Война в Украине новостей: 3066
Акция протеста новостей: 1199
Президент новостей: 3233
Власть новостей: 7326
Объектив Европа новостей: 283

Золотой голос Национального радио: Вера Мереуцэ раскрыла душу в эксклюзивном интервью

13 фев. 9:01   Интервью
5207

13 февраля – Международный день радио. По этому случаю мы приглашаем вас ближе познакомиться с заслуженной артисткой Верой Мереуцэ, золотым голосом Радио-Молдова, в настоящее время профессором Академии музыки, театра и изящных искусств, а также "голосом" троллейбуса – голосом, который звучит в общественном транспорте и сообщает вам, какая станция следующая.

Вера Мереуцэ родилась 27 ноября 1937 года в городе Григориополь. Окончила школу № 1 в Григориополе (1955) и Высшее театральное училище имени Бориса Щукина при Театре Вахтангова в Москве (1960). Была актрисой кишиневского театра «Лучафэрул» (1960-1964), диктором Радио-Молдова (1964-1999). Одновременно сотрудничала с телевидением в литературных и детских передачах, со студией «Молдова-фильм», где участвовала в дублировании нескольких художественных и документальных фильмов. С 1963 года преподает в Академии музыки, театра и изобразительных искусств в Кишиневе.

Человеческая жизнь – это написанная книга.

Золотой голос национального радио Вера Мереуцэ – наша героиня!

Кто такая Вера Мереуцэ?


- Трудно сказать, какой я вижу себя со стороны. Обычный человек, обычная женщина, с домашними хлопотами, с рабочими заботами, который старается справиться со всеми делами по мере своих сил.

Когда в вашей жизни появилось радио?

- В годы моего детства, после войны, после голода, техника была совсем другая, и в центре города Григориополя, откуда я родом, на очень высоком столбе висел репродуктор. Большая черная шляпа, которая говорила весь день. В 1953 году из этой "шляпы" сообщили, что Сталин умер.

Не знаю, но культ личности Сталина был настолько велик, что все, в том числе и мы, дети, воображали, что Сталин бессмертен. Как без Сталина? Его ведь воспринимали как отца всех народов СССР.

Со временем слезы высохли, эта боль угасла, пришли другие времена, другой мир, с другим отношением, и мы слышали новости по радио, когда случайно оказывались возле этой шляпы на верхушке столба, но у меня было больше доверия к печатной прессе. В школе воспитывали уважение к печатному слову, а в один прекрасный летний день, когда мы заканчивали 10-й класс, на весь школьный двор прокричали:

«Кто хочет в Москву учиться на артиста? Кто хочет в Москву учиться на артиста?»

Кто же не хотел быть артистом?! Ведь мы смотрели фильмы, и киногерои были для нас примером, образцом красоты, отношения к жизни, успеха, удачи. И человек шесть из нас поехали в Кишинев для участия в этом конкурсе. Конкурс был очень большой, 10-12 человек на место, и отобрали 20 человек – 13 ребят и 7 девушек, среди которых была и я. За 5 лет в Щукинском училище театрального искусства при Театре Вахтангова из нас сделали актеров.

Годы пролетели очень быстро, и в 1960 году мы вернулись домой с очень хорошей профессиональной подготовкой и очень разнообразным и интересным репертуаром. У нас в репертуаре был французский водевиль «Свадебный костюм», была драма Шиллера «Коварство и любовь», была «Оценка ноль по поведению». Я работала в театре с удовольствием и любовью, но работающих в театре, молодых актеров, которые были такими особенными, часто приглашали в разные передачи на радио и телевидении, и случилось так, что меня тоже пригласили на радио. Меня вместе с моим коллегой Ионом Унгуряну пригласили записать детскую передачу «Пионерская зорька».

Для меня это была первая проба у микрофона, у Унгуряну было больше опыта – у него было два года в университете до прихода к актерству, но рядом с ним и я старалась не подвести. Режиссер Анна Лупан часто говорила мне:

«Слушай Унгуряну, слушай Унгуряну!»

Я была в недоумении, почему я должна слушать Унгуряну, почему не слушать себя? Ну и в итоге, благодаря режиссёру, передача вышла в эфир, видимо, её признали успешной, потому что последовали приглашения на радио, появился определённый опыт.

В январе 1964 года я услышала объявление о конкурсе по отбору диктора на радио, нужен был женский голос. Я побежала туда, потому что мне понравилось говорить у микрофона, мне вообще нравилось говорить, мне нравилось слово, мне нравилось устное общение. Я тоже участвовала в этом конкурсе и когда узнала, что победила, очень обрадовалась.

