ПОМОЩЬ БЕЖЕНЦАМ В МОЛДОВЕ  СТАТИСТИКА:   Въехали 464 358   Выехали 376 787  Остались 86 251     Подробнее
Евровидение новостей: 396
Война в Украине новостей: 2117
Приднестровье новостей: 886
ГМО и прививки новостей: 1325

«QR-коды только разделяют людей и никакого отношения к борьбе с инфекцией не имеют»

22 янв. 10:00 (обновлено 23 янв. 4:00)   Аналитика
7911 3

В столице России недавно состоялась масштабная научно-практическая конференция «Врачи за Правду!» под названием «Клинические и организационные аспекты диагностики, лечения и профилактики COVID-19». Состав участников был как на подбор: доктора, кандидаты наук, академики и просто честные медики, не побоявшиеся высказать свое мнение.

В докладах говорилось о том, что «борьба» с ковидом путем ограничений прав и свобод граждан и принудительных уколов – совсем не про заботу о нашем здоровье. Клеймение всех товарной маркировкой в виде QR-кода – абсолютно не про гарантию защиты от ковида. Предлагаем вниманию наших читателей некоторые тезисы докладов конференции.

Д.м.н. Владислав Шафалинов:

«Не на пользу государству и нашему обществу идет искусственное разделение людей на «ваксеров» и «антиваксеров». Нас, врачей, которые просто задают вопросы, пытаются запихнуть в «антиваксерское» поле. Надеюсь, что мы не поделимся окончательно на «ваксеров» и «антиваксеров» - ни к чему хорошему это не приведет. Все происходящее также связано с большим недоверием общества к врачам, ученым, к системе здравоохранения. Это недоверие возникло не на пустом месте, и после того, как вся эта беда с коронавирусной инфекцией разрешится, нашей основной задачей будет восстановление доверия».

Академик РАН, иммунолог Виталий Зверев:

«С коронавирусами человек знаком хорошо, это одни из первых подвидов, которые мы открыли и начали изучать в прошлом веке. И SARS-Cov-2 в этом смысле принципиально не отличается от своих сородичей. Например, нам известно, что подавляющее большинство людей переносят вирус в легкой форме, дети практически не болеют тяжело – у них просто нет большого количества рецепторов, к которым способен прикрепляться вирус.

У нас есть три вида иммунного ответа: врожденный, клеточный и гуморальный. Любые антитела, образовавшиеся в ответ на антиген, со временем исчезают. Вы просто представьте, что было бы с нашей кровью, если бы они сохранялись – ко всем инфекциям, с которыми сталкивался организм человека. У нас кровь была бы как кирпич примерно. При этом остаются клетки памяти, и когда антиген вновь попадает к человеку, у него вырабатывается достаточно антител, чтобы его победить. Поэтому когда мы говорим о вакцинах, надо четко понимать, где они будут работать и что создавать.

Длительную защиту способны формировать живые вакцины – не случайно при «живой» прививке от полиомиелита человек потом, как правило, не болеет им до конца жизни. Прививки от кори и паротита дают 20-30 лет иммунитета. Мы просто учли все особенности формирования иммунитета у человека, когда создавали эти вакцины. Затем пошли убитые (инактивированные) вакцины, которые запускают иммунитет уже совсем иначе. Можно при их использовании добиться эффекта, аналогичного живым вакцинам. Как правило, они требуют наличия адъюванта (усилителя, помогающего быстрее запустить иммунную реакцию в клетке). Например, сейчас говорят, что надо прививаться одновременно мРНК/ДНК вакцинами от ковида и «мертвой» вакциной от гриппа. Ничего не получится – иммунитет не может одновременно запустить реакцию по противоположным направлениям.


У нас сейчас много вакцинных «платформ», но почти все они основаны на S-белке (спайковом белке) коронавируса, в том числе векторные вакцины. После того, как вакцины были сделаны, у нас появилось множество штаммов ковида. Поскольку все вакцины ориентированы на участки S-белка (эпитопы), которые связываются с рецепторами в клетках человека, естественно, когда меняется сам вирус, вакцина не может быть настолько же эффективна против новых штаммов. Мое мнение – вакцины только на основе S-белка не формируют полноценный клеточный иммунитет, а сила гуморального ответа быстро истощается. Теперь вот Pfizer говорит, что надо вводить его вакцину каждые 2-3 месяца.

А теперь посмотрим на данные ВОЗ – более 2,5 млн. случаев осложнений за неполный год зафиксировано от ковид-вакцин. Это в 10 раз больше, чем за 50 лет у вакцин от гриппа, и неисчислимо больше по сравнению с прививками от любой другой болезни. И сами авторы признают, что ,например, у Pfizer эффективность вакцины против новых штаммов снижается на 40%.

