ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Санду – президент. Что дальше?

В Молдове случился гендерный прорыв. Впервые за почти 30 лет независимости президентом страны стала женщина. По предварительным данным Центризбиркома, Майя Санду с большим отрывом выиграла второй тур президентских выборов, обойдя Игоря Додона на 15,5%.

В предвыборном штабе кандидата от партии “Действие и солидарность” эйфория. Ликуют сторонники “железной Майи”. Но очень скоро им, как и новому главе государства, придётся спуститься с небес на землю. У молдавского президента слишком ограниченные полномочия: без поддержки парламентского большинства и наличия “своего” правительства глава государства в основном выполняет декоративно-представительскую функцию. Ни того, ни другого у Майи Санду пока нет.

Сплошные рекорды?

Четыре года назад Майя Санду отказалась признавать итоги президентских выборов и победу Игоря Додона. Она заявила, что в ходе второго тура были выявлены массовые нарушения и есть все законные основания, чтобы опротестовать результаты проведенного голосования. В это время на центральной площади столицы проходил митинг “несогласных”, которые скандировали “Санду – в президенты! Додона – в тюрьму!”, “ЦИК – на свалку”, “Президентские выборы были сфальсифицированы” и почему-то “Долой Платона!”.

Игорь Додон после второго тура президентских выборов-2020 поздравил свою соперницу с предварительной победой и призвал своих сторонников не выходить на акции протеста, чтобы не допустить дестабилизации и серьезного политического кризиса в стране. Тем не менее он тоже намерен опротестовать результаты выборов “в ЦИКе, инстанциях, Конституционном суде”, так как его избирательный штаб зарегистрировал “беспрецедентное количество нарушений” в ходе голосования: нарушение права на волеизъявление для граждан Левобережного региона, подвоз избирателей в странах ЕС, вмешательство в молдавские выборы различных западных чиновников.


Любители избирательной статистики сейчас упоённо рассказывают о рекордах, зафиксированных во втором туре 15 ноября. Так, портал agora.md, ссылаясь на данные компании iData-Smart Data, с восторгом сообщил, что Майя Санду установила рекорд полученных результатов на выборах: ни одна партия или политик в ходе голосования до сих пор не набирали больше голосов, чем она – 943,4 тыс. проголосовавших за её кандидатуру граждан, или 57,75%. “До Санду, - пишет agora, - рекордсменом был избранный народом второй президент Молдовы Пётр Лучинский, который был избран в 1996 году более чем 919 800 голосами избирателей”.

Где-то в Кишинёве в это время скептически улыбался несправедливо забытый любителями рекордов первый президент РМ Мирча Снегур, результат которого на первых президентских выборах 1991 года никто в Молдове и никогда уже не перебьёт: 1 млн 952 тыс. 142 отданных за него голоса, или 98,2%!

Более реальным является другой рекорд, зафиксированный во втором туре нынешних выборов, - количество молдавских граждан, проголосовавших за рубежом. На этот раз на избирательные участки вышло более 262 тыс. молдавских мигрантов. Это более чем на 100 тыс. избирателей больше, чем проголосовало в первом туре 1 ноября.

Политические эксперты сейчас размышляют о причинах поражения Игоря Додона. Политолог Виталий Андриевский, например, считает, что это произошло, потому что в команде действующего президента победило радикальное крыло, а потому его избирательная кампания была достаточно агрессивной и в отношении соперников, и в отношении представителей диаспоры. Но, как справедливо заметил один из комментаторов, проигранное сражение - это ещё не проигранная война. У Игоря Додона всё ещё остаются рычаги для влияния на политическую ситуацию в стране. А для Майи Санду, в зависимости от того, какой сценарий в ближайшее время будет реализован основными политическими игроками, выигрыш на президентских выборах может стать как стартом для нужного ей переформатирования власти, так и пирровой победой.

Сценарий №1 “Форсированный”

Действовать форсированно некоторые политики и эксперты предлагали ещё четыре года назад, когда президентские выборы выиграл Игорь Додон.

Конечно, говорили они тогда, законных возможностей для “форсированного сценария” у президента Республики Молдова нет – слишком он ограничен в своих полномочиях. Практически все свои действия и инициативы глава государства обязан согласовывать с парламентом, где у него нет большинства, а значит, практически все его антикоррупционные и антиолигархические инициативы будут зарубаться на корню. Распустить парламент законными методами президент тоже не может – получается замкнутый круг. Но логика действий всенародно избранного президента должна находиться не в юридической, а в политической плоскости. Внешние партнёры, по сути, признали, что Молдова – захваченное государство (за год до этого в “The New York Times” вышла статья генсека Совета Европы Турбьёрна Ягланда о том, что РМ находится в руках олигархов), а значит, новый президент вполне может констатировать состояние затянувшегося кризиса конституционности в стране (примеров для этого более чем достаточно, в том числе в действиях “так называемого” Конституционного суда) и зафиксировать это в специальных политических документах. В итоге: вновь избранный президент, по сути, является единственной легитимной демократической властью, все остальные государственные институты свою легитимность утратили, сотрудничая с олигархическим режимом, а значит “роспуск парламента становится делом техническим”.

Однако Игорь Додон по “форсированному пути” не пошёл, так как и парламент и вся судебная система была в руках олигархов. Сейчас по такому сценарию некоторые политики и гражданские активисты призывают пойти Майю Санду.

“Очень важно, чтобы она не расплескала проявленный сегодня народный энтузиазм, а действовала решительно, чтобы он не ушёл в гудок, а в изменения к лучшему путём быстрых и эффективных реформ. Мы ничего не потеряем, если, базируясь на Декларации о захваченном государстве, она распустит все суды. Подождём несколько месяцев, чтобы туда пришли новые люди. То же касается прокуратур и МВД. Знаем, что есть юридические проблемы с роспуском парламента. А для чего Декларация? Или бесконечные внутрипарламентские миграции не дают оснований тому же КС найти решение, вероятно, хирургическое? Время работает против – страна уже потеряла 30 лет. Нужно спешить”, - написал в соцсетях сразу же после того, как стало известно о победе Майи Санду, эколог, депутат первого парламента Илья Тромбицкий.

Однако у данного предложения есть целый ряд “но”. Во-первых, декларация о захваченном государстве, принятая парламентом 8 июня 2019 года, касается совершенно другого исторического промежутка. “Парламент Республики Молдова осуждает нынешний олигархический режим во главе с лидером Демократической партии Владимиром Плахотнюком, виновным в незаконном и неконституционном контроле над Генеральной прокуратурой, судебной системой, НЦБК, НОН, ЦИК, СИБ, НБМ и другими ведомствами”, - говорится в ней.

Выполняя предписания этой самой декларации, тогдашнее руководство страны, в которое входили и премьер-министр Майя Санду, а также депутаты её партии, отправили в отставку и поменяли руководство всех вышеперечисленных госструктур и ведомств. Включая прокуратуру, Конституционный суд, Высшую судебную палату и МВД. Так что декларацию о захваченном государстве-2019 можно считать полностью выполненным документом. Другое дело – насколько качественно выполненным. Но это вопросы к тогдашнему руководству страны, включая в том числе и Майю Санду.

Во-вторых, Конституционный суд вряд встанет на сторону президента, если Майя Санду вдруг решит “распустить все суды”. И не только потому, что это будет прямым нарушением Конституции, но и потому что в судейской среде очень сильна корпоративная солидарность – свои же им этого не простят.

В-третьих, Совет Европы в целом не приветствуя межфракционные переходы в национальных парламентах, тем не менее категорически не рекомендует даже отбирать у политических перебежчиков депутатские мандаты, потому что это “не демократично” и “противоречит основным правам человека”. Об этом, например, говорится в докладе Венецианской комиссии “О роли оппозиции в демократическом парламенте” 2010 года. А уж про роспуск парламента только по причине “бесконечных внутрипарламентских миграций” не может идти и речи.

Ну и в-четвёртых, Майя Санду на протяжении всей своей политической карьеры никогда не отличалась, скажем так, волевыми самостоятельными решениями. Она, в отличие от того же Андрея Нэстасе, не стояла “на баррикадах” в ходе протестной волны 2015-2016 гг. – лишь несколько раз выступила на митингах. Да и будучи на протяжении пяти месяцев премьер-министром в условиях демонтажа олигархического режима не проявила себя как революционер-новатор. Скандальные поправки в закон о прокуратуре в расчёт брать не стоит – это был сознательный демарш тогдашнего премьера для отставки своего кабинета министров и начала, таким образом, предвыборной кампании на должность президента.

Сценарий №2 Изоляция президента

“Санду предстоит быть президентом без особых властных полномочий и без большинства в парламенте, которое у проигравшего Игоря Додона почти есть”, - так обрисовал поствыборный расклад журналист Владимир Соловьёв.

Если у нынешнего законодательного органа сработает инстинкт самосохранения (а это очень даже вероятный сценарий), президент Майя Санду очень скоро может оказаться в такой же изоляции, в какой в своё время, при демократах, оказался Игорь Додон. Да, пока в парламенте нет большинства – оно распалось после того, как ДПМ отозвала из правительства Иона Кику пять своих министров. Но это не значит, что оно в скором времени не может появиться.

Как предположил политический аналитик Корнелиу Чуря в интервью Sputnik-Молдова, скорее всего, в новую, пока неформальную коалицию, войдёт фракция ПСРМ, с которой может начать сотрудничество группа Pentru Moldova (в неё входят 14 депутатов – 6 народных избранников, вышедших недавно из группы Pro Moldova, и представители партии “Шор”), а также ряд других парламентариев. 37 социалистов и 14 депутатов из Pentru Moldova – это уже парламентское большинство в 51 голос. Правда, как отмечают аналитики, этот вариант является весьма рискованным для будущего ПСРМ.

“Их могут частично поддержать и те правые политики, занимающие депутатские кресла, которые останутся недовольными результатами второго тура выборов президента. Не исключено, что из фракции “Достоинство и правда” могут появиться желающие. Они могут иногда поддерживать те или иные законодательные инициативы. Большинству политических сил и парламентариев вряд ли на данном этапе стратегически выгодно распускать нынешний состав законодательного органа, поэтому они будут искать все возможные доводы и аргументы для его сохранения”, - считает Корнелиу Чуря.

С новым парламентским большинством также могут сотрудничать и независимые депутаты, а также некоторые представители Демократической партии: известно, например, что Дмитрий Дьяков был против выхода своего политформирования из правительства Кику. Тем более что при досрочных парламентских выборах тем же демократам, как и целому ряду других действующих парламентариев, не светит прохождение в новый законодательный орган.

Ещё перед вторым туром президентских выборов Игорь Додон заявлял, что у социалистов “есть как минимум три формулы, над которыми мы работаем, начиная с широкой коалиции и заканчивая различными другими политическими вариациями, которые будут реализованы совместно с ответственными партиями и депутатами парламента”.

Данный “изоляционистский сценарий” может стать ещё интересней, если, допустим, проигравший на выборах Игорь Додон решит стать премьер-министром. О возможности такого развития событий в экспертных кругах говорили еще до выборов. О возможности такого развития событий сразу же после второго тура президентских выборов заявил и лидер “Нашей партии” Ренато Усатый.

“Сейчас политтехнологи придумали для Додона план в срочном порядке. Он подаст в отставку до инаугурации Майи Санду. Его временно заменит Зинаида Гречаная, которая одобрит кандидатуру Додона на пост премьер-министра”, - сказал Усатый в интервью tv8.

Ещё пикантней сценарий “Майя – президент, Игорь – премьер-министр” станет, если выдвижение Игоря Додона на пост премьер-министра состоится уже после инаугурации Майи Санду. Причём в этом случае новый президент просто окажется в ловушке. И списать всё на наследие тяжёлого олигархического прошлого в отечественной судебной системе у неё уже не получится, поскольку есть решение нынешнего состава Конституционного суда от 6 августа 2020 года, согласно которому если президент Молдовы при назначении премьер-министра отказывается утвердить кандидатуру главы кабмина, предложенную парламентским большинством, то в отношении него могут начать процедуру отстранения от должности и даже отставки.

Данная схема низложения задумывалась против Игоря Додона, когда парламентская оппозиция очень хотела отправить в отставку правительство Иона Кику и назначить вместо него правительство Андрея Нэстасе, но теперь она может оказать медвежью услугу уже Майе Санду.

Сценарий №3 Переформатирование власти без роспуска парламента

Хотя на протяжении избирательной гонки Майя Санду не раз говорила, что собирается добиваться роспуска нынешнего парламента, а потом на переговорах с Ренато Усатым перед вторым туром подтвердила, что её цель “сначала очистить президентуру, а затем и парламент”, вполне может сложиться так, что новый президент не будет настаивать на роспуске законодательного органа.

Когда 7 ноября Демократическая партия объявила о своём решении отозвать своих министров из правительства Иона Кику, некоторые политические комментаторы предположили, что эти действия могли быть согласованы с главой американской дипломатии в Молдове Дереком Хоганом под определенные гарантии ДПМ.

“Вашингтонский обком” дал гарантии, что никаких досрочных парламентских выборов в Молдове не будет, демократы сохранят свои места в парламенте и получат возможность возродить формирование и подготовиться к очередной электоральной гонке. В обмен Демпартия должна будет поддержать новый состав кабмина, сформированный Майей Санду. Естественно, никаких должностей членам Демпартии в нём не предусмотрено”, - написало издание “Молдавские ведомости”.

