ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Станет ли на этот раз Владимир Плахотнюк премьер-министром?

Станет ли на этот раз Владимир Плахотнюк премьер-министром?

После того, как Конституционный суд утвердил результаты парламентских выборов и признал законными мандаты 101 нового депутата, активизировались переговоры о формировании парламентского большинства.

Вслед за демократами с предложением сесть за стол переговоров к блоку ACUM обратились социалисты. Однако оба предложения лидеры блока, Андрей Нэстасе и Майя Санду, категорически отвергли.  

Первое заседание нового парламента президент Игорь Додон собирается созвать до 25-26 марта. В экспертном сообществе пока больше склоняются к трём вариантам дальнейшего развития событий (коалиция ПСРМ-ДПМ, формирование “сборного” парламентского большинства, верховодить которым будет Демократическая партия, досрочные выборы, как резервный вариант) и не исключают, что демократы могут выдвинуть в премьер-министры своего лидера Владимира Плахотнюка. Как сказал один из политологов, “это была бы интересная политическая комбинация”.

Почти “юбилей”

Владимира Плахотнюка уже лет 10 усаживают в премьерское кресло, с 2011 года – почти ежегодно.

Впервые (как утверждалось) его кандидатура всерьез рассматривалась на пост главы исполнительной власти в 2008 году, когда премьер-министр Василий Тарлев и его команда были отправлены в отставку. Но президент Владимир Воронин посадил в премьерское кресло Зинаиду Гречаную. Как утверждала тогда пресса, назначение Плахотнюка на пост премьер-министра могло бы изменить и без того хрупкий баланс различных группировок, конкурирующих за влияние на Воронина, поэтому президент предпочёл на посту премьера более нейтральную фигуру.

В следующий раз о Владимире Плахотнюке-премьере стали говорить в преддверии досрочных парламентских выборов 2010 года. Бывший президентский советник Серджиу Мокану утверждал, что на выборах Плахотнюк может стать вторым номером в избирательном списке Демократической партии, и что главный спонсор ДПМ метит в кресло премьер-министра. На парламентских выборах-2010 на последнем этапе тасования списков бизнесмен Владимир Плахотнюк действительно “вышел из тени” и стал №2 в избирательном списке Демократической партии, а вот пост премьер-министра в результате коалиционных переговоров достался не ему, а Владимиру Филату.

В декабре 2011 года, когда парламент в очередной раз пытался избрать главу государства, ходили упорные слухи, что, если эта избирательная попытка закончится удачно и Мариан Лупу станет президентом, Владимир Плахотнюк возглавит ДПМ и займёт кресло премьер-министра. Потом его прочили в руководители исполнительной власти после отставки правительства Владимира Филата в 2013 году.

Во время предвыборной кампании 2014 года, когда страна готовилась к парламентским выборам, союзники по правящей коалиции – ДПМ, ЛДПМ и ЛП – не раз заявляли о своих притязаниях на премьерский пост и даже называли имена своих кандидатов. Михай Гимпу объявил, что выдвиженцем либералов станет его племянник, генеральный примар Кишинёва Дорин Киртоакэ. “Как он поднял столицу, так поднимет и республику”, - говорил лидер ЛП. Владимир Филат подтвердил, что кандидатом ЛДПМ на эту должность останется действующий премьер Юрий Лянкэ. А почетный председатель ДПМ Дмитрий Дьяков утверждал, что у Демократической партии имеются 5-6 кандидатов на пост главы исполнительной власти, которая будет сформирована после парламентских выборов 30 ноября, и одна из этих кандидатур - Владимир Плахотнюк. Однако премьер-министром в итоге стал политически нейтральный Кирилл Габурич.

Первая и пока единственная реальная попытка возглавить исполнительную власть была предпринята Плахотнюком в начале 2016 года. Тогда верхушка ДПМ (Мариан Лупу, Дмитрий Дьяков и Владимир Плахотнюк) посетила президента Николая Тимофти, с которым у них состоялся “достаточно жёсткий” разговор. Главу государства убеждали в необходимости поддержать выдвижение кандидатуры Плахотнюка на пост премьер-министра. Однако под влиянием ряда факторов Тимофти отказался подписывать соответствующий указ.

“Президент воспользовался своим конституционным правом и информирует парламентское большинство и общественность, что отклоняет кандидатуру Владимира Плахотнюка на должность премьер-министра. Глава государства считает, что существуют резонные подозрения, что г-н Плахотнюк не соответствует критериям неподкупности, необходимым для его выдвижения на должность премьер-министра”, - говорилось в сообщении пресс-службы президента. Однако уже в конце 2016 года, перед своим уходом с президентского поста, Николай Тимофти извинился перед Владимиром Плахотнюком за то, что отклонил его кандидатуру. “Я был тогда неправ”, - заявил бывший глава государства.

После категоричного отказа Николая Тимофти исполнительный координатор правящей коалиции взял тайм-аут в своих притязаниях на премьерский пост. В июне 2016 года в интервью газете Timpul de Dimineata Владимир Плахотнюк заявил, что не собирается претендовать ни на пост президента на выборах-2016, ни на пост премьер-министра. “Мой политический проект определён до 2018 года, он направлен на то, чтобы построить страну со стабильной экономикой и политикой. Этой работой я займусь на нынешней позиции политика, я не собираюсь претендовать на пост президента или премьер-министра. Президентом станет тот, кого выберет народ, а правительство доведёт свой мандат до конца”, - заявил он тогда. Тем не менее, разговоры о том, что Владимир Плахотнюк будет пытаться возглавить исполнительную власть ходили и в конце 2016 года, и в 2017 году.

Так, в декабре 2016 года лидер “Нашей партии” Ренато Усатый в социальных сетях утверждал, что руководство ДПМ готовит переформатирование и создание новой правящей коалиции, в которой уже не будет места Михаю Гимпу. А сам Плахотнюк, по словам Усатого, намерен занять должность премьер-министра: это произойдёт после того, как под видом сокращения количества министерств правительство подаст в отставку. Данная процедура по утверждению лидера “Нашей партии” должна была произойти до того, как Игорь Додон будет приведён к присяге, таким образом, чтобы нового премьера утвердил ещё действующий президент Николай Тимофти.

Осенью 2017 года в политических кругах опять активно обсуждалась тема, что в конце декабря-начале января координатор правящей коалиции, председатель Демократической партии Владимир Плахотнюк попытается возглавить правительство Республики Молдова. Некоторые представители активной оппозиции призывали не препятствовать этому.

“За год до парламентских выборов Плахотнюку не удастся переломить к лучшему социально-экономическую ситуацию и увеличить рейтинг Демократической партии и свой собственный рейтинг. Но ответственность за проблемы уже не удастся перекладывать на других. Делать вид, что ты как бы ни при чём, уже не получится. За всё, что происходит в стране, будет уже открыто, публично отвечать он - премьер-министр Плахотнюк”, - написал в своём блоге вице-председатель “Нашей партии” Дмитрий Чубашенко. Но Владимир Плахотнюк, как показало время, пошёл совершенно другим путём – поставил на смешанную избирательную систему. И его ставка сыграла.

Последний намёк на то, что Владимир Плахотнюк может возглавить исполнительную власть, прозвучал в январе этого года - перед самым стартом избирательной кампании. “Я думаю, что он был бы очень хорошим премьер-министром. Он знает моё мнение. С такой результативностью, организацией и возможностями нужно идти в премьеры”, - заявил в ходе ток-шоу на одном из телеканалов спикер парламента уходящего созыва Андриан Канду.   

Премьер или спикер?

Для председателя Демократической партии занять пост премьер-министра – это уже дело принципа. Слишком ускользающей для него стала эта должность.

Владимир Плахотнюк уже года четыре  фактическим держит бразды правления в своих руках. Все громкие инициативы и масштабные проекты правительства последнего времени сначала озвучивались им на брифинге и только потом принимались на заседании кабинета министров. Несколько лет назад бывший посол США в РМ Джеймс Петтит заявил, что Плахотнюк играет значимую роль в стране. И для лидера ДПМ теперь принципиально важно “легализоваться” – получить одну из государственных должностей, которая бы соответствовала этому статусу “исполнителя значимой роли”. Как заявил когда-то политолог Виктор Жосу, без занятия такой должности все инвестиции в политику (а на сегодняшний день Владимир Плахотнюк инвестировал в молдавскую политику больше, чем кто бы то ни был) теряют смысл.

С другой стороны, для Владимира Плахотнюка сейчас очень важна не только “внутренняя”, но и “внешняя” легализация - перед иностранцами.

Перед парламентскими выборами лидер ДПМ получил целый ряд тревожных сигналов из-за рубежа. И ладно если бы только Российская Федерация открыла против него новое уголовное дело, обвинив в организации международного преступного сообщества и незаконном выводе денег за пределы РФ. Однако и в западной прессе появился ряд критических статей. Так, 20 февраля влиятельное американское издание “The Washington Times” опубликовало материал под заголовком “Чего ожидать от предстоящих парламентских выборов в Молдове”, в котором говорилось о захватившем страну олигархе, который при помощи ныне уже не существующей  лоббистской компании Podesta Group “очаровал американских политиков”, о краже миллиарда и об его игре “по обе стороны забора”. А издание Bloomberg назвало главу Демократической партии Молдовы чуть ли не агентом Кремля, утверждая, что “Москва заинтересована в сохранении власти олигарха Плахотнюка”. Некоторые отечественные эксперты предположили, что американские кураторы “сливают” лидера ДПМ.

Получение должности премьер-министра (или, допустим, председателя парламента) изменит статус Владимира Плахотнюка: из теневого лидера он станет лицом, облаченным властью. А поскольку формально все имеют дело с правительством, с Плахотнюком-премьером западным кураторам опять придётся считаться.

Политический аналитик Виктор Чобану считает, что выдвижение кандидатуры Владимира Плахотнюка на должность премьер-министра состоится только в том случае, если демократам удастся получить комфортное парламентское большинство.

“У лидера ДПМ должны быть гарантии. Ему не нужен очередной удар по имиджу: первые две попытки легализации – пребывание в должности вице-председателя парламента и фальстарт с предыдущим выдвижением в премьер-министры – уже закончились для него неудачей. Поэтому его выдвижение в премьер-министры произойдёт только в том случае, если будет получено комфортное большинство. Причём для большей демократичности ему желательно, чтобы в это большинство входили депутаты с обеих сторон – и те, кто прошёл в парламент от социалистов, и те, кто попал в него от блока ACUM. Список, думаю, уже готов, манёвры идут, и они наверняка будут длинными”, - полагает Виктор Чобану.

Политический аналитик Игорь Боцан тоже считает, что у председателя ДПМ присутствуют премьерские амбиции и он будет стремиться получить этот пост.

“С этой точки зрения понятно почему г-н Плахотнюк не стал дожидаться решения Конституционного суда о признании результатов парламентских выборов и поспешил с предложением о создании коалиции с блоком ACUM, - отмечает эксперт. - У демократов 30 мандатов, у блока ACUM – 26, логично, что самая крупная фракция претендует на выдвижение своего кандидата на должность премьер-министра. С Партией социалистов логика меняется – у ПСРМ больше мандатов, следовательно, при коалиции с социалистами Владимиру Плахотнюку будет проблематичнее стать премьер-министром. Тем более, что социалисты стоят на той позиции, что для ведения взвешенной политики премьер-министр должен быть “рукопожатым” и в Российской Федерации, а два уголовных дела, заведенных в РФ на Владимира Плахотнюка, играют против него”.

По мнению Игоря Боцана, в случае создания коалиции ПСРМ-ДПМ пост премьер-министра, скорее всего, достанется социалистам, а вот Владимир Плахотнюк может занять должность председателя парламента.

“Это будет не менее интересный расклад, учитывая, сколько раз у нас в прошлом году президента временно отстраняли от должности, и председатель парламента становился “калифом на час”. Тем более, что в парламентской республике председатель парламента имеет больше полномочий, чем глава государства, и к тому же это более защищённая должность, чем премьер-министр. Думаю, это будет достаточно интересно, когда легитимность Владимира Плахотнюка-председателя парламента будет выше легитимности Игоря Додона-президента. Хотя я не исключаю, что ради большой сложной игры социалисты могут предложить Плахотнюку стать премьер-министром, а сами будут добиваться должности председателя парламента. Это тоже интересный вариант. Посмотрим. Во всяком случае, если Владимир Плахотнюк решит занять пост премьер-министра, уверен, он сделает всё возможное, чтобы прийти в правительство надолго”, - считает Игорь Боцан.

“Дела, а не слова”

Владимир Плахотнюк уже много лет – постоянный лидер антирейтингов. Как показывают соцопросы, ему не доверяют от 85 до 92% населения страны. Но сейчас сложился вполне благоприятный момент для формирования положительного имиджа лидера ДПМ.

Начало было положено на парламентских выборах. Как заявил сам Владимир Плахотнюк в одном из своих недавних интервью, в одномандатном округе №17 (Ниспорены) за него проголосовало 72,36% избирателей, а ДПМ здесь получила “экстраординарный результат” – 72,27%.

Если исходить из соцопросов, то рейтинги премьер-министров – кто бы ни находился на этом посту, всегда выше, чем рейтинги председателей парламента. К тому же должность главы исполнительной власти даёт больше возможностей для имиджевых манёвров. Да и она больше соответствует амбициям председателя Демократической партии.

“Для политика Владимира Плахотнюка сейчас совершенно необходимо выступить очень мощно – в первую очередь выдвинуть ряд социальных программ, а также с помощью политики сильной руки показать, что он в состоянии навести порядок. Для него это единственная возможность “облагородить” себя, - считает Игорь Боцан. – Поэтому Плахотнюку есть смысл становиться не председателем парламента, а именно премьер-министром. Но тут есть болевая точка – отношения с Российской Федерацией. Впрочем, с Россией можно и договорится. Что он может предложить Москве? Обеспечить доступ к Приднестровью, не препятствовать ротации кадров российского воинского контингента в Левобережном регионе, дать Тирасполю возможность заработать на свободной торговле с ЕС, открыть Молдову для российского бизнеса. В общем, есть смысл бороться”.

А вот политический аналитик Виктор Чобану полагает, что любому человеку, кто возглавит новое правительство – будь то Владимир Плахотнюк или кто-то другой, в первую очередь придётся договариваться с Западом и идти на определённые, не исключено, что и серьезные уступки партнёрам по развитию.

“Ребята сильно поистратились на выборах. Нужны деньги. Без внешнего финансирования любые начинания или инициативы обречены. У будущего премьер-министра не так много вариантов для манёвра. Оставлять ситуацию в таком виде, когда взорвётся и лопнет бюджет, уже нельзя. Так что первым делом новому премьер-министру и правительству придётся размораживать отношения с внешними партнёрами, - говорит Виктор Чобану. - А что это означает? Что придётся кем-то и чем-то пожертвовать. Придётся устраивать показательные аресты ещё нескольких крупных коррупционеров и громкие антикоррупционные дела. Идти на какие-то экономические уступки, которые могут вызвать недовольство в обществе. Помните, как в 2015 году послы западных стран вручили премьер-министру Кириллу Габуричу пакет требований – 83-страничную пошаговую инструкцию, что и как должно сделать новое правительство в краткосрочный период (первые 100 дней работы) и в среднесрочной перспективе (12 и более месяцев). Помимо обстоятельного расследования по трём проблемным банкам и привлечения к ответственности лиц, виновных в финансовом кризисе, от Кишинёва потребовали провести административно-территориальную реформу, пенсионную реформу, гармонизировать акцизы в соответствии с директивами ЕС, либерализовать режим импорта целого ряда товаров и много ещё чего. Я не исключаю, что аналогичный документ может появиться и сейчас”.

Впрочем, у ДПМ есть и резервный вариант, для того, чтобы отсрочить неизбежное – досрочные выборы. Но это, как говорят эксперты, один из наихудших сценариев как ПСРМ, так и блока ACUM: у демократов - 800 примаров по всей стране, которых на этот раз они максимально задействуют, в итоге ACUM и Партия социалистов могут показать гораздо худшие результаты, чем на выборах 24 февраля.

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load