На сегодня в России растет смертность и заболеваемость от ковида, несмотря на то, что параллельно растет число вакцинированных. Одновременно обнаружился очень интересный факт – в ряде стран, где заболеваемость и смертность до массовой вакцинации были очень низкими (Сингапур, Монголия, Камбоджа, Сейшельские острова), с началом кампании прививок показатели резко взлетели вверх.

Я считаю, что сама по себе вакцинация должна быть доказано безопасной и эффективной, должно быть четко понятно, кому именно и в каком порядке ее можно вводить. И теперь как человек, занимающийся иммунопрофилактикой, я вижу, как плодятся и множатся ряды людей, выступающих против вакцинации в общем. Нам очень важно знать всю правду – что происходит с популяцией после вакцинации? Пока требуемого эффекта нет, и нам нужны вакцины, которые формировали бы стойкий иммунный ответ.

Сейчас говорят про штамм «омикрон», от которого пока не зафиксировано летальных исходов. Это нормально – каждый вирус на излете «пандемии» мутирует в более безопасные формы, чтобы выживать. В Японии вообще ковид «самоуничтожился» - у него произошли мутации, мешающие воспроизводить самого себя. В целом же вирус не настолько изменился в человеческой популяции за прошедшее время, и мы видим, что переболевшие имеют к нему стойкий иммунитет, а вот вакцинированные от нового штамма почти не защищены. Повторные случаи заражения переболевших есть, но это очень небольшой процент людей с особенностями иммунной системы.

Когда нам говорят, что переболевших надо вакцинировать, у меня нет ничего, кроме возмущения. Назовите мне хоть одну инфекцию, для которой иммунитет после прививки будет более сильным, более продолжительным, чем после перенесенного заболевания. Ну нет таких! У людей после вируса SARS уже 17 лет стойкий иммунный ответ, они не нуждаются в вакцинации. Надо не на год отложить прививку для переболевших, а навсегда. Мы не знаем, что случится с переболевшим, если ему ввести «живую» векторную вакцину.

И еще мне очень не нравится активная пропаганда вакцинации детей от ковида. У меня двое детей и девять внуков. Мы все переболели этой инфекцией, у всех есть антитела. У детей нет в таком количестве нужных вирусу рецепторов, так что он к ним не попадает в больших объемах. Когда детей называют главными переносчиками, это надо еще доказать – ведь у них мало рецепторов в той же носоглотке, как они могут массово распространять вирус? От ковида умирают дети с серьезным нарушением здоровья – онкология, сахарный диабет, ожирение, системные сбои иммунитета… Но этих детей мы не прививаем и другими вакцинами – просто их бережем. Причем неважно, находятся ли они в периоде ремиссии или обострения своей болезни. Мы что, будем каждые полгода вводить детям вакцину? А их календарь вакцинации куда полетит? Особенно сейчас уже говорят о детях 6-11 лет… Мне это очень и очень не нравится.

Что касается самой вакцинации, я всегда за нее боролся, но поверьте, никогда и нигде я не говорил об обязательности. Если хотите, чтобы все вакцинировались – убедите их. А чтобы убедить, надо показать достоверные результаты. Так не бывает, чтобы вакцинироваться можно было всем поголовно – нет вакцин без противопоказаний.

Заявления чиновников и представителей ВОЗ о том что коллективный иммунитет формируется только вакцинацией – к науке не имеют никакого отношения. Это чисто коммерческие решения, как и сокращение сроков клинических испытаний экспериментальных вакцин.

Если меня спросить про QR-коды – конечно, я против. Они только разделяют людей и никакого отношения к борьбе с инфекцией не имеют. Это западная придумка, не наша. Пусть американские ученые оставят нас в покое со своими советами, меня как-то удивляет, что они резко стали беспокоиться за наших детей».

Доктор ветеринарных наук Владислав Ласкавый:

«Данные из различных источников, полученных нами по заболеваемости COVID-19 в Англии, Франции, Турции, Израиле, Белоруссии, Южной Кореи, Японии, отдельных республик и регионов РФ подтверждают аналогичную ситуацию по COVID-19. Анализ однозначно показал прямую зависимость смертности, летальности и заболеваемости от роста уровня вакцинации от COVID-19. Результаты исследований по некоторым странам опубликованы в СМИ.

Американский военный врач исследовал статистику ОРЗ у личного состава, и обнаружил, что привитые от гриппа люди имеют достоверно более высокие шансы заболеть инфекциями из семейства коронавирусов. Аналогичные исследования нашей группы также подтвердили эту теорию».

Доктор медицинских наук, председатель Московского научного общества терапевтов Павел Воробьев:

«Есть несколько мифов про ковид. Миф первый: COVID-19 – страшно заразная болезнь. Она уж точно не заразнее гриппа. Миф второй – это страшно тяжелая болезнь. 80-90% больных переживают ее легко. Если от нее погибают, то весьма немного. А вот от внутрибольничных инфекций и неоказания помощи вовремя – умирают многие. Миф третий – ковид не лечится. Лечится прекрасно, если не валять дурака. Миф четвертый – ковид можно победить только вакцинацией. Пока ни у кого не получилось.

