COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 937 115 БОЛЬНЫХ 364 443(+659)   ВЫЛЕЧИЛИСЬ 348 276     УМЕРЛО 9141+22) Подробнее
Выборы в Молдове новостей: 4131
Проблема газа новостей: 410
Зимние праздники новостей: 344
Президент новостей: 3017
Снова в детство новостей: 21
ГМО и прививки новостей: 1327

SunStroke Project: ”Это вайп, это дружба, это классное настроение”. Часть вторая

15 ноя. 10:10 (обновлено 20 ноя. 22:01)   Интервью
3727 0

(Окончание. Начало читайте 19.11.2021)

Сергей Степанов и Сергей Яловицкий – два музыканта из Молдовы, взорвавшие несколько лет назад музыкальное европейское пространство. На вопросы Noi.md ребята отвечают искренне, ярко, живо, с большой долей иронии и самоиронии.

- Говорят, нельзя дважды войти в одну реку... Вы попробуете и в третий раз?

Сергей Яловицкий: Никогда не говори "никогда"! Вот на самом деле. Потому что мы вечно менжуемся, то кому-то говорим "нет, мы больше никогда не поедем туда!", или, наоборот, "нет, попробуем". Сложно ответить на этот вопрос.

Сергей Степанов: Вы же понимаете, что есть огромное количество людей, которые говорят: "Давайте! Это не предел, мы бахнем это "Евровидение", чтобы все знали!" И есть такая же огромная толпа, которая говорит: "Да вы достали, дайте новому кому-то попробовать". И это понятно.

Но человек, который хотя бы раз соприкоснулся с таким понятием, как "Евровидение", будучи участником, получает такую дозу музыкального наркотика, что слезть с нее просто нереально! Потому что ты, когда выходишь на эту сцену, когда видишь ажиотаж, видишь этот соревновательный дух между странами… Знаете, это как футбольные болельщики, которые едут куда-то болеть за свою любимую команду. То же самое и на "Евровидении". Только там чемпионат раз в четыре года, а здесь каждый год.


Миллионы людей пишут свою музыку, вкладывают мозги, деньги, средства, костюмы, думают над шоу. Свет, звук... Это целая индустрия, целый мир, в который ты, попадая, думаешь: "Боже, как же здесь уютно!" Там знают, как тебя зовут, знают твои песни, знают всю твою подноготную. Ты уже в этом мире.

И, естественно, когда мы приехали первый раз, то были такими молодыми щеглами, которые просто по кайфу съездили, "ну ни фига себе приключение!". Но мы в тот же момент и поняли, что это огромный мир, и он может дать тебе в первую очередь возможность твою музыку донести сразу же разом на весь мир. И, естественно, любой артист, который хочет быть успешным, помимо того, что хочет быть великим, еще и успешным, он хочет, чтобы его музыку услышало как можно большее количество людей. И мы семь лет мечтали, мы работали, мы предпринимали попытки, где-то удачные, где-то не очень. Но бились головой об эту стену, и наконец мы ее пробили.

Самое сложное - это сначала пройти отбор здесь. Это очень затратное дело. Всё, что касается "Евровидения", стоит бешеных денег. Я не озвучиваю наши бюджеты, но, допустим, люди из Украины, Азербайджана, России, они привозят миллионы туда, только на шоу, только на проживание, на все эти затраты. Это тема для отдельного репортажа, настолько много нюансов, о которых люди, смотрящие конкурс "Евровидения" по телевизору, не имеют ни малейшего представления, не знают, насколько это сложный мир.

Естественно, когда мы еще несколько раз были на "Евровидении" просто как зрители, "блогеры", еще что-то там (ведь чего только не придумаешь, чтобы за кулисы попасть!), то мы видели тех людей, которые каждый год приезжают на конкурс, где бы он ни проходил. Для них это музыкальное событие целого года, и они общаются. Это музыкальное общение, соревнование, это мегатусовки в течение трех недель. Я уже не говорю о евротуре, который ты делаешь, начиная с Израиля и заканчивая Португалией. И в каждой стране ты делаешь концерт, там продаются билеты за 8 минут. Такой ажиотаж, и тебя рады видеть, ты интересен. И естественно, это подкупает. И если кто-то говорит, что не хотел бы поехать - то он врёт! Все хотели бы.

Но мы просто реалисты и понимаем, что на сегодняшний момент сложноватенько будет переплюнуть наше третье место. Потому что это такой "вышак", который вообще вряд ли можно будет превзойти. Я искренне уверен, что еще много-много лет наша страна вряд ли возьмет что-то выше третьего места, потому что мы изнутри знаем, насколько нам повезло соединить и музыку, и команду, и бюджет, и время, и место, и страну, и баллы, и музыкальные тренды. Все это соединилось для того, чтобы мы взяли такой результат. И теперь поехать и не взять там что-то, не перекрыть прежнее достижение, это уже небольшая потеря, но нам, как артистам, это просто супер, просто побывать в этой тусовке. Возможно, мы поучаствуем в "Евровидении" косвенно, написав песню для кого-то нового, интересного, или просто в группе поддержки, в составе делегации поехать, окунуться еще раз в этот мир. Возможно, какая-то коллаборация будет. Поживем - увидим! Но в любом случае такие возможности не упускаются вообще из жизни.

- Многие обвиняют жюри национального отбора на "Евровидение" в подкупности. А каково ваше мнение?

Сергей Степанов: А, простите, может быть, вы знаете, кому нужно дать много денег? Потому что мы не в курсе...

Сергей Яловицкий: Мы бы сразу тогда: "В третий раз? Да, поедем в третий раз! Сейчас найдем спонсора..."

Сергей Степанов: Если бы все было так легко и просто...

Сергей Яловицкий: На самом деле тема подкупа всегда у народа включается. Потому что у нас, к сожалению, такой многострадальный народ, который привык к такому. Это такие стереотипы.

Но на "Евровидении" оно не работает так, оно по-другому работает. Нужно, чтобы была все-таки какая-то серьезная команда, чтобы серьезная была работа, нормальная, а не просто за деньги все это делать.

Сергей Степанов: Обратите внимание, если вы хоть немножечко в курсе того, как происходит отбор в разных странах, то прекрасно понимаете, что в нашей стране отбор происходит одним образом: это жюри, несколько полуфиналов, sms- и жюри-голосование. В России просто консилиум выбирает человека, выбирает песню и еще-что. В других странах совершенно по-другому отборы. В Румынии вообще было четыре песни на выбор, и люди голосовали за песню, которую будет исполнять один.

То есть мы говорим о реалиях нашей жизни, что купить невозможно. То, что ты дофига денег потратишь на это - это сто процентов. Потому что затраты абсолютно открытые: танцоров нанять, зал, хореографию придумать, режиссера, видео, бэкграунд, костюмы, десять репетиций, песня, аранжировка, промоушн, поездить по телеканалам, "рассовать" по радио, еще что-то. И вот такая большая куча денег получается. Поэтому мы открыто и говорим: "да, это дорогое удовольствие".

Но, с другой стороны, такое понятие как национальный отбор в нашей стране стимулирует огромные творческие потоки. Потому что все танцоры, все аранжировщики, все композиторы, все музыканты, певцы - все они аккумулируют силы, вкладывают средства, и потом на этом же пиаре зарабатывают. То есть это круговорот денег в природе, круговорот средств среди артистов. Это тоже важный момент. Потому что работают все, начиная от модельеров, придумывающих образы и костюмы, режиссеров, световиков, операторов, клипмейкеров, визажистов, танцоров, кого хочешь. Да, это всё очень затратно, но если бы была такая возможность прийти и купить, то поверьте мне… Я бы хотел знать такого человека, к которому пришел, дал денег, и сказал: "еду я!" Не для себя же прошу, для других (смеется).

- Хоть раз голосовали за себя?

Сергей Яловицкий: Конечно, естественно!

Сергей Яловицкий: В первую очередь, сразу же. Первая sms-ка - за себя.

Сергей Степанов: Я вам больше скажу, он даже ставку на нас сделал сам... и выиграл!

Сергей Яловицкий: И выиграл 50 евро. Так что всё нормально. Надо было больше поставить.

- Критика в период участия в "Евровидении" как-то вас задевала?

Сергей Яловицкий: На самом деле у нас тоже проблема, потому что люди чуть что - сразу пытаются это загасить. Вот что-то новое выходит - сразу: "Это фигня!"... Даже чуть-чуть не дают шанса. Любой музыке, любому исполнителю. Поэтому, люди, пожалуйста, давайте шанс артистам! Особенно тем, кто представляет страну. Не гасите сразу, дайте им хотя бы возможность. Нужно поддерживать...

Сергей Степанов: На это есть две причины. Я для себя уже выяснил. Есть два типа людей, которые благодаря сегодняшним СМИ очень избалованы, потому что они видят, как выступает Бейонсе на супербоуле, или как всё это доступно. И если ты какой-то гений, то сразу все это слышишь, видишь и говоришь: "ну, по сравнению с тем-то это так себе". Они же не знают, что там миллионы вложены для того, чтобы он услышал в нашей стране этот трек. Вкладываются миллионы!

Сергей Яловицкий: Надо всё-таки научиться своих любить. Не то чтобы любить, но по крайней мере давать шанс.

Сергей Степанов: Я не знаю, по какой причине, но наш народ так устроен, что ценит только то, что выстрелило где-то. То есть до признания где-то ты здесь никто. А если признан где-то, то "вот, это наш, наш!". А где ты был, когда из этой ситуации мы пытались вылезти?

Сергей Яловицкий: Но когда мы выиграли третье место, уже быстро поменялось мнение. Мы сразу - "гордость!" Те люди, которые до "Евровидения" писали "фигня", "фигня", сразу после "Евровидения"- "О, молодцы!" "Красавцы!"

Сергей Степанов: И есть второй тип комментаторов. Мой любимый. Который сидит, ни черта сам не делает, ничего собой не представляет и в перерывах между порносайтами свое мнение решает высказать. А ты кто вообще?! Но, справедливости ради - и такие нужны тоже. Главное - не втягиваться в эту злую атмосферу, не поддаваться темной стороне своей души и не думать: "Где ты?Где ты? Я сейчас приеду!"

Сергей Яловицкий: Думаешь, прямо сейчас ответить ему или поехать? А потом думаешь: "Ну ты же артист, тебе нужно держать уровень". А мы же такие же обычные люди, как и все. В том-то и дело. Мы имеем такие же эмоции, мысли, чувства злости, страха, любви. Мы всё это испытываем, но всё время от нас много требуют: "Вы должны! А почему вы то, а почему вы это?.." Потому что мы такие же обычные, как и вы. Все мы одинаковы.

Сергей Степанов: Потому что люди, которые занимаются делом, которые представляют из себя что-то, им некогда страдать какой-то фигней. Они делают своё дело, верят в него, они к чему-то стремятся. Даже если они высказывают своё мнение, они никогда не скажут: а, дерьмо! Потому что они знают, насколько это тяжело даётся. А если мне уважаемый какой-нибудь журналист или музыкант скажет: "Чувак, это не то", пусть. Потому что он знает, как это тяжело даётся, как человек это видит, сколько души, сил, времени и средств он в это вкладывает. И он никогда не сможет оскорбить. Потому что такое мнение интересно. Мне интересно мнение успешных, ярких людей, а малолеток, которые пытаются за счёт своего какого-то псевдо-остроумия поднять себе самооценку... Ну пускай так будет. Если так я помогаю ему, ради Бога...

- Отвечали ли вы хоть раз на злобные комментарии хейтеров?

Сергей Яловицкий: Пару раз да, отвечали. Не выдерживали. Но на самом деле надо бороться только иронией. Только ирония. Самые сильные люди - это те, у которых самоирония работает на сто пятьдесят процентов. Вот как делают некоторые артисты: берут эти комменты и сами их зачитывают, какими-то разными голосами, как делает это Тимур Родригес. И он всё это превращает в смех. Он всю эту злобу, жижу вот эту страшную, превращает в позитив, который ты смотришь, в итоге это всё в другое превращается.. Вот в том кайф. Не давать больше зла, не давать еще больше негатива.. Да, иногда происходит такое. Но надо стараться это пересиливать и переламывать.

Сергей Степанов: Это как инь и ян. Добро и зло. Если у тебя есть много хороших отзывов, должно быть до хрена плохих отзывов. Значит, ты не безразличен, даже если ты у кого-то вызываешь какую-то негативную ассоциацию.. Допустим, есть люди, которым там я чисто не нравлюсь. И они пишут: "жирный..." Хотя это неправда..(смеется). И они даже не понимают, что когда он комментирует - он уже у меня на крючке. Я уже у него в голове. Потому что он думает обо мне. А мозг человеческий так устроен, что человек долго злиться не может. Вот где-то будет идти речь, а он все равно вставит: "Да, я знаю этого"… Он меня уже знает, я уже победил. Мы его уже победили. Потому что он в свою жизнь нас впустил и нам делает рекламу. Так что, ребята, "хейт форева!"

Сергей Яловицкий: На самом деле по такой схеме пошел Моргенштерн. То есть все его типа ненавидят. Хейт, хейт хейт. Но его знают все. Он улыбается и говорит: ребята, я знаю, я специально делаю так, чтобы вы меня ненавидели. Вы не понимаете этого? Я пишу типа "дерьмовую музыку, дерьмовые песни", а вы это слушаете! Но вы это слушаете, ребята!

- Что вы чувствовали перед выходом на сцену "Евровидения" в финале?

Сергей Яловицкий: На самом деле это так прекрасно! Это так замечательно! Ты выходишь на сцену, и эмоции тебя переполняют. Это всё есть. Это всё круто. Но три минуты проходят так быстро, что ты даже не понимаешь. Ты выходишь как будто под каким-то шоком. "Что, всё?" В смысле? Мы же три недели репетировали. Мы же год к этому готовились. Мы же песню написали. И что, всё?!" Эти эмоции сложно передать как что-то конкретное. Там очень большой спектр эмоций, которые тебя просто захлестывают. Поэтому главное в этот момент быть уверенным. Задержать в себе эту уверенность, за нее зацепиться - и всё.

Сергей Степанов: Самое интересное, что зрители, которые следят за "Евровидением", видят только три выступления: первый полуфинал, второй полуфинал и финал. Но там не происходят простые репетиции, там совершенно все по-другому. Там генеральный прогон начинается... Вот ты 15 раз выходишь утром и вечером. Выходишь, вот прямо проходит "Евровидение" при полном зале.. Продаются билеты на репетиции, потому что не все могут попасть на финал или на полуфинал. Когда первые разы выходишь, ты нервничаешь, что-то еще. Один был саундчек в комнатке. Постояли, поиграли, посмотрели, попели. Все хорошо? Все хорошо! Этот звук дается на сцену, и потом ты стоишь. Так, теперь два шага сделали. Вышли. Так, шоу. Оттанцевали. Всё. И так 15 раз примерно. И уже на 16-й раз, когда выходишь, ты уже чувствуешь себя нормально и ловишь настоящий кайф. У тебя нет страха, ты просто весь пропитываешься этими эмоциями, и ты знаешь что на тебе и ответственность, но уже это ответственность приятная. Не такая, что ты выходишь и "быстро играй, пой, танцуй", и ты уже: "Ааа...Что происходит? " Нет, это ты уже делаешь уверенно, красиво, четко.

Сергей Яловицкий: Мы, когда вышли на сцену в первый раз, на репетицию, мы так хреново это всё отработали, так плохо спели, ничего не станцевали, что мы реально испугались. "В смысле? Мы же репетировали...Ребята, мы же три недели дома репетировали. У нас ничего не получается". Мы так испугались всей этой сцены. И это происходило с нами. Но потом, когда мы один раз выступили на репетиции, второй, третий раз, четвертый, мы уже обрели эту уверенность. Поэтому практика, практика даёт результат.

Сергей Степанов: Даже с точки зрения просто физиологии... Мы всю песню на одной ноге стоим. И никто не учитывал, что под нами будет крутиться пол, и всё это будет двигаться. И я чувствовал себя просто космонавтом: "Блин, что происходит. Как бы не упасть".

Сергей Яловицкий: Свет на тебя прямо такой сильный. И ты ничего не видишь: "Где я ? Что я? Где люди?"

Сергей Степанов: Двадцать восемь операторов. Все стоят, смотрят. Тайминг. Всё. Поехали! Ой, мне не слышно. Все равно. Поехали. Давайте! И, конечно, вот для этого и делаются эти прогоны, и ты потом приходишь и говоришь: "Мне не понравилось то-то и то-то. Дядя Вася Флейшман плюнул мне в затылок во время выступления, а здесь мою рожу не засняли, а здесь меня ударили по саксофону. Можно это как-то поменять?" И вот так на генеральных прогонах по два раза в день. А это в полных костюмах, в макияже, со всей этой темой.. Рубашечки, костюмы сразу в химчистку и обратно. На следующий день то же самое. Мы столько раз бросали эти букеты цветов, и они исчезали сразу же. Девчонки бросали. Там эта чувиха, которая нам их делала, она свой бизнес открыла в Украине по поставке цветов молдаванам. Так что практика - это большое дело. Бывает, ты репетируешь, репетируешь и самому себе уже надоело. Сколько можно это? Нет, там такого нет. Ты как раз репетируешь на максимуме, на острие атаки, ты как заряженная пружина - птю и вперед!

- Кто вам помогал в период подготовки к "Евровидению"?

Сергей Степанов: Из фонда Iubesc Moldova Игорь Николаевич (Додон. – Прим.ред.), спасибо ему огромное! Мы это не скрываем и говорим. Он выделил 40 тыс. евро, а остальное доложили уже наши продюсеры. Это открытая информация. Это из Фонда Iubesc Moldova выделено было.

- Что вам дал успех на "Евровидении"?

Сергей Яловицкий: Это не трамплин, это открытые большие двери, которые открываются, и ты прямо заходишь в этот большой мир выступлений, концертов в других странах. Мы до сих пор выступаем, путешествуем. Если не говорить даже о евровижинских концертах, которые проходят каждый год в разных странах, поэтому это большой шаг для артиста.

Сергей Степанов: Ну и опять же, это огромная площадка, которая дает возможность тебя увидеть. Сейчас огромное количество музыки выпускается каждый день, и для того, чтобы как-то в этом море чувствовать себя хорошо, нужно иногда выныривать и делать вдох. И вот как раз этот вдох и возможность показать себя и есть для нас "Евровидение", потому что в нашей стране существует только такая возможность. Каждый, кто когда-то участвовал в "Евровидении" или принимал участие в национальных отборах, автоматически становится известным артистом. А для артиста это очень важно, чтобы его знали.

- Каковы планы на будущее?

Сергей Яловицкий: Мы сейчас в процессе выпуска каждого сингла. Потому что когда выпускается один сингл, должен быть какой-то промежуток, чтобы выпустить песню. Поэтому скоро ждите от нас новинок.

Сергей Степанов: Да. Несмотря на то, что с точки зрения заработка это был не самый благоприятный год, но с точки зрения свободного времени и творческого какого-то "впрыска", назовем его так, это было очень продуктивно. В каждый сингл, который выпускаем, мы вкладываем определенное количество средств, денег, сил и времени.

- Ждать ли фанатам клипа на песню Cosa Nostra?

Сергей Яловицкий: Мы именно сейчас обдумываем момент сценария клипа этой песни, и у нас ничего не приходит. Мы хотели сделать какие-то путешествия по Молдове, хотели сделать еще какие-то вещи. Может быть, у кого-то будут интересные варианты, предложения, какой сделать клип. Мы все моменты можем обсудить, сценарий. Может быть, найдется какой-то супер-сценарист, который нам напишет хороший сценарий. Мы сейчас как раз в процессе обдумывания, что нам снять на эту песню.

Сергей Степанов: Ну и, в принципе, не нужно забывать, что это дорогостоящее удовольствие. И у нас есть несколько композиций, на которые мы сто процентов будем снимать клип, потому что в этой музыке необходим видеоряд какой-то. То есть человек сейчас воспринимает всё зрительно. Как в принципе и всегда, но на сегодняшний день очень всё быстро идет. Если будет какая-то идея, самое главное, интересная, чтобы не повторяться, то, да, конечно. Хочется что-то свежее, интересное.

- Самая большая мечта...

Сергей Яловицкий: Мне кажется, это очень просто: чтобы во всем мире слушали нашу музыку и всем нравилось.

Сергей Степанов: Да, и еще парочку статуэток Грэмми не мешало бы. Ну так, чтобы по городу удобно было ходить.

Сергей Яловицкий: Одна уже есть. В голове у меня... Я ее представляю.

Сергей Степанов: Нет, ну в любом случае ничто человеческое нам не чуждо. Хочется жить в достатке, много путешествовать, чтобы семья была здорова. Хочется, чтобы были возможности реализовывать свои идеи и получать приятный фидбэк от их реализации. Хочется быть здоровым. Мечтаем, чтобы нас знали как можно большее количество людей и любили еще больше.

Сергей Яловицкий: И хочется, чтобы добра было немножко больше в мире. Потому что сейчас всё стало какое-то злостное. И хочется больше добра.

Сергей Степанов: Мы вообще стараемся быть честными, такими, какие мы есть. Мы не строим из себя каких-то понтоватых ребят. Мы простые, такие же как все. Где-то мы ошибаемся, где-то нам везет, где-то не везет. Так же, как и у всех. Просто мы по роду своей деятельности не показываем каких-то моментов, которых у каждого человека и так хватает. Зачем это всё смотреть? А мечты - они имеют особенность сбываться. Наши сбываются раз в семь лет. Так что...

- Молдова - это...

Сергей Яловицкий: Родина!

Сергей Степанов: Это дом, семья..

- Дом - это...

Сергей Яловицкий: Семья.

Сергей Степанов: Уют и зона комфорта

- Музыка - это....

Сергей Яловицкий: Любовь.

Сергей Степанов: Это любовь, это дело, которое мы любим, и дело, которое у нас получается.

- Super Star - это...

Сергей Яловицкий: Так себе…

Сергей Степанов: Майкл Джексон, Бейонсе...

- Будущее - это...

Сергей Яловицкий: Сложный вопрос... Надеюсь, что будущее - это любовь, опять же, потому что хочется, чтобы в мире каждый посмотрел по-другому друг на друга, стал добрее к ближнему своему.

Сергей Степанов: Будущее очень призрачно, ребята. Прошлого нет, будущее призрачно, есть только настоящее. Но будем надеяться на лучшее, как в принципе и было завещано вселенной, Богом и всеми хорошими людьми.

- SunStroke Project - это...

Сергей Яловицкий: Это вайп, это дружба, это классное настроение.

Сергей Степанов: Это гордость страны, кавалеры Ордена почёта и очень скромные ребята, которые всегда рады сделать для вас что-нибудь клёвое в музыке.

1

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Добавить комментарий

© Бизнес

Исполняется год президенства Майи Санду. Оцените ее работу на этом посту
 X