ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

​Ликбез от МВФ. Выбор есть или «спасибо за отсутствие выбора»? Часть 2

​Ликбез от МВФ. Выбор есть или «спасибо за отсутствие выбора»? Часть 2

Чему [не]научил Молдову опыт сотрудничества с западным кредитором. 

(Окончание. Начало читайте 11.11.2019)

Как складывались отношения Республики Молдова с крупными международными фондами? Можно ли  обойтись без внешнего финансирования и начать жить своим умом?

Кредитору указали на дверь: «Хватит нас лечить!»

Когда к власти в Молдове пришла Партия коммунистов, это стало настоящим шоком для западных партнеров по развитию. Как следствие, явно проявилась геополитическая составляющая работы фонда на постсоветском пространстве.

Известно, что несмотря на финансовую составляющую деятельности, фонд является, в первую очередь, проводником западной модели развития, через которую странам бывшего соцлагеря навязывались соответствующие инструменты государственной внутренней и внешней политики.

В эту модель молдавские коммунисты новой формации никак не вписывались. Разразился настоящий скандал. Третий президент Молдовы Владимир Воронин, лидер молдавских коммунистов, открытым текстом заявил, что все ранее «прописанные реформы» от «доктора» в лице МВФ пациенту явно не помогли и ответственность за это в том числе лежит на МВФ.

К 2000-му году Молдова накопила к выплате 80 млн долларов внешнего долга. В 2001 году задолжала уже 200 млн долларов. При этом вырос внутренний долг государства до более 17% в структуре ВВП.

В ответ МВФ во всей разрухе в стране обвинил предыдущие правительства, заявив, что «с 1995 года Молдова ничего не делает». Подтвердив тем самым, что фонд не несет никакой ответственности за результаты продвигаемых им реформ в странах-заемщиках.

В интервью одному из молдавских изданий в 2001 году Мохаммад Шадман-Валави, который в то время представлял Второй европейский департамент МВФ, отвечающий за страны, ранее входившие в состав Советского Союза, на вопрос журналиста, «не чувствует ли фонд своей вины за то состояние, до которого дошла Молдова», заявил: «Молдова — это страна, которая ничего не делала в области реформ с 1995 года. Если мы и были доктором для Молдовы, то пациент нас не слушал». В том же комментарии он дал понять, что без поддержки фонда нашу страну ожидают не самые лучшие перспективы: «Если Молдова не согласна с МВФ, пусть она попробует что-то другое, но очень скоро вы обнаружите, что у вас небольшой выбор. Если застой в реформах продолжится, ясно, что Молдова не сможет не только ускорить развитие, но и удержаться на месте — ситуация ухудшится».

С такой позицией и с условиями новых взаимоотношений с кредитором власти страны того периода категорически не согласились. В итоге, МВФ, пригрозив кабинету ПКРМ — только попробуйте не платить по долгам, — покинул Молдову.

Правительству коммунистов давали минимальные шансы на существование — максимум три месяца. Затем полгода…Год…

Выжили…без заглядывания в рот кредитору

Более четырех лет правившая в Молдове ПКРМ восстанавливала разрушенную экономику и сельское хозяйство без помощи МВФ. При этом осуществлялись регулярные выплаты по внешним долгам с процентами, накопленные предыдущими кабминами. Если в начале 2000-х доля внешних долгов в структуре ВВП составляла около 40%, то за годы правления коммунистов этот показатель снизился до 13%.

В Молдову МВФ вернулся, но на принципиально других условиях. Кредиты уже шли не на покрытие дефицита бюджета, а на решение приоритетных задач в рамках государственных программ развития, в том числе социального характера. Как показала практика, если уметь договариваться с эмиссарами фонда, то будут и результаты внедрения реформ.

Главное, что удалось коммунистам во взаимоотношениях с МВФ — это изменить устоявшиеся представления о том, что правительство обязано вслепую следовать указаниям кредитора. Кроме того, стало понятно, что кредиты от фонда могут быть дополнительной поддержкой реформ, и в этом нет ничего плохого. Однако это возможно лишь при условии, что развивается внутренний рынок — то есть, бизнес работает в предсказуемом поле, привлекаются инвестиции в развитие промышленного потенциала. И таким образом, при адекватной налоговой политике со стороны государства доходы и расходы бюджета можно планировать на краткосрочную и среднесрочную перспективу. При взвешенной социальной политике, покупательская способность населения растет, соответственно растет и внутренний товарооборот. 

