ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Страсти по Генпрокурору: Как выбрать самого достойного?

Страсти по Генпрокурору: Как выбрать самого достойного?

Новый генеральный прокурор появится в Молдове до конца октября – по крайней мере, такие прогнозы озвучивают политические лидеры коалиции ПСРМ – ACUM. 

Молдавские власти максимально ускорили принятие поправок к Закону о прокуратуре, предложенных Минюстом и предусматривающих изменение процедуры отбора и назначения генпрокурора. Сразу после одобрения правительством законопроект был вынесен на голосование в парламенте и на прошлой неделе прошел голосование в двух чтениях.

Теперь кандидатам, подавшим ранее документы в Высший совет прокуроров (ВСП), предстоит повторить процедуру, поскольку новый конкурс будет проводиться в два этапа. И если представители мажоритарной коалиции выражают уверенность, что обновленная процедура обеспечит максимально честный и справедливый отбор, то их оппоненты говорят о высоких рисках политизации. В то же время, по мнению экспертов, развитие ситуации во многом зависит от политической воли, а также желания реформироваться со стороны самих представителей сектора юстиции.

ВСП пошел на фальстарт

Генеральный прокурор назначается на семилетний срок, без права повторного избрания на эту должность. Высокий пост стал вакантным после того, как 11 июля 2019 г. Эдуард Харунжен ушел в отставку. Он занял кресло Генпрокурора в декабре 2016 г. и проработал на этой должности около 2,5 лет. Накануне отставки парламент признал назначение Харунжена незаконным и попросил президента Игоря Додона отстранить его от исполнения полномочий.

Обязанности временного Генпрокурора были возложены на Дмитрия Робу – кандидата, выдвинутого в результате организованного парламентом конкурса и одобренного президентом. Впоследствии Робу получил согласие ВСП назначить своими заместителями руководителей отделов в Генпрокуратуре Эдуарда Булата и Александра Никиту, а также Мирчу Рошиору, который был одним из заместителей бывшего Генпрокурора Харунжена.

В то же время в Минюсте приступили к формированию новых правил отбора кандидатов на пост прокурора №1. Однако дальнейшие события, развернувшиеся в этом ведомстве, привели к серьезному конфликту между Высшим советом прокуроров и правительством. 9 августа ВСП, вопреки ожиданиям властей, объявил о проведении конкурса по отбору кандидата на пост Генпрокурора. Потенциальным претендентам дали месяц на подготовку пакета документов для подачи заявки.

О своем желании занять высокий пост заявили 7 кандидатов, в том числе шесть действующих прокуроров и один адвокат. Это – прокурор в Прокуратуре по борьбе с организованной преступностью и особым делам Максим Гропа, адвокат и бывший прокурор Анатолий Истрате, прокурор в прокуратуре Кишинева (сектор Рышкановка) Всеволод Иванов, заместитель главного прокурора в прокуратуре Кишинева (сектор Центр) Роман Еремчук, прокурор, бывший заместитель Генпрокурора Игорь Попа, главный прокурор одного из отделов Генпрокуратуры Руслан Попов и заместитель Генпрокурора Эдуард Булат. Почти все они зарегистрировались в конкурсе в последний день, когда можно было подать заявку – 10 сентября. После этого ВСП запустил процедуру проверки претендентов, на которую отводится до 20 рабочих дней.

Не только сам факт проведения конкурса, но и большинство имен в списке кандидатов вызвали недовольство у представителей правящей коалиции. Так, вице-премьер, глава МВД Андрей Нэстасе выразил сожаление, что у прокуроров отсутствует понимание нынешней ситуации. Он признает, что в этом есть и доля вины некоторых представителей власти, которые «пытались быть лояльными к прокурорскому братству». По словам вице-премьера, несмотря на то, что в обществе сложилось плохое мнение обо всех представителях прокуратуры, в системе все еще есть достойные люди, с которыми можно работать и привлекать их к внедрению реформ. 

Новый Совет премьер-министра

Еще до того, как был объявлен конкурс, министр юстиции Олеся Стамате предлагала перенести его на сентябрь. Она сообщила о наличии законопроекта, изменяющего процедуру отбора Генпрокурора. Однако предложение главы Минюста не нашло поддержки у большинства членов ВСП, который дал старт конкурсным процедурам. По этой причине в заключительных и переходных положениях законопроекта появилось недвусмысленное правило: любой конкурс, проводимый во время утверждения этого закона, прекращается.

Отказ перенести конкурс и послужил причиной конфликта с кабмином, который вылился в идею создания нового учреждения при премьер-министре, в компетенцию которого включены борьба с коррупцией и реформа юстиции. Об этой инициативе сообщила Майя Санду на брифинге для прессы. «Создается впечатление, что ВСП так и не понял, что прошли времена, когда они могли назначать прокуроров по типу таких коррумпированных персонажей, как Харунжен, Попа или Бецишор. Этот совет уже не раз доказал, что считает себя превыше любых законов и национального интереса. Быть независимым органом – не означает действовать за пределами правил и интересов граждан», - заявила премьер.

По словам Санду, проведение конкурса по старой процедуре означает, что «ВСП продолжает работать на коррупционеров» и «служит Плахотнюку». В ответной реплике председатель Высшего совета прокуроров Анжела Мотузок заявила, что все действия этого органа отвечают положениям действующего закона, которые обязывают при появлении вакансии объявить конкурс. Позже Мотузок уточнила, что, если в законодательство будут внесены поправки, ВСП подчинится воле парламента.

Инициатива премьер-министра о появлении еще одной, параллельной антикоррупционной структуры вызвала множество вопросов среди экспертов, которые говорят о рисках дублирования полномочий в органах государственного управления. В правительстве же подчеркивают консультативный статус нового органа, исключающий вмешательство в деятельность профильных учреждений.

В понедельник, 16 сентября, состоялось первое заседание Координационного совета по антикоррупционной политике и реформе правосудия под председательством премьер-министра Майи Санду. В его состав также вошли представители руководства правоохранительных органов, ряда министерств и госучреждений, чья сфера деятельности касается борьбы с коррупцией и внедрения правовой реформы. В рамках Совета планируется изучать системные и политические проблемы в этих областях, а также координировать усилия компетентных органов. В повестку дня первого заседания, помимо организационных вопросов, включили ряд приоритетных тем, представляющих общественный интерес, решение которых требует совместных действий правительства и правовых институтов.

«Нам нужна эффективная и независимая прокуратура»

Молдавские власти максимально ускорили принятие поправок к Закону о прокуратуре, предусматривающих изменение процедуры отбора и назначения Генерального прокурора. В пятницу, 14 сентября, законопроект одобрило правительство, а уже в понедельник, 16 сентября, он был вынесен на голосование в парламенте и принят в обоих чтениях парламентским большинством. Члены фракций «Партии Шор» и ДПМ не поддержали инициативу, заявив о политизации конкурса и нарушении Конституции.

ДПМ также объявила о намерении обжаловать закон в Конституционном суде. Депутат-демократ Владимир Чеботарь считает, что законопроект содержит множество ошибок, противоречит международным стандартам и может привести к институциональной блокировке. Поправки не предусматривают ситуацию, когда ВСП отказывается от всех кандидатов на должность Генпрокурора. По его словам, это может привести к тому, что Генпрокуратура на длительный срок останется без руководителя. Чеботарь обращает внимание на отсутствие экспертизы проекта, считая, что новая процедура повлияет и на независимость главы учреждения.

Разработчики поправок, напротив, уверены, что принятие закона создает необходимые предпосылки к тому, чтобы в Молдове появился независимый, профессиональный и смелый Генеральный прокурор. По словам премьера Майи Санду, власти не доверяют ВСП и объявленному им конкурсу. «Мы хотим продемонстрировать, что воровство наказывается в Республике Молдова. А для этого нам нужна эффективная и независимая прокуратура», - сказала глава правительства.

Представляя законопроект, министр юстиции Олеся Стамате сослалась на рекомендации Венецианской комиссии, которая считает важным, чтобы метод избрания Генпрокурора пользовался доверием общества и сектора правосудия, а при отборе учитывался личный опыт кандидата, а не его политическая принадлежность. «Рекомендуется рассмотрение возможности создания комиссии по отбору кандидата, состоящей из людей, которые пользуются доверием общества и правительства. Важно отметить, что на уровне европейских стран по этому вопросу нет единого мнения или практики. В разных странах существует разная процедура», - отметила Стамате.

Конкурс пройдет в два этапа

Поправки предусматривают создание при Минюсте комиссии по предварительному отбору кандидатов. В нее должны войти министр юстиции, бывший прокурор или судья с опытом работы не менее 10 лет, представитель гражданского общества, признанный эксперт в профильной области, преподаватель права, психолог, а также специалист, предлагаемый президентурой. По итогам публичного конкурса комиссии предстоит отобрать не менее двух кандидатов на пост Генерального прокурора.

Согласно новой процедуре, их досье отправляется в ВСП, который выбирает самого достойного, по его мнению, претендента. Он предлагается президенту страны для назначения на высокий пост. Поправки предусматривают, что у ВСП есть возможность отклонить одну или несколько кандидатур на основании обоснованного решения, но только при выявлении нарушений в процессе отбора кандидатов. Аналогичная возможность есть у главы государства, который вправе отклонить кандидата, предложенного ВСП.

Таким образом, новый конкурс будет проводиться в два этапа, и кандидатам в генеральные прокуроры, подавшим документы в ВСП, предстоит повторить процедуру. «У них появится возможность представить свои документы для участия в подлинном конкурсе, который будут оценивать компетентные люди с опытом и безупречной репутацией. Мы позаботимся о том, чтобы эти люди были признанными экспертами», - подчеркнула Майя Санду.

Закон сохраняет положения, согласно которым должность прокурора №1 не могут занимать граждане других стран. Тем не менее в правительстве готовы делать ставку на обладателей молдавских паспортов, проживающих за границей. Премьер Майя Санду неоднократно выражала надежду, что в конкурсе примут участие прокуроры с гражданством РМ, работающие в других государствах. Она приводит в пример Румынию и США, где, по ее информации, некоторые прокуроры обладают паспортом РМ. «Я не знаю, подадут ли эти люди заявку, но мы хотим побудить их участвовать, чтобы у нас был больший выбор, и мы могли бы выбрать кого-то подходящего», - говорит премьер.

Так или иначе, эксперты ожидают, что число претендентов на пост генпрокурора заметно возрастет, поскольку еще одно изменение направлено на расширение списка потенциальных кандидатов. Поправки предоставляют возможность участвовать в конкурсе прокурорам и судьям с пятилетним опытом работы, а также адвокатам и офицерам уголовного преследования с семилетним опытом. Кроме того, депутаты исключили из закона обязательность тестирования на полиграфе кандидатов на должность Генпрокурора. «Данная процедура не является научным методом, принятым на международном уровне», - так мотивировал это решение Минюст.

Яблоко раздора

Несмотря на согласованность действий по принятию поправок в Закон о прокуратуре, как отмечают эксперты, представители ПСРМ и блока ACUM лишь в последний момент достигли согласия по отдельным моментам, касающимся реформы сектора юстиции и назначения нового Генпрокурора. В особенности это касается принципов и условий формирования специальной комиссии при Минюсте, которая едва не стала яблоком раздора. Этому органу уготовано сыграть ключевую роль при отборе будущих кандидатов на пост генпрокурора. У каждой составляющей правящей коалиции есть свой взгляд на то, как обеспечить аполитичность комиссии и получить гарантии отбора наиболее достойных претендентов.

Эксперты также полагают, что от результатов голосования в парламенте по новым правилам отбора кандидатов на должность Генпрокурора во многом зависело подписание соглашения о коалиционном правлении: о его подписании было объявлено в тот же день, когда парламент проголосовал за поправки в Закон о прокуратуре. Возникновение препятствий для одобрения законопроекта, по мнению комментаторов, могло привести к задержкам в согласовании нового документа и поставить под вопрос дальнейшее существование коалиции.

Наличие некоторой напряженности в дискуссиях вокруг проекта реформы прокуратуры и процедуры определения кандидатов на пост Генпрокурора подтвердил в эфире одного из частных телеканалов и депутат-социалист Василий Боля. Тем не менее парламентарий выразил уверенность, что это не скажется на оперативности принятия и реализации законодательных изменений и в конечном итоге компромисс по всем обсуждаемым вопросам будет найден.

Депутат от Партии действия и солидарности Михаил Попшой отмечает, что на этапе обсуждения все стороны выступали за аполитичную комиссию, а дискуссии касались участия в ее работе представителей парламента, президентуры или правительства. По его словам, накануне принятия поправок в законодательство уже был достигнут консенсус по все ключевым вопросам в отношении реформы прокуратуры с тем, чтобы этот процесс не воспринимался обществом как политизированный. Попшой утверждает, что нынешняя власть готова предпринимать все меры для обеспечения деятельности профессиональной и независимой прокуратуры.

Советник спикера парламента Фадей Нагачевский рассчитывает, что новые правила будут способствовать отбору неподкупного кандидата на должность Генпрокурора. Развитие ситуации, по его мнению, в большой степени зависит от политической воли, а также желания реформирования со стороны представителей сектора юстиции. Нагачевский не согласен с заявлениями о политизированности процесса назначения прокурора, поскольку комиссия по отбору кандидатов будет состоять из технократов, а в качестве дополнительного фильтра выступает ВСП, который вправе вернуть предложенный список.

Председатель Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча считает, что на главную должность в Генпрокуратуре нужен технократ и очень хороший менеджер, способный объединить вокруг себя лучших прокуроров и обеспечить гармоничное развитие учреждения в соответствии с лучшими международными стандартами и практиками. По его мнению, следует отказаться от формулы, действовавшей во время работы  последнего Генерального прокурора, когда глава учреждения держит все под контролем и не терпит каких-либо альтернативных мнений. Грибинча полагает, что прокуроры понимают необходимость перемен, но цена, которую они должны заплатить за изменения за счет собственного комфорта и личных гарантий, оказалась слишком высокой.

Виктор Суружиу

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load