ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

​Игорь Додон: Нам всем потребуется политическая мудрость, чтобы удержать коалицию во имя Республики Молдова

​Игорь Додон: Нам всем потребуется политическая мудрость, чтобы удержать коалицию во имя Республики Молдова

Эксклюзивное интервью президента Республики Молдова Игоря Додона сайту Noi.md


Как долго продержится правящая коалиция? Что будет с тарифами и зарплатами? Почему до сих пор нет резонансных уголовных дел в отношении представителей бывшего режима? На эти и многие другие вопросы нам ответил глава государства.


Прошло почти  два месяца со времени создания парламентской коалиции и нового правительства. Что было самым трудным за это время?


Самым трудным за этот период было попытаться справиться с бойкотом  и саботажем со стороны руководителей ряда государственных структур, которые были назначены Демократической партией за последние годы. Некоторые чиновники первого эшелона сразу поняли, что власть поменялась и ушли в отставку. А есть очень много, причем  на разных уровнях, - и на уровне первых лиц ряда государственных структур, и  на уровне замов, и на уровне простых работников, которые саботировали. И я вам хочу сказать, что и на данном этапе мы активно сталкиваемся с этим саботажем. Я думаю, что вот этот первый этап так называемого демонтажа олигархической власти мы еще не закончили. Да,  в ряде таких важных структур как Конституционный суд, прокуратура и других  первые лица ушли, но мы там еще не назначили новых людей.


Процесс демонтажа и назначение новых людей, которые соответствуют всем критериям, - этот процесс мы планируем закончить где-то к середине или к концу августа. У нас уже есть очень хорошая система, когда мы все это обсуждаем, консультируемся. В начале каждой недели мы все встречаемся, обсуждаем повестку дня – и президента, и правительства, и парламента. Мы обговариваем сложные вопросы, которые есть, а они не могут не быть, и принимаем общие решения путем консенсуса.          


Откуда, на ваш взгляд, сейчас исходит главная угроза для нашей республики?


Я думаю, что есть несколько самых серьезных угроз и проблем,  которые мы должны решить в ближайшее время. Во-первых, это энергетические проблемы, это все, что связано с  тарифами. Тарифы - это бомба замедленного действия, которую оставила нам прошлая власть. Она действовала по принципу: «Победим – разберемся, нет – пусть они разбираются без нас». Я думаю, что в этом вопросе, - он в основном касается тарифа на газ,  мы  решение найдем. Есть новый директор «Молдова-газ», который уже входит во все детали,  касающиеся внутренней ситуации на «Молдова-газ». Есть предварительная договоренность, что мы будем обсуждать с российским партнерами возможность получения скидки на газ с первого сентября по первое января. Я надеюсь, что во второй половине августа по этим вопросам у меня будут переговоры с российским партнёрами. Я направил официальное письмо президенту Российской Федерации по этому поводу, и надеюсь, что мы сможем здесь опять получить помощь от Российской Федерации. Почему говорю – «опять», потому что в последние годы они нам очень помогали – по экспорту, по другим позициям. И мы сделаем все возможное, чтобы тарифы на газ не были повышены. Я думаю, что это один из основных вопросов экономического блока.


Риски с бюджетом, о которых говорили некоторые эксперты, думаю, что  они не очень большие. Мы не видим проблем с обеспечением текущих платежей пенсий, зарплат, инвестиционных программ. Поэтому я уверен, что все это будет продолжено. Других серьезных рисков на сегодняшнем этапе я не вижу.


А нет ли риска реакции и возврата прежнего режима?


Знаете, у нас очень слаженная работа в рамках этой парламентской коалиции, парламентского большинства. Я вышел с инициативой, чтобы до конца июля мы подписали политическое соглашение между двумя компонентами этого парламентского большинства, а также с участием президента.


Давайте скажем честно: на первом этапе, в начале июня, это парламентское большинство создавалось больше против бывшей власти. Мы прошли этот этап. Не до конца, но прошли. Мы сейчас должны очень четко готовиться и искать пункты совместной деятельности на будущее. То соглашение было временным, и  основные пункты той повестки дня исчерпаны. Поэтому я предложил, чтобы мы нашли возможность и подписали политическое соглашение, где мы четко ставим цели, что мы хотим сделать дальше. То есть первый этап - это было объединение против кого-то, и  объединиться против общего врага  всегда легче.  Но второй этап – более сложный, и здесь нужно проявить больше политической мудрости, чтобы объединиться и удержать это объединение, эту коалицию во имя чего-то большего. Вот сейчас мы заканчиваем этот документ. Там будет и политическая часть. Мы должны четко взять на себя обязательства насчет того, как мы будем действовать в нынешнем парламенте, как будем поддерживать эту коалицию. Мы должны четко расписать, какова внешнеполитическая повестка, Запад-Восток. Здесь у нас есть своя позиция, и я думаю, что мы найдем общий язык. Мы должны четко прописать, что мы делаем на местных выборах. Мы должны четко прописать, какова повестка дня правительства и парламентского большинства, какие реформы будем делать не на несколько месяцев, а как минимум на следующие полтора-два года. Мы должны четко расписать и сказать обществу: вот наша повестка дня на следующие два года, мы будем делать все возможное, чтобы изменить качество жизни в Молдове, провести реформу юстиции, прокуратуры. Вот  этот очень серьезный документ мы готовим, и до конца июля подпишем.


То есть коалиция будет жизнеспособна?


Практически все задают  мне этот вопрос – и внутри страны, и все внешние партнеры: сколько продержится эта коалиция? Я уже высказывал свое мнение, и хочу высказать его еще раз: я считаю, что чем дольше эта коалиция будет держаться вместе, тем лучше  будет для страны. Потому что то разделение, которое у нас было в последние 28 лет, - то есть с момента независимости, кстати, скоро, 27 августа, мы как раз  будем отмечать день независимости. Так вот, за эти 28 лет у нас так получилось, что  политики разделяли общество - примерно наполовину. И впервые у нас есть шанс объединить общество, и главным катализатором-объединителем может служить именно такая коалиция. Потому что в рамках этой коалиции представлена и одна часть общества, и другая. И вы сами видите, что людям стало дышать легче. Нет былых противоречий, нет того, когда одна сторона кричит «унионисты, румыны», а  другая – «русские танки» и так далее. И если мы сможем удержать эту коалицию как можно дольше, я думаю, что это будет хорошо для страны.


Есть три сценария того, сколько она продержится. Первый. Есть мнение, что она развалится после местных выборов. Вот пройдут местные выборы, потом – идем на досрочные. Я не верю в это. Есть второе мнение, второй сценарий – что она продержится до президентских выборов. Чтобы одновременно с президентскими прошли и досрочные выборы в парламент. Я очень надеюсь, что этого тоже не будет. И есть третий сценарий, что мы пройдем и местные, и президентские, и эта коалиция продержится весь мандат. Я, в качестве президента, сделаю все возможное, чтобы так и было.


Не сомневаюсь, что вы с вашей стороны это сделаете. И вижу, что и президентура, и одна из составляющих коалиции, то есть Партия социалистов, очень корректно держится. Но не слишком ли много уступок правым партиям?


Об этом тоже спрашивают очень много наших сторонников. Но давайте скажем честно: мы осознанно дали возможность нашим партнерам практически полностью отвечать за исполнительную власть. Когда мы вели переговоры о формировании коалиции, были разные мнения. Если помните, мы настаивали, чтобы дали больше министерств социалистам. Наши партнеры, блок ACUM, настояли на том, чтобы исключительно они отвечали за исполнительную власть. Мы сказали: «Ну, если хотите – отвечайте, возьмите на себя такие обязательства. Но это и большая ответственность. Мы даем вам эту возможность: отвечать за экономику, за социалку и за все, что касается исполнительной власти». У нас есть опыт. У нас есть люди для каждого сектора, для каждого сегмента. Люди, которые работали в этих отраслях, которые могут справиться с трудностями. Но мы, я считаю, сделали правильный шаг. Мы дали им возможность показать, на что наши партнеры  способны. Мы будем им помогать,  мы не бросаем их под танк.  Наши эксперты, наш опыт,- все к их услугам. Но раз они взяли ответственность за исполнительную власть,  то пусть они ее и несут. И это проще для понимания в обществе:  правительство – это правые партии. Ну, за исключением Министерства обороны и вице-премьера по реинтеграции. Это очень узкие сегменты. А за все остальное отвечают Майя Санду и Андрей Нэстасе. Но аовторяю, мы будем им помогать. Как, к примеру, с газом. Мы же могли из этого, так называемого разделения полномочий, сказать – ну справляйтесь вы с газом. Но они бы не справились. Но я понимаю, что этот вопрос очень важен для населения, поэтому и вызвался помочь. Я же поехал на полдня в Москву только для встречи с Дмитрием Козаком. Меня же потом и критиковали – почему не с другими? А потому что мне нужны были Козак и Миллер, глава  «Газпрома», с которыми я сел и начал договариваться по газу. И я решу эту проблему! И если лидеры правых партий поймут, что на каком-то этапе потребуется больше нашей помощи, чтобы мы больше вникали в работу некоторых министерств, чтобы мы делегировали кого-то в те или иные министерства, чтобы справляться с трудностями, - мы готовы. Ведь партнеры так и действуют. Поэтому неважно – много уступок, мало, я думаю, что важнее другое. Важнее, чтобы мы все понимали, что мы партнеры, и должны сделать все, что можем, все, что в наших силах, чтобы помочь нашим гражданам.


Вы упомянули о поездке в Москву. А какова вообще программа ваших визитов и внешней политики в целом? Да, геополитический фактор мы исключили, но все равно повестка осталась…


До создания этого парламентского большинства у нас было принято в последние годы, что президент дружит с Россией, а правительство дружит с Америкой, с Европой. Мы категорически должны от этого уходить. Не должно быть разделения по политикам, по институтам власти, кто с кем дружит. Поэтому  принцип взвешенной  внешней политики в том, что у нас должны быть хорошие отношения со всеми: и с Западом, и с Востоком. Это должно быть основой. Да, у нас есть Соглашение о европейской интеграции, которое мы будем внедрять. При этом мы не станем членами Европейского союза, давайте признаем это честно. И мы такую задачу перед собой не ставим. Соглашение об ассоциации нужно для того, чтобы улучшить качество жизни в Республике Молдова. Мы это так видим. И если европейские партнеры нам могут помочь в этом, - они нам помогают. А сам  ЕС не готов расширяться. Посмотрите на Балканские страны – они в очереди десятки лет! И не получили еще перспективу стать членами Европейского союза. Куда мы торопимся? Так что принцип взвешенной политики очень важен, и единственно возможен для Молдовы.


Что касается визитов, то у меня запланирован ряд очень важных визитов на Запад. Осенью поеду в Брюссель, мы уже согласовываем повестку дня, есть определенные конкретные пункты. Затем  буду в Соединенных Штатах – буду участвовать в ассамблее ООН и выступать с трибуны ООН, и в рамках этого визита  запланированы еще  встречи и с представителями руководства Соединенных Штатов, мы сейчас прорабатываем программу. Еще  у меня уже есть приглашение в Париж, на ноябрь.


С другой  стороны, считаю, что было бы правильным, чтобы премьер-министр осуществила рабочий либо официальный визит в Москву, тем более что приглашение со стороны Дмитрия Анатольевича Медведева есть. Мы с главой кабмина обсуждали этот вопрос. Знаю также, что в ближайшее время должна состояться встреча министров иностранных дел Молдовы и Российской Федерации. И это очень важно, как первый шаг. После этого должно состояться заседание Межправкомиссии… И вот все эти вещи, эта сбалансированность должна обязательно присутствовать. У нас 9-го августа будет заседание ЕврАзЭС. До сих пор мы участвовали только на президентском уровне, сейчас будем участвовать на уровне правительств. Поэтому я посоветовал и очень надеюсь, что правительство сделает все возможное, чтобы отправить туда кого-то из членов правительств, ведь надо  быть в курсе всех событий и всех новых тенденций, которые есть и на Западе и на Востоке.


И еще о взаимодействии с правительством. В одном из интервью вы упомянули, что неожиданно нашли взаимопонимание с премьер-министром Майей Санду. В чем выражается выше сотрудничество? И вообще как вам работается среди трех таких ярких, сильных, интересных женщин? Имею в виду Зинаиду Гречаный, Майю Санду и недавно избранного башкана Ирину Влах.


Во-первых, я очень рад, что в молдавской политике появляется все больше  женщин. У нас за всю современную Историю Молдовы было только две женщины премьер-министры: Гречаный и сейчас Майя Санду. И только две женщины были спикерами парламента – в начале 2000-х  Евгения Владимировна  Остапчук, и сейчас – Зинаида Петровна. Поэтому я думаю, что мы на правильном пути. Но как говорит Зинаида Петровна, женщин не должно быть много, - их должно быть достаточно. Так что я очень рад, что в высших эшелонах власти в Молдове есть женщины. Я вообще считаю, что женщины-политики  - это плюс для политики. 


Что же касается сотрудничества с Майей Санду, то я думаю, что у нас общие цели. Конечно, мы разные. И невозможно, чтобы те противоречия, которые у нас были два года назад, или еще полгода назад, - они сразу исчезли. У каждого есть свое видение. За это нас ценят и любят, или не любят и не ценят граждане Республики Молдова. Но самое важное, что мы нашли общие точки, общий интерес для граждан Республики Молдова. И вот когда у нас есть общие цели, мы в рамках этой общей  повестки дня, конечно, работаем вместе, согласованно.   


Недавно был обновлен Высший совет безопасности, главой которого вы являетесь. Какие задачи перед ним стоят, и что предстоит сделать для укрепления национальной безопасности?


Буквально несколько недель назад были приняты изменения в законодательство, в результате которых Высший совет безопасности получил новые полномочия. Раньше он был консультативным, и не мог получать некоторую информацию. Сейчас мы укрепили эту структуру. Как вы знаете, секретаря Совбеза мы делегировали в СИБ, на пост замдиректора службы. В ближайшее время будет новый секретарь Совбеза. Это очень известная личность, о которой мы скажем в начале следующей недели.


Мы ведем анализ и собираем информацию у всех силовых структур, а также  у регуляторов рынка ценных бумаг, Нацбанка – о том, что  происходит в Молдове. Мы взяли на себя полномочия и ответственность разобраться со всеми схемами контрабанды, коррупционными схемами, для того, чтобы консолидировано принимать решения в рамках Совбеза. Ведь в Совбез входят не только президент, но и премьер, и спикер, и министры, и Генеральный прокурор. Вот с учетом этой сложной повестки дня, думаю, что Совбез будет играть очень важную роль.


Еще о силовых структурах. Прокуратура, НЦБК, Конституционный суд – как вы оцениваете нынешнюю ситуацию там?


Люди ждут, чтобы побыстрее разобраться с теми, кто нарушил закон. Я очень хорошо их понимаю, знаю о многочисленных вопросах, почему так медленно идет дело.


Вот это был мой следующий вопрос: почему до сих пор нет ни одного уголовного дела?


Потому что для того, чтобы довести какое-то уголовное дело до логического конца, нужно, чтобы работала прокуратура. Там есть много профессионалов, но до сих пор они работали в другую сторону. Они знали и про «Кролл», они  все знали. Но ничего не делали и делать ничего не будут. Ни нынешний исполняющий обязанности генпрокурора, ни другие. Потому что они являются частью той системы. Для того, чтобы там начались  конкретные процессы, нужно  назначить другого исполняющего обязанности Генерального прокурора. Это – на данном этапе, потому что  быстренько назначить нового Генерального прокурора нельзя. Там конкурс длится минимум  60  рабочих дней.  То есть даже если мы его запустим сейчас, с первого августа, то он закончится только где-то в ноябре. А мы не можем столько ждать. Поэтому поменяли закон  и дали возможность назначить другого исполняющего обязанности Генерального прокурора Республики Молдова.  Согласно новому закону, Высший совет прокуроров должен предложить президенту в течение трех дней другого исполняющего обязанности Генерального прокурора. Так что  в начале следующей недели будет другой исполняющий обязанности Генерального прокурора Республики Молдова. Его задача – разобраться во всем том, что не хотел делать до сих пор его предшественник. А значит, сразу после его назначения,  до середины августа у нас будут конкретные дела и конкретные обвиняемые, если кто-то виноват из бывшей власти.


Теперь насчет того, долго или не долго. В некоторых странах переход власти длился несколько месяцев, полгода. Была и дестабилизация, была и кровь, к сожалению. А мы прошли этот период очень быстро, за неделю.