Если такие договорённости действительно имели место, это будет серьёзным ударом по планам лидера “Нашей партии” Ренато Усатого, который во втором туре президентских выборов поддержал Майю Санду именно в расчёте на то, что парламент будет распущен, и весной будущего года состоятся досрочные парламентские выборы.

При полученных Усатым 16,9% голосах в первом туре и нынешних протестных настроениях в обществе, в случае досрочных выборов его “Наша партия” вполне могла бы стать третьей по счёту фракцией в парламенте и даже войти во власть. Однако если действующий парламент проработает весь положенный срок, и парламентские выборы состоятся только в 2023 году, “протестный электоральный запас” Ренато Усатого может выдохнуться. И, кроме того, электорат Усатого, в большинстве своем левоцентристской ориентации, может не простить своему кумиру поддержки им Майи Санду во втором туре президентских выборов.

Поэтому политические комментаторы перед вторым туром президентских выборов и упрекали лидера “Нашей партии” в излишней поспешности и доверчивости, когда, заявив о своей поддержке Майи Санду, он сказал, что в течение нескольких дней юристы ПДС ему представят план роспуска парламента. Это ему пообещала Майя Санду в ходе встречи 3 ноября. Однако прошло две недели, а о проанонсированном Усатым плане роспуска “от юристов ПДС” так ничего и не слышно. Правда, многие считают, что рассуждения Усатого о плане роспуска парламента явились отвлечением внимания избирателей от факта неприкрытого давления на Усатого со стороны послов США и Румынии, которым по каким-то причинам Ренато отказать не сумел.

Сценарий №4 Переформатирование власти через досрочные выборы

Полторы недели назад после встречи с лидером “Нашей партии” Ренато Усатым Майя Санду дала понять, что хотя она и преисполнена решимости выполнить своё предвыборное обещание о досрочных парламентских выборах, она не станет форсировать события и будет искать законные пути для роспуска парламента.

“Мы определим законные методы для проведения досрочных выборов таким образом, чтобы в парламент пришли люди, которые будут представлять граждан”, - заявила кандидат в президенты от партии “Действие и солидарность”.

Однако законных методов роспуска, если исходить из действующего законодательства, всего два: или парламент в течение трёх месяцев бездействует и не принимает законы, или (в случае отставки правительства) в 45-дневный срок не назначает новый состав кабинета министров, дважды отклоняя внесенные предложения.

Законодательный орган РМ бездействует уже два месяца. Последнее заседание состоялось 11 сентября. Однако в ближайшее время парламент, скорее всего, возобновит свою работу, так как депутатам нужно будет перед новым годом как минимум принять бюджетно-налоговую политику на 2021 год и три бюджета (государственный, медицинского страхования и социального страхования). Так что один из законных методов роспуска законодательного органа как бы уже отметается.

Правда, в другом своём интервью Майя Санду говорила, что если она станет президентом и если окажется, что парламент и правительство не поддержат “очень важные меры, политику, решения, направленные на помощь людям и экономике, то это станет дополнительной причиной, чтобы понять необходимость как можно скорее провести досрочные парламентские выборы”. На основании каких именно законных предписаний - кандидат в президенты тогда не прояснила.

Так что пока единственной реальной возможностью для роспуска действующего парламента является политическая воля самого действующего парламента. Если же её не будет, то настойчивость нового президента в этом вопросе может спровоцировать серьезный политический кризис а-ля “Лучинский vs парламент”. Тогда противостояние президента и парламента закончилось изменением процедуры избрания главы государства, который потом 16 лет избирался депутатами, и первыми серьезными ограничениями его полномочий.

Впрочем, как считают некоторые политические комментаторы, если в проведении досрочных выборов и переформатировании власти в Молдове заинтересованы западные кураторы, то они “могут быть очень убедительны” в беседах с лидерами некоторых парламентских фракций.

Так что победа Майи Санду в ходе голосования 15 ноября хоть в определенной мере и является выдающимся для Молдовы результатом – все-таки впервые президентом страны становится женщина – в общем политическом раскладе пока определяющего значения не имеет. Без поддержки парламентского большинства и правительства президент Майя Санду может стать вторым Николаем Тимофти. Что её, конечно, категорически не устраивает, как и некоторых западных партнёров. Так что всё в Молдове только начинается…

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load