ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Таис Разумовская: "Меня везде узнают по моему голосу и смеху!"

В преддверии Нового года мы решили взять интервью у одной из самых ярких радио- (Новое Радио) и телеведущих (RTR Moldova) нашей страны, чей голос, а также и умение передавать радостные эмоции посредством эфира уже на протяжении достаточно длительного времени завораживает огромное количество слушателей нашей страны, да и не только нашей! Зовут ее Таис Разумовская, но действительно ли ее так зовут на самом деле? Давайте узнаем лучше нашу героиню.

Привет, Тая! Или все-таки Таис? В любом случае, это редкое имя. Расскажи, почему именно это имя тебе дали родители.

Привет! Меня назвали Таисией в честь папиной тети, которую он очень любил с детства. Но только я со временем стала вместо Таисии употреблять более сокращенную версию – такую, какой она была в романе Ивана Ефремова «Таис Афинская». И потом я дала себе обещание сделать имя Таис более распространенным, чем Таисия.

А если говорить о фамилии? Разумовская – это твоя настоящая фамилия? Что-то мне подсказывает, что это псевдоним…

Да, ты прав, Разумовская - это рабочий, радийный псевдоним. А потом он стал и телевизионным. Кстати, придуман он был когда-то за две минуты до эфира. Если говорить точно, то есть такая улица в Одессе, и я на ней жила. Собственно, поэтому выбор пал на такой псевдоним - Разумовская.


А вообще, никто ведь и не знал, кроме близких, друзей и коллег по работе, как на самом деле выглядит радиоведущая Таис Разумовская, но меня узнают даже сейчас именно по моему голосу и смеху!

Фото: Радио. Наши дни

Каким было твое детство, где оно прошло?

Я родилась в центре Кишинева, там прожила пятнадцать лет своей жизни, и детство мое было счастливейшим! Это было прекрасное время, окруженное книгами, садом и сестрами. Училась в Театральном лицее, занималась танцами – в общем, с детства была очень творческим ребенком, хотя несколько интровертным. То есть креативить я любила, но тихонечко, без больших компаний.

Кем ты мечтала стать в детстве?

Актрисой. Я очень долго колебалась между тем, кем я хочу быть. Но потом я пришла к такому выводу: раз я буду актрисой, то значит, я смогу сыграть всех тех, кем я бы хотела еще быть. И это, наверное, было идеальным моим решением.

В Театральном лицее проучилась практически всю свою школьную жизнь, и закончила именно его. Каждый год мы сдавали спектакли по сценической речи, по актерскому мастерству, этюды по хореографии, по сценическому бою, фехтованию – то есть было много всего, что создало творческую атмосферу, в которой я развивалась.

Но когда я повзрослела, поняла, что на мир нужно смотреть более практично, и решила, что хочу быть переводчиком. Поступила в Одессе на преподавателя начальных классов и английского языка. Отучившись там пять лет, я пошла на второе высшее образование, следуя своей мечте – стать все-таки переводчиком английского языка. Получила второе высшее образование. Потом не работала ни по одной из своих специальностей, которые получила во время учебы – в общем, жизнь увела в творческие дали.

Но хоть немного ты преподавала?

Да, преподавала в течение одного года, но это была не типичная средняя школа или лицей, а некое творческое пространство, где мы с детьми проводили продленный день, в течение которого мы с ними создавали много всего интересного – что-то вырезали, занимались йогой, танцами. И, кстати, именно там, когда я работала с детьми, мой голос очень понравился директору этого учебного центра – она работала и работает до сих пор диктором на радио, на котором работаю и я. На одном из рабочих совещаний она мне предложила попробовать себя на радио, сказав, что у меня очень приятный тембр. Конечно, я согласилась, и, попробовав, осталась. Всем все понравилось, и я буквально на следующий день пошла обучаться, осваивать программы, чтобы стать настоящим диджеем.

Фото: Радио. Начало пути

И все-таки, чтобы стать ведущим на радио, нужно еще и учиться дополнительно?..

Мне повезло, что у меня была хорошая база – в Театральном лицее у нас был предмет «Сценическая речь», который я даже одно время преподавала. Поэтому с дыханием, артикуляцией и т.д. у меня проблем не было – я уже была этому научена. И несмотря на то, что сама дикция не вызывала никаких вопросов, мне все равно пришлось учиться тому, как и что нужно говорить в эфире, что можно и что нельзя, как строить фразы и т.д. Помимо этого, нужно было изучать и техническую сторону работы, которая является достаточно важным и трудоемким процессом. Он включает в себя монтаж песен, составление плейлиста, умение следить за рекламой и т.д. И это все делается в специальных программах. Многим кажется, что работа радиоведущего заключается лишь в том, чтобы прийти, поговорить в микрофон и уйти. На самом деле все не так просто, как кажется! Это такая же работа, которая забирает все свободное от выходов в эфир время.

Таис, можешь рассказать какой-нибудь курьезный случай, который случился с тобой в прямом эфире на радио?

Конечно! Например, совсем недавно, когда я уже, к счастью, была достаточно опытной радиоведущей (мой рабочий стаж составляет 5 лет на данный момент), случилась одна история. Мы переустанавливали рабочую программу, и что-то слетело в настройках – клавиши, которые выполняли одни команды, стали выполнять другие. А я этого не знала, и это можно было проверить только опытным путем! А тогда у нас произошло тотальное обновление – мы переехали в новую студию, где я сидела одна за стеклом. И вот, когда у меня была программа по заявкам, я нажала на клавишу, которая должна была продлить мне подложку, на которой я выхожу, а в эфире повисла гробовая тишина. А я уже была в эфире, говорила в микрофон, пыталась поставить песню, но не происходило абсолютно ничего. А нас ведь учили, что на радио никогда и ни под каким предлогом не должно быть тишины. Да, к счастью, был мой голос, но под ним – ничего, так как я не могла никакую песню запустить! И вот я оттягиваю микрофон, передвигаясь на кресле на колесиках, и, еле дотягиваясь до стекла студии, начинаю тарабанить в него, чтобы привлечь внимание коллег и выяснить, что происходит, но стекло звуконепроницаемое. И тогда я прямо в микрофон несколько раз позвала нашего звукорежиссера, и хорошо, что в данный момент в другом соседнем кабинете у него работало радио, и он все слышал. Но до того, как все исправили, у меня было около двух минут стендапа, когда мне нужно было, говоря в микрофон, заниматься импровизацией, так как ни в коем случае нельзя было допускать тишины в эфире. После этого слушатели мне писали, что они поняли, что у нас случилось какое-то ЧП, и очень рады, что кто-то пришел и спас меня.

Фото: Радио. Наши дни

А если говорить о слушателях, которые звонят и говорят в прямом эфире – с их участием что-нибудь такое необычное случалось у тебя?

Периодически случаются истории и со слушателями, но мы стараемся не допускать ничего такого. У нас есть своя база слушателей – то есть мы сначала пробиваем звонящего в эфир человека по базе. А там есть краткая характеристика на каждого, кто хотя бы раз в жизни звонил нам. Поэтому выходит так, что мы прощупываем адекватность человека еще до того, как он выйдет в прямой эфир. Более того, есть определенный кодекс ведущего, который гласит, что в любом случае ты доминируешь в эфире, и, если ты понимаешь, что что-то идет не так, у тебя есть полное моральное право убрать человека из эфира, вырулив как-то ситуацию. И такие случаи бывали.

А как выглядит эта самая характеристика, о которой ты говоришь? Это прямо написано имя человека и напротив - какие-то его качества?

Да, примерно так. Имя и фамилия, и рядом буквально в паре предложений, какой это человек.

А кто пишет эти характеристики? Сами радиоведущие?

Да, мы, радиоведущие, которые общаются с людьми, сами это пишем. К примеру, там может быть написано, что такой-то человек – неадекватно себя ведет, трубку ни в коем случае не поднимать. А вот этот истерично себя ведет. А вот у той музыкальный вкус определенный – постоянно заказывает песни Баскова или Михайлова, к примеру. Ну, иногда бывает, что написано «Хороший, славный парень – в эфир можно пускать».

Так что у нас с интересными ситуациями, где замешаны люди, звонящие в прямой эфир? Что-то особенное запомнилось, какая-то история?...

Да, конечно! К примеру, прошлым летом ко мне в программу по заявкам позвонил парень и сказал, что он хочет сделать предложение своей любимой девушке. Он поинтересовался, когда и как это можно осуществить, дал мне номер телефона своей девушки. Технически мы ничего подобного еще не проводили в эфире, и сам парень очень волновался, ведь он задумал преподнести грандиозный сюрприз – сделать предложение своей даме сердца! Если честно, мне кажется, я волновалась больше самого парня, потому что боялась, что технически меня может что-то подвести. В итоге, он позвонил к нам в эфир, потом мы уже вместе дозвонились до его девушки, и он задал ей тот самый сакраментальный вопрос, на который она ему ответила «Да», хотя мы переживали – а вдруг она скажет ему «Нет». В общем, продолжение этой истории такое: они действительно поженились, все у них было хорошо, и буквально через год на почту радиостанции пришло письмо с фотографией со свадьбы, и этот парень написал: «Таис, большое вам спасибо за то, что именно на вашем эфире мы решили нашу судьбу, и, как видите, свадьба состоялась, даже в условиях пандемии». Это было очень трогательно!

Был еще один интересный случай. Мы завели профиль радиостанции в Инстаграме. И периодически слушатели там что-то пишут, оставляют комментарии, заявки и т.д. И один раз я зашла в профиль одного из слушателей и увидела там видео, где он едет за рулем своей фуры (он дальнобойщик, живет в США) и где слышна запись эфира, во время которого он поздравлял свою маму с днем рождения, находясь далеко от нее. В салоне автомобиля горел свет, и спустя какое-то время, после того как все трогательные слова в адрес его мамы прозвучали, он его погасил и было видно, как его глаза наполнились слезами… В такие моменты я понимаю, что мы, работники радиостанции, делаем важную человеческую работу. Да, мы не спасаем жизни, мы не врачи и не пожарные. Мы – люди, которые, казалось бы, делаем что-то несущественное, занимаемся сотрясанием воздуха, но на нас лежит действительно важная миссия - объединять людей, создавать им ощущение близости с родными, даже если они на расстоянии, и самое важное – эмоциональный фон, все то, что так необходимо в наши тяжелые времена.

Фото: Радио. Наши дни

На радио тебе приходится ставить разную музыку. А что ты делаешь в то время, пока звучит песня, которая тебе ну совсем не нравится, которую, может быть, ты даже ненавидишь?

Я приглушаю звук до минимального уровня, чтобы слышать, что в эфире что-то все-таки происходит, и слежу, чтобы в нем не повисла тишина. Но могу сказать, что я за все свое время работы на радио научилась адаптироваться – сейчас я могу слушать фоном абсолютно любую музыку.

А не убивает ли подобная резистентность и адаптация к любой музыке твой собственный музыкальный вкус и желание слушать периодически то, что ты действительно любишь? Не убивает ли это любовь к музыке, как к таковой?

Я раньше думала, что люди, которые работают на радио, рано или поздно перестают слушать музыку вообще, потому что по долгу своей службы им приходится слушать ее целый день, постоянно. Но потом поняла, что это не так. Я иногда даже где-то подпеваю, разучиваю новые песни. Это можно назвать неким отдохновением души.

А какую музыку сама предпочитаешь слушать?

Многое из того, что сейчас звучит в эфире, мне уже тоже нравится, потому что мы за последние годы несколько переформатировались. Но если говорить в общем, то я люблю, когда композиция звучит приятно и хорошо. И это может быть любой музыкальный жанр, в этом плане я не категорична – если песня, как говорится, заходит, то почему бы и не послушать.

Уже третий год мы можем видеть тебя и на экране телевизора. Расскажи, как ты туда попала.

На телевидение меня пригласили. Вот никогда не знаешь, кто слушает твой радиоэфир – это могут быть врачи в машине скорой помощи, таксисты, заключенные в тюрьмах и т.д. И, как оказалось, звучала наша радиостанция и в машине директора телеканала, на который меня пригласили. Видимо, понравился ему мой голос, и получилось так, что меня в соцсетях по его просьбе нашел мой нынешний соведущий Дмитрий Спиваков и сказал, что меня ищет директор канала, на котором он работает, и что он хочет пригласить меня на кастинг в программу. Я поблагодарила, но сказала, что таким я не интересуюсь, потому как на телевидение никогда не стремилась.

Фото: Съемки новогодней программы «Новое Утро», 2018 год

Спустя какое-то время сам директор телеканала связался со мной, снова мне было предложено попробовать себя на ТВ, но я снова ответила отказом. Здесь нужно сказать, что радио я всегда любила за то, что там меня никто не видит, и я чувствую себя защищенно, как в своей ракушке, поэтому телевидение не входило в мои планы и интересы. Но все-таки я пришла на собеседование, выслушала их предложение, но в кадр даже не села – отказалась. Предложили мне тогда вести ежедневно утреннюю программу, а это надо рано вставать… в общем, не для меня! До свидания!

Потом мне еще несколько раз звонили, настойчивость их сработала, и я решила попробовать, потому что мне самой стало интересно. Пробовались мы сразу с моим соведущим Димой – какой-то сюжет мы там рассказали, и мне показалось это чудовищным и страшным, потому что я, конечно, сильно волновалась. Но руководство телеканала поняло, что не ошиблось, выбрав меня, что я - именно тот человек, который им нужен. Со мной провели долгую и убедительную беседу, и спустя месяц я сидела в кадре в качестве телеведущей. Никакого подготовительного процесса не было, меня никто ничему особо не учил – то есть, села в кадр и работай! Вот тебе три камеры, вот тебе микрофон, и просто импровизируй! А импровизировать я горазда – кстати, у нас до сих пор нет суфлера, максимум, что мы можем сделать – это подглядеть в папку, но все остальное – это чистая импровизация.

Фото: С Дмитрием Спиваковым. Первая годовщина программы «Новое Утро», 2019 год

Чем для тебя отличается работа на радио и телевидении, и где сложнее приходится?

Работа на телевидении более энергозатратная, так как там нужно взаимодействовать с людьми. На радио интервью мы проводим очень мало, и в основном эта работа похожа на моноспектакль. А на ТВ это работа в паре с соведущим, и постоянно приходится взаимодействовать с кем-то – во-первых, с партнером, и, во-вторых, с гостями, которые часто приходят на программу, и к каждому нужно находить свой подход. То есть, приходится вариться в некоем социальном котелке, что для меня как для интроверта порою бывает морально утомительным, но я, к счастью, быстро восстанавливаюсь!

Что бы ты изменила в современном радиовещании?

Лично мне не хватает качественного звучания музыки в эфире радиостанций. Объясню, что я имею в виду. Ты – слушатель, и вот по радио начинает играть твоя любимая песня, ты делаешь погромче, и вдруг композиция, что называется, обрывается на полуслове и начинается реклама. Это очень сильно бесит.

Мы на радио стараемся, чтобы звучание было плавным, без резких моментов – к примеру, мы никогда не ставим песню с тихим окончанием перед песней, где очень громкое начало и наоборот. Это делается для того, чтобы эфир был приятным, фоновым, в нем не должно быть резких перепадов, потому что в противном случае это можно расценивать как неуважение к слушателю. Это, на самом деле, очень педантичная работа.

Второй момент – это много рекламы в эфире, но ее убирать нельзя ни в коем случае, потому что за счет нее мы живем.

Какими качествами нужно обладать, чтобы стать радио- или телеведущим?

В первую очередь, это профессиональные качества: образованность, эрудиция – они нужны для того, чтобы ты мог связать хотя бы пару слов и чтобы у тебя была какая-то своя позиция, чтобы у тебя было что сказать этому миру. Важно также быть коммуникабельным, потому что если ты социофоб, то тебе точно нечего делать ни на радио, ни на телевидении. Обязательны артистичность, харизма, потому что, работая на радио, в твоем распоряжении есть только один инструмент, которым ты можешь привлечь людей – это твой голос.

Если говорить о телевидении, то для работы там необходимы все вышеперечисленные качества плюс нужно еще обладать умением быстро выпутываться из любых ситуаций. К тому же, важно обладать стрессоустойчивостью. Ну, а еще телеведущему необходимо поддерживать хорошую физическую форму и следить за своим внешним видом.

Фото: На телевидении, 2019 год

Ты снималась в фильме «Botez». Поведай нам историю своего прихода в мир кино и понравилось ли тебе в нем сниматься?

Я уже говорила, что с детства я мечтала стать актрисой, и с годами это желание никуда не делось. У меня есть лицейское театральное базовое образование плюс в студенческие годы у меня был свой театральный кружок, свой студенческий театр – мы даже брали гран-при в Киеве за какие-то постановки… То есть театральная, актерская деятельность не прерывалась никогда. И я очень хотела сниматься в кино, но к этой своей мечте я как-то особо не стремилась, ничего не делала для этого. Но, как можно заметить, все самое классное в моей жизни происходит по приглашению – так вот, в кино меня тоже пригласили.

С Иваном Наниевым, режиссером фильма «Botez», мы были шапочно знакомы. Он пригласил меня на кастинг, где я попробовалась на разные роли, но в итоге было решено, что я буду играть подругу главной героини.

