ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Этнокоды молдавской моды

Этнокоды молдавской моды

О том, как дизайнер устроила праздник для всех молдаван отовсюду 


Алина Браду – дизайнер, Магистр моды. Окончила Государственный педагогический университет им. И. Крянгэ по специальности «Изобразительные искусства». Её коллекции участвовали в выставках и в показах мод в Румынии, на Международном фестивале моды Art Podium, в выставках: Central Asia Fashion (Казахстан), Ucraina Fashion Week, Inima mea e Moldova (Чикаго).


Свой день рождения она встретила, пролетая над океаном. Едва стихли последние аккорды зажигательной молдавской хоры, звучавшей на фестивале InimameaeMoldova. И сразу – подготовка к другому, уже ставшему в стране традицией, событию – фэшн-фестивалю DinInimă.


На маленькой фабрике бурлит жизнь: струится нежный шёлк в руках закройщиц, строчат машинки, отбивает свой бешеный такт оверлок, - завораживающий мир эскизов и лекал, манекенов и кружев, и чего-то ещё неуловимого, что исходит от хозяйки этого царства, стремительной, на нерве, но, чувствуется, всё же всеми любимой – кажется, что здесь нет начальника и исполнителей, скорее, есть созидатели в общем процессе закулисья, готовящего выход на подиум.


Dor de casă


- Алина, ваши ии (блузы) и платья уже носят за океаном?


- Уже да. Так сложилось, что мы второй год участвуем в фестивале Inima mea e Moldova, который организовал наш бывший соотечественник, певец и ведущий Ион Рога. Он живёт в Чикаго, там довольно большая и главное активная национальная община, впрочем, не только в Чикаго, - во всей Америке, и им в радость подобный праздник. Знаете, в молдавском языке есть такое понятие, dor de casă, это слово dor – оно не найдёт себе точного перевода, мне кажется, но зато очень тонко характеризует те чувства, которые испытывают наши люди, переехавшие в другие края. Этот фестиваль – замечательная возможность погрузиться в атмосферу молдавского праздника, которому нет равных по яркости, по живости и красочности. Это наша вкуснейшая национальная кухня, это наши лучшие, кто бы и что бы ни говорил, вина, это музыка, танцы, песни и, конечно, общение. Мы с огромным удовольствием летим в Чикаго, потому что чувствуем себя в силах поддержать эту энергию, и поделиться тем, что мы умеем, – и что, с другой стороны, востребовано нашими молдаванами, перелетевшими за океан. Это не только одежда, это ещё и то, что относится к home décor. Скатерти, просопы (полотенца), вещи, предназначенные для обряда крещения, и так далее, что может пригодиться в желании жить по традициям. А наши люди именно такие. 


- Алина, а вы везёте что-то из того, что есть, из ваших коллекций, или готовитесь специально, так сказать, кроите, ориентируясь на ожидания тех, кто съезжается на Inima mea Moldova?


- Мы готовили коллекцию, предназначенную именно для этого фестиваля. Если в прошлом году мы скорее пытались понять, что будет особо востребовано у наших бывших сограждан, то на этот раз мы уже знали их пожелания. У нас ведь разные по стилистике, по цветам, по настроению коллекции. Нашим соотечественникам, живущим в США, хочется чего-то насыщенного, праздничного, такого, в чём они могут прийти друг к другу на кумэтрию, день рождения, или на свадьбу. И там одежда в этностиле – некий код, транслирующий важную для каждого, кто в силу тех или иных обстоятельств вынужден был уехать со своей земли, информацию: мы – свои.


- А вот интересно: к этому празднику проявляют интерес только наши, или это событие, вызывающее любопытство и у других жителей Чикаго?


- Только наши, ну и, может быть, те, кого привели они. В принципе, это объяснимо. В огромной стране, где нашли своё убежище столько разных национальностей, при этом жизнь на огромных скоростях и при большом напряжении, им необходимо общение внутри своих общин. Тем более что организатор Ион Рога ставил перед собой конкретную цель - создать праздник для молдаван. Хотя, можно сказать, что из не наших проявила интерес полиция. Знаете, это в подтверждение тезиса о том, что инициатива наказуема. Когда подавали заявку на аренду парка, нужно было указать приблизительное количество человек, потому что, исходя из этого, рассчитывается площадь, что-то ещё, а людей оказалось несколько больше, и поэтому пришлось объясняться со стражами порядка.


Амбиции в системе координат


- А если говорить о вещах, которые создаёте вы. Они находят отклик исключительно в душах молдаван? Я, например, слышала историю о том, какой невероятной популярностью пользовались платье и туфли из вашей коллекции, которые одела   наша соотечественница, приехавшая  на американскую свадьбу.


- Думаю, что они притягивали внимание всё-таки наших бывших сограждан. И мне не доводилось слышать об особом интересе к молдавской вышивке у американцев. А вот, например, итальянцам то, что мы делаем, или французам, действительно, нравится. Вообще, если обобщить опыт, то наши платья и ии особо симпатичны романским народам. Я сужу по реакции публики, в том числе, и участвуя постоянно в выставках и фестивалях в разных странах, от Румынии до России.


