужд. То есть, людям становится нужно меньше, грубо говоря, и есть исследования, сравнивающие, что было нужно англичанину в 2000 году и сейчас. Много меньше. Ну, например, давайте возьмем lockdown. Такая животрепещущая тема, не будем обсуждать, зачем это делается. Но просто такая некоторая абстрактная конструкция теоретическая. Вот представьте себе, что у вас есть общество обычное. Сейчас. У нас инфляция очень высокая, продуктовая совсем двухзначная. Всё не очень хорошо, производство так себе, различные экологические моменты пытаются навязывать. И что требует человек, большинство, 80 процентов условно? Повышение заработной платы, улучшение благосостояния, медицинской системы, системы здравоохранения, защиты прав, пенсии и так далее. А теперь представим, что вам ввели локдаун. Вы всё ещё об этом думаете, но вас на какое-то время ограничили. Потом пришел еще один локдаун, второй, третий, пять локдаунов. О чем вы будете думать после пятого локдауна? Вы будете думать о повышении зарплат? Нет, вы будете думать о том, что вам снимут локдаун. И когда вам его снимут, вы будете очень благодарны, и ничего больше не попросите. То есть, довольно простые, социальные практики социальной инженерии. Ничего сложного. Используется в рекламе. Но вот так работает.

С точки зрения меньшинств - также. Назовём их миграционные меньшинства. Есть странная концепция такая, ее называют биоленинизм. Это в среде американских правых. Я не совсем согласен, но смысл в чем. Когда был крах Российской империи, образовалась острая нужда в элите. Брать неоткуда было. Классовое происхождение имело значение. И набирали мы знаем откуда - из классово близких элементов, в данном случае. И что главное было в этом? Учитывая, что была партия, эти новые элиты были безусловно лояльны партии, потому что их взяли из ниоткуда, из "грязи в князи". А теперь представьте себе ситуацию, что у вас есть безусловно белое мужское население в правящей элите. Это подавляющее белое мужское население, у них есть всё, и рычаги управления, и всего остального. И есть широкий белый средний класс, который умеет самоорганизовываться, у которого есть какие-то формы гражданского общества, самосознание, есть какие-то инструменты, в том числе на уровне клубов каких-то, есть какие-то идеи. То есть, в принципе это та прослойка, которая обладает и финансовой возможностью, и каким-то уровнем критического мышления, который может составить конкуренцию, неким организационным оружием. И самое главное, учитывая, что у них всё хорошо, особенно, условные бумеры, вон там 60-е годы, им всё равно, если их куда-то не возьмут. У них есть накопления, им не надо рваться в политику, они могут работать в финансовом секторе, могут сидеть на пенсии. Они самодостаточны, у них нет озлобленности на всех остальных.

А теперь возьмем, допустим, какого-то чёрного одноногого трансвестита, условно говоря. Ну какие шансы у него вырваться куда-то? Человек часто с какими-то психическими проблемами. Он не здоров социально, с точки зрения большинства. У него смазанная идентичность, он уязвим ко всему. И поэтому это культура обиды, когда все обижаются. Потому что нет ничего, о чем ты можешь твердо заявить, потому что всё очень флюидно. А теперь представим, что мы берем условных представителей действительно угнетаемого черного населения, сексуального меньшинства и, допустим, какие-то гендерные и этнические, и дадим им приход в Белый дом, или в корпорацию, или там в условное медиа, но какой уровень лояльности сразу! Во-первых, уровень лояльности, во-вторых, уровень злобы, цепные псы против всех, в-третьих, уровень самоорганизации, потому что малые группы всегда организуются, мы знаем по примерам этнических групп, малые группы всегда организуются в целостные клики, которые противостоят всем остальным и защищают свои собственные интересы после этого. Они ставят своих людей, они и управляемы за счет безусловной лояльности, и очень полезны в данном случае. То есть, это некоторое выстраивание партии. Очень лояльной. И самое интересное, что они же, вот допустим, на примере Демократической партии, они же понимают, что если Демократическая партия уйдет - им конец. Поэтому они будут до конца держаться, они будут врать, они будут заниматься откровенной пропагандой, чем угодно, лишь бы сохранить себя. Вот как-то так это работает, на мой взгляд.