По данным Национально бюро статистики уже к осени 2006 года объем ВВП по сравнению с аналогичным периодом 2005 года вырос на 4,6%. Уже по этому показателю стало ясно, что экономика оживает, хоть и медленно, но страна начинает выходить из кризиса.

Внешний государственный долг, администрируемый правительством, составил тогда 663,7 млн долларов США, из которых прямой долг — 638,9 млн долларов, гарантированный взятый на себя долг — 24,8 млн, снизившись по сравнению с 2000 годом более чем на 117 млн долларов США. Совокупная доля этих долгов в ВВП снизилась с 60,4% в 2000 году почти до 24% в 2006 году.

Перезагрузка

12 декабря 2006 года в Брюсселе состоялось заседание Консультативной группы доноров по Молдове, на котором было принято решение о предоставлении нашей стране в последующие три года (2007-2009гг.) более 1 млрд 200 млн долларов, что эквивалентно 17,5 млрд леев.

15 декабря 2006 года Совет директоров МВФ единогласно одобрил расширение программы «Содействие экономическому росту и сокращению уровня бедности» для Молдовы. Первый транш программы финансирования составил около 48 млн долларов, а не 17 млн долларов, как предполагалось изначально. Данная сумма была направлена на поддержку платежного баланса (пополнение валютных резервов государства).

Горький опыт ничему не научил?

С 2009 года некоторые эксперты, а также представители бизнеса все чаще выступают с критическими оценками деятельности МВФ в Молдове. Как ранее отмечал портал Noi.md, по мнению президента компании DAAC Hermes Василия Киртоки, Молдова не получила никакой пользы от сотрудничества с МВФ. По его мнению, у страны отбирают под благовидными предлогами деньги в значительно большем объеме, чем дают, и республике можно отказаться от услуг МВФ.

Он отметил, что с большим вниманием уже 27 лет наблюдает за деятельностью этой организации в Республике Молдова, начиная от советов экспертов МВФ по введению национальной валюты, практически свободно-конвертируемой (после чего обвалилась вся промышленность), по принципам формирования кредитных ставок в экономике, до рекомендаций по изменениям в налоговой системе и формированию валютных резервов.

«В результате я пришел к выводу: либо эксперты этой организации не понимают, что творят, либо мы попали в список стран, развитие которых надо блокировать. А блокируется наше развитие с помощью специально разработанных для таких стран экономических теорий, посредством которых навязываются догмы по принципам организации банковской системы, финансирования бизнеса и семей, формирования бюджетов и резервов, налоговой системы и т.д. Как результат всей этой помощи – мы не развиваемся, страна теряет население, жизнь оставшегося населения ухудшается и сокращается социальная инфраструктура, у нас отбирают под благовидными предлогами деньги в значительно большем объеме (в разы), чем дают», — подчеркнул Василий Киртока.

Экономист, бывший вице-премьер Александр Муравский в эфире радиостанции Sputnik Молдова, высказал мнение, что «миссии международных финансовых организаций состоят из очень сильных экономистов и финансистов. Но проблема заключается в следовании определенным шаблонам, от которых эксперты международных финансовых институтов стараются не отходить. Эти правила применяются к любой стране без учета местной специфики». «Инфляцию снижают путем сокращения денежной массы, которая расходуется на социальные программы. Надо уменьшить бюджетный дефицит – снова сокращают расходы на социальные программы, поднимают налоги», — подчеркнул экономист.

Экс-министр финансов Молдовы, советник нынешнего президента Ион Кику недавно высказал опасения относительно новых договоренностей с МВФ. На своей странице в социальной сети он подчеркнул, что «условия, поставленные МВФ, не являются адекватными и не имеют отношения к ситуации. Молдова не находится в том положении, чтобы принимать любой ультиматум со стороны чиновников этой структуры. Эффекты диктата этой организации уже видны: Национальный банк Молдовы по прямому указанию этих чиновников дважды повышал базовую ставку — с 6,5 до 7,5%».

Кику считает, что «в случае желательного ухода МВФ и грамотного управления госфинансами и экономикой, Молдова способна сама себя финансировать, а нынешнее поколение — не оставлять миллиардные долги для детей и внуков».

Более того, советник президента напомнил, что львиную долю (80%) нынешнего внешнего и внутреннего долга Молдова накопила в период 2010-2019 гг.

Соседи. Куда катится Украина

Под пристальным оком МВФ все хуже дела обстоят у наших ближайших соседей — Украине. Как передает портал delo.ua, только с начала 2019 года Украина взяла 14 млрд долларов новых долгов. В сентябре Украина погасила почти 561 млн долларов долга по кредитам МВФ. К концу 2019 года Украине нужно погасить еще 80,3 млрд грн (3,2 млрд долларов). Эксперты серьезно опасаются, что если МВФ не пойдет на новый кредит для Украины, то страну ждут еще более тяжелые времена. Некоторые экономисты предрекали дефолт Украине еще в июне этого года, однако кризис удалось избежать за счет мер жёсткой экономии. Но затягивать пояса до бесконечности за счет сокращения социальных расходов невозможно. Есть и другая точка зрения — отказаться от кредитов МВФ.

Так в комментарии для телеканала «112 Украина», цитируемом РБК, депутат Верховной рады Вадим Рабинович заявил, что новый президент Украины должен прекратить сотрудничество с МВФ.

«Сырьевая составляющая в экономике увеличивается, трудовая миграция достигла невиданных размеров, объем иностранных инвестиций опустился до 1990-х годов и снижается, темпы роста ВВП в Украине уничтожены», — заявил парламентарий, добавив, что «МВФ и  другие международные организации поставили Украину при Порошенко на одно из первых мест в мире по коррупции».

Соседи. У Венгрии получилось

Пример Венгрии, страны ЕС, в отношениях с МВФ стал хрестоматийным для других стран-участниц программ финансирования западными кредиторами. В июле 2013 года Национальный банк Венгрии потребовал от МВФ закрыть представительство в Будапеште. Фонду указали на дверь, без перспективы дальнейшего сотрудничества.

Разразился политический скандал. Венгерский премьер-министр Виктор Орбан после прихода к власти в 2010 году обвинил МВФ во вмешательстве во внутренние дела страны. Более того, его правительство инициировало национализацию крупнейших предприятий, которые по рекомендациям фонда были отданы в частные руки на разных этапах «реформирования».

Орбан стал настоящим национальным лидером, который осмелился пойти даже против мнения Европейской комиссии и брюссельской бюрократии «ради спасения национальных интересов».

МВФ предоставил Венгрии в самом начале финансового кризиса в 2008 году 15 млрд долларов. Кстати, в свое время, именно Венгрия стала первой страной ЕС, которая запросила внешней помощи. Однако не дожидаясь сентября 2013 года — завершения программы с МВФ, в августе того же года Венгрия досрочно погасила свои долговые обязательства перед МВФ, выплатив сумму в размере 2,85 млрд долларов.

Венгерские СМИ писали, цитируя министра экономики Венгрии Михая Варга, что это позволило сэкономить в бюджете 3,5 миллиарда форинтов только на процентах по долгу.

Как ранее отмечал РБК, во главе с Орбаном Венгрия смогла добиться стабильного экономического роста. В 2015 году реальный рост ВВП страны составил 3,4%, в 2016-м — 2,2%, в 2017 году — 3,8%. В прошлом году данный показатель составил 3,7%. Безработица сократилась до 5%.

На 2019 год правительство представило бюджет, который, как заявил в интервью Радио Кошут премьер Орбан, способен выдержать любые землетрясения.

Еврокомиссия прогнозировала рост ВВП Венгрии к концу текущего года на уровне 3,1%. В кабмине Орбана уверены, что данный показатель составит 4,1%.

Вопреки требованиям МВФ, в Венгрии сегодня действует целый ряд эффективных социальных госпрограмм по поддержке малоимущих семей, молодых специалистов. Есть программа по поддержке молодых специалистов в сельской местности с предоставлением гарантированного жилья от государства.

Как можно финансово уничтожить страну

Список стран, экономики которых были практически разрушены под четким надзором и рекомендациям МВФ, обширный. Среди них: Греция, Пакистан, Югославия, Аргентина, Руанда, Сомали, Мексика…

Остановимся на Аргентине — одной из этих стран, которая должна была стать после реформирования при поддержке МВФ «экономическим чудом».

Нужно отметить, власти Аргентины следовали условиям фонда неукоснительно, практически вслепую доверив свое будущее эмиссарам Запада. Но «экономического чуда» не случилось. Сотрудничество с фондом привело к дефолту, после которого имидж МВФ на международной арене существенно пошатнулся.

Первая шоковая терапия, проведенная МВФ в Аргентине в 1989 году, привела к первым бунтам голодного населения. Затем нищета и тотальная безработица спровоцировали погромы и акции протестов в 1996 году, которые привели к отставке тогдашнего правительства во главе с Д. Кавалло.

Правительство Ковалло с помощью МВФ привлекло в экономику страны 40 млрд долларов. Но по факту эти деньги ушли в карманы американских корпораций — под видом привлечения иностранных инвестиций самые лакомые с точки зрения прибыли сегменты национальной экономики (28%) были попросту скуплены иностранными компаниями.  По подсчетам экономистов на этой сделке транснациональные корпорации заработали 280 млрд долларов, которые потом были вывезены из страны. До сих пор Аргентина не может выправиться, при этом с МВФ было возобновлено сотрудничество в 2018 году. Общий госдолг Аргентины составляет около 330 млрд долларов, из которых почти 80% — валютный. Годовая инфляция — 54%.

При этом Аргентина богата природными ресурсами, чего нельзя сказать о Молдове, у которой самый ценный ресурс — это плодородный чернозем и дешевая рабочая сила.

Растем с конца

По итогам 2018 года внешний долг Республики Молдова составил 7,3 млрд долларов США и вырос на 4,8% в номинальном выражении, то есть почти на 340 млн долларов США, по сравнению с началом года. Данные Национального банка Молдовы показывают, что за последние два года валовой внешний долг увеличился более чем на 1,1 миллиарда долларов. На 31 декабря 2018 года доля долга в ВВП составляла 64,6%, а на конец 2017 года — 72%.

По данным Минфина в январе-августе 2019 года внутренний госдолг Молдовы вырос на 47,3 млн леев (+0,2%) — с 23 млрд 58,6 млн леев на конец декабря 2018 года до 23 млрд 105,9 млн леев на конец августа текущего года.

Вместе с тем, внешний госдолг в леевом выражении за тот же период вырос на 366,1 млн леев (+1,3%) — с 28 млрд 954 млн до 29 млрд 320,1 млн леев.

Своим умом

С учетом расстановки геополитических сил и мировой конъюнктуры, иметь взаимоотношения с такой организацией как МВФ — это и не хорошо, и не плохо. Это выбор страны, которая соглашается на помощь фонда. Но этот выбор должен быть осознанным, с учетом, в первую очередь, национальных интересов.

Другой важный момент, которым, к сожалению, на разных этапах пренебрегают власти стран, в том числе Молдовы, — это способность, умение, если хотите, талант вести переговоры с внешними кредиторами.

МВФ никогда не будет работать и действовать в ущерб своим интересам. МВФ, как показала практика, всегда при любых обстоятельствах оставляет за собой право не нести никакой ответственности за результаты внедряемых в странах-заемщиках реформ. Эта ответственность полностью лежит на национальных правительствах. Если в стране наступает кризис, МВФ может отказать в очередном транше, собрать вещички и покинуть страну. Но при этом в каждый отчетный период спрашивать по долгам.

Учитывая, что МВФ — это не благотворительная организация, и действует, с позволения сказать, по принципу коммерческого банка, важно понимать из каких принципов исходят его эксперты в своих требованиях. Важно понимать и свои принципы, на которых потом выстраивается диалог с МВФ и которые правительство должно отстаивать, объяснять, и снова отстаивать. Тогда и только тогда можно ожидать принципиально другого результата сотрудничества — эффективного, позитивного для страны. И, почему бы и нет, взаимовыгодного — как для государства–заемщика, так и для МВФ. 

Ольга Дзятковская

 

 

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load