- А русским симпатичны?


- Там наши этноблузки  иногда путают с украинскими вышиванками, разницы не замечают, хотя она очевидна. Зато русским интересны другие наши коллекции. Как, например, и европейцам. Мы ведь шьём одежду не только в этностиле, и не только под знакомым всем брендом, и что-то продаётся в бутиках европейских городов, совсем непохожее на то, что вы привыкли видеть, и никто и не подозревает о существовании «Алины Браду».


- А вам не обидно?


- Нет, совершенно не обидно. Я амбициозна, но эти амбиции простираются в системе координат «работа – творчество». Я не люблю давать интервью, стараюсь избегать светских мероприятий, мне крайне сложно говорить о том, что я делаю, считаю, что наши коллекции сами по себе достаточно красноречивы.


- В условиях конкуренции, наверное, не самая верная стратегия.


- Нам кажется, нас достаточно знают. А конкуренция – это стимул. Без нее сложнее было бы развиваться. Кроме того, развивают нас наши клиенты, обращаясь со своими пожеланиями, запросами. Так, можно сказать, появился family look, и это очень здорово, когда заказывают наряды для всей семьи, в которых идут в гости, на крестины, на свадьбы, или на народные праздники. 


В семейном стиле


- Когда-то в интервью вы озвучивали планы создавать обувь с национальной вышивкой, и аксессуары, которыми занимается, если я верно понимаю, ваш муж, главный стратег  в вашей творческо-семейной паре. Планы реализовались, в списке ещё и homedécor. А вот если говорить о развитии, как об углублении в тему этно? Есть куда?


- Конечно! Это, в принципе, неисчерпаемая тема, и собирать материал можно бесконечно.  Понятно, что есть каноны, в первую очередь это касается кроя и орнамента. Ведь в старину зачастую девушке, вышивавшей ию, приходилось придумывать свои узоры, которые уже потом передавались из поколения в поколение, но именно поэтому такое разнообразие мотивов, из деревни в деревню, из региона в регион. С другой стороны, в вышивку закладывался некий сакральный смысл, каждый рисунок имел своё предназначение, и поэтому и в этой плоскости есть и будет, что изучать. Вообще, сам по себе народный орнамент – это любопытная тема для изучения, ведь в этих комбинациях, первоэлементах закодирована  богатейшая информация. Каждый элемент, каждая линия и каждая завитушка -  это сообщение о принадлежности к тому или иному роду-племени, трансляция знаний об образе мира и способе взаимодействия с ним, «оберегание»  от внешних повреждающих воздействий.  А любая национальная одежда всегда выражает национальный  характер.  Так, молдавский народный  костюм, прежде всего женский – это сочетание скромности и мягкости,  сдержанности  и  чувства собственного достоинства,  чуткого восприятия красоты и гармонии.  Все это есть в наших женщинах, разве не так?


 Но всё же, я бы хотела обратить ваше внимание на то, что одежда, которую мы создаём, - это этно, в интерпретации модерна. И главная наша цель – привнести что-то своё, то есть, чтобы наш почерк был узнаваемый, авторский. И, конечно, вышивку мы не заказываем у народных мастериц – на самом деле, их единицы, и наши ии в таком случае стоили бы на порядок дороже. А нам бы очень хотелось, чтобы с нашей помощью люди поддерживали замечательную традицию – надевать ию, как говорится, и в мир, и в пир, и в добрые люди. Но мы продолжаем искать по комодам и сундукам деревенских прабабушек шедевры старины, если можно так сказать, реставрируем их и, условно говоря, создаём их копии. И всё же, важно сказать, что мы не работаем на масс-маркет. И в каждом изделии есть душа мастера.


- А вы сами носите ваши ии и платья?


- Больше того: они – часть нашего образа: в гости мы с мужем и детьми ходим только в них, это уже наш стиль.


- Алина, пять лет назад вы победили на фестивале моды АРТ-подиум. Состоялось ваше первое явление миру моды в амплуа дизайнера. Сейчас ваши платья носят за океаном, в них фотографируются дамы-министры и другие VIP-персоны. Вы стали знамениты. Вы себе это загадывали? И что дальше? Вдруг интерес к этно угаснет?


- Во-первых, какие-то вещи я от вас узнаю впервые. У меня категорически не хватает времени на то, чтобы отслеживать новостные ленты или заглядывать в соцсети, правда! Во-вторых, я ни в коем разе не чувствую себя знаменитой, по-моему, это всё так условно. Какие-то планы я себе, конечно, строила. Что-то сложилось само собой. Мы отдаём себе отчёт в том, что то, что интересно сегодня, может оказаться забытым завтра. Поэтому мы стараемся заглядывать в будущее и вместе с тем, стараемся жить «здесь и сейчас». Держа баланс.


Кроме того, сейчас, на мой взгляд, во всем мире интерес к этнике не угасает, а будет только возрастать.  Она своего рода противовес глобализации, стиранию национальных черт. На фоне цивилизационного кризиса  и распада людям хочется возвращения  к истокам, к корням. Хочется искреннего  и истинного – в музыке, в искусстве, в одежде… 


Лидия Гуцу


Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load