ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Содокладчик ПАСЕ по Молдове: Республика была близка к выходу из-под мониторинга

Содокладчик ПАСЕ по Молдове: Республика была близка к выходу из-под мониторинга

Георгий Прутяну

В ближайшие месяцы Молдову посетит мониторинговая миссия Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Накануне официального визита о своём видении политической ситуации в стране, и не только, в эксклюзивном интервью NOI.md рассказал депутат литовского сейма и ПАСЕ, известный политолог и специалист по международной безопасности Эгидиус Варейкис (Egidijus Vareikis).

В прошлом году, спустя шесть лет после предыдущего мандата, он снова был избран содокладчиком ПАСЕ по Молдове. Парламентарий считает, что даже в условиях очень сложной политической ситуации, когда парламент и правительство смотрят на Запад, а президент – на Восток, есть возможность по примеру других стран найти эффективный механизм сосуществования и избежать конфронтаций.

«Это не трагедия, это выбор молдавского электората»

- Господин Варейкис, как вы оцениваете нынешнюю политическую ситуацию в стране? По вашим ощущениям, что изменилось за последние годы – с тех пор, как вы ранее были содокладчиком по Молдове?

- Мой предыдущий мандат длился пять лет и закончился шесть лет назад, однако все это время я следил за событиями, которые происходили в Молдове, включая политическую ситуацию и положение дел в области законодательства. Изменений произошло немало, но сейчас Молдова находится в очень сложной ситуации. Реальность такова, что парламент и правительство смотрят на Запад, а президент – на Восток. При этом нельзя не принимать во внимание, что глава государства избран путем прямого всенародного голосования и получил большинство голосов избирателей. У президента мало полномочий, он настаивает на их расширении. Сейчас он не может их получить, но впереди – парламентские выборы. Что из этого получится, будет видно.

Просматривается определенная схожесть с ситуацией во Франции, где президент из одной политической группы, а большинство в парламенте – из другой. Им удается как-то взаимодействовать и сотрудничать. Я бы пожелал Молдове, чтобы в нынешних условиях власти все же нашли эффективный механизм сосуществования. В противном случае возникает конфронтация, свидетелями которой становятся все граждане и международное сообщество. Взгляды и мнения президента отличаются от позиции правительства и парламентского большинства, но это - не трагедия, это - выбор молдавского электората.

«Система не идеальная, но она работает»

- В прошлом году, вопреки рекомендациям Венецианской комиссии Совета Европы, молдавский парламент изменил избирательную систему в стране с пропорциональной на смешанную. Как вы оцениваете эту систему и действительно ли она несет определенные риски, связанные с политической коррупцией, на которые обращали внимание в Совете Европы? Возможны ли какие-то последствия для страны из-за несоблюдения рекомендаций?

- Оркестр должен хорошо звучать вне зависимости от того, как сидят музыканты. С другой стороны, от избирательной системы тоже многое зависит. В Молдове сделали выбор в пользу перехода к смешанной избирательной системе. Венецианская комиссия Совета Европы эту систему сильно критикует, но я лично воздержался бы от негативных оценок. В моей стране, Литве, функционирует именно смешанная избирательная система. Я не могу сказать, что она совершенна, но и о том, что она плохая, тоже сказать не могу. Система не идеальная, но она работает. В Литве мы когда-то ввели смешанную избирательную систему, чтобы дать людям больше возможностей для выбора – и по спискам, и по округам. В Молдове тоже говорят, что хотят предоставить гражданам шанс самим непосредственно выбирать представителей в парламенте.

Венецианская комиссия – орган очень авторитетный, но она не говорит, что эта система плохая. Она не рекомендовала ее внедрять с учетом имеющихся в Молдове рисков. Одномандатные округа всегда создают лучшие условия для крупных партий. Строго говоря, система, которую приняла Молдова, соответствует принципам демократии. Есть много стран с аналогичной избирательной системой. Здесь надо принимать во внимание ситуацию в конкретной стране, традиции и многие другие моменты.

Страна имеет право не прислушаться к тем или иным рекомендациям Венецианской комиссии, и за это не последует какого-либо наказания. Каждый должен думать своей головой. Молдова – не первая страна, которая оказалась в подобной ситуации. Но если такой подход практикуется регулярно, то вполне может возникнуть вопрос о последствиях. Как практик, я могу сказать, что выводы можно будет сделать после того, как пройдут ближайшие выборы по смешанной избирательной системе. Если после выборов будут массово жаловаться на коррупционные действия, покупку голосов в одномандатных округах и т.п., то новая система себя дискредитирует. Если таких жалоб не последует, то можно будет говорить об удачности эксперимента с переходом на смешанную систему.

«Плохие правила или плохие исполнители?»

- С кем из молдавских политиков, в том числе представляющих оппозицию, вы встречались в последнее время? Какие проблемы становились предметом обсуждения?

- В рамках сессий Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге проходят дискуссии с представителями разных политических формирований – как пребывающих у власти, так и оппозиционных. Так же регулярно происходят встречи с представителями гражданского общества, неправительственного сектора, которые делятся проблемами и выражают свои пожелания. Мы выслушиваем все заинтересованные стороны.

Были, в частности, недавно встречи с представителями «Нашей партии» Ренато Усатого и Либеральной партии Михая Гимпу. По их мнению, некоторые вещи, которые происходят в Молдове, находятся за рамками закона. Мой вопрос заключался в том, чтобы выяснить, в чем состоит проблема – что-то не так с законами или с людьми, которые эти законы исполняют? То есть важно разобраться – плохие правила или плохие исполнители? В этом контексте у нас очень много вопросов. Ведь дело не только в приведении законодательства в соответствие с европейскими стандартами. Законы намного легче принимать, чем заниматься их исполнением. То, что выглядит красиво на бумаге, не всегда внедряется в жизнь. То у государства нет достаточных средств, то возникают какие-либо другие причины.

В то же время Совет Европы – не прокуратура, и надо принимать во внимание, что далеко не все вопросы относятся к нашим полномочиям. На нарушения, которые подкреплены доказательствами, когда в стране не соблюдается закон, мы реагируем. Но личные проблемы тех или иных молдавских политиков мы не решаем.

- Когда мониторинговая миссия ПАСЕ посетит Молдову и какие вопросы включены в повестку дня?

- Недавно на пятилетний срок была избрана второй содокладчик ПАСЕ по Молдове – Мэривенн Блондин (Maryvonne Blondin) из группы социалистов. Мы приедем в Молдову в ближайшие месяцы, намечено много встреч. В повестке дня большой список вопросов, которые надо обсудить. Они, в частности, касаются законодательства о выборах, о средствах массовой информации, а также ряда законопроектов, находящихся на рассмотрении парламента.

«Это проблема не только Молдовы»

- Как в Совете Европы относятся к пакету законодательных поправок по регулированию Интернета, получившему название BigBrother, который сейчас рассматривается парламентом и вызвал горячие дискуссии в обществе?

- Этот блок законопроектов мы тоже включим в повестку дня. Говоря в целом, здесь есть определенные противоречия. С одной стороны, мы хотим, чтобы была обеспечена максимальная транспарентность, с другой стороны, есть понимание, что в некоторых случаях это может привести к нарушениям права на неприкосновенность частной жизни и отступлениям от принципа конфиденциальности личных данных. Эта проблема не только Молдовы, она неоднократно обсуждалась в Страсбурге, в Совете Европы. Правоотношения в этой области пока не урегулированы должным образом.

Не во всех случаях максимальная транспарентность имеет позитивное значение. Не исключено, что придет день, когда люди станут просить, чтобы их защитили. Я и сам иногда думаю, что надо, чтобы моя электронная почта, социальные сети были в большей безопасности. Если в госучреждениях безопасность конфиденциальной информации и персональных данных обеспечивается разными системами защиты информации, то многие люди не уделяют этому достаточного внимания.

- Неправительственные организации и некоторые политики считают, что принятие BigBrother приведет к злоупотреблениям в части электронного мониторинга и телефонных прослушиваний. Есть среди известных политиков и те, кто утверждает, что уже стал жертвой незаконной слежки. А у вас лично никогда не было ощущения, что за вами ведется необоснованная электронная слежка?

- У меня, конечно, нет гарантий, что этого не происходит. Но все-таки я думаю, что живу в демократической стране, специализированные органы которой придерживаются в своей деятельности правовых рамок. Есть определенные правила слежки. Поэтому, если в отношении меня ведется электронная слежка, то хочется верить, что это происходит в рамках закона.

- Молдова пребывает под мониторингом Совета Европы более 20 лет – это самый длительный срок в истории СЕ. По вашему мнению, почему до сих пор этот этап не завершен?

- Мне очень хотелось бы стать последним содокладчиком по Молдове и поставить точку в процедуре мониторинга вашей страны со стороны Парламентской ассамблеи Совета Европы. И десять лет назад я говорил о том, что Молдова близка к тому, чтобы выйти из-под мониторинга, был подготовлен соответствующий проект. Но апрельские события 2009 года, когда произошли массовые беспорядки в центре Кишинева, увы, не позволили реализовать эти намерения. Если бы этого не произошло, то возможно в течение двух-трёх лет мониторинг был бы прекращен. С другой стороны, есть определенные обстоятельства, связанные с политической составляющей. Некоторые страны, представленные в Совете Европы, не желают, чтобы бывшие советские республики, в том числе Молдова, стали по-настоящему демократическими.

 

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

load
Загрузка...