COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Эта служба и опасна, и трудна. К чему приведут новые полномочия ГНС?

Эта служба и опасна, и трудна. К чему приведут новые полномочия ГНС?

В Молдове вернулись к идее расширения полномочий Государственной налоговой службы (ГНС), которая в скором времени может получить право проведения специальных операций и уголовного преследования за различные экономические преступления.

Одобренный правительством законопроект подразумевает реорганизацию ГНС с благой целью – нанесение удара по теневой экономике и нелояльной конкуренции. В зону интереса нового специализированного подразделения попадут налоговые уклонисты всех мастей, псевдо-предприниматели и злоумышленники, причинившие ущерб госбюджету или совершившие другие нарушения экономического характера.

В то же время многие подвергли критике инициативу о новых полномочиях ГНС, говоря о необходимости разделять функции налогового контроля и ведения уголовного преследования. Эксперты обращают внимание, что взаимоотношения государства с налогоплательщиком должны носить здоровый характер, основанный на презумпции добросовестности последнего. По их мнению, иной подход означает не сотрудничество, а ставит всех предпринимателей в позицию подозреваемых перед лицом карающих органов, на роль которых пытается претендовать теперь еще и ГНС.


Работа «под прикрытием»

Основная задача ГНС – налоговое администрирование и налоговый контроль, в рамках которого проверяется правильность исчисления и уплаты налогов и сборов. При наличии оснований недобросовестный налогоплательщик привлекается к налоговой ответственности. С учетом этого ГНС не наделена правом на проведение специальных операций и уголовного преследования, при помощи которого и выявляется большая часть преступлений. По своему потенциалу этот вид правоохранительной деятельности значительно превосходит возможности налогового контроля. В этой связи ГНС всегда стремилась расширить свои полномочия и получить дополнительные рычаги для противодействия нарушителям.

В рамках специальной розыскной деятельности, к примеру, есть возможность негласно отслеживать перемещение злоумышленников, их переговоры по телефону и интернету. Во многих случаях это может доказать действия по уклонению от уплаты налогов или причастность конкретных лиц к фиктивной организации, используемой в нелегальной схеме. Кроме того, у ГНС может появиться возможность внедрения сотрудников в компании для сбора доказательств использования преступных схем – такая практика периодически применяется правоохранительными органами. Под видом наемных работников они могут фиксировать такие факты как ведение двойной бухгалтерии, выплата части зарплаты наличными с целью сокрытия от налогообложения, источники происхождения и направление движения не отраженных в бухучете денег и материальных ценностей.

Действия правоохранителей, в отличие от налогового контроля, во многих случаях носят негласный характер, так как предпринимаются в тайне от объекта, представляющего интерес. При этом рассекречивание данных происходит после получения необходимой информации. Тогда как при налоговой проверке можно участвовать в этом процессе лично или через своего представителя, а также знакомиться со всеми материалами дела. Кроме того, как показывает практика, после налоговой проверки и вынесения решения о привлечении к ответственности, злоумышленники могут принять меры к уничтожению или фальсификации следов преступления, о которых им стало известно при ознакомлении с материалами дела. Это часто приводит к сложностям при сборе доказательств и, как следствие, к тому, что лица, совершившие преступление умышленно, не возмещают причиненный бюджету ущерб.

Отсутствием необходимых полномочий в Минфине объясняют относительно низкие показатели выявления экономических преступлений, что негативно влияет на деловой климат и способствует распространенности феномена теневой экономики. В министерстве считают, что полиция занимается этой разновидностью преступности лишь формально. Поводом для возбуждения уголовного дела служат данные налоговых проверок и другие материалы, поступившие из фискальных органов. Существующие процедуры, по мнению налоговиков, зачастую приводят к сложностям при расследовании экономических преступлений, снижая эффективность предпринимаемых усилий и создавая предпосылки для ухода от ответственности. В то же время некоторые представители ГНС в комментарии для Noi.md отметили, что неоднократно сталкивались с сотрудниками МВД, демонстрирующими полное незнание гражданского, налогового законодательства, основ предпринимательской деятельности.

Данные Национального бюро статистики свидетельствуют о незначительных показателях выявления налоговых и сопутствующих нарушений посредством действующей процедуры. Что касается незаконных действий, затрагивающих предпринимательскую деятельность, налогообложение и сопутствующие вопросы, то в 2019 г. их число уменьшилось почти на 25% по сравнению с предыдущим годом. В этом секторе было зафиксировано около 38,4 тыс. нарушений, в результате которых вынесено 37,9 тыс. решений о применения наказания. Самыми распространенными становятся нарушения, связанные с подачей налоговых отчетов и выполнением налоговых обязательств, а основное наказание для налогоплательщиков – штраф. Регулярно привлекаются к ответственности транспортные компании по перевозке пассажиров, интернет-магазины, салоны красоты, различные заведения общепита, автомойки. Отдельная статья – нарушения в области трудовых отношений, включая зарплаты в конвертах и махинации с налоговыми и социальными сборами.

Плюс 500 млн в бюджет

В минувшую пятницу правительство одобрило законопроект, предусматривающий расширение компетенции ГНС. Это учреждение сможет инициировать уголовные дела и получит часть полномочий, принадлежавших ранее экономической полиции. Нынешний министр финансов Сергей Пушкуца продвигал эту идею еще несколько лет назад, будучи главой фискальной службы. На заседании кабмина он представил законопроект, отметив, что в перспективе ГНС сможет работать над предупреждением экономических преступлений и борьбой с ними, поскольку получит особые полномочия и право проведения уголовного преследования по этой категории дел. Проект поправок в законодательство после одобрения правительством будет вынесен на голосование в парламенте.

«Принимая во внимание тот факт, что подчиненные Министерству финансов органы правомочны рассматривать нарушения, предусмотренные ст. 263 пункт. (4) – (8) Кодекса о правонарушениях, которые также входят в компетенцию органов МВД, во избежание дублирования компетенции, учитывая, что эти нарушения характерны для предпринимательской деятельности, предлагается, чтобы их экспертиза проводилась в дальнейшем в рамках Министерства финансов», - аргументируют авторы инициативы.

В юридическом отделе ГНС корреспонденту Noi.md пояснили, что в случае принятия поправок эффективность работы налоговой службы возрастет, ей не придется тратить время на информирование других структур. Сегодня, когда ГНС обнаруживает нарушения во время проверок, она обязана в определенные сроки рассмотреть материалы и принять решение, затем оповестить органы уголовного преследования. Последним же приходится инициировать новые проверки, уже в рамках уголовного дела. «Экономические преступления по сути своей являются гражданскими, а потому не совсем логично, чтобы с ними боролись силовые структуры»,- отмечают в ГНС.

Кроме того, по данным ведомства, налоговые и сопутствующие преступления входят в число наиболее распространенных экономических преступлений, отличаясь повышенной латентностью и разнообразием способов их совершения. При этом причиняемый налоговыми преступлениями ущерб сегодня превышает тот, что наносят все иные экономические преступления вместе взятые. Люди, уклоняющиеся от уплаты налогов с компании, обычно не являются добросовестными налогоплательщиками и в качестве физического лица, а также скрывают деньги или имущество, с которых должны взиматься налоги. Поэтому уголовные дела необходимо расследовать, проверяя возможности совершения всего комплекса нарушений. Нередко налоговые преступления сочетаются с другими видами экономических преступлений: от псевдо-предпринимательства до легализации незаконно полученных капиталов и имущества.

На заседании правительства премьер-министр Ион Кику объяснил, что «этот проект очень ждут бизнесмены», которые, по его словам, выступили с инициативой на форуме предпринимателей. Власти ожидают, что нововведение повысит способность государства реагировать на незаконные действия, препятствующие развитию стабильного делового климата, а также облегчит жизнь законопослушным предпринимателям, которые страдают от нелояльной конкуренции. Кроме того, как уточнил Сергей Пушкуца, поправки направлены на уменьшение теневой экономики, противодействие экономической преступности, в том числе уклонению от уплаты налогов гражданами и юридическими лицами, недопущение случаев нанесения ущерба госказне и увеличение поступлений в публичный бюджет.

В этих целях в структуре ГНС появится специализированное подразделение. В первых вариантах законопроекта предполагалось, что в его состав войдут 40 сотрудников, однако в актуальной версии численность персонала увеличена до 70 единиц. На заседании правительства о расходах на реорганизацию не упоминалось. Но ранее ГНС подсчитала, что на создание нового подразделения понадобится более 1 млн леев. При этом половина выделенных средств пойдет на приобретение новой формы для сотрудников. Впрочем, по предварительным расчетам, затраты быстро окупятся: в результате деятельности новой структуры бюджет ежегодно будет пополняться на сумму не менее 500 млн леев.

«Подмена взимания налогов их выбиванием»

В последнее время на разных уровнях власти все чаще говорят о том, что казна государства не наполняется в должной мере не только по обстоятельствам объективного свойства, когда для платежей нет средств. Немало случаев, когда вносить налоги просто не хотят и либо вовсе скрываются от них, либо ищут обходные маневры, чтобы заплатить меньше положенного. Злостным «уклонистам», изыскивающим различные ухищренные схемы, играют на руку несовершенство законодательства и недостаточная эффективность работы компетентных органов.

С другой стороны, большое число регулирующих актов иной раз путает простого налогоплательщика, а совершение нарушения порой происходит без какого-либо намерения с его стороны. В то же время предприниматели нередко жалуются на произвол контролирующих органов и обременительность налогообложения реального сектора экономики. По их мнению, в условиях сложности налогового законодательства и обилия возможностей двойного толкования, уголовные дела желательно возбуждать только при наличии признаков умышленного нарушения налогоплательщиком.

В этой связи не удивительно, что многие подвергли критике инициативу о расширении компетенции ГНС, говоря о необходимости разделять функции налогового контроля и ведения уголовного преследования. По мнению ряда экспертов, налоговые органы не должны обладать полномочиями по проведению расследований и какой-либо специальной розыскной деятельности, поскольку это прерогатива МВД. Взаимоотношения государства с налогоплательщиком должны носить здоровый характер, основанный на презумпции добросовестности последнего. Любой иной подход означает не сотрудничество, а ставит всех предпринимателей в позицию подозреваемых перед лицом карающих органов, на роль которых пытается претендовать теперь еще и ГНС.

Как отметил на своей странице в соцсети председатель Ассоциации «Право на справедливость» Павел Григорчук, решение молдавских властей не связано с облегчением жизни предпринимателей и не приведет к улучшению делового климата. Он уверен, что это «неконституционное решение» и «попытка создать новый орган, который будет кошмарить бизнес», как раньше это делали специализированные прокуратуры – по борьбе с коррупцией и по борьбе с организованной преступностью и особым делам. «То, с чем покончил Стояногло в прокуратуре, теперь будет возрождено в Налоговой службе», - заключает Григорчук.

«Наличие обоснованных подозрений по поводу добросовестности налогоплательщика может стать причиной уголовного преследования. Но одно дело, когда этим занимается орган, специально созданный для этих целей, а другое – наделение избыточными полномочиями налоговиков. Это юридический нонсенс, который может привести подмене взимания налогов их выбиванием. Кроме того, налоговики в силу своих функций находятся в постоянном контакте с предпринимателями, что может отразиться на объективности расследования экономических преступлений из-за конфликта интересов. Коррупционный фактор тоже никто не отменял. В конце концов, для такой деятельности необходимы знания в области криминалистки и опыт оперативной работы. Думаю, что у ГНС достаточно своих полномочий, и не надо ради конкуренции с МВД делать крайними предпринимателей», – отметил для Noi.md руководитель одной из столичных компаний.

Представители МВД так же ставят под вопрос инициативу Минфина. По мнению полицейских, при правильном взаимодействии органов внутренних дел и ГНС никакого расширения функций налоговой службы не требуется. В МВД уверяют, что сами справляются со своей работой, а объективные причины для создания новой структуры отсутствуют. Тем более что специализированное подразделение с компетенцией по расследованию экономических преступлений имеется в структуре Управления по уголовному преследованию Генерального инспектората полиции. С позицией МВД согласен ряд экспертов, по словам которых, неизвестно, насколько эффективной будет работа нового звена ГНС, а трата денег на внедрение новых механизмов без четкого экономического обоснования не относится к первоочередным задачам в условиях пандемического кризиса.

Виктор Суружиу

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load