ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Молдова получила «неуд» за коррупцию

В последнем отчете GRECO Республика Молдова попала в топ стран с самым низким уровнем выполнения рекомендаций по борьбе с коррупцией на высоком уровне – среди судей, прокуроров, депутатов, высокопоставленных чиновников и политиков.

Из всего пакета согласованных мер приняты во внимание и выполнены лишь около 22% антикоррупционных рекомендаций. Оппозиция поспешила обвинить в провалах действующие власти, эксперты напомнили о череде политических кризисов и смен правительства, а также пандемических реалиях, которые не могли не сказаться на ходе реформ. Кроме того, как оказалось, многие меры по регулированию сектора правосудия, которые числятся среди нереализованных, были включены в законопроект, забракованный 22 сентября Конституционным судом.

За рамками честности и неподкупности

Международная организация GRECO (Group of States Against Corruption), созданная Советом Европы в 1999 г. для помощи европейским странам в борьбе с коррупцией, в конце сентября приняла свой второй отчет по Молдове. В нем оценивается прогресс, достигнутый при выполнении рекомендаций GRECO с 2018 г. 20-страничный документ был опубликован на прошлой неделе с разрешения властей Республики Молдова.

Выводы экспертов неутешительны: уровень соблюдения рекомендаций остается «в целом неудовлетворительным». Отечественным реформаторам предоставили новый срок: внедрить антикоррупционные меры к 30 сентября 2021 г. Через год в Страсбурге ждут новый отчет. Пока же GRECO констатирует, что страна сильно отстает в реализации реформ по предотвращению коррупции среди политиков, судей и прокуроров. За последние два года из 14 рекомендаций лишь одна считается полностью выполненной, девять – частично выполненными, а четыре – невыполненными.


Многие меры, которые числятся среди нереализованных, были включены в законопроект, забракованный 22 сентября Конституционным судом (КС). Так, эксперты GRECO настаивают на исключении из Высшего совета магистратуры (ВСМ) министра юстиции и генерального прокурора, обеспечении избрания в этот орган в соответствии со справедливой и прозрачной процедурой, отмене пятилетнего срока при первичном назначении судей, повышении прозрачности судебного производства и объективности дисциплинарных процедур в отношении судей.

По мнению антикоррупционного органа Совета Европы, в судебной системе так и не приняты общие, всем понятные и предсказуемые правила назначения и продвижения судей. По-прежнему в кадровых решениях фигурируют служители Фемиды, личности которых могут вызвать вопросы о профессиональной честности и неподкупности. Назначение судей зачастую происходит по субъективным принципам, без учета критериев профессиональной компетентности, прозрачности и честности.

В отношении прокуратуры недостатки заключаются в «отсутствии прогресса в пересмотре рамок дисциплинарной ответственности прокуроров». Кроме того, письменные комментарии к Кодексу этики прокуроров еще не разработаны. Вопреки рекомендациям GRECO министр юстиции и председатель ВСМ остаются членами Высшего совета прокуроров, создавая угрозу независимости и беспристрастности этого органа.

Отдельная тема – меры по профилактике коррупционного поведения среди парламентариев и политических деятелей, которые авторы отчета считают «явно недостаточными». Отмечается, что для принятия законодательных актов все чаще используются чрезвычайные процедуры, а значительное количество законов было рассмотрено в ускоренном порядке. В то же время в Молдове неоднократно демонстрировали неспособность «обеспечивать адекватные временные рамки для значимых общественных консультаций и парламентских дебатов». Кодекс поведения парламентариев в стране отсутствует, так же как и правила урегулирования конфликтов интересов, контактов с лоббистами и третьими сторонами, не приняты четкие критерии отмены депутатской неприкосновенности.

Одна из причин отсутствия прозрачности в деятельности высокопоставленных чиновников, парламентариев, судей и прокуроров, по мнению GRECO, - неэффективность и чрезмерная политизация Национального органа по неподкупности (НОН). Эксперты рекомендуют укрепить его независимость и автономию. До сих пор деятельность этого учреждения, которое призвано играть одну из ключевых ролей в борьбе с коррупцией на высоком уровне, сводилась к наложению штрафов в единичных случаях и совсем изредка – применении санкций в виде лишения права занимать государственные должности на короткий период.

Тюремные сроки для коррупционеров

В правительстве отмечают, что часть антикоррупционных рекомендаций, согласованных с европейскими институтами, может быть выполнена только путем внесения поправок в Конституцию, то есть через специальную процедуру и при наличии конституционного большинства в парламенте. После того, как КС отклонил законопроект об укреплении судебной системы и независимости судей, Минюст представил новые поправки, направленные на выполнение международных обязательств страны. Власти снова ждут заключения Конституционного суда, без одобрения которого поправки не могут быть внесены в парламент.

Другая часть мер реализуется в рамках Национальной стратегии по неподкупности и борьбе с коррупцией на 2017–2020 гг., разработанной при поддержке национальных и международных экспертов, гражданского общества, партнеров по развитию. За ее внедрением следят группы по мониторингу, отчеты которых суммируются секретариатом при Национальном центре по борьбе с коррупцией. Впрочем, за минувший год из 51 запланированного мероприятия полностью выполнены лишь около 20, еще 23 – частично, 5 находятся в процессе внедрения.

Вместе с тем, в нынешнем месяце вступили в силу поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие ответственность за коррупционные деяния и предполагающие увеличение тюремных сроков. В частности, максимальный срок лишения свободы «за извлечение выгоды из влияния в интересах организованной преступной группы или преступной организации» возрастает с 7 до 8 лет, за «злоупотребление властью или служебным положением, совершенное лицом, исполняющим ответственную государственную должность» – с 6 до 7 лет.

Верхняя планка наказания для лиц, исполняющих свои обязанности в ситуации конфликта интересов, увеличена с 5 до 6 лет, а если злоумышленник занимает высокую должность или его действия повлекли тяжкие последствия – до 7 лет. Возросли также уголовные санкции за отмывание денег и некоторые другие деяния. Ужесточение наказаний фигурирует среди антикоррупционных рекомендаций Совета Европы, а также является одним из условий ЕС для оказания макрофинансовой помощи Молдове.

Некоторые преступления переведены из категории «менее тяжких» в категорию «тяжких», чтобы правоохранители смогли использовать дополнительные процессуальные инструменты для противодействия коррупции. Органы уголовного преследования получили более широкие возможности проводить специальные следственные мероприятия при наличии обоснованных подозрений в подготовке или совершении коррупционного преступления. В то же время у судов будет меньше рычагов для сокращения сроков коррупционерам. Служители Фемиды не смогут применять по таким делам нормы об освобождении от уголовной ответственности, приостановлении исполнения приговора и освобождении от наказания в связи с изменением ситуации.

«Слишком робкие» борцы с коррупцией

Как отмечают эксперты Transparency International Moldova в своем последнем исследовании о коррупции в центральных и местных органах власти, действия НОН по проверке активов и интересов публичных лиц, включая выявление незадекларированных активов, «остаются слишком робкими и не соответствуют ожиданиям общества». Это учреждение очень медленно обрабатывает декларации, уделяя основное внимание проверке своевременности представления данных и выявлению существенных различий между полученным доходом и приобретенным имуществом. В то время как в СМИ регулярно сообщается о роскошном образе жизни, внушительных состояниях, пожертвованиях, полученных госчиновниками. По словам экспертов, несмотря на внедрение цифрового доступа к документации, для прессы и общественности он затруднен и доступны лишь отсканированные документы.

В Национальном органе по неподкупности отсутствие успехов объясняют двусмысленными законодательными рамками и отсутствием достаточных рычагов для выполнения своих обязанностей. Недавно ряд представителей НОН обратились в Министерство юстиции с просьбой о внесении в законы поправок, однако процесс, по их мнению, затягивается. В настоящее время учреждение рассматривает многие нарушения со стороны госслужащих высокого ранга, но называть их имена не может. Большинство актов обжалуются в судебных инстанциях, и до вынесения окончательного вердикта Национальный центр по защите персональных данных запрещает публиковать детали. Впрочем, большинство экспертов скептически относятся к оправданиям НОН, считая, что это учреждение чрезмерно бюрократизирует процесс и уклоняется от принятия каких-либо конкретных мер.

В то же время опросы Transparency International Moldova свидетельствуют о том, что знания госслужащих по антикоррупционным темам неудовлетворительны. Эксперт организации Яна Спиней отмечает, что около 60% респондентов участвовали в тренингах по вопросам неподкупности, однако значительная их часть не в полной мере знает смысл таких понятий, как «конфликт интересов», «личный интерес» и «близкие люди». По ее словам, в некоторых ситуациях конфликт интересов не разрешается руководителями, а в других случаях примененные решения не отвечают законодательству. Многие респонденты располагают информацией о конфликте интересов в своих учреждениях, в том числе о приеме на работу близких людей, принятии решений в пользу дочерних фирм или использовании госсобственности в личных целях.

Депутат Игорь Мунтяну обращает внимание, что отсутствие заметного прогресса при реализации реформ сказалось на сроках предоставления макроэкономической помощи Молдове. В качестве выполненного условия он отмечает внесение ряда поправок в Уголовный кодекс, в то же время подвергает критике разработку Стратегии реформирования юстиции, преобразования в деятельности Высшего совета магистратуры и некоторые другие реформы. По словам Мунтяну, было бы абсурдным не признавать, что пандемический кризис значительно усложнил задачу властей по выполнению международных обязательств страны. Однако, как он считает, «мы не должны легкомысленно сваливать любой государственный провал, задолженность или оправдания правительства на последствия этой чрезвычайной ситуации по имени Covid-19».

Некоторые специалисты, включая эксперта по борьбе с коррупцией, бывшего вице-директора НЦБК Кристину Цэрнэ, предлагают отказаться от принципа презумпции законности имущества в отношении должностных лиц. Как показывает опыт других стран, это позволяет более успешно бороться с распространенностью феномена коррупции в рядах чиновников. По ее мнению, в условиях Молдовы презумпция законности имущества могла бы применяться по отношению к рядовому гражданину, чтобы защищать неприкосновенность его собственности, но не должна работать абсолютно для всех, и прежде всего для госслужащих, к имуществу которых постоянно возникают вопросы.

Распространенность проявлений коррупции в политических кругах эксперты также объясняют желанием правоохранительных и антикоррупционных органов дистанцироваться от этих вопросов. По их мнению, ключевую роль играет человеческий фактор – повлиять на ситуацию в этой области могут только очень смелые и неподкупные люди, немаловажно и наличие политической воли. Несмотря на некоторые правовые пробелы, в законодательстве есть много инструментов, которые в нынешних условиях редко и избирательно применяются органами правосудия. В результате лишь каждый четвертый коррумпированный чиновник теряет работу, а трое из четырех возвращаются в систему с судимостью за коррупцию.

Ион Спэтару

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load