Коллеги по радио, дикторы того времени, приняли меня как дочь, как сестру, все они были старше, и я как будто попала в семью, почувствовала себя на своем месте. Коллеги по радио которым я благодарна, помогали мне, но мне пришлось приложить волю, усилия, чтобы освоить новую профессию, ведь диктор отличается от актера, хотя инструменты одни и те же: голос, слово, дикция, общение.

Как выглядел рабочий день на радио?

- День начинался в 6 часов утра. Естественно, диктор должен был прийти на полчаса раньше. За нами приезжала машина, у нас был служебный автобус, поскольку добраться пешком из разных уголков города было бы невозможно, как бы рано ты ни просыпался.

Конечно, было очень трудно вырваться из сна в четыре или полпятого утра, чтобы вовремя попасть на радио и не просто вовремя, а чтобы привести себя в форму. Голос должен был звенеть колокольчиком, чтобы можно было сказать с любовью и уважением к радиослушателям:

«Говорит Кишинев, Радио Молдова, доброе утро! Представляем вам выпуск новостей!»

Диктор должен был приходить вовремя, чтобы ознакомиться с текстом сводки новостей, программой дня, знать, что ему предстоит делать, а рабочий день диктора длился шесть часов, а не восемь, потому что это считалась очень ответственной работой, работой с очень высокой нервно-психической нагрузкой. Из этих шести часов два часа должны были быть использованы непосредственно на работу у микрофона - либо в эфире, либо на записи; два часа - на подготовку, на изучение текста, чтобы не выйти неподготовленным в эфир; два часа - на восстановление, чтобы в любой момент быть готовым к работе.

Какими передачами вы гордитесь?

- Мне посчастливилось, что меня приглашали на множество художественных и музыкальных передач, и, наверное, поэтому, хотя я поначалу тосковала по театру, мне как-то легче было включиться в работу на радио. Меня приглашали именно на художественные передачи для детей, для молодежи. Была тогда передача под названием «Горизонт», которую я записывала со своим постоянным партнером – Игорем Ротару. На протяжении многих лет у меня были и другие партнеры. Другая передача «Микрофон с колючками», в которой высмеивались определенные нравы некоторых конкретных людей, допустивших различные нарушения и, очевидно, подвергшихся критике. Высмеивая их, мы надеялись, что эти изъяны будут как-то ликвидированы из жизни нашего общества.

После этого последовала еще одна развлекательная передача – «Сегодня субботний вечер», которую я записывала с покойным Тудором Кожокару, который ушел от нас совсем молодым.

Что было самым сложным?

- Труднее всего было, наверное, физически адаптироваться к этому необычному графику с ранними подъемами. Радиодень был с 6 утра до 24:00, и у нас явно не было стабильного графика. Но привыкаешь! Особенно, если тебе нравится то, что ты делаешь, и если ты умеешь это делать, то все трудности как бы исчезают с твоего пути.

Кто те люди, которые направляли вас?

- Конечно, в первую очередь это мои коллеги-дикторы. Среди них Клаудия Полеркэ, Вера Гуранда, Атанасий Гром и, конечно же, Игорь Ротару, чьей ученицей я была и остаюсь до конца своей жизни. После этого пришли более молодые голоса. И если вы говорили в начале о золотом голосе, то на радио действительно были золотые голоса, в первую очередь все те же Игорь Ротару, Алексей Ревенко, Валериу Мырза, Тамара Берзой, Мариана Бахнару. Также хотелось бы отметить многих режиссеров, которые внесли свой вклад в становление дикторов как личностей. Режиссерами, которые нас обучали, были Маргарета Жавроцкая, у которой тоже было театральное образование: в 1952 году она окончила Ленинградский институт театрального искусства вместе с Валерием Купчей, Констанцей Тырцэу, Георгием Симинелом, Юрием Хасо и многими другими. Все они работали в Театре Пушкина, но некоторых из них приглашали режиссировать на радио и телевидение, и они занимали ответственные должности в других учреждениях. Было много факторов, которые способствовали формированию человека как хорошего специалиста в своей области, как личности. Но надо ясно знать, чего ты хочешь, подчинять свою волю и культивировать себя, вытачивать себя, и тогда время делает из тебя то, что заложила природа, и со временем это надо было развить и выточить.

Какие события в вашей карьере вам запомнились?

- Обычно 5-минутные бюллетени читались в один голос, 10-минутные – в два голоса. Почему? Не для того, чтобы щадить голосовые связки дикторов, а для того, чтобы облегчить восприятие, понимание, легче передать смысл этой информации. И однажды я должна была читать бюллетень с моим коллегой Атанасием Громом, но были проблемы с транспортом, и он не успел приехать вовремя.

Приближается время выпуска новостей, 12:00, и приходит заведующая отделением Карамануца, я в стрессе иду к ней: что делать, Грома нет, а нам надо читать выпуск новостей?

«Девочка, возьми бюллетень, иди в студию и читай. Радио не может молчать!»скомандовала она.

Я замерла. Хорошо, беру бюллетень, иду в студию, читаю. В то время был ключ, которым диктор входил и выходил из эфира. Включаю микрофон, может, я слишком громко говорила, то ли из-за эмоций, то ли из-за большого старания. Карамануца стоит перед окном и показывает мне знаками: «Потише». Я говорила слишком быстро, говорила слишком громко, я, вероятно, не могла отвыкнуть от интенсивности вокала, используемой на сцене. Ну, я читала как читала, но в какой-то момент начала заикаться. Это меня так напугало, с трудом дочитала бюллетень как могла, потому что я не могла выключить микрофон. Но после того как выключила микрофон и дала сигнал, что можно запустить следующую передачу, которая шла в записи, я не вышла из студии, опустила голову на стол и стала плакать. Мне было стыдно, что не справилась. Мне было стыдно перед радиослушателями, мне было стыдно перед режиссером, сердилась на себя, что заикалась, боялась, что меня уволят.

Ну и Карамануца постучала в окно студии, дала знак выйти и сказала:

Не плачь, все было хорошо. Сначала все ошибаются. Не переживай.

– Да, но вы меня уволите!

Боже упаси! Никто тебя не уволит. Готовься заранее и верь в себя.

И это доверие, которое оказали мне и редакция, и мои коллеги, эта вера в свои силы, в свой потенциал, действительно дали мне возможность самоутвердиться.

Помню, как-то я записывала молодежную передачу «Горизонт» с Виталием Русу у микрофона, режиссер Штефан Смокинэ, ассистент звукорежиссера Николай Чимилюк. Мы с Виталием подошли к концу записи, обычно в конце передачи дикторы представляются. Как? Вы слушали молодежную передачу «Горизонт», вели… И я потеряла дар речи. Виталий, как твоя фамилия, Виталий?

«Русу, Русу моя фамилия!»

Однажды в выпуске новостей я сначала назвала Громыко, а потом Брежнева. Меня вывала в кабинет госпожа Людмила Чемортан и спросила:

Девочка, ты не видела текст, не видела, что там написано?

– Видела, готовилась, читала!

Тогда почему ты сначала назвала Громыко, а потом Брежнева? Ты хочешь, чтобы у нас были проблемы из-за тебя? Будем надеяться, что никто не заметил. Но будь очень внимательна!

Как вы тогда общались с радиослушателями?

- В то время была очень красивая, очень устойчивая связь между радио и радиослушателем. У людей не было столько источников информации, телевизора не было в каждом доме, но радио было в каждом доме, на каждой кухне, либо где-то прямо за окном висело, чтобы человек, работая, мог узнать больше. Может, ему больше нравилась народная или эстрадная музыка, но он также слышал очень важную информацию, слушал «Театр у микрофона», и люди реагировали на все эти передачи письмами. У почты было много работы. Редакции получали письма мешками.

Когда вы поняли, что радио – это ваша жизнь?

- Думаю, совсем недавно, потому что я всегда была востребована в различных радио- и даже телепередачах и поняла, что радио – это мое призвание. Не знаю, как я могла бы жить без радио, но иногда у меня возникала эгоистичная мысль: а как радио могло бы жить без меня? После различных изменений, потому что я проработала на радио еще лет шесть после пенсии, мой контракт не был продлен, когда произошли радикальные изменения в структуре системы передачи. Появились другие технологии, другие способы общения, передачи. Более того, к радио проявило интерес другое поколение молодых людей, которым выпала роль и диктора, и режиссера.

«Следующая станция – Армянская. Уважаемые пассажиры, будьте внимательны с багажом, документами и деньгами»

Как вы стали "голосом" троллейбуса?

- В какой-то момент нам позвонил заместитель директора Управления электротранспорта (RTEC) г-н Пую. Я была заместителем декана факультета, в некотором роде ответственное лицо, он позвонил мне и спросил, не можем ли мы оказать им услугу. Какую? Конечно, да! Он сказал, что им нужны голоса, объявляющие станции. Хорошо! Я договорилась с некоторыми студентами выпускного четвертого курса. У меня было полное доверие к ним, голоса были уже хорошо поставлены, дикция идеальная, логическое мышление развито, я полностью верила в них. На следующий день мы должны были поехать в Управление электротранспорта. Накануне у ребят была премьера, дипломный спектакль, и явно после спектакля они были не только уставшими, но и взволнованными. Переполненные этим позитивным стрессом, они как-то отметили это событие и на следующий день позволили себе поспать допоздна. Звоню одному, звоню другому – полная тишина. Боже, что делать? В это время у меня занятия с классом Титуса Жукова, со второкурсниками-кукловодами. Второй курс, они еще не обучены, им не хватает ни знаний, ни навыков. Но деваться некуда, надо было выполнить просьбу г-на Пую.

Я беру четырех второкурсников, двух девушек и двух парней, и мы идем. Г-н Пую дает нам текст, мы пытаемся. Совершенно незнакомое занятие, для меня как для меня, но для студентов совершенно непривычное. Что им делать? Я пытаюсь прийти им на помощь, пытаюсь объяснить им вполголоса: Следующая станция…

И г-н Пую в какой-то момент спрашивает меня:

Ваши студенты сегодня завтракали?

– Не знаю, ребята, вы что-нибудь ели?

Они не успели или, как у студентов, им не всегда было чем перекусить. И тогда г-н Пую им говорит:

Спуститесь в нашу столовую, скажите, что я вас послал.

А тем временем г-н Пую пошел к директору и рассказал ему, в чем дело. Он, вероятно, знал о моем голосе и позвал меня к г-ну Моргочу, тогдашнему директору RTEC, и они предложили мне записать эти объявления. Я говорю, что не знаю, не знаю. Я думала, этично ли это делать, ведь я заслуженная артистка, профессор университета. Я сказала им, что мне нужно поговорить с моим начальством.

«Скажите номер телефона, я сам поговорю с вашим начальником», – говорит г-н Моргоч.

Говоря о начальнике, я подразумевала моего мужа, потому что мой муж по специальности редактор, всю свою жизнь он работал со словом, написал и перевел множество книг, и, естественно, я всегда считалась с его мнением. Хоть на радио и был худсовет, но мой «худсовет» дома был самым авторитетным. Если он считает, что так нельзя – значит, нельзя! Звоню ему, спрашиваю, он немного думает и отвечает: «Почему бы и нет? Соглашайся!» Я и говорю: «Г-н Моргоч, мой начальник мне разрешил».

Таким образом, с 2016 года, если я не ошибаюсь, мы сотрудничаем, и даже вчера я записала последнее объявление станции, и именно так меня стали называть студенты: «Голос столицы». Так я стала «голосом из троллейбуса».

Чем сейчас занимается Вера Мереуцэ?

- У меня есть еще занятия в Академии музыки, театра и изобразительного искусства, я преподаю дисциплину «Искусство сценической речи», потому что она включает в себя дыхательную гимнастику, орфоэпию, дикцию, логический подход к тексту, как в прозе, так и в стихах. Конечно, язык и литературу изучают в школе, но при выборе конкретной деятельности, такой как актерское искусство, пение, народное пение, сценическое пение, академическое пение или других специальностей, таких как режиссура, рабочим орудием является слово, а этим орудием нужно владеть идеально. Речь выражает мысль, работая с разными текстами, вы развиваете собственное мышление, и если у вас развитая речь, вам легче общаться, убеждать, доносить свои мысли, доносить сообщение, ведь как бы ни был прекрасен голос певца, но если вы не понимаете слова, текст, задаешься вопросом: о чем это он? И жаль, ведь только слово передает смысл.

Дом – это...

- Слово "дом" и "семья" много значит, потому что без семьи ты обречен на одиночество, а одиночество отдаляет тебя от мира и от самого себя и потом очень тяжело жить. Вот почему семья так важна, вы чувствуете себя как дома. В своих стенах, где можно полежать, отдохнуть, найти себя. Дома вы найдете то убежище, которое защитит вас от многих неприятностей, от многих трудностей. Дома ты дома!

Радио – это...

- Радио для меня было и остается одним из важнейших и мощных средств дистанционного воздействия на слушателя.

P.S.

- Всем тем, кто любил эту работу на радио, всем тем, кто не мыслит своей жизни без радио, желаю настойчивости, терпения и мужества и с большой ответственностью подходить к любой теме, потому что человек, который вас слушает, ожидает многого от вас. Здоровья вам и успехов!

Кристина Моисей

3

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

© Бизнес

Молдова, наряду с Украиной, получила статус страны-кандидата в ЕС. Как, на ваш взгляд, изменится жизнь молдаван после этого решения?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав