COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 857 485 БОЛЬНЫХ 330 799(+1505)   ВЫЛЕЧИЛИСЬ 308 832     УМЕРЛО 7576(+41) Подробнее
Президент новостей: 2958
Власть новостей: 6916
ГМО и прививки новостей: 1307
Коронавирус новостей: 7687

«Политическая война» вокруг кресла генпрокурора

24 авг. 10:00 (обновлено 24 авг. 18:01)   Аналитика
11512 22

В Молдове продолжается противостояние между властями и генеральным прокурором, который в ответ на настойчивые требования об отставке ответил категорическим отказом. Комментируя обвинения в некомпетентности и неэффективной работе, он заявил о готовности ответить на все вопросы и отсутствии юридических и моральных оснований для сложения полномочий.

Александр Стояногло сделал ряд публичных заявлений, сославшись на отсутствие конструктивного диалога с руководством страны и попытки заставить прокуроров работать по политическим указаниям. И если одни считают, что генпрокурор позволил себе лишние эмоции, в особенности при сравнении нынешнего президента с Владимиром Плахотнюком, то другие говорят о важности поднятых им вопросов и необходимости соблюдать закон при взаимодействии между ветвями власти.

Эксперты напоминают, что в истории Республики Молдова ни один генеральный прокурор не завершил свой срок, поскольку все были назначены по политическим мотивам. В случае Стояногло упор был сделан на профессиональные критерии, однако большинство комментаторов сходятся во мнении, что сегодня в Молдове пытаются создать предпосылки для максимальной политизации правоохранительного учреждения и ограничения его независимости от политического класса. Продвигаемые инициативы способствуют формированию ситуации, при которой в Молдове каждый год может появляться новый генеральный прокурор.

По итогам профессионального конкурса

Александр Стояногло возглавил Генпрокуратуру в конце 2019 г., через несколько месяцев после того, как ушел в отставку Эдуард Харунжен, которого обвиняли в сотрудничестве с Демократической партией и Владимиром Плахотнюком. По действующему законодательству мандат Стояногло длится семь лет. Он стал первым генпрокурором, который получил должность по результатам профессионального конкурса. При этом конкурс, вокруг которого было сломано много копий, организовало правительство в бытность Майи Санду премьер-министром. В соответствии с принятыми накануне поправками в Закон о прокуратуре, кандидаты прошли через два фильтра: спецкомиссию Минюста и Высший совет прокуроров (ВСП).


Многие коллеги Майи Санду и соратники по Партии «Действие и солидарность» (ПДС) озвучивали положительные отзывы в адрес Стояногло, однако ситуация вскоре изменилась. Формально именно фигура генпрокурора и способ его назначения стали причиной распада «право-левой» коалиции и отставки правительства Санду в ноябре 2019 г. Тогдашний министр юстиции Олеся Стамате (которая, кстати, состояла в конкурсной комиссии и тоже поставила Стояногло наивысший балл) объявила об аннулировании результатов конкурса, заявив, что возникли сомнения в непредвзятости одного из членов оценочной комиссии. В этот же день правительство взяло на себя ответственность по выдвижению кандидатуры генпрокурора для ее утверждения ВСП. В результате вотума недоверия кабинету Майи Санду в стране появилось новое правительство, которое аннулировало решение об отмене результатов конкурса.

В мае 2020 г. была предпринята попытка освободить кресло генпрокурора через Конституционный суд (КС). Судьи объявили неконституционными некоторые статьи Закона о прокуратуре, включая поправки, касающиеся способа назначения генпрокурора. Речь идет о процедуре, по которой нынешний глава ведомства получил свой мандат. Однако, вопреки ожиданиям инициаторов запроса, Александр Стояногло сохранил пост: выводы суда не влияют на уже проведенные процедуры. «Мандат нынешнего генпрокурора никак не затрагивается. Напротив, этим решением прокуратура становится более защищенной в своей независимости и беспристрастности от возможных влияний со стороны исполнительной власти», - отметила тогда председатель КС Домника Маноле.

Впоследствии, в июле 2020 г., Майя Санду в телеэфире выразила недовольство отсутствием конкретных результатов в деятельности Генпрокуратуры и заявила, что, став президентом, проведет оценку работы Александра Стояногло и может начать процедуру его увольнения. На посту главы государства Санду неоднократно возвращалась к этой идее и после победы ПДС в парламентских выборах одним из первых законопроектов стала инициатива о внесении поправок в Закон о прокуратуре, создающих условия для отставки генпрокурора.

«У нас сегодня другая прокуратура»

На этом фоне Александр Стояногло неоднократно выступал с публичными заявлениями, в которых осуждал политические нападки на возглавляемое им учреждение. Так, в январе 2021 г. он заявил, что «атаки превзошли все допустимые пределы, особенно сейчас, когда мы продвинулись в расследовании банковского мошенничества». «Политики не могут смириться с тем фактом, что у них больше нет рычагов воздействия на нас. Им нужна независимая прокуратура, но которая при этом будет зависеть только от них. Они стремятся напасть, запугать, заставить прокуроров принимать решения. В последней избирательной кампании прокуратура стала предметом споров, чтобы отвлечь внимание от их собственных недостатков. Создается впечатление, что политики решили все проблемы общества и начали вершить правосудие, заменив прокуроров», - отметил Стояногло.

В поддержку действующего генпрокурора выступали многие авторитетные юристы и представители гражданского общества. К примеру, экс-председатель Конституционного суда, бывший министр юстиции Александр Тэнасе охарактеризовал Стояногло как «хорошего прокурора и абсолютно честного человека, который всегда исходил из правильных побуждений». «Мы получили первого генпрокурора, который заговорил о прокурорском беспределе, и который взял на себя ответственность по пересмотру политических дел»,- говорит Тэнасе. По его мнению, нужно иметь большое мужество, чтобы перечить этой системе, и в этом отношении генпрокурор все делает правильно.

Эксперты напоминают, что в истории Республики Молдова ни один генеральный прокурор не завершил свой срок, поскольку все были назначены по политическим мотивам. В случае Стояногло упор был сделан на профессиональные критерии, однако большинство комментаторов сходятся во мнении, что сегодня в Молдове пытаются законодательным путем создать предпосылки для максимальной политизации правоохранительного учреждения, а баталии, развернувшиеся за кресло генпрокурора, иначе как «политической войной» не назовешь.

«Меня назначили не по политическим мотивам. Я прошел и выиграл конкурс, подготовленный правительством, который тогда возглавляла Майя Санду. Я не виноват, что выдвинутый ими человек не выиграл», - сказал ранее генпрокурор в эфире одного из телеканалов. Стояногло добавил, что при нем перестали возбуждать «заказные» уголовные дела, уровень коррупции заметно снизился, функционал прокуратуры изменился в лучшую сторону. «У нас сегодня другая прокуратура. Но у нас до сих пор наблюдается полная демотивация людей в прокуратуре. Я не хочу быть предателем. Я хочу, чтобы у людей, работающих в прокуратуре, было будущее. Прокуратура не должна быть как мяч, у кого-то в ногах», - отметил глава учреждения.

«Докладчик по конфиденциальным делам»

Среди основных выдвигаемых нынешней властью генпрокурору и возглавляемому им учреждению претензий – отсутствие доверия со стороны общества, отсутствие реальных действий и заметных подвижек в расследовании кражи миллиарда и других резонансных дел, неэффективная работа по возвращению украденных денег, недостаточные усилия для экстрадиции Владимира Плахотнюка и Илана Шора, бездействие в отношении Вячеслава Платона и некоторых других фигур, которое позволяет им избегать уголовной ответственности. На брифинге в минувший четверг Александр Стояногло прокомментировал обвинения в свой адрес и озвучил свою точку зрения «в связи с политическими изменениями в стране и очерняющей кампанией» против Генпрокуратуры и против него лично.

По его словам, в Республике Молдова, как и в любом правовом государстве, власти разделены и взаимодействуют на основе равенства и лояльности без ущерба для независимости и беспристрастности каждой их них. Он напомнил, что согласно Конституции РМ, прокуратура автономна и подчиняется только закону, а не главе государства, парламенту или правительству. «За исключением иерархического внутреннего контроля, единственным органом, который осуществляет процессуальный контроль деятельности прокуратуры, является судебная система», - уточнил Стояногло.

В этой связи он сослался на отсутствие взаимоприемлемого диалога с руководством страны. «Все восемь месяцев после того, как Майя Санду стала президентом, Генеральная прокуратура пыталась установить диалог, основанный на взаимном уважении и конструктивных отношениях с главой государства, но, к сожалению, наши усилия были напрасными. Президент не хотела интересоваться состоянием дел, проблемами, с которыми мы сталкиваемся, и тем, как можно помочь нам исправить ситуацию», - сказал генпрокурор. Особое внимание Стояногло уделил последнему заседанию Высшего совета безопасности (ВСБ), на которое его пригласили в качестве «докладчика по конфиденциальным делам».

Генеральный прокурор сравнил Майю Санду с бывшим лидером ДПМ Владимиром Плахотнюком, утверждая, что президент нарушает принцип разделения властей в государстве. «Мои попытки объяснить, что изучение некоторых дел не входит в обязанности ВСБ и является вмешательством в деятельность прокуратуры, были жестко отвергнуты аргументом о некомпетентности. Последнее заседание ВСБ было организовано внезапно, для отчета вызвали прокуроров. Я думаю, что только Плахотнюк позволял себе такое», - считает глава правоохранительного учреждения.

По его словам, на заседании ВСБ президент просила Генпрокуратуру возбудить уголовные дела в отношении нескольких депутатов от оппозиции, среди которых экс-президент страны, лидер Партии социалистов Игорь Додон, бывший президент, лидер Партии коммунистов Владимир Воронин, экс-спикер Зинаида Гречаный. «Представителя Генпрокуратуры спросили, почему до сих пор на их имена не возбуждены уголовные дела», - сообщил Стояногло, отметив, что «никаких аргументов представлено не было, это был просто упрек в адрес прокуратуры». Он призвал президентуру «набраться смелости» и обнародовать список, представленный в ВСБ.

Александр Стояногло считает необходимым восстановить деятельность Высшего совета безопасности в русле законности. По его словам, Генпрокуратура направит в КС запрос о проверке конституционности включения генерального прокурора в состав ВСБ. В то же время стало известно, что ведомство обратилось к Венецианской комиссии, Консультативному совету европейских прокуроров Совета Европы, Международной ассоциации прокуроров и дипломатическому корпусу, аккредитованному в нашей стране. От них ждут реакции на последние изменения в законодательство о деятельности прокуратуры, принятые парламентским большинством.

«Ни юридических, ни моральных оснований»

Генпрокурор отметил, что готов публично ответить на все обвинения и был прозрачен в отношении любого «чувствительного дела». Он выразил недоумение нынешней позицией властей: «Отрицание каких-либо достижений прокуратуры, игнорирование их, необоснованная недооценка работы прокуратуры по расследованию десятков тысяч дел в рамках производства, манипулирование и дезинформация общества об «отсутствии результатов в расследовании банковских махинаций» и о том, что «через полтора года прокуратура повернула направление расследования на 180 градусов по сравнению с тем, что имитировала до недавнего времени». Учитывая, что за полтора года и в ограниченных пандемией условиях прокуратура завершила и направила в суд десятки дел в отношении бывших руководителей Национального банка Молдовы, коммерческих банков, участвовавших в этой схеме, администраторов процесса банкротства, сотрудников холдинга Шора и других лиц, причастных к хищению миллиарда, на активы которого были возбуждены аресты на сумму около 3,1 миллиарда леев».

Александр Стояногло сообщил, что расследование продолжается по множеству эпизодов 2010-2015 гг., которые также относятся к делу о краже миллиарда, и прокуратура перейдет к этапу, когда будут привлечены не только организаторы и бенефициары, но также и те, кто проголосовал за решения правительства, разрешившие ограбление национальной банковской системы. «То же самое и с другими делами, о которых так много говорят: «Кулек», «Багамы», «Платон», «Ландромат», «Концессия аэропорта». Мы проинформируем широкую общественность о каждом случае, представив решения и аргументы», - подчеркнул генпрокурор.

По его словам, Вячеслав Платон и Георгий Кавкалюк могут быть объявлены в международный розыск и привлечены к ответственности, если добровольно не явятся в прокуратуру. Стояногло отмечает, что у прокуроров не было оснований ограничивать передвижение Платона до тех пор, как он не пропустил заседание суда. Он сообщил, что в несколько стран были направлены запросы на экстрадицию Владимира Плахотнюка, который сейчас находится в Турции. «Мы продолжаем расследование в отношении Плахотнюка, расследуем дела не только на территории РМ, принимаем некоторые конкретные меры, связанные с арестом его собственности, компаний, и у нас также есть определенные успехи», - сказал Александр Стояногло.

Комментируя намерение Илана Шора выступить по видеосвязи в парламенте с информацией о банковском мошенничестве, он отметил, что утверждение о нежелании прокуроров выслушать Шора не соответствует действительности: «Мы готовы услышать мнение любого, кто может предоставить детали для расследования дела о краже миллиарда долларов. Но отмечу, что должна быть информация, подтвержденная доказательствами». По его словам, Шор давал показания и раньше, и они всегда были разными. «Мы поддерживаем инициативу о возврате денег, но условия возврата денег нужно согласовывать с Нацбанком. Однако, насколько я понимаю, он сейчас не хочет возвращать деньги, а хочет для себя каких-то особых условий», - сказал Стояногло.

Он заявил, что не появится в законодательном органе 20 августа для обсуждения хода расследования дела о банковском мошенничестве, поскольку «закон не предусматривает заслушивания генерального прокурора в парламенте». Ведомство направило депутатам отчет, который содержит данные за период с 1 января 2021 г. по 19 августа 2021 г. Из него следует, что следствие вышло на «политические факторы» кражи, а также была выявлена роль в обеспечении вывода средств со стороны Национального банка Молдовы. Речь, в частности, идет о запросе госрегулятора в адрес правительства о покрытии образовавшейся в банковской системе дыры.

Генпрокурор заявил, что не сложит с себя полномочия и не позволит ведомству работать по политическим указаниям. «У меня нет ни юридических, ни моральных оснований для ухода в отставку. Все, что я делал до сих пор, я делал в соответствии с законом, и не думаю, что кто-то может привести пример, когда я нарушил закон. Мы не открывали дел по заказу, не преследовали экономических агентов, политический класс и журналистов. Я не боюсь оценки или дисциплинарного взыскания. Готов ответить на все вопросы. Вы можете ежедневно спорить по поводу моего увольнения, но я публично заявляю, что прокуратура не примет инструкции и не будет действовать по приказу или эмоциям», - резюмировал генеральный прокурор.

Урок «истории успеха» не усвоен?

Реакция властей не заставила себя ждать. Президент Майя Санду назвала «ложными и безответственными» заявления, сделанные генеральным прокурором по поводу требований о возбуждении уголовных дел против оппозиции. Она заявила, что на заседании ВСБ такие дела вообще не обсуждались и посоветовала генпрокурору «свериться с протоколом этой встречи». «Ни г-н Стояногло, ни коррумпированные люди, которых он пытается защитить, не смогут остановить самую важную реформу, в которой нуждается страна, - очистить судебную систему и прокуратуру от влияния коррумпированных групп», - написала Санду на своей странице.