Профилактические прививки, как и иммунобиологические лекарственные препараты, должны создавать специфическую невосприимчивость к инфекционным болезням. Генно-инженерные лекарственные препараты на основе вирусного вектора не являются иммунобиологическим средством по определению. У них нет главного свойства – защищать от заражения вирусом. Они не прошли необходимых фаз испытаний, необходимых для регистрации, зарегистрированы по ускоренной схеме. Не ведется планомерное изучение осложнений в близкосрочном периоде, вызванным введением данных лекарств, при том, что они явно обладают различным спектром осложнений.

При самых скромных подсчетах, от вируса гриппа H1N1 в стране умерло около 250 тыс. человек, но никто при этом не закрывал города, не бегал с безумными ограничениями. Давайте использовать тут медицину, а не политику. Маски, варежки и прочие локдауны никакого отношения к делу не имеют».

Доктор медицинских наук Александр Редько:

«Появился новый вид капитала – цифровой, который оттеснил все остальные и прямо продвигает трансгуманистические «ценности». Человек со своими интересами для него перестал быть незаменимым. Появилась цинично продекларированная цель – перезагрузить всю планету. Как компьютер – чтобы очистить память от «мусора» в виде 6 миллиардов мелких человечков с их детенышами.

Когда фашизм был нацистским, евреям сначала запрещали пить кофе в кофейнях, потом – сидеть на скамейках в парках, а потом их стали просто жечь в печах. Когда зародился медицинский фашизм, сегрегация началась с локдаунов, вакцинации, сегодня к нам приближается QR-кодирование. Цифровая стигматизация здоровых людей, которых хотят поместить в резервации, является самым тревожным фактом накануне принятия закона о QR-кодах. этим.

Мы предлагаем создать международное движение нравственной солидарности, нам надо с самого низа объединить людей по всему миру. И основой будущего общества должен быть фактически наш врачебный принцип «не навреди себе и другим».

Кандидат медицинских наук, эконом Печерского монастыря о. Олег Осипов:

«Мой доклад построен на полных цитатах статей российских и зарубежных авторов – тут нет ни одного моего тезиса, кроме финального вывода. Московские пульмонологи отмечают, что в 94% всех заболеваний детей в Китае на пике распространения там ковида имели асимптоматическое, легкое или среднетяжелое течение. Умер всего один ребенок. В целом же в мире описано около 600 пациентов-детей, летальность среди которых составила 1-3%. За прошедшие недели в стационары Москвы и других регионов поступило около 25 несовершеннолетних, большинство из которых были выписаны домой через две недели. По данным американских ученых, смертность детей от ковида составляет 0,02% от общего числа заболевших. В стационарах Омска, например, тяжелых случаев среди госпитализированных детей было 0. Итальянцы пишут, что у них за год было зафиксировано 44 инфицированных новорожденных, все дети выписаны домой после пребывания в стационаре в среднем через 10 дней.

Исследования в Китае и Италии показали, что мужчины более подвержены влиянию нового коронавируса на репродуктивные органы мужчин. Яичко – орган высокого риска, его может атаковать коронавирус. Состоятельность репродуктивного потенциала у пациентов мужского пола, переболевших ковидом, надо изучать в динамике. Пока сведений на эту тему очень мало. Можно предположить, что количество вырабатываемого фермента, к которому прикрепляется ковид, у маленьких мальчиков минимально, следовательно, меньше и риски поражения репродуктивной системы.

Что касается вероятных ПВО – у белковых вакцин одним из последствий является антителозависимое усиление инфекции, которое обычно вызывается вакциноассоциируемыми антителами. Другим нежелательным эффектом является усиление аутоиммунных заболеваний в легочной ткани. Также опасность представляет потенциальная интеграция ДНК из вакцин в геном хозяина с неизвестными последствиями. У векторных вакцин геном вируса может интегрироваться в геном человека, подобный эффект наблюдался у векторных вакцин, несущих вирус кори. РНК-вакцины также имеют недостатки – действие выделяемого при реакции на компоненты интерферона может спровоцировать аутоиммунные реакции.
Взаимодействие S-белка с рядом антител может отрицательно влиять на некоторые показатели здоровья, может вызвать симптомы заражения, подобного инфекции COVID-19. Иммунитет человека после вакцинации в течение месяца находится в уязвимом, практически нерабочем состоянии (подавляется выработка интерферона). Одним из выводов работы является необходимость рассмотрения длительного влияния вакцинации от ковида на организм человека в целом.

Если сопоставить озвученные мной риски от последствий вакцинации с вероятными негативными последствиями ковида для детей, вывод напрашивается сам собой. Вакцинация детей от этого вируса является необдуманной, превышающей все степени допустимого риска, значительно превосходящей потенциальный защитный эффект процедурой. Необходимо длительно изучать влияние вакцин на организм ребенка перед одобрением данной процедуры».

9

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Что такое семья?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав