ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Приоритеты нового Совбеза: Ждать ли «перезагрузки»?

Нынешний Высший совет безопасности (ВСБ), ставший одним из самых многочисленных по своему составу, вызвал оживленную полемику в экспертных и политических кругах. В обновленном Совбезе не только изменился расклад политических сил, но и произошли другие важные нововведения.

Президент Майя Санду сформировала его по новым правилам, включив нескольких своих советников, аффилированных депутатов и представителей неправительственных организаций, не имеющих отношения к государственным исполнительным структурам. Множество вопросов породила и широкая повестка дня, поскольку поставленные перед ВСБ задачи с трудом умещаются в рамки консультативного органа, статусом которого он обладает.

Из публичных деклараций Майи Санду складывается впечатление, что она хотела бы активнее использовать ресурсы ВСБ, однако эксперты относятся к этим намерениям с долей скепсиса, считая, что в обозримом будущем Совет вряд ли превратится в центр принятия политических решений.

Сегодня Совбез в Молдове не играет какой-либо значимой роли и воспринимается скорее, как площадка для периодического обмена информацией и мнениями по актуальным вопросам, входящим в повестку дня президента. Кроме того, практической реализации рекомендаций ВСБ может препятствовать отсутствие у политических сторонников Майи Санду большинства в парламенте и достаточной поддержки в госинститутах.

Место для формальных встреч


Высший совет безопасности – консультативный орган при главе государства, который призван анализировать работу министерств и ведомств в сфере обеспечения госбезопасности и вырабатывать рекомендации для президента по вопросам внешней и внутренней политики. В повестку дня совещаний, в частности, включаются проблемы социальной, энергетической, экономической, информационной, продовольственной, экологической безопасности.

Из бывших президентов, по мнению ряда аналитиков, наиболее эффективно применял ресурсы ВСБ Владимир Воронин, пребывавший у руля государства более 8 лет. Он регулярно собирал Совет, используя его заседания не только для громких заявлений, которые тиражировались в массмедиа, но и для запуска конкретных инициатив и реформ. В тот период на заседаниях ВСБ принимались важные решения по ключевым вопросам.

Последователи Воронина, в том числе временно исполнявшие обязанности главы государства, прибегали к помощи этого консультативного органа заметно реже. За последнее десятилетние ВСБ существенно утратил свои позиции в качестве некой административно-политической силы и воспринимается как место для формальных встреч чиновников высокого ранга и ближайшего окружения президента с целью обсуждения вопросов госбезопасности, вокруг которых сосредоточено внимание главы государства.

Первое заседание ВСБ в новом составе состоялось на прошлой неделе, 26 января. Накануне Майя Санду назначила советника по обороне и национальной безопасности, который одновременно исполняет полномочия секретаря ВСБ. Им стала Анна Ревенко – основатель и исполнительный директор организации La Strada. Ранее она занимала должность директора Центра по борьбе с торговлей людьми при МВД.

Анне Ревенко придется в соответствии с пожеланиями президента возвращать Высшему совету безопасности былой вес. Секретарь ВСБ напрямую подчиняется главе государства, руководит работой Службы Совбеза, совместно с другими органами разрабатывает профильные президентские указы, подготавливает для президента предложения и материалы по вопросам госбезопасности. Ожидается, что ВСБ будет собираться на совещания не реже одного раза в месяц в зависимости от вопросов, стоящих на повестке дня.

Майя Санду предложила перезагрузить ВСБ, обозначив это в качестве одной из стратегических целей. Она уже поручила своей команде изучить способы работы Совета, «которые позволят ему обрести функциональность, и обеспечить, чтобы другие госструктуры начали действовать, как того требует закон». «ВСБ станет площадкой для обсуждения внутренних и внешних рисков страны, а также действий, которые необходимо предпринять для снижения этих рисков. В ВСБ каждое учреждение расскажет о своих действиях или инициативах, а также будет отвечать за них», - отметила Санду.

Десять приоритетов ВСБ

По прогнозам, большинство ближайших заседаний, если не произойдет ничего экстраординарного, будут посвящены теме борьбы с пандемией коронавируса, реформаторским вопросам, резонансным делам и преодолению кризисных ситуаций в экономической, политической и других сферах.

На первом совещании президент Майя Санду сформулировала десять приоритетов: расследование кражи миллиарда, концессия Кишиневского аэропорта, ситуация на страховом рынке, хищение молдавской собственности на Украине, незаконное финансирование политических партий и предвыборных кампаний, расследование «ландромата», контрабанда табачных изделий, трафик наркотиков и анаболиков, незаконная вырубка лесов и потенциал государства для борьбы с COVID-19. Перечень будет регулярно дополняться: Санду призвала членов ВСБ предлагать и другие важные направления.

В то же время безусловным приоритетом глава государства считает борьбу с коррупцией. «Мы самая коррумпированная страна в регионе», - заявила Майя Санду. Она подчеркнула, что, хотя в Молдове существует комплексное законодательство и институциональная инфраструктура, не видно, что ответственные институты ведут реальную борьбу с этим феноменом. «Если бы вы расследовали хотя бы 2–3 случая коррупции, сегодня мы бы не оказались в такой ситуации», - отметила президент.

По ее словам, вместо активизации усилий руководство ответственных учреждений указывает пальцами друг на друга: прокуратура заявляет, что судьи принимают незаконные решения, а судьи – что прокуратура не преследует коррупционеров. При этом Санду посоветовала сложить мандат тем из них, «кто попал в ловушку коррупционных схем», отметив, что если коррумпированная система продолжит работать, то «люди выйдут на улицы и накажут вас».

Стоит отметить, что с подобными призывами к коррумпированным судьям и чиновникам в свое время выступали и другие президенты – Владимир Воронин, Николай Тимофти, Игорь Додон. В то же время тема коррупции постоянно фигурировала в повестке дня ВСБ. Так, вопросы предупреждения и борьбы с этим феноменом в Молдове обсуждались на первом же совещании Совбеза, созванного президентом Тимофти. На нем была заслушана информация профильных структур, в задачи которых входит противостояние различным проявлениям коррупции.

Один из самых многочисленных

Между тем новый состав ВСБ был воспринят неоднозначно даже некоторыми симпатизантами президента. Команда главы государства подготовила поправки в регламент Высшего совета безопасности, разработанный почти четверть века назад в бытность президентом Петра Лучинского.

Майя Санду с самого начала предупредила, что в Совбез войдут должностные лица, не предусмотренные законодательством. В таком подходе нет ничего необычного: закон устанавливает, кто в обязательном порядке состоит в ВСБ, допуская, что в него по усмотрению президента могут быть включены и другие люди. В то же время должны соблюдаться определенные критерии. Речь идет о лицах, отвечающих за сферу обороны и государственной безопасности или имеющих к ней прямое отношение.

Поправки, внесенные Санду, значительно расширяют эти критерии. Вместо требования о «выполнении ответственных функций» были введены новые условия к кандидатам на членство в ВСБ: наличие гражданства РМ, владение государственным языком, отсутствие судимостей, безупречная репутация. Уточняется, что этим лицам может быть обеспечено право доступа к государственной тайне.

В результате ВСБ Майи Санду стал одним из самых многочисленных за последние годы: в него включены более 20 человек. При Владимире Воронине, когда Совбез создавался без учета политических алгоритмов, его состав был вдвое меньше – всего 11 членов.

Согласно закону, в ВСБ входят спикер парламента, премьер-министр, председатель парламентской комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку, министр обороны, глава МВД, директор Службы информации и безопасности, генеральный прокурор и председатель Национального банка Молдовы. Возглавляет ВСБ глава государства, который также является главнокомандующим Вооруженными силами РМ, а в качестве секретаря выступает советник президента в профильной области. Это те лица, без которых состав Совета будет нелегитимен.