Так или иначе, многие комментаторы не оставили заявления Александра Стояногло без внимания. Вопросов добавляет и тот факт, что стенограмма заседания ВСБ, вокруг которого развернулись споры, до сих пор не опубликована – пусть даже частично, с учетом того, что часть информации может носить конфиденциальный характер. И если одни считают, что генпрокурор позволил себе лишние эмоции, в особенности при сравнении нынешнего президента с Плахотнюком, то другие говорят о важности поднятых им вопросов и необходимости соблюдать закон при взаимодействии между ветвями власти.

Ряд экспертов и политиков призвали иностранных послов и международные организации прислушаться к словам генпрокурора. «Отсутствие реакции со стороны партнеров по развитию на явные антидемократические действия нынешних властей является большим разочарованием. Никакой геополитический интерес не может служить оправданием подобной позиции по отношению к таким действиям. Очень сожалею, что урок периода «истории успеха 2010-2014 гг.» так и не усвоен некоторыми нашими друзьями. Последствия будут такими же...», - написал экс-премьер Ион Кику на своей странице в соцсети.

После заявлений генпрокурора о требовании возбудить уголовные дела против оппозиции Партия социалистов выразила озабоченность «незаконными и антидемократическими действиями новой власти, которые становятся все более опасными для верховенства закона». По мнению ПСРМ, эти действия «вдохновлены периодом «захваченного государства», а некоторые даже превосходят их по своей жестокости и противоправности». Депутаты от оппозиции попросили президентуру обнародовать стенограмму заседания ВСБ. «Юристы ПСРМ готовят обращения к нескольким международным институтам по вопросам права и уважения демократии и верховенства закона, чтобы сообщить о серьезных нарушениях и злоупотреблениях со стороны нынешнего правительства», - говорится в заявлении ПСРМ.

Политолог Дионис Ченуша удивлен молчанием институтов Евросоюза «в политической войне президента, правительства и большинства ПДС против прокуратуры и Александра Стояногло». В комментарии на своей странице в соцсети он напоминает о схожей ситуации, когда ЕС ранее критиковал попытки социалистов оказать давление на Конституционный суд. «Президентуре необходимо опубликовать расшифровку стенограммы, и война деклараций должна закончиться, чтобы исключить популизм, установить межведомственный диалог и не нанести вред имиджу институтов (президентура, прокуратура и т.д.) и важных для страны процессов (привлечение внешней помощи, расследование дел)», - пишет Ченуша. По его словам, в этом противостоянии закон на стороне генерального прокурора, а политизация деятельности прокуратуры лишь негативно скажется на продвижении расследования по резонансным уголовным делам.

Большинство комментаторов согласны с тем, что повышение уровня независимости и деполитизация могли бы решить многие проблемы внутри прокуратуры. При этом отмечается, что когда меняется политический класс или генеральный прокурор, в судьбе некоторых расследований зачастую появляются новые повороты – это, в первую очередь, свидетельствует о том, что прокуратурам не хватает функциональной независимости и ответственности. В то же время многим представляется очевидным, что смена генерального прокурора не решит эти проблемы в системе. Продвигаемые сегодня законы создают риски формирования ситуации, при которой в Молдове каждый год может появляться новый генеральный прокурор. В таких условиях о независимости этой фигуры можно забыть: глава ведомства обязательно будет принимать решения в угоду политическому классу.

Завтра читайте на Noi.md о законопроекте, направленном на оценку деятельности генпрокурора и вводящем дополнительные условия для его отставки.

Ион Мунтяну

0
Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Добавить комментарий

Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы Республика Молдова как можно быстрее вышла из энергетического кризиса?
🔽🔽