Съемки в кино – это один из самых крутых опытов в моей жизни! В наших реалиях кино снимать очень сложно из-за недостаточного финансирования, к тому же, это всегда сжатые сроки, это команда, состоящая из вдвое меньшего количества людей, необходимого для производства продукта. В принципе, то, что в нашей стране снимают кино и делают это на достаточно хорошем уровне, уже является поводом для гордости.

В фильме «Botez» ты играешь роль больной, умирающей женщины. Каково было тебе примерить на себя эту роль?

Когда я прочитала сценарий, мне сразу понравился характер моего персонажа – Натальи, подруги главной героини. Это такая боевая подруга, которая всегда будет рядом, защитит. И режиссер фильма сказал, что эта роль идеально мне подходит, что я тоже боевая по его мнению. И когда я дочитала до финальных сцен с участием моей героини, которая умирает от рака, то поняла, что мне будет сложно. Нет, я не суеверна, и у меня не было и мысли отказаться от этой роли. Я сразу подумала, что мне просто морально и эмоционально будет непросто сыграть, и это действительно было так. Там даже была реплика, которую я никак не могла заставить себя произнести – в одной из финальных сцен есть мои слова «Я умираю», и они совершенно не хотели исходить на тот момент из моего речевого аппарата. А снимали мы эти финальные сцены в Италии летом, и вокруг все цвело, красота… Ты наполнена любовью к жизни, ты занимаешься таким крутым делом – снимаешься в кино… И тут тебе нужно переключиться от этого всего прекрасного и посмотреть вглубь себя, чтобы для роли вытащить из себя то самое, что все мы старательно заталкиваем на дно – я имею в виду рассуждения о том, что жизнь наша конечна и что все может скоропостижно закончиться для любого из нас. Это было очень сложно. Но я горжусь этой финальной сценой, где из состояния смеха мне пришлось переходить в состояние рыданий. Это была сложная сцена, но мы сняли ее со второго дубля.

Фото: Съемки фильма «Botez», Италия, 2019 год

Предлагали ли тебе еще где-нибудь сниматься после этого фильма?

Да. Сразу после премьеры фильма «Botez» ко мне подошел один из режиссеров и сказал, что у него есть ко мне предложение. Он выслал мне сценарий – это показалось мне очень интересным, но пандемия внесла свои коррективы в работу над новым проектом – процесс съемки был приостановлен.

Также, и режиссер фильма «Botez» Иван пригласил меня на съемки в своем новом сериале, который называется «Спринтер». В нем мне предложили главную роль, хотя линия поведения главной героини мне не близка совершенно. Но сниматься мне все равно хотелось, интересно же, да и соскучилась по этому процессу, поэтому я решила отделаться эпизодической ролью. Сериал, кстати, выйдет в марте 2021 года.

Фото: Премьера фильма «Botez», слева – режиссер Иван Наниев

Все мы помним твой проект с письмами с фронта под названием «Жив ли?...», приуроченный к 75-летию Великой Победы. Расскажи немного о нем. Мне интересно, где взяли письма, как к этому проекту подключились люди…

В канун 9 Мая мне пришла в голову эта идея. Я как-то читала одну статью, в которой приводились цитаты из фронтовых писем. И я подумала, что как бы было здорово отыскать хотя бы несколько таких трогательных писем и просто озвучить их. А тогда из-за пандемии были закрыты звукозаписывающие студии, и податься особо некуда было. Все, что у нас было – это диктофоны, а также круг общения, который мог чем-то помочь. Отбор писем я взяла на себя – я перечитала множество архивов, в том числе и в Интернете, книг... Только на это у меня ушло около двух недель. Нельзя не отметить, что отбор писем затянулся еще и потому, что читать их спокойно было непросто. Я несколько раз останавливалась, захлопывала эти книги, плакала, но потом понимала, что надо собраться и продолжала. Это тяжелые истории, судьбы реальных людей… В итоге я сделала подборку этих писем. Видеопрезентации, в которых звучали голоса, читающие письма, мне помог сделать друг семьи.

Что касается участников, то я предполагала, что это будет человек 5-6, но когда о проекте узнали, то стали подтягиваться разные люди и предлагать свое участие в нем. В итоге озвучено и опубликовано было не менее двадцати писем, в чтении которых участвовали как школьники и студенты, так и офисные работники, пенсионеры (моя бабушка, к примеру), телевизионщики, ведущие мероприятий и т.д. Если говорить об известных личностях, которые были задействованы в проекте, то это, к примеру, мой соведущий на ТВ Дмитрий Спиваков, шоумен Михаил Цуркан (MC Mike).

Получилась очень трогательная и, я считаю, достигшая своей цели работа. Очень много людей откликнулось сразу же, и мне кажется, что хотя бы таким образом мы смогли почтить память павших солдат.

Кто сыграл самую важную роль в твоем становлении, благодаря кому ты стала тем, кем ты являешься сегодня?

В самую первую очередь это члены моей семьи, потому что именно они создали ту атмосферу, в которой я росла и развивалась. И, что немаловажно, всегда в нашей семье были доверительные отношения, поддержка всегда ощущалась. И я всегда знала: что бы я ни натворила, что бы ни произошло в моей жизни, я всегда в своем гнезде смогу найти понимание. Это здорово помогает по жизни, когда ты знаешь, что мама тебе друг, а не строгий воспитатель, что бабушка тебе тоже друг, а не просто человек, о котором надо заботиться, взрослея… Поэтому в первую очередь выделю их. Все мои решения относительно учебы, каких-то новых начинаний или поворотов судьбы всегда были встречаемы ими с пониманием того, что это мой путь и я могу двигаться дальше, как мне захочется.

Фото: С мамой

С трепетом назову еще одного человека, сыгравшего важную роль в моем становлении – это Юрий Аркадьевич Хармелин, который был директором Театрального лицея, где я училась. Более того, он был режиссером тех спектаклей, в которых я принимала участие, будучи еще школьницей. Например, я сыграла главную роль в детском спектакле «Золушка»… Юрий Аркадьевич – образец феноменального человечного отношения к окружающим, и он действительно нес идею того, что театр должен жить всегда.

Фото: С Юрием Аркадьевичем Хармелиным

Фото: Спектакль «Золушка», ГМДТ «С улицы Роз», 2009 год

Еще, по прошествии пяти лет моей работы на радио, я бы хотела выделить наш коллектив – это действительно команда профессионалов, во многом благодаря которым был создан тот образ, то ядро Таис Разумовской, которую сейчас знает общественность. Меня там учили всему тому, что я транслирую сейчас. Эти люди не только научили меня многому, но и всегда поддерживали и по-семейному относились ко мне.

Совсем недавно ты, как и многие, переболела коронавирусом…

Да, и самое плохое, что было во всей этой истории – это то, что две недели меня не было в эфире! И мне было очень грустно и скучно без эфиров. К счастью, все прошло без осложнений, переболела в легкой форме. Но очень соскучилась по работе! На радио меня заменяли мои коллеги, а на телевидении Дима сам сидел в кадре прямо посередине, как король, и представлял, что это его бенефис!

Чем занималась в течение этих двух недель самоизоляции?

Я, наконец-то, прочитала те книги, которые все не хватало времени закончить. Посмотрела целую кучу фильмов, и самое главное – я разобрала все свои виниловые пластинки. У меня есть виниловый проигрыватель, и я обожаю на нем слушать музыку. Пластинки я покупала на барахолках, мне их дарили – даже кто-то из поклонников, зная, что я люблю винил, анонимно прислал мне большую коробку, в которой было около трехсот пластинок. И вот я только сейчас смогла вплотную заняться ими - прослушала каждую из них и отсортировала по жанрам.

Как ты будешь встречать 2021 год? Если учесть, что это будет необычный для всех нас Новый год…

Да, хоть он и необычный, но встречать я его буду традиционно. Пандемия или не пандемия – все равно семейные ценности остаются во главе угла. И уже который год подряд мы собираемся нашей большой семьей у бабушки дома. Каждый приносит какое-то блюдо, который приготовил самостоятельно, мы накрываем стол, ставим елку… И, ты знаешь, самое трогательное во всем этом то, что за столом собирается целых четыре поколения! И для меня нет ничего счастливее, чем эти моменты такого вот единения.

А сколько же это человек вас собирается, представителей четырех поколений, за одним столом?

Около пятнадцати человек! Вот такая большая семья!

Таис, спасибо тебе большое за это теплое и интересное, я бы даже сказал душевное интервью! Я желаю тебе здоровья, удачи и покорения новых вершин! И с наступающим Новым годом!

Николай Мишкой

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load