Вы рассказали на примере США, но можно экстраполировать и на другие страны. Это понятно. Правильно ли я уловил мысль, что, по сути дела, мы имеем сейчас борьбу некой супер элиты с той элитой, которая их снизу подпирает и для этого туда вбрасываются всяческие рассолы, чтобы всю эту массу дробить, сталкивать между собой, запускают туда некие субстраты снизу, которые вносят там сумятицу для того, чтобы они не использовали свое положение, свое организационное оружие против тех, кто сверху?

Да, я думаю так. Во-первых, мы можем проследить, там есть эти знаменитые статьи в The Wall Street Journal, когда там описываются количество денег, 3 или 4 триллиона, аккумулированных бумерами и средним классом. И говорят: ну зачем же вам эти деньги? Ну что же с ними делать будете? Ну передадите вы их своим детям. Ну а им зачем? Они же все в аренду берут. Им это неинтересно. Им социальные сети, Мета вселенная и так далее. Зачем? Во-первых, ну, естественно, это перераспределение капитала. Стандартная абсолютно процедура для капиталистической системы, ничего нового. Экспансию нужно производить. Есть классические методы, всегда рабочие. Это рисковые инвестиции, война всегда, потому что, естественно, война всем дает прибыль, абсолютно. Но в данном случае и это надо за счет чего-то спонсировать. Мы же понимаем, что если это корпорация, если это финансовые интересы, во многом, это даже речь не о деньгах, а о контроле, как таковом. Потому что деньги - абстракция, деньги можно напечатать. Их надо напечатать, чтобы произвести налог для бедных в виде инфляции. Это контроль непосредственно системы, и мы понимаем, что не может быть такого, чтобы система хотела остаться на месте, ей всегда надо идти вперед. А за счет кого-то надо производить экспансию. И сейчас будет некоторое перераспределение за счет среднего класса, из которого один-два процента уйдут наверх, а остальные уйдут вниз, и это нормально.

Во-вторых, кстати, такие вещи как экологическая повестка, это же очевидно сделано для того, чтобы забрать деньги у несчастных среднеклассовых акционеров, в принципе, у среднего класса, потому что опять же вернемся к этим элитным убеждениям. Ну что представителю элиты стоит заплатить больше за отопление? Ему в общем всё равно, сколько платить за это отопление, а вот среднему классу и рабочему классу очень дорого платить за отопление, если вы будете отапливаться ветряками, за счет ветряков. Там на 400-600% сразу взлетит. Понятное дело, что если мы говорим про экологию, то каким образом корпорация собирается зарабатывать с нее, или они действительно хотят создавать социальное что-то там? Зачем? Их задача - зарабатывать деньги акционерам. То есть, опять же, это деньги, прежде всего, и это некоторый, с одной стороны инструмент отжима капитала и, наверное, помимо этого еще и идеологическое подавление, и, во-вторых, это обоснованная среди топ-менеджеров мысль о том, что такие инструменты используются как западная попытка остановить развитие, индустриализацию в незападных странах, за счет навязывания идеологии, в данном случае экологической. Это очень дорого, очень неэффективно, абсолютно нереализуемо. Вот три базовых фактора, но решается где это всё? На международных площадках, и Китаю, и условным Филиппинам приходится брать заем у Всемирного банка, условного JP Morgan или Goldman Sachs. А там люди говорят: ты можешь взять заем, если будешь делать "зеленую повестку". А что значит "зеленая повестка"? Значит, никакой угольной добычи, снижение ядерной энергетики, газа и так далее. Давай там ветряки строй. Это очень дорого, очень неэффективно и всегда держишь на контроле. То есть это такой инструмент ядра системы: на вытянутой руке контролировать периферию и полупериферию, на мой взгляд. Ну и остановить развитие. Потому что, я думаю, все понимают, что если они не будут останавливать развитие, не будут внедрять такие идеи, идеологемы, то их перегонят существенно быстрее, чем это произойдет, за пару лет буквально.

Во всяком случае, они хотят контролировать это развитие …

Контролировать и сдерживать. У нас же есть устойчивое развитие. Оно же устойчивое. Давайте устоим перед этим развитием.

Да, интересно. Устойчивое развитие, сразу с другой стороны, теперь нам можно на него посмотреть. Мое убеждение то, что все, что появляется в этом мире в виде каких-то прорывных технологий, биткоинов, это ровно то, что товарищи, которые принимают решения, на самом высоком глобальном уровне, разрешили в данном случае внедрить. Олег Сергеевич, давайте вернемся тогда к нашим элитам, что бы мы под этим ни понимали. Наши зрители не любят, когда по отношению к российскому правящему сословию мы применяем термин элиты, но, друзья, простите нас, другого слова, удобного для использования, одного, короткого мы не подберем. В общем, мы имеем ввиду тех, кто в России принимает решения, властный класс - оно равно же элиты. Что нам, на ваш взгляд, нужно сделать в России? И вот я сейчас говорю нам, имея ввиду, что все-таки мы с властью по одну сторону баррикад, хотя бы по части вопросов. Что в целом, какие процедуры нужны для того, чтобы элита стала суверенной не только потому, что у нас есть ядерное оружие и чудо- ракеты, но и мыслительно?

Да, вопрос, конечно, на вечность... Во-первых, конечно, начать думать не только о денежном вопросе. Было бы неплохо, если бы мы, наконец-то, поняли, что деньги - это не всё. Это во многом абстракция. Сегодня есть, завтра - нет.

Давайте я немножечко поясню. Может, некоторые могут не понять. Очень яркий пример был с Украиной. Когда начинались все эти события, второй Майдан, тринадцатый год, очень много политологов, и провластных, и тех, как бы инсайдеров от власти, я уже даже фамилий их не помню, но они были, они выступали и говорили: "Не волнуйтесь! Ничего там не произойдет, потому что мы экономику контролируем. Вы посмотрите, какой товарооборот с Украиной, сколько там наших предприятий реально, какие там олигархи наши на самом деле. Всё. Как бы мы экономически Украину контролируем и значит, что никуда она не денется". И на наших глазах произошло то, чего никто не ожидал. Экономические, денежные все эти вопросы не сыграли никакой практически роли. То есть политические мотивы перевесили с большой лихвой…

Я считаю так. Экономическое имеет очень большое значение. Переверну Маркса и уйду к следующему представителю марксистского движения, Антонио Грамши. Он очень правильно определил будущее. Находясь в тюрьме, у него было много времени рассуждать о том, что же он сделал неправильно в отличие от Ленина, и он понял, что в Европе то, что тогда в Советском Союзе, ну тогда в России, не получится сделать, а действовать надо медленно, и действовать надо не через экономику, а через идейную, идеологическую сферу - культуру, интеллектуалов, и так далее.

Мы сделали так: сначала мы возьмем экономику, а потом они к нам придут. А Запад сказал: мы возьмем идею, идеологическую сферу, ментальную сферу, мы определим вообще их мировоззрения, а потом экономика и так за нами придет. И землю заберем, и всё заберем, и продадим. И подсадим их на все иглы в мире. Но сначала они должны верить в то, что это во благо. Условно, на примере Украины можно сказать, что столкнулась две проблемы. С одной стороны, действительно недоверие элитам, Януковичу, естественно, со стороны, ну как минимум, половины населения, даже тех, кто за него голосовал, потому что он как раз тоже думал вот в этом направлении. И я не помню, чтобы кто-то придумал что-то своё на Украине за все время её существования независимого. То есть, либо западный проект, либо восточный проект. Но с точки зрения Украины он никак не был обрамлен никаким образом. И с другой стороны, вот это вот убеждение, что если мы дадим денег олигархам, или элитам, если мы договоримся на элитном уровне, получится.. Мы не английские колониальные офицеры, которые договариваются с главой вождества какого-то. Так не работает. Потому что английский офицер, когда приезжал, он давал не деньги вождю, он давал ему статус. Он давал ему признание равного. В этом всё дело.

