ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Премьер. Трудные времена года

14 ноября исполнится год правительству Кику. Каким был этот год?

После субботней встречи с некоторыми западными послами демократы заявили, что после 15 ноября отзывают своих представителей из правительства. Казалось бы – как выстоять кабинету Иона Кику при таком повороте дел? Но молдавский премьер, как уже не раз бывало, доказал, что может мгновенно выходить из кризисной ситуации, и в понедельник уже были назначены пять новых министров.

Ни одному другому молдавскому премьеру не приходилось работать в столь экстремальных условиях и ни на одного другого премьера не выливалось столько критики, как на Иона Кику.

Он занял кресло премьера практически ровно год назад - 14 ноября 2019-го, после того, как ушла в отставку лидер PAS Майя Санду. А уже через несколько месяцев мир накрыла напасть под названием «коронавирус», избежать которой не удалось и нашей маленькой республике.

Но и эти несколько месяцев не были спокойными для нового правительства. А уж дальше – и подавно.


Ни дня без протестов

Кабинету Иона Кику на редкость не повезло. Пожалуй, ни одно молдавское правительство не подвергалось такому прессингу, как нынешнее. Притом что этому кабмину досталось в наследство множество тяжелых проблем системного характера, решить которые невозможно ни за сто дней, ни даже за несколько лет.

Сформированное как миноритарное правительство, без поддержки парламентского большинства, оно изначально не мыслилось как долгосрочное. Однако именно на его долю достались, как сейчас говорят, наибольшие вызовы и испытания.

Начиная с того, что так называемые «партнеры по развитию» - то есть в первую очередь представители Евросоюза и США в Молдове сразу приняли кабинет Кику в штыки. И даже не пытались скрыть этого. Говорят, обычно такой снисходительный к любым молдавским властям Петер Михалко лично ходил по европейским кабинетам и просил, чтобы правительству Кику не оказывали поддержку – ни политическую, ни финансовую.

И во всех своих выступлениях в местных СМИ глава делегации ЕС в Молдове не уставал подчеркивать, что нынешнее правительство не делает успехов. Европейцы изначально настроились и по сей день продолжают политику давления на действующее правительство, обвиняя его во всех грехах и ошибках, заранее отрицая их возможности проводить реальные реформы и выполнять условия Соглашения об Ассоциации.

И посол США в Молдове Дерек Хоган, выступая на одном из местных телеканалов, почти угрожающе заявил, что если нынешнее правительство не продемонстрирует реформы, то у него будут проблемы. Как говорится, если что-то хочешь развалить – реформируй это.

И проблемы моментально начались, как по взмаху дирижерской палочки.

Сначала на протест вышли сотрудники малоизвестного Музея земства – с требованием, чтобы на них обратили внимание. При прежнем правительстве они почему-то этого не делали.

Потом начали забастовку водители междугородних маршруток, требуя повышения цен за проезд. Их требование было удовлетворено, при условии, что они повысят качество услуг. Но вот выполнили ли они это условие - большой вопрос.

Потом на митинги, как на работу, стали ходить представители блока Unirea.

Потом на сцену вышли участники вооруженного конфликта на Днестре и примкнувшие к ним хулиганы, побившие стекла в здании правительства и на весь день заблокировавшие центр Кишинева. Они также требовали денег, льгот и повышенного внимания. Почему проснулись именно сейчас? Почему не при кабинете Филата, Стрельца, Габурича, Филипа, Санду?

Тем не менее премьер встретился с их представителями, пообещал, что для них будут выделены дополнительные средства. Этот примирительный шаг был сделан не только для комбатантов, но и для тех самых партнеров по развитию – вот, мол, мы очень демократичные, никого силой не разгоняем, идем на уступки. Но удовлетворило ли это требовательных партнеров?

Несмотря на предоставление многочисленных дополнительных льгот (увеличение пособий, ежегодное санаторно-курортное лечение, бесплатное медстрахование и прочее), комбатантам этого показалось мало, и летом они снова собрались на пикет перед зданием парламента. Но вместо социальных лозунгов все больше были слышны политические - к примеру, требования об отставке президента, правительства. То есть, по их логике, правительство и парламент сначала должны предоставить им эти все льготы, а потом незамедлительно уйти в отставку. Ну а потом начались и другие требования и лозунги – «долой русских» и «униря». Стало ясно, что сколько новых льгот ни предоставляло бы им правительство, их цель совершенно иная.

Потом к протестам у здания правительства подключились таксисты, также требуя реформирования своей отрасли.

Потом в ход пошла «тяжелая артиллерия» в виде собранных Шором пенсионерок, массово свозимых в Кишинев на автобусах для акции протеста у Апелляционной палаты – против снятия с выборов в Хынчештах кандидата от партии «Шор». (И это в то время, когда стало достоверно известно, что коронавирусу подвержены в первую очередь именно пожилые люди, и это в тот день, когда все массовые мероприятия были запрещены из-за угрозы эпидемии).

Потом оказалось, что очень недовольны своим бедственным положением и аграрии, которые были всем довольны еще в прошлом году, когда премьером была Санду (ни бануца не выделившая на их нужды). А вот именно во время правительства Кику, которое выделило им в три раза больше, вдруг стали недовольны. Они блокировали трассы сельхозтехникой и угрожали «пойти на Кишинев».

И так – чуть ли не каждый божий день.

Тяжелое испытание

Серьезнейшим испытанием для любой страны и для любого правительства стало распространение коронавируса.

Теперь уже многие забыли, как все начиналось, как власти Молдовы, не имея опыта действий в подобных ситуациях и опираясь лишь на рекомендации ВОЗ (достаточно противоречивые, надо сказать), вынуждены были принимать решения на свой страх и риск, когда трудно было предугадать заранее – какой шаг правильный, а какой нет. Но любой шаг, любое действие, любое слово правительства подвергается шквалу самой резкой критики и брани. Еще ни одного случая заражения коронавирусом в Молдове не было, а многие СМИ уже устроили настоящую истерику – мол, почему наше правительство не объявляет карантин, не закрывает границы, не принимает каких-то чрезвычайных мер.

Особенно старались лидеры маргинальных партий, состоящих из одного-двух человек. Такое впечатление, что в этом и состоит их основная работа – отслеживать малейшие действия правительства и тут же комментировать их в соцсетях, максимально негативно.

Правительство не объявляет карантин? Плохо!

Правительство рассылает смс с призывом соблюдать меры предосторожности? Опять плохо! Мол, мы, налогоплательщики, не хотим, чтобы нас за наши деньги извещали о чрезвычайных ситуациях.

Может не хватить мест для размещения всех заразившихся? Плохое правительство! Почему не обеспечило?

Нашли дополнительное лечебное учреждение? Опять плохо! «Вы бы еще бункер нашли», - иронизируют самые активные комментаторы, при этом не объясняя, чем же это плохо и что, с их точки зрения, нужно делать.

Правительство не отменяет занятия в детских садах и школах? Плохое правительство! Ему совершенно наплевать на здоровье наших детей!

Правительство отменило занятия? Опять плохо! Недовольны родители, - потому что не с кем оставить детей, и учителя – потому что неизвестно, как потом отрабатывать.

Правительство создало специальную комиссию общественного здоровья для контроля за инфекцией коронавируса. «Да что они там заседают? Лучше бы делом занялись!»

Премьер проинспектировал инфекционную больницу на предмет готовности к потоку зараженных. «Зачем нужна эта показуха? Лучше бы делом занялся!» Так и хочется спросить – ребята, а может, лучше вы каким-нибудь полезным делом занялись бы?

Пишут и говорят, что у нас очень плохое здравоохранение, что не хватает специалистов, персонала, оборудования, медикаментов. И все аргументы, что не нынешнее правительство в этом виновато, что медицинская сфера разваливалась как минимум на протяжении последних десяти лет, - не принимаются во внимание. Такое впечатление, что некоторым нужна была не реальная защита от болезни, а максимальное расшатывание ситуации. При этом, в отличие от многих европейских стран, правительству удалось и удается удерживать под полным контролем эпидемиологическую ситуацию в стране. В кратчайшие сроки был создан Ковид-Центр на Молдэкспо, который сыграл ключевую роль в организации массового тестирования населения, временного размещения заразившихся граждан и распределения их по больницам. Всем больным оказывается адекватная помощь. Есть резервы коек в больницах и в отделениях интенсивной терапии. Подготовлены к приему больных несколько санаториев. Смертность от Ковид в нашей стране в среднем ниже, чем в большинстве европейских стран. Однако, «либеральные» политики и пресса нагнетают обстановку, создавая абсолютно неадекватное впечатление о ситуации, в первую очередь у молдавских эмигрантов, формируя у наших граждан выгодные им политические предпочтения. Правые политики и правая пресса в сложнейшей ситуации, в которой оказалась страна, вместо того, чтобы помочь, решают свои электоральные вопросы и мешают правительству работать.

Помимо множества недостоверной и противоречивой информации о самой болезни, в дополнение к нагнетаемой истерии в молдавском интернет-сегменте стали распространяться откровенные фейки – то якобы от имени Минздрава, то от имени пассажиров в аэропорту. Конечно, критически мыслящие люди этим фальшивкам не поверили, а кто-то, не разобравшись, стал их распространять – ругая при этом «плохое правительство».

Да будь Кику хоть семи пядей во лбу, но он не волшебник, чтобы за три-четыре месяца достать, как из шляпы фокусника, невесть откуда взявшуюся отлично налаженную экономику, полный бюджет, передовую медицину, низкие цены и высокие зарплаты. При этом все это время вел он себя вполне адекватно, спокойно, на обвинения реагировал без истерик и нервных выпадов. Без политических заявлений. Каким-то образом находил средства на повышение зарплат, пособий, на социальные программы, привлекает инвестиции. Тушил вспыхивающие то там, то здесь очаги политического возгорания. И, по свидетельству очевидцев, первые два месяца введения Чрезвычайного положения он вообще ночевал в своем рабочем кабинете в здании правительства, и спал по три-четыре часа в сутки – настолько много у него было работы. Но кто же это знает?

А кроме этого была еще небывало катастрофическая засуха и небывалый наплыв гастарбайтеров – то есть наших соотечественников, которые из-за пандемии коронавируса вынуждены были вернуться в Молдову из других стран. Несмотря на то, что именно эти люди предположительно могли стать «идеальным топливом» для начала осенних бунтов, правительство все-таки пошло на это. Неограниченный прием своих граждан из-за рубежа, по мнению многих – мужественный, принципиальный шаг настоящих государственников, который никоим образом не обусловлен политическими соображениями.

А еще – по прихоти «принципиальной» оппозиции, заблокированный Конституционным судом российский кредит, который так мог бы выручить нас в этот тяжелый период!

Всего этого с лихвой хватило бы на не одно правительство, а несколько. Но и это еще не все. Было еще так, «по мелочи», вроде похищенных приднестровскими силовиками молдавских полицейских, сгоревшей филармонии или за три дня до президентских выборов покинувшего пост министра иностранных дел.

Запомнится Ион Кику за этот год и еще несколькими громкими событиями.

«Слова не мальчика, но мужа»

Ион Кику создал себе имидж очень выдержанного и корректного человека, который никогда не будет попусту говорить и не делать без крайней надобности лишних движений. Тем неожиданнее для всех был скандал, в эпицентре которого оказался молдавский премьер.

23 мая депутат Европарламента Зигфрид Мурешан (вице-председатель Европейской народной партии в Европарламенте, он является председателем делегации Европейского парламента в Парламентском комитете по ассоциации ЕС—РМ) написал на странице в фейсбуке, что правительство Молдовы «терпит неудачу в борьбе с кризисом COVID-19, потому что оно потерпело неудачу и в реализации реформ».

По словам Зигфрида Мурешану, в Молдове последние пять лет «слабые кабинеты министров», а «единственным правительством, которое выполнило свои обязательства, внедрило проекты и добилось заметного прогресса, было правительство, возглавляемое Майей Санду».

В том, что запрутские браться время от времени учат нас жизни, нет ничего нового – это уже стало привычным. Но тут случилось неожиданное.

С ответной резкой критикой в адрес Зигфрида Мурешану выступил молдавский премьер-министр. «Я смотрю на этих румынских мальчиков в евроструктурах, которые пытаются взять над нами «шефство». Потерянные, ничего в жизни не добившиеся, годные только мячики приносить», — написал глава кабмина на своей странице в соцсети.

В ответ на обвинения в плохом руководстве страной во время кризиса, Ион Кику поинтересовался, что Мурешану сделал, чтобы случаев заражения COVID-19 в Румынии было меньше. «Что ты сделал для своей страны, ведь она стонет от самой большой коррупции в Европе? У тебя в одном жудеце Сучава больных коронавирусом столько, сколько половина всех заразившихся в моей стране. И врачей примерно столько же. Умершие от COVID-19 в жудецах молдавской части Румынии — это 40% всех умерших в стране. И в два раза больше умерших молдаван на правом берегу, чем на левом, хотя численность населения равная», — написал Ион Кику.

Глава кабина отметил, что только мнение и критика молдавских граждан имеет для него значение. «Скоординированные атаки некоторых персонажей, которые претендуют на то, чтобы быть адвокатами Молдовы, могут произвести впечатление только на их покровителей, а на меня — нет», — подчеркнул он.

В ответ на это МИД Румынии осудил нашего премьера, назвав его заявления «абсолютно неприемлемыми» и «порочащими Румынию».

Это было впервые за долгие годы, когда высокопоставленное лицо из Молдовы не унижалось перед румынскими политиками, а смогло дать достойный ответ. После этого многие наши сограждане сказали, что Кику «молодец, настоящий мужчина». Но именно после этого его еще больше невзлюбили в стане правой оппозиции. Ведь для них любое слово с правого берега Прута сродни божественному откровению и указанию к действию.

Пожалуй, еще один эпизод, когда Кику высказался также определенно и нелицеприятно, связан с депутатским корпусом. «Думаю, что результат во многом говорит о безобразной ситуации, в которой мы оказались как страна, как общество, особенно элита, которая по определению должна показать пример, иногда учить, как следует поступать. К сожалению, мы видим примеры того, как делать не следует. Весь этот дым, вся эта эпопея вызывает только отвращение и сожаление. Мы деградировали как общество до такой степени, что больше не видишь решений, выходов. Это крайне серьезно, я не хочу сравнивать, но нельзя себя продавать, нельзя позволить, чтобы тебя покупали. Мне противно говорить об этом», – заявил Ион Кику в эфире одного из телеканалов. И пообещал, что сделает все возможное для того, чтобы после президентских выборов парламент был распущен – поскольку «каждый лишний день этого законодательного собрания означает нужды и проблемы для людей и страны»,

Попытка отставки

Исходя из всего этого не удивительно, что кабинет Кику постоянно пытались отправить в отставку. Весь май и июнь парламентская оппозиция предупреждала и грозила исполнительной власти: вот-вот, ещё чуть-чуть, ещё немного, осталось самую малость, и мы точно отправим вас в отставку. На протяжении этих двух месяцев лидер Pro Moldova Андриан Канду не раз заявлял, что его депутатская группа проголосует за любой кабинет министров только для того, чтобы ушла нынешняя правительственная команда. Для этого депутаты Pro Moldova весь май и июнь ударно «работали», переманивая, а то и, как утверждают, подкупая коллег из парламентского большинства ПСРМ-ДПМ. И поначалу этот процесс шёл достаточно резво. Всё упиралось в особую позицию партии Майи Санду.

И вот 16 июля, под занавес летней сессии, в парламенте наконец-то был инициирован вотум недоверия правительству Иона Кику. По мнению наблюдателей, это было позорное зрелище. Начиная от потасовки со службой госохраны, которую устроила депутат от партии «Шор» Марина Таубер, с криками «Господин Хоган, меня аргессируют!» пытавшаяся дать прорваться прессе в зал заседаний и заканчивая свистом и улюлюканьем народных избранников от оппозиции, которыми те встретили доклад премьер-министра. Вот в такой обстановке ему пришлось читать отчет о проделанной работе, призвав все свое хладнокровие и выдержку.

После пяти часов обсуждений, во время которых в чем только не обвиняли главу кабина, отправить в отставку правительство Иона Кику не удалось. Оппозиция смогла найти лишь 46 голосов при необходимом минимуме в 51 голос.

Несмотря ни на что

Несмотря на заявления оппонентов, правительству Иона Кику удалось каким-то фантастическим образом удерживать экономику на плаву и не дать рухнуть системе здравоохранения, испытывавшей в эти месяцы колоссальную нагрузку. Были подняты зарплаты медикам и учителям. Школы получили более 20 000 компьютеров для дистанционного обучения. Индексировались пенсии и социальные пособия. Получали помощь малоимущие и многодетные семьи. Увеличились пенсии по случаю потери кормильца для детей до 18 лет и единовременные пособия при рождении ребенка. Были разработаны программы поддержки бизнеса, продолжались проекты «Первый дом» и «Хорошие дороги». В три раза больше запланированного получили помощь от государства аграрии.

Все это – результат колоссальной, ежедневной напряженной работы в максимально сложных условиях. Но об этом мало кто писал и говорил, поскольку все это – вещи скучные и малопонятные. Зато можно раздуть сенсацию из ничего, как это случилось со свадьбой сына Иона Кику.

Ах, эта свадьба…

Казалось бы, вечеринка по случаю бракосочетания – событие сугубо частное, семейное. Тем более что дело касалось не самого главы кабмина, а члена его семьи. Сын Кику (имени которого многие даже не знают) – лицо абсолютно не публичное, Ни чем он занимается, ни как он выглядит, широкой публике неизвестно. Даже вездесущая пресса не могла уличить его ни на дорогих курортах, ни за рулем люксового авто. Но вот человек решил жениться – и понеслось. Это семейное событие, без традиционных мероприятий, присущих молдавской свадьбе, прошедшее в конце августа, было организовано вдали от города, со скромным количеством гостей и при усиленных мерах безопасности.

Однако уже на въезде дежурили откуда-то взявшиеся телекамеры, снимавшие машины с гостями, а некоторые журналисты были крайне возмущены, почему их не пускают на «свадьбу». Хотя, повторим, это было сугубо частное, семейное, не публичное мероприятие, где только хозяева решают, кого им пускать, а кого нет.

На несколько дней это важное только для узкого круга и не примечательное для жизни страны событие стало самой обсуждаемой новостью. Ладно пресса и соцсети, где всегда рады обсудить сплетни из чужой жизни – в ход пошла «тяжелая артиллерия». Так, лидер ПДС Майя Санду потребовала от Генерального инспектората полиции применить санкции в отношении премьер-министра Иона Кику, а также обратилась в Генеральную прокуратуру с просьбой провести расследование. Депутат Раду Мариан направил запрос в Генеральную прокуратуру, в котором говорится, что премьер-министр Ион Кику в случае с проведением свадьбы сына злоупотребил своим служебным положением.

И премьер-министру, и так загруженному множеством дел, пришлось объясняться и чуть ли не извиняться…

В ожидании «молдавского майдана»

Еще больше напряжения и так нелегкой деятельности премьер-министра прибавили выборы президента. В последние несколько недель перед выборами не проходило дня без упоминания о «молдавском майдане» и готовящейся «цветной революции».

Кику был тверд. «Мы проследим, чтобы в Молдову не проникли организаторы «цветных революций» в преддверии президентских выборов. Госструктуры будут пресекать таких непрошенных «гостей», обычно приезжающих в страну за полтора месяца до выборов для организации массовых беспорядков, но многое будет зависеть и от мудрости и ответственности всех граждан и оппозиционных политиков», - заявил он.

Очень хочется надеться, что никаких «майданов», беспорядков и дестабилизации все-таки не будет. А любые попытки будут пресечены вежливо, но твердо – в стиле нынешнего молдавского премьер-министра.

А самому Иону Кику хочется пожелать, чтобы после года тяжелейшего премьерства следующий год его пребывания на этот посту был все-таки полегче.

Кристина Агату

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load