ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

“Капитан Майя”, или Как Молдову “выводили из шторма”

“Капитан Майя”, или Как Молдову “выводили из шторма”

Исполнилось 100 дней “самому лучшему и самому честному правительству за всю историю Молдовы” (по определению премьер-министра Майи Санду). 

И хотя очевидно, что за этот период никаких прорывов не могло произойти (вот и премьер-министр главным достижением своей команды за отчётный период назвала возвращение гражданам Молдовы свободы, из-за чего они “могут дышать полной грудью, поскольку избавились от политического давления”), в экспертном сообществе уже говорят о несостоятельности по крайней мере трети министров правительства Майи Санду.  

И так считают не только “критики из фейсбука” (ещё одно определение премьер-министра). Две недели назад президент Игорь Додон заявил, что у него есть вопросы к ряду членов кабмина. “Я не буду называть имена министров, но вижу, что они не справляются”, - сказал глава государства.

100 дней “нашей эры”

Вообще-то правительство Майи Санду было создано в тот же день, что и коалиция ПСРМ-блок ACUM – 8 июня, и, по идее, ещё неделю назад должно было отмечать свою первую “стометровку”. Но у кабинета министров своё летоисчисление.

В правительстве ведут отсчёт “своей эры” не с момента назначения в парламенте и принесения присяги, а с момента первого заседания. Все мы помним, как почти неделю (с 8 по 14 июня) демократы судорожно пытались вернуть власть – блокировали доступ новым министрам в госучреждения, свозили людей на митинги “в защиту государственной власти от узурпаторов”, и как бывший депутат от ДПМ Константин Цуцу грозил перед камерами: “Мы не дадим им захватить ни одно учреждение в стране. Мы даже не разрешим им зайти. У них нет права, им нечего там делать”.

И только 14 июня под давлением внешних партнёров Демпартия официально объявила об уходе из власти, а 15 июня состоялось первое заседание кабинета министров Майи Санду в здании правительства, несмотря на то, что центральный вход в здание оказался заблокированным. “Мы рады, что всё завершилось таким мирным образом”, - заявила тогда премьер-министр.

 О крысах, штормах и подержанном авто. Премьеры-лирики

У молдавских премьер-министров какая-то необъяснимая тяга к лирике.

Апрель 2016 года. Глава “ночного” правительства Павел Филип подводит итоги первых 100 дней. Резюмируя полученное наследство (“это правительство пришло в условиях кризиса”), премьер-министр сравнил Молдову с сильно изношенным автомобилем.

“Нам досталась очень сильно изношенная машина, без бензина. Мы её ремонтируем, мы зальём бензин, оборудуем всем необходимым, чтобы всем вместе в безопасности двигаться к цели вместе со всеми теми, кто на самом деле хочет её достигнуть”, - заявил тогда Павел Филип.

Майя Санду, подводя черту под первыми 100 днями работы своего правительства, сравнила полученное от кабмина Павла Филипа наследство с дырявым дрейфующим кораблём, который “в любой момент мог затонуть”.

“Рулевое колесо было сломано, якорь потерян, паруса порваны, в то время, как экипаж пировал, а те немногие ресурсы, что оставались на корабле, были заперты в кладовой, ключи от которой украл предводитель крыс”, - метафорично заявила премьер-министр.

Конечно, новой правительственной команде, по её словам, хотелось бы наследовать “яхту с четырьмя моторами в идеальном техническом состоянии, с полным топливным баком”, но вместо этого новому капитану и его матросам пришлось “посреди шторма чинить штурвал, латать паруса, чтобы не перевернуться и избежать затопления корабля”.

Потом, продолжила Майя Санду, “пришлось избавляться от крыс, проделавших в трюме дыры, через которые поступала вода и уходила провизия”. “Следующим шагом стал поиск честных моряков, с которыми можно управлять судном, даже если некоторые из членов команды никогда ранее не выходили в море. Иногда допускались ошибки, однако команда работала и днем, и ночью, чтобы обеспечить продвижение судна в надежную гавань”, - заявила премьер-министр.

Правда, с “честными моряками”, признала она, пока туго. Налицо – явный недостаток профессиональных и честных кадров на госслужбе. Это одна из причин, почему реформы не движутся так быстро, как хотелось бы. Плюс – достаточное количество “саботажников” и “крыс”, которые продолжают занимать определённые посты. “Крысы” продолжают воровать и “разрушать корабельную конструкцию”. А “саботажники” – сопротивляются изменениям и “стараются найти других хозяев, чтобы избежать преобразований”.

“Хотелось бы быстрее продвигаться по реформе юстиции. Хотелось бы, чтобы все законы были приняты. Хотелось бы говорить о проектах по развитию, а не тратить время, силы и деньги на устранение последствий от предыдущей власти. Но надо отметить, что существует высокий уровень саботажа, который мы не будем принимать. Вся команда должна работать”, - заявила премьер-министр и торжественно пообещала, что борьба с коррупцией не прекратится, а “чистки” в госструктурах продолжатся, хотя глава МВД и, по совместительству сопредседатель блока ACUM Андрей Нэстасе обещал “зачистить” всё уже до местных выборов.

Но даже если пока не все получается, как сказала Майя Санду, “главное, что за эти 100 дней мы вышли из шторма, взяли понятный курс и можем двигаться дальше”.

Удастся ли правительству привлечь 1 млрд.?

Список достижений правительства за первые 100 дней по версии премьер-министра начинается с возвращения свободы гражданам и с того, что “Плахотнюк, Шор и другие воры больше не находятся во власти”.

“Никто больше не требует от предпринимателей дань или уступить бизнес в пользу правящей партии. Мы прекратили задержания по команде политиков, людей больше не прослушивают и не снимают втихаря. Государство перестало быть инструментом давления на тех, кто критикует власть”, - заявила Майя Санду.

Также себе в актив она записала открытость исполнительной власти для граждан, амбициозную реформу сферы правосудия, которая пока только разработана, но при внедрении “очистит систему от уязвимых судей и прокуроров, и людей, которые служили политикам и мафии”; а также повышение зарплат некоторым категориям работников медицинского сектора в соответствии с положениями действующего законодательства, несмотря на определённые проблемы с бюджетом и раскрытие целого ряда коррупционных схем на госпредприятиях. В частности – в кишинёвском международном аэропорту, компании Air Moldova, АО Metalferos, спортивном проекте Arena Chisinau.

“По некоторым крупным делам материалы уже переданы в суд, по другим – в прокуратуру. Мы остановили незаконные сделки по приватизации и сомнительные госзакупки, уволили сотни госслужащих, допускавших злоупотребления. Однако ещё остаются сотни предприятий и учреждений, так что процесс очистки продолжится”, - пообещала премьер-министр.

Ещё одним жирным плюсом деятельности правительства в первые 100 дней Майя Санду назвала улучшение взаимоотношений с внешними партнёрами, благодаря чему удалось разблокировать внешнее финансирование и избежать серьезных проблем с бюджетом.

По словам Майи Санду, мобилизация внешних ресурсов позволила избежать сокращения бюджета на треть, получить от МВФ 46 млн долл., от Евросоюза в виде бюджетной поддержки -  14,5 млн евро, до конца года ожидается получение ещё 60 млн. В общей сложности удалось разблокировать грантов на 1,4 млрд. леев и кредитов на 2 млрд. Эти деньги пойдут на покрытие бюджетной дыры в 4,5 млрд. леев, унаследованной от правительства Павла Филипа.   

В экспертном сообществе по-разному оценивают возобновление диалога правительства с внешними партнёрами. Вернее, продемонстрированную исполнительной властью готовность на всё ради получения внешнего финансирования. Политический аналитик Виктор Чобану, признавая, что нынешним властям, как воздух, нужно было разблокировать отношения с донорами, считает, что правительство слишком безоговорочно приняло все условия на переговорах с МВФ – хотя бы ради приличия и национальной гордости стоило поторговаться.

Например, в части аннулирования целого ряда льгот и повышения ряда налогов. Достаточно вспомнить историю с возвращением 20-процентной ставки НДС для HoReCa, сниженной в октябре 2018 года до 10%. Что вызвало волну негативной реакции со стороны владельцев ресторанов, кафе и гостиниц, заявивших, что удвоение налоговой ставки поставит всю отрасль под удар и уведет сектор общественного питания в зону теневой экономики. Минфин аргументировал данную меру недобором налогов, хотя, например, в соседней Румынии налог для HoReCa несколько лет назад был снижен как раз для привлечения дополнительных средств в бюджет страны за счёт развития туризма.

Экономический эксперт Вячеслав Ионицэ считает, что правительству в части налога для HoReCa и целого ряда других вопросов пришлось пойти на “нулевой вариант”.

“У прошлого правительства был меморандум с МВФ, однако оно без согласования с Фондом приняло целый ряд решений откровенно предвыборного характера, что не могло не отразиться на бюджете. Само собой, что программа МВФ была приостановлена и финансирование прекратилось. В Валютном фонде сказали Кишинёву: мы готовы приступить к обсуждению, но только при возвращении к точке “ноль”. Поэтому правительству и пришлось пойти на ряд непопулярных мер и аннулировать целый ряд принятых прежними властями решений, что было довольно-таки болезненно принято обществом. Но это привело к тому, что у Молдовы возобновились отношения с финансовыми партнёрами”, - отметил Вячеслав Ионицэ.

Директор Центра стратегических исследований и реформ Галина Шеларь тоже считает, что у нового правительства на тот момент фактически не было времени для манёвра.

“У правительства была цель возобновить внешнее финансирование. Видимо, это и объясняет, почему переговоры с МВФ получились такими, какими они вышли. Всё-таки выстроить чёткую позицию по целому комплексу вопросов всего за две недели работы было нереально, а отложить переговоры с Фондом для выработки какой-то своей позиции – означало бы, что переговоры с МВФ переносятся на осень. Видимо, в правительстве посчитали это неприемлемым в сложившейся ситуации и сделали такой выбор”, - говорит Галина Шеларь.

По словам Вячеслава Ионицэ, приостановление программы с МВФ привело к тому, что в прошлом году Республика Молдова получила самый минимальный размер финансовой помощи в виде грантов за всю свою историю – 0,2% от ВВП. До этого самый минимальный показатель (0,3% ВВП) был зафиксирован в 2003 году при правлении Партии коммунистов, но это было осознанное решение властей, отказавшихся от помощи внешних партнёров.

“В прошлом году в виде грантов мы получили всего 365 млн леев – это где-то 21 млн долларов. За семь месяцев текущего года – уже 476 млн леев, из которых половина (почти 240 млн) поступила в страну в июле, то есть уже при новых властях. То есть, за семь месяцев текущего года уже был преодолен прошлогодний минимальный порог. Я надеюсь, что в этом году правительству удастся получить в виде грантов 1 млрд. леев. Думаю, это реально.

В целом, чтобы было развитие, нужно, чтобы данный показатель составлял где-то 5-6% ВВП. У нас же максимальный размер помощи в виде грантов был в 2014 году и составлял 3% ВВП. И если брать в расчёт этот максимальный показатель, то за пять лет Республика Молдова недополучила в виде грантов где-то 21 млрд. леев – это больше, чем украли из банков. Эти деньги могли бы пойти на развитие инфраструктуры, так что потери огромные”, - отмечает Вячеслав Ионицэ.

Противоположного мнения по данному вопросу придерживается президент компании DAAC Hermes Василий Киртока, который считает, что наша страна не получила никакой пользы от сотрудничества с МВФ: «Я с большим вниманием уже 27 лет наблюдаю за деятельностью этой организации в Республике Молдова. Начиная от советов экспертов МВФ по введению национальной валюты, практически свободно-конвертируемой (после чего обвалилась вся промышленность), по принципам формирования кредитных ставок в экономике до рекомендаций по изменениям в налоговой системе и формированию валютных резервов. В результате я пришел к выводу: либо эксперты этой организации не понимают, что творят, либо мы попали в список стран, развитие которых надо блокировать. А блокируется наше развитие с помощью специально разработанных для таких стран экономических теорий, посредством которых навязываются догмы по принципам организации банковской системы, финансирования бизнеса и семей, формирования бюджетов и резервов, налоговой системы и т.д. Как результат всей этой помощи – мы не развиваемся, страна теряет население, жизнь оставшегося населения ухудшается и сокращается социальная инфраструктура, у нас отбирают под благовидными предлогами деньги в значительно большем объеме (в разы), чем дают. Мы все считаем, что нам помогают, но на самом деле подобное «сотрудничество с партнерами по развитию» наносит стране существенный ущерб.  Этого не понимают не только простые люди, но и наши правители, которые ходят по Европе и Америке с протянутой рукой, где им сразу указывают на МВФ, с которым надо наладить сотрудничество. И вот они его налаживают  ради подачек в несколько десятков миллионов долларов, которые у нас сразу отбирают обратно на Запад (в резервы), совершенно не задумываясь о том, что ни одной стране эта организация пользы не принесла. А может, наши правители все понимают, и проводят эту политику в электоральных целях только ради того, чтобы получать политическую поддержку Запада? Сознательно вредить стране в меркантильных интересах? Не хотелось бы в это верить…

Возможно, при продуманном и независимом подходе к переговорам существуют варианты направить сотрудничество с МВФ на пользу стране, однако если таких вариантов нет, то давайте, по крайней мере себе не вредить и отказаться от услуг этой организации. Если я не прав, покажите пользу от этой «помощи»,  но все мы помним, что наиболее динамично Республика Молдова развивалась в период с 2001 по 2005 годы, когда президент Владимир Воронин отказался от всякого сотрудничества с МВФ».

От лирики к конкретике или Когда правительство представит план?

В целом, отчёт Майи Санду о первых 100 днях работы правительства получился лиричным. Но, как говорят эксперты, уже хотелось бы и конкретики.