И вот Украина в лице того, что у них можно назвать элитами, этой субстанции, они поверили, так же, как и мы верим, только на другом уровне, что они могут стать частью чего-то вот этого. Никто там не думает ни про что народное. Мы должны это понять. И они думают: "А мы куда пойдем? Мы станем частью вот этого, который и так хочет туда, или сами попадем туда, на своих правах".

Всё естественно. Поэтому никого не примут. Ни у кого шансов нет в данном случае, но видите, попытка засчитана. С западной стороны те, что хотели, то и получили. Потому что, как я и сказал, сначала надо сформировать знания, картину мира, внедрить какие-то понятийные структуры, которыми можно оперировать, которые можно аргументировать, что-то, что можно использовать в качестве аргумента на кухне, элементарно. Это должно спускаться на все сословия и на все классы, на все прослойки общества.

В данном случае, возвращаясь к вопросу, у нас нет никакой на мой взгляд, вменяемой, четкой, единой структуры организации межэлитного взаимодействия, ни своего собственного, ни между нами и Западом. Да, у нас есть Валдайский форум, у нас есть Питерский форум, но к нам же приезжают не так, как они встречаются там, условно, в Давосе, или в Сан-Франциско. Это ничего общего не имеет. К нам приезжают посмотреть на нас, а там приезжают посмотреть друг на друга. Это разные вещи, и в данном случае, конечно, надо признать, что никто с нами не будет говорить, пока мы сами не начнем о себе думать в нужных категориях, о том, что мы отдельные, но ничем не хуже, и начать работать над, во-первых, внутренними диалогами. Должна быть четко сформированная система ценностей у элиты. Да, пусть будет рента, да пусть будет прибыль, но зачем? И что будет, если ты не будешь этому следовать? Система наказаний, кнут-пряник. Правила игры. То есть, элита должна стать институтом, а не просто названием. Во-первых.

Во-вторых, конечно, надо переходить к работе, то, что мы не особо умеем делать, кроме, наверное, интернационала, создание сетевых структур наших собственных. Я думаю, у нас найдется множество молодых и не очень молодых людей, которые могут курсировать между странами, говорить на разных языках и обладать необходимым набором знаний. И почему бы не использовать их как некоторых агентов русского интереса в хорошем смысле, и не мешать им, не вовлекать государство. Просто дать зеленый свет и помощь. Ну и научиться взять лучшие практики, как мы делали в 40-50-е годы. Во-первых, находить уязвимости в западных организационных структурах, но и создавать свои собственные каким-то образом. Действительно создавать сети, какие-то интеллектуальные сети, культурные сети. Я думаю, что, условно Russia Today - это проект хороший, но это абсолютно капля в море. И когда у вас нет тыла, это не работает просто. В данном случае элитного. Ну и система образования, естественно. Я считаю, что образование должно быть общедоступным, но элитное образование, то есть, для лучших, кто может с точки зрения критического мышления, осмысления процессов ну и каких-то когнитивных функций элементарных, адаптивности.. Кстати, про адаптивность скажу, что, на мой взгляд, главная особенность элиты - это способность адаптироваться к контексту и в связи с этим формировать контекст происходящего. Вот то, чего мы не умеем делать пока что по какой-то причине. И в университетах, в школах, должны учить именно этому: самостоятельному мышлению, творческому. Мы немного упустили в гуманитарном образовании. Но я думаю это очень важная вещь. И за этим будущее!

2
0
0
0
0

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Какая категория уязвимости вам присвоена после регистрации на compensatii.gov.com?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав