ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Константин Руснак: «Громкая музыка мешает слышать музыку»

Константин Руснак: «Громкая музыка мешает слышать музыку»

Константин Руснак – один из самых известных современных молдавских композиторов. Каждый наверняка слышал созданные им произведения.


Его песни, полные утонченного лиризма, с успехом исполняли Анастасия Лазарюк, Ольга Чолаку, Мария Кодряну, Маргарета Ивануш, ВИА «Норок», «Оризонт» и другие молдавские группы и солисты. Автор музыковедческих работ, статей, эссе, радио и телевизионных передач, фольклорных сборников, хоровых произведений, инструментальной музыки, камерной и вокально-симфонической музыки, музыки для театра и кино, романсов, песен, песен для детей, эстрадной музыки. Автор гимна «Дельфийских Игр». Закончил институт искусств им. Г. Музическу по классу теории музыки и контрабаса. Занимал должность первого заместителя министра культуры МССР, возглавлял Молдавскую государственную консерваторию им. Г. Музическу (позже Академия музыки). С 1993 г. по настоящее время - Генеральный секретарь Национальной Комиссии Республики Молдова по делам ЮНЕСКО. Член жюри множества национальных и международных музыкальных конкурсов. В прошлом году отметил свое 70-летие.


В эксклюзивном интервью  порталу Noi.md маэстро Руснак говорит о состоянии и перспективах музыкальной культуры и культуры в целом, о роли личности в ее продвижениии о том, какие интересные проекты могли бы этому способствовать.


Молдова издавна считается музыкальной страной, с богатыми традициями. А как вы оцениваете нынешнее состояние музыкальной сферы в нашей стране? Есть ли какие-то новые прорывы, успехи, достижения? И если – да, то в каких жанрах  - инструментальная музыка, эстрада, освоение фольклорного наследия?


Не знаю, можно ли говорить о каких-то прорывах, но могу сказать, что высокий уровень подготовки у наших музыкантов пока остается. Во всяком случае, у исполнителей народной музыки – точно, чему я очень  рад. Может, это нескромно звучит, но смею надеяться, что в этом есть и моя заслуга. Когда я стал ректором консерватории, то первым делом открыл кафедру народной музыки. При этом программа была составлена так, что 80% было посвящено классике, и 20% - собственно народной музыке. Мне тогда возражали – мол, народная музыка впитывается с молоком матери, зачем вообще ее изучать отдельно? «Да, - говорил я, - родной язык мы тоже впитываем с молоком матери, но тем не менее мы его изучаем в школе, в университетах, и очень серьезно, и не можем хвастаться что знаем его хорошо!»


И вот что это дало. Если раньше, в 50-х, начале 60-х прошлого века мы пытались подражать оркестрам из Румынии, учились как играть народную музыку, то сейчас они учатся у нас! В Румынии есть только один-два оркестра, которые неплохо играют народную музыку, и то не могу сказать, что это нечто  выдающееся. И это потому что музыканты не вникли профессиональнально, по настоящему в неисчерпаемое богатство народной музыки, учились – кто где. А у нас – даже в селах  уровень выше.  Когда музыканты из Румынии приезжают сюда и слышат наших музыкантов из народных оркестров, то удивляются: один то вдруг Баха сыграет, то Моцарта,  а потом – народную музыку. Потому что они этому учились. Они ездили в фольклорные экспедиции, собирали материал, расшифровывали, изучали аранжировку, историю музыки и многое другое. Так что они народную музыку, чувствуя нутром, и, имея еще классическую подготовку, на базе которой привилась соответствующая исполнительская техника, преподносят её слушателю на высоком уровне. Поэтому у нас что ни оркестр, то виртуозы.


Помимо признанных мастеров, есть у нас молодые таланты и в песенном жанре, и в инструментальном. Правда, есть много таких, кто сам сочиняет музыку (или то, что он считает музыкой), сам исполняет, сам снимает клип и сам себе аплодирует. И думает, что все это – на высоком уровне. А какие тексты! Диву даёшься. Иногда даже смешно смотреть эти клипы, на которые к тому же тратятся огромные деньги. Поэтому я считаю, что сейчас как воздух нужна художественная цензура, причем строжайшая. Никакой музыкальный продукт не должен выходить в свет, если он  не соответствует критериям качества.


Так же, по моему глубокому убеждению, культурные события не должны сосредотачиваться только в столице – они должны стать неотъемлемой частью жизни всей страны. К примеру, когда я был зам министра культуры, то предлагал создать камерный оркестр в Бельцах и в Кагуле, и останься на той же должности, непременно этого добился бы. А то – как это возможно: в северной и в южной столице республики, и нет – ладно, пусть не симфонического, но хотя бы камерного  оркестра?! Говорят, нет денег на культуру, все урезают и урезают финансирование. И это в стране, где такой богатейший потенциал талантов! При хорошем менеджменте эти таланты могли бы стать частью дохода.