“Меня настораживает, что я не вижу картинки”, - говорит Галина Шеларь. –“Да, были большие надежды на новые власти, на новое правительство, на уход одиозных структур, с которыми связывали всё то, что происходило в стране. Надежды были не только у нас, но и у внешних партнёров, и это потянуло цепочку дополнительных финансовых вливаний. Но так как нет цельной картинки, что собирается делать правительство, нет ощущения устойчивости. А если не понимаем мы, сложно ожидать, что это поймут внешние партнёры. Вернее, институциональные партнёры, с которыми правительство ведет переговоры, может быть что-то и поймут, а вот партнёры приватные – вряд ли, а ведь мы говорим о необходимости привлечения инвестиций для развития экономики.

Поэтому нужно какая-то программа действий от правительства, программа на среднесрочный период. Попунктно – что планируется сделать, например, к 2020 году. Вот возьмите Гагаузию – прошли выборы башкана, Ирина Влах пошла на второй срок, и даже по социальным сетям видно, что власти автономии собираются делать. Предвыборная программа башкана сразу же была преобразована в программу исполнительной власти. Я надеюсь, что правительство в скором времени всё-таки выйдет с таким документом – хотя бы до нового года”, - говорит Галина Шеларь.

Кроме того, по словам эксперта, помимо написания плана действий или выявления коррупционных схем, правительство не должно забывать о двух чрезвычайно важных на данный момент вопросах. Например, про то, что зима обязательно наступит, поэтому к ней нужно подготовится, уже сейчас, решив все проблемы с газоснабжением, в том числе с украинскими партнёрами.

И второй момент: “Нужно быстро думать и оценивать ситуацию в стране с учетом того, что у нас был очень неблагоприятный сельскохозяйственный год. Нужно оценить ущерб, нанесенный садам и виноградникам градом, примерный объем фруктов, которые нельзя будет реализовать, посмотреть, что у нас с зерновыми и прочими сельхозпродуктами. Вспомните, как весной был период, когда картофель в стране стал почти что роскошью. А уже есть тревожные звоночки, что зерно вывозится из страны. Значит надо принимать какие-то решения. Посмотреть, что с кормами, резервами, как готовы наши хлебокомбинаты – как они встретят зиму, и это с учетом того, что электричество подорожало. Так что работы много. Всё-таки будет гораздо дешевле решить эти вопросы сейчас, чем потом пытаться разрулить ситуацию, когда эти проблемы встанут ребром”, - отмечает Галина Шеларь. 

Не справляющиеся министры. Когда стоит ждать отставок?

Когда-то Майя Санду назвала свою правительственную команду “самым профессиональным правительством за всю историю Молдовы”.

Однако, как отмечают некоторые эксперты, по крайней мере треть министров правительства Майи Санду за 100 дней работы продемонстрировали свою несостоятельность, и их не мешало бы заменить.

Претензии к членам кабмина предъявил и президент. Две недели назад Игорь Додон заявил, что у него есть вопросы к ряду министров. “Не буду называть их имена, но вижу, что они не справляются”, - сказал глава государства. А политолог Андрей Попов на днях заявил, что правительство Майи Санду обязано поделиться властью с социалистами: всё-таки большинство действующих министров – назначенцы блока ACUM, госсекретари, начальники агентств и отделов – тоже. А отсутствие представителей ПСРМ в министерствах, по мнению Попова, даёт социалистам возможность отстраняться от решений правительства и выступать с определенными критическими заявлениями.

Так стоит ли ждать в обозримом будущем каких-то отставок или переформатирования исполнительной власти? По мнению политического аналитика Виктора Чобану, вряд ли – отставки сейчас не нужны в первую очередь самой коалиции.

“Мы видим только верхнюю часть айсберга в работе исполнительной власти, поэтому создаётся впечатление, что ничего не происходит, мало что делается”, - говорит эксперт. – “Но при представлении отчёта премьер-министра о первых 100 днях мы узнали, например, что был проведен аудит “Молдтелекома”. Если они так пройдут и по остальным госпредприятиям – это будет очень серьезное достижение…»

В первые 100 дней мы, конечно, не ждали от правительства экономических чудес, но ждали хотя бы быстрой борьбы с коррупцией и различными схемами. Судя по представленному отчёту, вроде бы всё это наконец-то начинается. Хотя я не исключаю, что правительство специально придерживало информацию по проделанной в этом направлении работе, чтобы под выборы выстрелить какими-то громкими делами. Есть серьезные схемы по экономике, есть по юстиции. Вполне вероятно, что ближе к выборам нас ждут громкие дела и посадки.

Что же касается отставок некоторых министров, то я не думаю, что в ближайшее время они произойдут: в первую очередь это не нужно внутри коалиции, так как чревато напряжением и осложнением коалиционных отношений. А заявления президента о претензиях к ряду министров – это часть определенной игры, своего рода ритуал. Так что до выборов, думаю, ничего не будет, а вот дальше – посмотрим на результаты”, - отмечает Виктор Чобану.

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load