И бескровно…


И я считаю, что  за эти полтора месяца  нынешним правительством, нынешним парламентским большинством сделано очень много. Причем с соблюдением закона. Мы могли пойти как они, которые были до сих пор. Просто шашкой всех порубать, поставить к стенке… Но мы сразу сказали, что мы должны быть другими, поэтому действуем строго по букве закона.  Так что кроме  нового исполняющего обязанности Генпрокурора в начале следующей недели появится новый глава Антикоррупционной прокуратуры. Полагаю, что к началу следующей недели у нас будет и новый состав Конституционного суда. Так что все эти три очень важных  института скоро возглавят новые люди.


Мы с вами говорили о том, что  в последнее время происходит много отставок. Но тут есть и другая опасность. Не выплеснут ли с водой ребенка, как говорится? Если будут отбирать кадры по принципу «свой-чужой», не попадут ли под этот каток действительно профессионалы?  


Да, такая опасность есть, и я предупредил наших партнеров, что здесь надо быть очень внимательными. Мы в президентуре действует по такому принципу: если люди хорошо понимают, что должны делать, если они специалисты в своей области, - мы, конечно, таких людей берем в команду. Вот мы взяли Иона Кику, бывшего министра финансов. Некоторые попытались нас  критиковать – мол, почему взяли  человека из прошлого правительства. Взяли, потому что он  профессионал. В начале следующей недели мы возьмем советником президента по социальным вопросам одного из лучших специалистов в Молдове, который работал в составе последних правительств последние пять-шесть лет.


Это он или она?


(Смеется). Узнаете в начале следующей недели. Это лучший специалист в своей области. Так что мы профессионалов берем в команду. Конечно, если они не запачканы в каких-то коррупционных схемах. А если этого нет, то независимо от политических, идеологических и геополитических взглядов мы людей берем в команду. В администрации президента за все два с половиной года, что я являюсь руководителем, я не уволил никого. И никого не заставлял входить в Партию социалистов. Это все знают и ценят. И такой принцип должен быть везде. Если мы говорим о правительстве, если мы говорим о министерствах, то увольнять всех категорически нельзя. На ключевые должности, где должно быть политическое доверие со стороны премьер-министра, надо назначать тех, кто может найти с ним общий язык. Но если в каком-то министерстве 30%  сотрудников вошли в Демократическую партию, потому что их заставили под угрозой увольнения, то это не повод, чтобы сейчас всех уволить. А то можно остаться без людей. Других людей, подготовленных, просто не найдут, и тогда будет заблокирована деятельность ряда министерств и структур. Может быть, это самое опасное – паралич государственной власти в основном может наступить из-за того, что нет профессионально подготовленных людей. Поэтому здесь нужно подходить очень взвешенно и без эмоций.


Вы упомянули о ДПМ. Она объявила о том, что будет реформироваться и избавляться от токсичных политиков. Если эта партия будет реформирована, возможно ли, чтобы потом Партия социалистов вступила с ней в коалицию?


Во-первых, есть очень хорошая поговорка на молдавском языке «Lupul își schimbă părul, dar năravul – ba!» («Волк может поменять шкуру, но не нрав»). Я считаю, что это относится и к Демократической партии. Я не верю  в то, что они могут как-то реформироваться. Второе. Возможность какого-то  переформатирования коалиции в нынешнем  парламенте считаю невозможным. Я думаю, что в готовящемся политическом соглашении  будет обозначено, что и мы, и наши партнеры по коалиции справа берем на себя обязательства не создавать парламентские коалиции с представителями Демократической партии. Это принципиальный момент. Если мы будем перетягивать депутатов из фракции демократов, то чем мы лучше прошлой власти? Раз мы договорились, что идем вместе в этом формате, то давайте идти.


И третье. Насчет будущего. Я считаю, что после следующих парламентских выборов Демократической партии там  не будет. Поэтому не о чем и говорить. Считаю, что у них нет больших шансов и на местных выборах. Люди очень хорошо понимают, и мы знаем, как последние годы создавались их команды на местах. Количество примаров от ДПМ выросло  за последние годы в два или три раза, до недавнего времени их было коло 700 человек. Сейчас они оттуда все уходят. Мы знаем, как их там держали, знаем о прессинге, о сотнях уголовных дел, которые открывались по смешным поводам. Конечно, все понимают, что на местных выборах такого  результата у Демократической партии не будет. Ведь люди уже не боятся и не будут поддаваться прессингу.


Не могу не спросить еще об одном политическом проекте.  Вы наверняка знаете, что некоторые бывшие депутаты ПКРМ  анонсировали новый левый политический проект. Уже высказываются опасения, что он может потеснить Партию социалистов. А вы не опасаетесь?


Во-первых, мы не боимся политической конкуренции. Во-вторых, в интересах кого и как делается попытка раздробить левый фланг, - время покажет. И в-третьих, я не помню еще такой ситуации в Молдове, чтобы политики, которые ушли, возвращались в каких-то новых политических проектах в первой линии. Такого еще не было. Не хочу говорить, что это невозможно, нов Молдове это очень и очень тяжело.


Давайте вернемся к деятельности правительства. Первое. Василий Шова, - вице-премьер по реинтеграции, но при этом своего министерства у него нет. А в чем тогда заключается его работа?


В последние годы всегда была лишь должность вице-премьера по этмоу направлению, Министерство реинтеграции существовало только до 2009 года. У Василия Владимировича есть свой кабинет, и его нужно укреплять, потому что кроме реинтеграции он сейчасзанимается еще и двусторонними отношениями с Россией, является сопредседателем Межправкомиссии с молдавской стороны. Он курирует весь этот блоки у него очень много работы. Но я уверен, что господин Шова с ней справится.


И второй вопрос о правительстве. Недавно были обнародованы новые правила бюджетно-налоговой политики, с которыми выступила новый министр финансов. У бизнеса это уже вызвало критику. А вы как прокомментируете эти нововведения ?


Да, я видел некоторые  высказывания, что будут увеличены налоги и тому подобное. Давайте четко объясним: ничего такого страшного там нет, за исключением нескольких позиций. Первое. С некоторыми из этих изменений мы согласны, с некоторыми – нет. К примеру, мы  согласны с отменой закона о талонах на питание. Когда бывший спикер Андриан Канду настаивал на принятии этого закона, я был категорически против. Если вы помните, я его не подписал. Я сказал, что там есть  очень большие  риски   по схемам с налогами. И так оно и происходит. Для бюджета десятки миллионов леев потеряны. Поэтому этот закон нужно аннулировать.


Второе. Там есть закон о предприятии «Лотерея Молдовы».  Непонятное предприятие по составу учредителей, опять какие-то схемы. Эти лотерейные билеты, которые они каждый вечер рекламируют по своим телеканалам, не облагаются налогом. Так и написано в законе: «Не облагается налогом». Везде в мире все, что связано с казино, лотереями и игорным бизнесом, дает  государству огромные доходы в бюджет,  а здесь – не облагается налогом!  Конечно, этот закон  тоже нужно аннулировать, потому что изначально это была схема. По дьюти-фри все эти вещи с контрабандой сигарет нужно аннулировать? Нужно! Вот эти вещи, конечно, мы поддерживаем.


Там есть предложения по поводу того, чтобы те, кто получает большие зарплаты, не были в тех же условиях, как и те, кто получает маленькие зарплаты. В прошлом году, считаю, были правильные реформы, когда сделали единую ставку налога в 12%  на доходы физических лиц. Это стимулирует показывать зарплаты. Но сейчас появилось предложение, чтобы отменить налоговые льготы для тех, кто получает большие доходы. И это правильно. Те, кто получает 20 тысяч леев в месяц и более, - зачем им давать еще льготы по необлагаемому минимальному прожиточному минимуму?


То, что касается инициативы Минфина увеличить налог для ресторанов с 10 до 20%, здесь у нас немножко разные позиции: считаю, что это неправильно и нужно оставлять на уровне 10%. Потому что это хорошая возможность и стимул  для того, чтобы этот сегмент бизнеса вышел из тени и платил налоги.


Мы запланировали после возвращения премьер-министра из спикера из Брюсселя (кстати, это важно, такого не было давно, чтобы и премьер и спикер вместе были в делегации и встречались с руководством Европарламента), так вот, мы запланировали заседание вместе с Минфином, чтобы разобраться со всеми этими пунктами. Но кроме этого есть еще ряд наших предложений.        


В течение прошлой недели я встречался с представителями профсоюзов, различных бизнес-ассоциаций, с банкирами. И мы разработали в президентуре несколько концептуальных экономических и социальных инициатив, которые хотим предложить в качестве законопроектов.


Очень коротко, по экономическим вопросам. Первое. Мы хотим предложить принять закон, предусматривающий так называемую презумпцию невиновности для бизнеса. Не так, как было до сих пор: «А, у тебя какие-то обороты, сразу в тюрьму, а потом будем разбираться».  Второе. Мы хотим ввести должность адвоката, омбудсмена  для бизнесмена - в России есть такая практика, у президента есть советник, который занимается этими вопросами. Это предложение пришло от бизнеса, и я думаю, мы его поддержим. Третье.  Есть предложение, чтобы все налоги и перечисления, которые в разные фонды (социальный, медицинский и так далее) платят предприниматели, объединить в один платеж в государственный бюджет. А бюджет пусть сам разбирается, что куда.  Есть предложение и по сельскому хозяйству. Сейчас большая проблема у переработчиков - они покупают сырье по 8% НДС, а продают готовую продукцию по 20% НДС. Мы предлагаем ввести единую ставку и там, и там, а эти 20% возвращать за счет бюджета в качестве субвенций аграриям.


Очень важно решить вопрос и по внутренней торговле. Мы будем настаивать в рамках этой коалиции на внесении поправок в Закон о внутренней торговле таким образом, чтобы дать возможность местным производителям присутствовать в новых торговых сетях и ограничить торговую надбавку для этих сетей. Мы пытались принять эту инициативу  в прошлом парламенте, но тогда было очень сильное лобби у некоторых сетей со стороны ДПМ.


Социальные же инициативы касаются индексации пенсий два раза в год, там есть программа  «Первый дом», которую нужно продолжить, - разобраться с деталями и идти дальше. Есть предложения, чтобы гарантировать пенсию в течение пяти лет после выхода на пенсию, даже если человек ушел из жизни, то смогут получать его родственники.


Мы разработали эти инициативы и предложим принять их и правительству, и парламенту.


Вы слегка предварили мой вопрос. Он касается того, чтоо будет с прежними социальными проектами – «Арена», «Хорошие дороги», «Первый дом»?


«Арену» нужно закончить. Такой объект нам нужен. Что касается схем, с помощью которых это было сделано, пусть соответствующие органы разбираются. Под эту «Арену» нужно было 10 гектаров, а выделили 60. Непонятно: зачем еще 50 гектаров, кому они уходят. Этот проект стоит 43 миллиона евро государственных денег. Прежнее правительство вложило 10 миллионов евро, и нужно еще 30 миллионов в течение 10 лет выплачивать из госбюджета. Это огромные деньги. И с этим нужно разбираться: кто будет достраивать и за чей счет, как этот объект будет достроен до конца  и как он будет функционировать, как он будет управляться.


Что касается программы «Хорошие дороги», то я изначально говорил, что там нужен был другой принцип. Но выделять деньги на дороги мы будем, и не меньше, чем в тех объемах, что были до сих пор. Но не так, чтобы все дороги строили в Ниспоренах, потому что кто-то из Ниспорен, а соседние Калараш или Страшены пусть в ямах стоят. Все должно быть сбалансировано и делаться для всей страны. В программе «Первый дом» есть очень хорошие вещи, которые работают и должны работать дальше. Есть идея, как его расширить, и для этого привлечем одного из авторов этого проекта Иона Кику, моего нынешнего советника, и затем предложим правительству.


А какой все-таки будет судьба бывшего Республиканского стадиона? Вы наверняка знаете, что в обществе категорически не хотят, чтобы этот участок отошел посольству США…


Этим занимается правительство. Я хочу увидеть, чем все это закончится, потому что ясности у них до сих пор нет, переговоры с американской стороной не закончились. Там есть и другая проблема: треть земли уже не является государственной собственностью. Там разные бары, рестораны, там Шор еще что-то отобрал. То есть полная неразбериха. И если так продолжится дальше, то все отберут, а мы даже не узнаем об этом. Поэтому правительство сейчас должно очень четко с этим разобраться, а затем мы вместе сядем и подумаем, что делать дальше.


Теперь – про местные выборы. Определилась ли уже какая-то кандидатура у социалистов на пост мэра Кишинева?


Не секрет, что у меня есть непосредственная связь с Партией социалистов, я участвовал в заседании всех штабов: северного, центрального, южного и кишиневского. Обозначены кандидаты по всем районам, по всем городам и практически по всем селам. У нас будут кандидаты везде, по стране у социалистов тысячи кандидатур, и я думаю, чтона местных выборах мы получим первое место и на уровне сел, и на уровне большинства городов. Что касается Кишинева, конечно, у Партии социалистов будет свой кандидат, кто – будем решать на нашем активе. Но если вас интересует мое мнение, то это должен быть Иван Васильевич Чебан. Он был муниципальным советником последние четыре года, он лучше всех знает, что происходит в Кишиневе, и я уверен, что у него есть реальные шансы победить. Потому что во-первых, нет того геополитического разделения, что было раньше, во-вторых, он очень хорошо знает, как решать те проблемы, с которыми сталкиваются кишиневцы. Пришло время отдать Кишинев в руки профессионала, а профессиональнее иподготовленнее, чем он, я человека не вижу. Думаю, что в этом вопросе нужно консолидировать позицию левоцентристского фланга. Там есть неплохие специалисты из других партий, которые показали себя хорошо в муниципальном совете. Их нужно пригласить в команду.


Вы, как президент, уделяете много внимания патриотическим  проектам. Видимо, сейчас идет подготовка к празднованию юбилея Ясско-Кишиневской операции, наш сайт уже рассказывал об этом. Но вопрос у меня все-таки другой: будет ли возвращена в  школьную программу  «История Молдовы»?


Для того, чтобы вернуть в школьную программу  «Историю Молдовы», нужно, чтобы у социалистов было парламентское большинство. С нынешними партнерами это не получится. Это один из вопросов, который может взорвать парламентское большинство. Но в будущем, конечно, мы будем настаивать на нашей повестке. 


Если говорить о патриотических инициативах, то я в этом году я поддержал десятки акций, приуроченных к 75-летию освобождения Молдовы от фашистов. Кстати, мы сейчас разрабатываем закон о привлечении к ответственности за восхваление нацизма.


Готовим очень серьезный план мероприятий к 24-му августа. Пригласили некоторых зарубежных партнеров, - я уже направил официальное письмо Валентине Ивановне  Матвиенко, председателю Совета Федерации России. Под эгидой президента пройдут мероприятия на Мемориале в Шерпенах, затем  состоится открытие многих памятников, один из которых – памятник воинам-освободителям, что перед Академией наук,  сейчас он ремонтируется по нашей инициативе, а вечером – большой концерт в центре Кишинева, с участием известной российской певицы Елены Ваенги. А завершится все праздничным салютом.   


Игорь Николаевич, в следующем году должны состояться президентские выборы. Собираетесь ли вы принять в них участие?


Сначала нужно пройти все те этапы, о которых я говорил: провести местные выборы, разобраться, как мы функционируем дальше в рамках коалиции… Конечно, я не исключаю, что на следующих президентских выборах буду выставлять свою кандидатуру. Давайте здесь развеем некоторые слухи. Мы  не будем пытаться менять Конституцию для того, чтобы вернуть выборы президента в парламент. Давайте здесь поставим точку. Хочу напомнить, что и я лично, и пропрезидентская Партия социалистов открыто выступаем за президентскую форму правления, за укрепление статуса президента. Так что следующего  президента у нас будут избирать всенародно. И думаю, что это правильно. И не исключаю, что Партия социалистов опять примет решение выдвинуть мою кандидатуру. Но это уже будет в конце следующего года либо в начале 2021-го.


И последний вопрос. Он касается сферы искусства. Вы всегда поддерживали театр «С улицы Роз», недавно ему присвоено имя его бессменногохудожественного руководителя Юрия Аркадьевича Хармелина, и это замечательно. Ноу театра такдо сих пор и нет полноценного здания.Есть ли возможность помочь в этом хармелинскому детищу?


В прошлом году мы встречались с коллективом театра и выделили тогда 1 миллион леев из наших средств, направили письма партнерам и я знаю, что некоторые наши российские коллеги, депутаты Государственной Думы, взяли на себя обязательства все-таки эту проблему решить и найти деньги на то, чтобы закончить строительство. Очень надеюсь, что в скором времени процесс начнётся.


Вопросы задавала Светлана Деревщикова


Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load