ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Сергей Лутохин: «Герои – это были обычные люди, они ели, брились, чинили одежду…»

Сергей Лутохин: «Герои – это были обычные люди, они ели, брились, чинили одежду…»

Есть в Кишиневе  уникальный музей, сотни экспонатов которого напоминают о событиях Великой Отечественной войны. Создал его 8 лет назад единственный в Молдове поисковый отряд «Август», названный так в память о событиях августа 1944 года. Тогда, в ходе Ясско-Кишиневской операции, республика была освобождена от фашистских захватчиков, и сегодня  страна  отмечатет 75-летие этой знаменательной даты.


Рассказать о музее мы попросили его хранителя, заместителя командира поискового отряда Сергея Лутохина.


Сергей, как возникла идея открытия музея поисковиков?


«Август» был создан в 2010-м, а я узнал о нем годом позже, делая фоторепортаж для одной из газет. Практически сразу влился в эту дружную команду, которую возглавляет историк, краевед Василий Сеньковский, стал участвовать в поисковых работах на местах боев Ясско-Кишиневской операции на берегу Днестра - у сел Спея, Шерпены, Гура-Быкулуй, в других регионах Молдовы. Наша главная цель – поиск останков советских солдат. Дважды в год при поддержке президента РМ Игоря  Додона, посольства России, Российского центра науки и культуры мы проводим их торжественное перезахоронение на специально отведенном для этого кладбище на мемориальном комплексе «Шерпенский плацдарм». Однако вместе с останками мы находим и «военное железо», личные вещи красноармейцев. Большая удача – «поднять» номерную награду, именной портсигар или так называемый ЛОЗ – личный опознавательный знак, в просторечии – смертный медальон. В такой футляр вкладывали записку с личными данными бойца. Такие находки позволяют выполнять основную задачу – идентифицировать останки и возвращать истории имена героев. (К сожалению, у солдат РККА, призванных с  1943 года, не было смертных медальонов, а книжка красноармейца, за редким исключением, в земле не сохраняется.).


Эта кропотливая многогранная работа построена на тесных контактах с военными архивами, с коллегами из других регионов, с местными жителями, с родственниками погибших на молдавской земле солдат. Благодаря нашим изысканиям десятки семей  из разных стран смогли узнать точное место гибели и захоронения своих родственников. Не раз их дети и внуки приезжали на церемонии перезахоронения останков своих дедов и прадедов, могли увидеть установленные «Августом» и Русским историко-патриотическим клубом гранитные плиты с их именами.


А 8 лет назад появился на свет музей поискового отряда. За эти годы его посетили сотни людей – школьники, студенты, дипломаты, активисты общественных организаций. Здесь проводились не только экскурсии, но и уроки истории, на которые ребята приезжали целыми классами, церемонии награждения победителей различных конкурсов, посвященных Великой Отечественной войне.


В чем же  уникальность этого музея?


В широчайшем спектре собранных экспонатов, связанных с боями в Молдавии, их количество и разнообразие несравнимо даже с экспозицией Национального исторического музея. Что касается небольших музеев, созданных когда-то в сельских школах и клубах, как правило, на их полках теперь – лишь несколько касок и гильз. Конечно, есть исключения, но в целом картина такова. Когда-то такие музеи опекали пионеры, комсомольцы, ветераны охотно дарили им личные вещи и документы, связанные с войной. Но за последнюю четверть века от таких музеев мало что осталось, хотя некоторые из них мы пытаемся поддержать, пополнить экспонатами.


Как проходят раскопки? Ваши главные инструменты – металлоискатель и лопата?


Главным инструментом я бы назвал щуп. Это закаленный стальной прут длиной 120-140 сантиметров с Т-образной ручкой на одном конце и накручивающимся наконечником - на другом. Наконечник закруглен, чтобы, упершись в человеческие останки, не раздробить хрупкую кость. Работа со щупом очень тяжелая: на один квадратный метр приходится по 100-120 проколов почвы. Кстати, наконечник – это расходный материал, он достаточно быстро стирается. Факт, согласитесь, красноречивый. Если изнашивается металл, что говорить о человеке, который, вонзая щуп в почву, совершает сотни «поклонов». К концу дня ходишь как старенький дед – держась за поясницу. К тому же работать в лесу даже в жару приходится в куртке с капюшоном. Иначе не уберечься от колючих кустарников шиповника, полчищ комаров и зарослей колючей акации.