Таким образом, в нем фигурируют Майя Санду, Анна Ревенко, Зинаида Гречаный, Аурелиу Чокой, Александр Жиздан, Виктор Гайчук, Павел Войку, Александр Есауленко, Александр Стояногло и Октавиан Армашу. Впрочем, присутствие большинства из них в нынешнем ВСБ можно считать формальным. Санду заявила, что оставляет за собой право не приглашать некоторых членов на все заседания, поскольку «сомневается в их честности и способности принимать правильные решения по вопросам госбезопасности». Так, по словам президента, произойдет во всех случаях, когда она посчитает, что «существует конфликт интересов или риск конфликта интересов».

В общей сложности в состав ВСБ дополнительно вошли 11 человек, в том числе заместитель председателя НБМ Владимир Мунтяну, эксперт по вопросам внутренней политики и безопасности, президент Института стратегических инициатив и бывший советник Майи Санду в правительстве Владислав Кульминский, экономический аналитик НПО Expert-group Сергей Гайбу и судья в отставке, председатель совета НПО «Центр юридических ресурсов» Татьяна Рэдукану.

Кроме того, в ВСБ включены несколько депутатов от партий «Действие и солидарность» и «Платформа Достоинство и правда»: Кирилл Моцпан, Сергей Литвиненко и вице-председатель парламентской комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку Игорь Гросу. Вместе с тем широко представлен Аппарат президента РМ, от которого, помимо Анны Ревенко, присутствуют генеральный секретарь Андрей Спыну и советники главы государства Олеся Стамате, Вячеслав Негруца и Алла Немеренко.

Личные симпатии и двойные стандарты

Этот состав Высшего совета безопасности вызвал множество вопросов. С одной стороны, в экспертном сообществе есть те, кто считает его хорошим. Довольны сформированной командой депутаты от Партии «Действие и солидарность» и некоторые сторонники президента, которые высказывают мнения, что люди с новым, свежим видением смогут начать тщательный анализ ситуации и выступить с инициативами по снижению рисков в разных областях, а также предложить наиболее подходящие для этого инструменты.

В то же время многие эксперты отмечают, что ВСБ был сформирован на основе личных симпатий президента и исходя из партийных интересов. Более того, высказываются мнения, что коллеги по партии оказывали непосредственное влияние на выбор главы государства. По этим причинам в нынешнем ВСБ нет представителей Национального центра по борьбе с коррупцией, Минюста и еще ряда структур. Впервые за последние годы не нашлось места и башкану Гагаузии.

По словам действующего министра юстиции Фадея Нагачевского, он располагает информацией, что его кандидатуру предложил исключить из состава Совета депутат Игорь Гросу. Ранее министр юстиции, как правило, входил в ВСБ, что объяснялось важностью правовой реформы, за внедрение которой отвечает ведомство. Однако решение всегда оставалось за президентом, поскольку, по смыслу закона, эта фигура не является обязательной. К примеру, в начале 2015 г., когда началось расследование «кражи века» и ситуации на валютном рынке страны, а также обострились противоречия в правящей коалиции, Николай Тимофти не включил в ВСБ тогдашнего главу Минюста Олега Ефрима и председателя НБМ Дорина Дрэгуцану.

Много мнений прозвучало по поводу массового присутствия политических соратников Майи Санду из правых партий и президентской администрации. Председатель ПСРМ Игорь Додон заявил, что порочная практика назначения в ВСБ партийных функционеров имела место в годы правления альянсов за европейскую интеграцию и ДПМ, когда Филат и Плахотнюк по своему усмотрению назначали в ВСБ угодных себе лиц, не считаясь с законом и правовыми процедурами. Последние назначения в Совбез Додон назвал «беспределом», отметив, что если бы он позволил себе такое в бытность президентом, то на него «всех собак бы повесили».

С ним в этом согласен председатель ДПМ Павел Филип: «Если бы кто-то другой назначил в ВСБ своих однопартийцев или советников, например, Додон, то это вызвало бы много критики». По его словам, Майе Санду стоит отказаться от использования старых инструментов и двойных стандартов, а также «разграничивать государственную безопасность и политику». Филип напомнил, что во времена президентства Николая Тимофти в ВСБ действительно входили лидеры Альянса за европейскую интеграцию из правивших тогда трех партий, так как «все они были депутатами и теми, кто находился тогда у власти».

Политолог Expert Grup Дионис Ченуша предполагает, что в преддверии возможных внеочередных парламентских выборов Майя Санду использует власть в пользу созданной ею партии, с которой она неформально связана и которая помогла ей стать президентом. Он считает, что в ВСБ следовало включить или представителей всех парламентских партий, или ни одной. «Если этого не делается, то фаворизируется лишь одна политическая сила, с использованием инструментов власти», - написал Ченуша в соцсети. По его мнению, чтобы исключить подозрения в политической ангажированности членов ВСБ, Санду должна опубликовать и обосновать критерии, по которым их выбирали.

С комментаторами сложно поспорить: ранее стало традицией включать в состав Высшего совета безопасности лидеров парламентских фракций, представляющих пребывающие у власти партии. Даже если они не занимают никаких ответственных государственных должностей, прямо или косвенно касающихся вопросов национальной безопасности, внутренней и внешней политики государства. По этим причинам, к примеру, в Совбезе в свое время заседали Мариан Лупу и Владимир Филат. Однако при этом не шла речь о продвижении в ВСБ только конкретной политической силы.

Осторожно: государственная тайна!

Некоторые политики и эксперты полагают, что нынешний ВСБ не только не способен укрепить систему госбезопасности, но и несет риски для этой системы. Они напоминают, что назначение в Совет представителей НПО, которые финансируются преимущественно из-за рубежа – прямая угроза интересам и безопасности государства. Ведь большая часть вопросов, обсуждаемых на заседаниях ВСБ, относится к гостайнам. Члены ВСБ получают доступ к конфиденциальной информации, в том числе совершенно секретной, для чего существует специальная процедура, регулируемая Службой информации и безопасности.

Депутат ПСРМ, политолог Богдан Цырдя по этому поводу в соцсети высказал мнение, что «президент полностью сдает Соросу один из стратегических институтов власти в Молдове». Он подсчитал, что 7 из 11 «дополнительных» членов Собвеза представляют НПО из сети Джорджа Сороса.

По мнению экспертов, существенные риски несет и наличие у членов ВСБ паспортов соседнего государства. Один из лидеров партии «Гражданский конгресс» Марк Ткачук в своем телеграм-канале задается рядом вопросов: «У скольких членов ВСБ есть не только молдавское гражданство? Каким странам эти господа присягали на верность, кроме Молдовы? Кому еще клялись защищать свободу, независимость и национальные интересы?» Он подчеркнул, что многие из тех, кто курирует сферу госбезопасности в Молдове, являются гражданами других стран, в том числе глава государства.

Бывший судья ЕСПЧ Станислав Павловский отмечает, что после ознакомления с составом ВСБ пришел к простому и в то же время тревожному выводу: в Молдове наблюдается острая нехватка хорошо подготовленных кадров, понимающих, что представляет собой безопасность государства. «Я твердо убежден, что в этот совет, чтобы он был дееспособным, должны входить руководители госучреждений, отвечающих за разработку государственной политики в важнейших сферах деятельности, сферах, непосредственно связанных с обеспечением защиты государства», - написал Павловский на своей странице в соцсети.

Многие считают, что в нашей стране Высшему совету безопасности и его деятельности придают слишком много внимания. Бывший госсекретарь Минюста и советник премьер-министра Николай Ешану отмечает, что ВСБ объединяет людей, занимающих важные должности в государстве, отвечающих за определенные направления деятельности и принимающих решения. Однако, по его словам, надо учитывать, что он является консультативным органом и не имеет механизма, обеспечивающего выполнение принятых рекомендаций. В этой связи, по его мнению, на Совет не стоит возлагать слишком большие надежды и ожидать, что у него будет законная возможность что-то изменить. И в то же время, полагают эксперты, недооценивать этот инструмент не стоит: ВСБ является одной из ключевых платформ с точки зрения национальной безопасности, где отправляются сигналы наиболее важным государственным структурам.

Виктор Суружиу

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load