А может быть, если у государства нет денег, меценаты могли бы поддерживать культуру?


Нет, нет, это должна быть именно государственная политика! Последовательная и целенаправленная.  Сегодня у мецената есть желание дать деньги на какой-то проект, завтра оно может исчезнуть. Хорошо, конечно, если кто-то из представителей бизнеса решит поддержать интересное  начинание или молодой талант, мы только спасибо скажем, но рассчитывать на них не надо.


Вы говорили о том, что у нас появились молодые авторы. Кого бы из современных  интересных композиторов вы могли бы назвать?


К сожалению, я не так уж пристально слежу за творчеством молодых композиторов. Они, конечно, есть, и работают в разных жанрах, и кое-что мне даже нравится. Например, Снежана Пысларь – очень одаренная молодая композитор, пишет серьезную музыку. Она училась у Павла  Ривилиса, нашего известного мэтра, что само по себе говорит о том, что она прошла серьёзную профессиональную подготовку.


Что, по вашим наблюдениям,  больше всего востребовано? Какую музыку слушают люди?


Как и всегда – больше всего востребована легкая музыка. И не просто легкая, а громкая. И это неспроста. Когда тихо играешь, то все слышно и видно – твой уровень, твое мастерство. А когда громко, то слышно только то, что это громко, и о мастерстве можно не беспокоиться. Да и молодежь требует звука, энергичного ритма, т. е. срабатывает примитивный инстинкт. Однажды я сделал такой эксперимент. Был большой праздник. Люди, под оглушительные звуки оркестра, танцевали под открытым небом. Я говорю своему другу: сейчас я попрошу музыкантов, которые играют мелодию,  замолчать, и посмотрим, что получится. Когда остались только барабаны и акомпанемент, из всей танцующей массы только несколько человек подняли головы и  вопросительно посмотрели в сторону оркестра, - мол, что случилось? Остальные так и продолжали танцевать, никому не было дела,  что мелодия отсутствует.   


Мне кажется что техника и современные технологии не всегда помогают, а иногда и мешают! Опять-таки, раньше только сам музыкант отвечал за все, что он исполняет. И ты знал, что скрипка – это скрипка, цимбалы – это цимбалы… Сейчас половину работы за музыканта делает звукорежиссер, а то и компьютер.


Кто занимается формированием музыкальных вкусов? И кто должен это делать?


Семья и школа! Все начинается с семьи, с воспитания общей культуры.  Поэтому надо наконец понять, что фраза «дети – наше будущее», это не просто набор слов. Я всегда говорил и не устану повторять, что дети – это самая прибыльная инвестиция. Надо с самых ранних лет смотреть, кого куда тянет, кого – в музыку, кого – в математику, и так далее, подставлять плечо, и развивать эти способности.  Если вкладывать в образование и в культуру, то  вырастут люди, способные эту культуру ценить и развивать. Тогда и экономика поднимется. Ведь смотрите – самые экономически развитые страны это те страны которые имеют больше симфонических оркестров, оперных театров, филармоний и так далее. Так что все взаимосвязано.


Вы – автор многочисленных произведений в самых разных направлениях, это и обработка фольклора, и эстрадные композиции, и песни для детей, и серьезная музыка… В частности, ваша «Аве Мария» не уступает лучшим  классическим  образцам.  Поэтому традиционный вопрос – над чем вы сейчас работаете?


Спасибо на добром слове. Да, я рад что «Аве Мария» понравилась Марии Биешу. Я для неё и написал это произведнеие. И особенно приятно, что ее исполнили и такие известные и талантливые солисты, как Лилия Шоломей, Наталья Танасийчук, Анастасия Кушнир и др. В этом году её будет петь и Наталья Гаврилан – наша соотечественница, наша гордость, которая уже много лет покоряет  сердца меломанов всего мира, начиная с театра Ла Скала.


А что касается вопроса, над чем сейчас работаю, - я подчищаю свои старые произведения, привожу в порядок, записываю на компьютер, чтобы они не пропали. А еще, кроме музыки, я пробую себя и в поэзии. У меня вышло два сборника стихов. Один – это акростихи, всего 80 поэтических портретов, посвященные разным известным людям, написанные в форме акростиха, и второй – сборник стихотворных миниатюр, что-то вроде японских хайкку, но на молдавский лад. Два года назад за сборник «Акростихи. Портреты во времени» удостоен золотой медали и диплома на самой престижной международной выставке юговосточной Европы Euroinvent – 2015, которая проводится в Яссах, Румыния. Занимаюсь переводами с французского, - например, с удовольствием перевёл и издал философские стихи  и новеллы моей внучки.


Как удается совмещать творчество с работой  в Национальной комиссии  по делам ЮНЕСКО, которую вы возглавляете?


У меня замечательный заместитель–доктор Луминица Друмя. Профессионал, умница, честнейший человек. Без нее, конечно, справляться с этой работой было бы значительно сложнее.


Расскажите, пожалуйста, о последних наиболее значимых событиях в работе комиссии и о проектах на нынешний год.


Сразу поясню, что денег на проекты ЮНЕСКО выделяется не так много, как, возможно, кому-то кажется со стороны:  600 млн долларов на два года на 200 стран. Из которых значительная часть уходит на содержание штаб-квартиры, многочисленных бюро в разных странах, сотрудников и так далее. Раньше из выделяемых денег (100 000 долларов США на два года) штабквартира  в Париже утверждала 10-12 проектов, сейчас - только на два, три, на сумму 40, от силы 50 тысяч. То есть можно провести конференцию, на которой поднять важные, нужные и интересные вопросы для страны. Кроме того, мы ищем внебюджетное финансирование. Так, например, существует австрийская неправительственная организация  HOPE’87,  мы с ними подружились, и с их помощью оборудовали в Онкологический больнице Методический центр для детей. 150 тыс. долларов дал сам Михаэль Шумахер, но просил не говорить об этом (мы все молимся о его здоровье). Еще 530 тыс. евро  выделило Австрийское Агентство по развитию и HOPE’87. Наше Министерство образования выделило 10 единиц педагогического персонала. Многие организации помогли учебниками и обучающей аппаратурой. Таким образом, дети, которые проходят лечение в этой больнице, могут без отрыва  заниматься по всем школьным предметам. Другой проект, который мы недавно закончили – с помощью HOPE’87, посла доброй воли ЮНЕСКО, г–же Уто Оховен,  а также граждан Германии, отремонтирован детский садик для больных туберкулезом. Помогли со спортивным инвентарем в садике в селе Кирсово (Гагаузия). Издаем книги и брошюры,  в частности, по новой науке - биоэтике,  издали труд о  Марии Кантемир.  


Кроме того, уже долгое время на повестке стоит вопрос о необходимости создания Государственного фольклорного архива. Я абсолютно убежден, что без понимания того, что фольклор, как часть культуры народа, является, по словам Глеба Чайковского, «духовным памятником нации», мы не сможем его защитить и, что важнее всего, не сможем передать его будущим поколениям. Я неоднократно говорил об этом и на съезде Союза музыкальных деятелей Молдовы, и в печати, приглашал специалиста из ЮНЕСКО, который обещал техническую и методическую помощь. Так что, хочется верить, этот вопрос рано или поздно будет решен.


Мы с вами встречались во время второго Международного фестиваля классической музыки в Кагуле. Концерт под открытым небом, в котором приняли участие превосходные артисты, как отечественные, так и зарубежные, стал приятным сюрпризом не только для кагульчан, но и для гостей города. Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как появился этот проект и будет ли продолжение.


Да, продолжение непременно будет! В этом году фестиваль вновь пройдет в Кагуле, но не осенью, а в мае.


Организовал его уроженец этого города и наш воспитанник Илья Кроитору. Он большой молодец! Расскажу, как я его принял в консерваторию. Был у нас деканом Феликс Борисович Бирюков, прекрасный человек, вообще мы с ним часто спасали талантливых молодых людей, которые по каким-то причинам не дотягивали до зачисления в консерваторию, или же выбранная специальность не совсем соответствовала их реальным возможностям. Так вот, как-то Феликс Бирюков пришел ко мне и говорит: «Есть такой парнишка, ему 17 лет, образование – музыкальная школа в Кагуле, если не поступит сейчас, то мы его потеряем». И мы взяли его на подготовительное отделение, на вокал. Потом он поехал учиться в Клуж, потом – в Петербургскую консерваторию. И сейчас это не просто хорошо образованный специалист своего дела, а настоящий подвижник, который продвигает культуру в своем родном городе а, по сути, по всей стране.