Что касается лопаты, работаем мы с ее помощью очень осторожно. Даже металлические предметы за восемь десятков лет стали крайне хрупкими. Что уж говорить о человеческих костях, бумажных или деревянных реликвиях! Их порой приходится извлекать из почвы, затаив дыхание, орудуя шпателем, ножом, работая по методу археологов - «под кисточку».


Какие находки самые распространенные?


Осколки снарядов и мин. Бои в ходе Ясско-Кишиневской операции шли такие ожесточенные, что в иных местах лопата входит в землю со скрежетом. Кое-где в лесу осколки, гильзы от патронов лежат буквально под слоем опавших листьев.


 А какой «металл» представлен в вашем музее?


Прежде всего – большая экспозиция стрелкового оружия: пулемет Максима, причем со следами попаданий пуль и осколков, два вида противотанковых ружей. Одно из них, самозарядное ружье - ПТРС много лет простояло во дворе жителя села в качестве …столбика на винограднике, для подвязки лозы. В Молдове  на сельских виноградниках до сих пор можно увидеть в качестве таких столбиков стволы от орудий, «зениток» и крупнокалиберных пулеметов.


Среди наших экспонатов – пистолеты-пулеметы Шпагина и немецкий МГ, пистолеты «Люгер», «Вальтер» и «Браунинг», внушительные по весу и размеру советские ракетницы.


В музее 7 пулеметов, среди них - действительно редкие экземпляры: ранняя модификация пулемета системы Горюнова, купленного нами, как и несколько других экспонатов, на пункте сбора металлолома. Есть немецкий авиационный МГ-15, еще – крыльевой ШКАС с советского самолета, найденный молдавскими поисковиками еще в 70-х годах. Конечно, есть у нас и два символа военного противостояния в годы Второй мировой войны – винтовка Мосина и Маузер 98К. Понятно, что все оружие дезактивировано: стволы просверлены и заварены.


Собрана большая подборка артиллерийских гильз, интересная коллекция касок – советских, румынских, немецких. Среди них – легендарная советская каска старого образца «холхинголка».


На стеллажах музея можно увидеть штыки от винтовок и мечту коллекционеров – окопный нож «Пума». А рядом - советские и немецкие ножницы для колючей проволоки, котелки с инициалами солдат, стеклянные, алюминиевые, стальные и эмалированные фляги, газбаки от немецких и румынских противогазов, в том числе весьма редких – гражданских и десантных. С интересом рассматривают экскурсанты «каток» от немецкого танка – стальное колесо с чудом сохранившимся резиновым ободом до сих пор существующей фирмы «Continental».


Особенное изумление вызывает у  ребят резиновая обувь, которую мы обнаружили с останками красноармейца. Эти «галоши», вырезанные из покрышки для колеса пушки, были закреплены на ногах с помощью проволоки. В тех местах на берегу Днестра шли долгие позиционные бои, и кожаная солдатская обувь разваливалась от постоянной сырости. Кстати, метрах в 30 от тех останков мы нашли это колесо с изрезанной покрышкой…


Практически все экспонаты, включая многочисленные личные вещи бойцов, можно  не только внимательно рассмотреть, но и сфотографировать – коробочку с ваксой, бритвенный набор, очки, зеркальце, ложку, перочинный нож, нательный крестик и многое другое. А значит, есть возможность взглянуть на события «сороковых-роковых» под иным углом, вникая не только в даты и цифры. Очень хочется, чтобы подросток видел в защитнике Родины не «бронзовый символ», а человека, который ел, брился, чинил одежду. Вижу, как даже взрослых мужчин поражает вес автомата или каски. А ведь с ними боец не расставался годами!



Оружие, гильзы, осколки снарядов, личные вещи бойцов – в музее собраны сотни экспонатов


Одна из самых дорогих для нас находок – компас с надписью «И.П. Шабанов», найденный у села Каракуй. После тщательных поисков Василий Сеньковский узнал героический путь этого человека – старшего лейтенанта 188-й стрелковой дивизии. Из станкового пулемета он уничтожил 200 фашистов, сжег 12 автомашин. Тяжело  раненный, Шабанов не ушел с поля боя, дрался, истекая кровью, до последнего вздоха.


Часто ли удается находить награды?


Нет, это редкая удача. Самые важные из них – номерные медали и ордена, благодаря которым, как я уже говорил, удалось идентифицировать останки нескольких десятков бойцов. Особая находка – значок десантника, обнаруженный у переправы через Днестр. Известно, что одна из военных операций разрабатывалась там под руководством легендарного создателя ВДВ Василия Маргелова.  Коллекционеры предлагали за значок немалые деньги, но отряд, конечно, его не продал.


Расскажите о ваших бумажных экспонатах. Как удается их сохранять?


Эти реликвии сельские жители нередко находят на чердаках своих домов. Среди них – различные памятки солдатам, газеты, листовки, фотографии, письма, военные карты, книжки красноармейцев, другие документы. Недавно купили для музея через интернет, на известном международном аукционе, 4 снимка из фотоальбома «Бессарабия», который в годы войны составлял немецкий солдат. Всего по одному евро за штуку. Продал их его внук. Снимки небольшого формата, чтобы помещались в портмоне. На них – виды разрушенного фашистами Кишинева.


А среди самых ценных экспонатов – листовки, которые мы обнаружили  в неразорвавшихся специальных агитационных минах. В период Ясско-Кишиневской операции они были отпечатаны для фашистских солдат на немецком языке. В них описывалась реальная ситуация на фронтах в Европе, звучали призывы сдаваться в плен. В такой же мине хранилась цветная агитгазета на немецком языке «Свободная Германия». Среди прочих там опубликованы фотографии ряда столиц европейских государств, освобожденных от фашистов.  Есть и немецкая листовка с портретами генерала Власова и летчика-перебежчика, призывающих вступать в Русскую освободительную армию. Ее мы нашли в неразорвавшейся специальной гранате для наствольного гранатомета.


Весьма любопытный экспонат – целехонький лист неоторванных купонов на немецкие товары личного пользования (мыло, табак), отпечатанный для фашистских летчиков из испанской Голубой дивизии.


Сергей, а какова судьба останков немецких солдат, которые обнаруживаете во время раскопок?


Мы официально сотрудничаем с представителем Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями, руководителем отделения «Фольксбунд» в Молдове и Румынии Люцем Мюллером, под контролем которого ведется поиск останков его соплеменников. Обнаруженные при этом останки советских солдат Мюллер передает нам, а мы соответственно передаем ему останки немцев, которые хоронят на специальном кладбище под Кишиневом. У нас же составлена отдельная экспозиция из личных вещей солдат вермахта, найденных в окопах и воронках. Судя по ней, фашисты надеялись на нескучный досуг на оккупированных территориях, прихватив с собой игральные кости и фишки для настольных игр, упаковку презервативов, бутылки вина, фарфоровые тарелки, фотоаппараты, походные утюги, флаконы с духами.  Здесь же можно увидеть католические ладанки и даже кошелек с монетами семи государств, через которые продвигался фашист на Восток. Невероятным образом сохранились пузырек с йодом, термометр с клеймом военной приемки. А открыв баночку с немецким вазелином, мы отчетливо увидели на нем следы двух пальцев. В отличном состоянии и небольшой походный рюкзак из телячьей шкуры.


Есть даже перстень, обнаруженный нами на фаланге пальца немецкого десантника. На нем выгравировано слово «Krim», контур полуострова и дата – 1942 год. Здесь же выложен ряд немецких наград и  знаков отличия – железных, посеребрённых, украшенных цветной эмалью.


Насколько я знаю, Вахты памяти, в ходе которых проходят раскопки, интернациональны…


Интернационален и сам отряд «Август», и наши «Вахты», на которые нередко приезжают соратники из России, Украины, Беларуси, Польши, Эстонии, Израиля. Василий Сеньковский поддерживает тесные контакты с коллегами из Курска, Питера, Одессы, Херсона, из Подмосковья и Дагестана... Выезжаем за рубеж на раскопки и мы – в Россию, в Польшу.


Кстати, Вахты памяти – это не только раскопки. Вместе с Русским историко-патриотическим клубом «Август» создал единый масштабный проект «Шаг к Победе». Он включает в себя различные лекции, презентации книг и фотовыставок, туристические походы по местам боевой славы, акции по сохранению на зданиях исторических надписей «Проверено: мин нет», «Свеча памяти». Среди наших многочисленных совместных задач, кроме поисковых работ, – празднование мемориальных дат, реставрация военных памятников. Не без гордости хочу сказать, что многие члены «Августа» и РИПК награждены медалью Министерства обороны РФ «За заслуги в увековечении памяти погибших защитников Отечества».


А совсем недавно несколько ваших активистов, и вы в том числе, получили государственные награды...


 Это, конечно, очень приятно, поскольку наша работа действительно масштабна и очень важна в нынешних реалиях, когда историю Великой Отечественной  пытаются переписывать все, кому не лень.


Какими экспонатами пополнился ваш музей в последние месяцы?


 Их немало: это всевозможные личные вещи бойцов, обнаруженные в ходе раскопок, немецкие и советские медицинские инструменты, станок для немецкого пулемета МГ-42, выкопанный в ходе поисковых работ. Этим летом была найдена и номерная медаль «За боевые заслуги». Если удастся обнаружить родственников героя, сможем вручить им эту бесценную награду.


Интересная находка была сделана в селе Каракуй Леовского района. Там по инициативе «Августа» была осуществлена необычная операция – перенос братской могилы с разрушенного мемориала на восстановленный комплекс воинской славы. В ходе этих работ наши ребята нашли фрагменты наушников шлемофона, расчетной книжки офицера Красной армии, квадроколодку от медали «За отвагу» и главное – фрагмент капитанских погон. Удалось выяснить, что, согласно спискам погибших под Каракуем,  смертью храбрых там пал лишь один капитан – Андрей Родионович Чимшит. Из наградного листа узнали, что за последний бой этот человек был представлен к высшей награде – золотой звезде Героя Советского Союза, но позже ему был вручен орден Отечественной войны I степени – посмертно.


А есть экспонат, о приобретении которого вы мечтаете?


Есть. Это ампуломет и так называемые выстрелы к нему. В 2016 году мне довелось побывать  в Санкт-Петербурге. В один из  дней решил поехать на Невский пятачок. Много читал об этом плацдарме на левом берегу реки, где 400 дней и ночей защитники Ленинграда под шквальным огнем врага пытались прорвать кольцо блокады в одном из самых узких мест Невы. Там погибло такое несметное число солдат, что историки предложили признать Невский пятачок единым  братским захоронением и прекратить там поисковые работы.


В день, когда я поехал туда, там проходил Международный военно-исторический фестиваль. Возле одного стенда бросился в глаза стеклянный шар сантиметров 15 в диаметре. Осенило – это же снаряд для ампуломета, в расчете которого в химвойсках воевала моя бабушка Антонина Никитична Лутохина! Попросил разрешения подержать шар в руках. Представляющий экспозицию поисковик удивился – откуда я знаю об ампуломете, ведь это был чрезвычайно редкий вид оружия. Я рассказал о том, что моя бабушка снаряжала такие боеприпасы – заливала зажигательную смесь в стеклянные колбы. Ее воспоминания об этом помню с детства. Поэтому и мечтаю теперь о таком экспонате для нашего музея.


Интервью подготовила Лидия Чебан


 


 


Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load