Благодаря тому, что дирижера Илие Кроитору знают в Румынии, в Испании, в Англии, в России он смог пригласить для участия в фестивале в Кагуле очень интересных музыкантов из этих стран. В первой декаде ХХI века прошло уже несколько фестивалей класической музыки в Кишинёве, сейчас фестиваль поменял адрес, переехав из столицы республики в южную культурную столицу. Так что готовимся к следующему сезон, ожидаем, что тоже будет много зарубежных гостей. Отдельное спасибо за то, что это событие, после десятилетнего перерыва,  состоялось – мэру Кагула Николаю Дандишу. Это просто находка для города! Молодой парень, энергичный, неравнодушный, он понял, что только через культуру можно развивать город. Илья Кроитору и раньше приходил в мэрию с предложением организовать фестиваль  классической музыки, но прежний глава города этой идеей не заинтересовался. И вот наконец нашёлся человек который понял важность этого очень нужного культурного мероприятия – и поддержал! Вообще, когда человек на своем месте, то все получается хорошо. Вот, например, завотделом культуры Новоаненского района Василе Морошану. Народный артист Республики Молдова. Он самый настоящий альтруист – не для себя, а для людей делает. У него там такой Дом культуры! Импортная мебель, новейшая техника - все, что хотите есть. Все достал, всего добился. Он создал собственную музыкальную студию «Perlele Moldovei», певческую школу, куда где приезжают учиться дети не только из этого района, но и из других. И главное – все дети занимаются бесплатно! В 2016-м на международном конкурсе в Юрмале его воспитанники взяли чуть ли не все первые места, включая Гран-при! Жюри было в изумлении – откуда взялись эти молдаване?! Да еще из провинции.


А вообще, какие музыкальные проекты, на ваш взгляд, наиболее интересны и перспективны?


Поверьте, их очень много, и каждый может или мог бы выявлять новые яркие имена. К сожалению, не все проекты удается сохранить. Так, в 1997 году мы организовали Первый международный исполнительский конкурс (скрипка, альт, виолончель, фортепиано, академическое пение). Хотели,  чтобы страна была узнаваема, чтобы поднялся ее имидж. В нем участвовали представители восьми стран Европы и Азии. Мне тогда удалось организовать достойное финансирование: только первая премия в каждой номинации составляла полторы тысячи долларов! По тем временам, да и по этим тоже – деньги немалые. По регламенту конкурс должен был проходить каждые четыре года, но все так и остановилось на  первом.  А ведь событие имело неплохой резонанс, его уже ждали…


Был  когда-то и конкурс молодых исполнителей имени Марии Биешу. Ведь имя нашей несравненной примадонны - это же бренд, визитная  карточка Молдовы! Этот конкурс надо было поддерживать и продолжать всеми силами. Увы, прошел только один, и потом все заглохло. Хорошо еще, что знаменитый фестиваль держится.


Но стоит упомянуть и более успешные проекты.  Уже пятнадцать лет как я являюсь председателем жюри конкурса французской песни «Chantons amis» («Споем, друзья!»), который проходит в рамках празднования Дней франкофонии. У этих  молодых исполнителей такие голоса, что даже Патрисия Каас и Лара Фабиан позавидовали бы! Из одних только лауреатов этого конкурса можно было бы сделать шикарное турне, и вполне на нем зарабатывать, при хорошем менеджменте.


Семь лет подряд проводится конкурсдля молодых композиторов им. Златы Ткач.


Регулярно проводим «Дельфийские игры», на которых молодежь пробует себя в таких номинациях как фортепиано, скрипка, танец, аккордеон, пение, духовые инструменты и др.  В прошлом году зональные игры состоялись в Дрокии, Сынжерее, Кишиневе, Новых Аненах. Затем гала-концерт лауреатов прошел в Кишиневе. На сей раз нас поддержало Россотрудничество, за что говорим спасибо. В этом году конкурсы будут продолжены и, надеемся, лучшие участники смогут выступить за рубежом.


Константин Васильевич, вы входили в комиссию по празднованию года Штефана, и одним из крупных мероприятий в рамках празднования должна была стать постановка   оперы Георге Мусти «Штефан Чел Маре». Будет ли эта идея иметь завершение?


Об этом нужно спросить у  самого Мусти. Но фестиваль «Штефан чел Маре» при поддержке президента прошел во многих районах республики, и я рад, что удалось выявить много талантливой молодёжи, несколько прекрасных хоров. Раньше чуть ли не в каждой сельской школе был неплохой хор. Ведь хор – это замечательный инструмент воспитания, и я уверен, что школьные хоры надо возрождать. Так вот, этот фестиваль помог вывести на сцену несколько очень перспективных коллективов, дать импульс к новому творчеству.  Хорошо бы, чтобы такие фестивали проходили каждый год. Ведь Штефан – это такая великая личность, которая может служить неисчерпаемым источником вдохновения. 


Вопросы задавала Светлана Деревщикова


Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load