COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Они возвращаются. Что делать с трудовыми мигрантами?

Они возвращаются. Что делать с трудовыми мигрантами?

В закрытой на карантин Молдове каждый пресс-релиз от пограничной полиции – как сводка с фронта: “За минувшие сутки в республику въехало 2145 человек, у двоих выявили повышенную температуру”.

Эти люди – не только возможные носители коронавируса COVID-19, но и потенциальные безработные. Вернуться в те страны, где были заняты прежде, в ближайшее время они вряд ли смогут: Европа не так скоро снова откроет границы. А найти работу на родине в первые месяцы будет сложно: из-за карантина в стране приостановились некоторые производства.

Эксперты пока рассчитывают на “мягкий” сценарий: трудовые мигранты массово возвращаются в страну, чтобы в течение 2-3 месяцев переждать на родине кризисный период, а потом планируют вернуться обратно. Если же ситуация с пандемией в Европе ухудшится и карантинные меры затянутся, то одни эксперты, как, к примеру, Вячеслав Ионицэ считают, что “это будет страшно – я даже боюсь комментировать, что может быть дальше”. А другие думают, что государство в лице вернувшихся мигрантов может получить ресурс для развития страны.


Сколько гастарбайтеров вернулось на родину?

Принято считать, что за рубежом трудится около 1 млн граждан Республики Молдова. С 9 марта, когда Минздрав начал ежедневно выдавать сводные данные по коронавирусу, включая информацию о пересечении госграницы, в страну въехало почти 180 тыс. человек. Больше всего в республику въезжало в период с 10 по 16 марта (по 16-19 тыс. человек в сутки), то есть перед введением карантина и закрытием границы. Если к этой цифре приплюсовать тех, кто въехал в начале марта и в феврале, то получается, что в Молдову вернулось более 200 тыс. граждан. Однако далеко не все из них являются “чистыми” трудовыми мигрантами.

“После введения карантинных мер в республику въехало более ста с чем-то тысяч человек. Часть из них – это люди, которых эпидемия коронавируса застала в командировках или, например, на отдыхе, и они вынуждены были их прервать, часть – это студенты, обучающиеся за рубежом, часть – те граждане, которые сезонно работают за границей и нельзя сказать, что они вернулись в Молдову именно из-за пандемии”, - говорит Вячеслав Ионицэ.

По словам эксперта, в ситуации с гражданами, возвращающимися на родину, можно выделить три категории трудовых мигрантов. Первый вид – это так называемые стопроцентные гастарбайтеры. Это те люди, которые проживают за границей постоянно. Они на законных основаниях уже как минимум несколько лет живут и работают за рубежом, у них там постоянное место жительства и в Молдову они приезжают в гости или в отпуск.

Вторая категория – это люди, которые едут за рубеж работать вахтовым методом. Поехали, 2-3 месяца пробыли там, потом возвращаются в Молдову. Это краткосрочные рабочие, которых введенные властями карантинные меры застали за пределами страны.

И третья категория – это люди, которые тоже временно работают за рубежом, но на момент закрытия границ и введения карантина находились в стране.

“Те, кто реально жил и работал за границей и из-за нынешней эпидемии коронавируса был вынужден вернуться в Молдову – таковых, я думаю, на сегодняшний день где-то 25-30 тыс. человек. Это стопроцентные трудовые мигранты: они живут за границей, они там обосновались, но из-за пандемии у них сейчас нет работы, но есть возможность потом вернуться обратно. Поэтому пока они решили приехать на родину, потому что здесь жизнь обойдется дешевле – по крайней мере, в Молдове у них есть родственники, родительский дом на земле или своё жильё. Что же касается остальных – так называемых “серых” гастарбайтеров – некорректно говорить, что они вернулись в Молдову, так как они и так перманентно возвращаются в страну, поскольку работают за рубежом не на постоянной основе”, - отмечает Вячеслав Ионицэ.

Экономика на карантине

Молдова – гастарбайтерозависимая страна. Деньги трудовых мигрантов являются важным источником поддержания уровня жизни наших граждан и, соответственно, национальной экономики.

По данным Всемирного банка, доля денежных переводов в РМ из-за рубежа составляет 16-20% ВВП. Например, в 2018 году этот показатель равнялся 16,1%. Для сельского населения переводы гастарбайтеров составляют около 20% доходов, для городского этот показатель ниже – порядка 7,2%.

В прошлом году в Республику Молдова в пользу физических лиц был переведён 1 млрд. 222 млн долларов. Однако реальные цифры денежных поступлений от трудовых мигрантов дают не банковские переводы, а данные обменно-валютных касс. Как говорит доктор экономики Михаил Пойсик, из общего объема валютных поступлений банковские переводы составляют где-то 60%, а остальные 40% валюты как правило ввозится в карманах. Так вот, в 2019 году в валютных кассах граждане РМ наменяли 2 млрд. 022 млн. долларов.

Однако пандемия коронавируса вогнала глобальный рынок в крутое пике. По прогнозам, к концу года общие потери глобального рынка могут составить 2,7 трлн. долларов. Большинство стран закрылось на карантин. Международные эксперты говорят, что мир сейчас накрывают две пандемии: вслед за волной эпидемии коронавируса идёт другая волна - финансово-экономического кризиса. В принципе, новый глобальный финансовый кризис ждут уже года два – слишком долго в экономике всё было хорошо, однако коронавирус может усугубить его последствия.

“По некоторым оценкам, мировой финансовый кризис 2008-2009 гг. – это были только цветочки. Новый мировой кризис будет более жестоким. Ведь чего не было в предыдущих кризисах – страны не запирались друг от друга. Сегодня же границы закрываются не только от перевоза граждан, но и от перевоза грузов – сначала об этом еще не говорили, но сейчас уже ставится такой вопрос. А у нас экономика очень сильно либерализована (половина нашего экспорта в Евросоюз – это продукция из давальческого сырья), и очень большой переток товаров. То есть экономика взаимоувязана, а тут каждый начнёт выживать сам за себя. К этому всё идет, и это очень больно ударит. Никогда мир ещё такого не переживал”, - говорит Михаил Пойсик.

По его оценкам к концу 2020 года из 2 млрд. долларов, которые молдавские мигранты ежегодно приносят в экономику страны, РМ может не досчитаться примерно половины этой суммы, то есть 1 млрд. “В январе и феврале деньги ещё поступали – за эти два месяца сальдо валютных касс составило 305 млн. долларов. То есть, в январе и феврале люди еще работали. Сейчас они приехали в страну и начнут тратить то, что накопили, потому что надо на что-то жить. Валюты в стране станет больше. А вот дальше пойдёт снижение”, - считает эксперт.

У Вячеслава Ионицэ прогноз более мягкий: из-за пандемии коронавируса и финансово-экономического кризиса Республика Молдова недосчитается как минимум 500 млн долларов валютных поступлений от трудовых мигрантов или где-то 25%.

Если вливания валюты от гастарбайтеров резко сократятся, то тут, как написал в соцсетях экономист, бывший вице-премьер Александр Муравский, возможны два варианта. Вариант №1: без вливаний трудовых мигрантов общий объем импорта в целом сократится за счёт сокращения импорта отдельных видов товаров не первой необходимости. Тем самым уровень цен на основные товары сохранится на нынешнем уровне, но разнообразие товаров будет меньше.

Вариант №2: уровень цен будет выше и валюта будет стоить дороже, но сохранится тот же объем импорта и разнообразие товаров. “Хотя отрицательное сальдо торгового баланса будет расти, и выйти из этого можно будет либо путём наращивания экспорта, либо переходом к первому варианту. Всё, конечно, гораздо сложнее, но общая схема такова. И ничего смертельного не случится. Многое зависит от искусства Национального банка регулировать эти процессы”, - написал он на своей странице в фейсбуке.

Ещё одним последствием кризисной ситуации станет резкий рост официальной безработицы. По прогнозам Вячеслава Ионицэ она вырастет где-то в 2-3 раза.

“Так было и во время кризиса 2008-2009 гг. – тогда безработица в Молдове выросла почти в два раза. Сейчас, думаю, рост составит где-то 2-3 раза. Люди будут отчаянно искать работу. Правительство это знает, поэтому и заложило дополнительные средства для помощи безработным к тем 38 млн леям, которые у нас на эти цели ежегодно выделялись.

Скачок будет резким. Но, чтобы вы понимали: в Республике Молдова уровень безработицы сейчас один из самых низких в Европе. Потому что безработный – это тот человек, у которого нет работы, и он ее активно ищет. А у нас, когда нет работы, люди её не ищут, они сразу пакуют чемоданы и уезжают за рубеж. Парадокс, но в сельской местности у нас безработных в три раза меньше, чем в городе. А почему? Потому что в селе знают – искать им тут особо нечего, собрался и “чемодан-вокзал-Европа” или Россия. Однако в условиях кризиса у людей нет ощущения, что будет работа за рубежом. У нас во время глобального кризиса 2008-2009 гг. это прослеживалось, и при валютном кризисе в России 2014-2015 гг. (но не так сильно) – число людей, которые реально ищут работу резко возрастало. Почти в два раза. Сейчас, думаю, будет еще больше, потому что официальных безработных у нас очень мало. По старой методологии - 38 тыс. человек, по новой – 29 тыс. или 2,9%. Это самый низкий показатель в Европе – в два с чем-то раза ниже, чем в среднем по Евросоюзу”, - отмечает Вячеслав Ионицэ.

По его прогнозам, в результате кризиса-2020 число безработных в стране вырастет до 90-100 тыс. человек.

“Думаю, что мы быстро достигнем этой цифры, потому что в кризисе люди ищут работу. Вы знаете, что у нас в Молдове имеется около 500 тыс. граждан трудоспособного возраста, вполне здоровых, которые не работают, не хотят работать, не ищут работу и не думают работать. Об этом свидетельствуют опросы, проводимые Бюро статистики. Эти граждане этого и не скрывают: пока не было кризиса, родственники им высылали деньги из-за рубежа, они на эти средства неплохо жили и не думали работать. Но сейчас, в кризисный период, думаю, что 20-30 тысяч из них всё-таки задумается о каком-то трудоустройстве”, - говорит эксперт.

Захотят ли мигранты махать лопатами?

В “мирное” время у правительства было несколько стратегических документов для стимулирования возвращения трудовых мигрантов на родину. В соцсетях сейчас активно вспоминают биллборды, несколько лет назад висевшие на улицах Кишинёва: “Vino acasa, nu sta pe Skype! Salarii de la 700 euro lunar!” (“Возвращайся домой, не сиди в скайпе. Зарплата от 700 евро в месяц”).

Дело в том, что два года назад Республика Молдова официально присоединилась к странам, импортирующим рабочую силу, в том числе низкоквалифицированную. В январе 2018 года правительство Павла Филипа утвердило список из 127 дефицитных специальностей (врачи, учителя, экскаваторщики, водители грузовиков, медицинские сёстры, садоводы, пчеловоды, обслуживающий персонал для офисов и гостиниц), на которые могут быть устроены иностранцы. Молдова открыла свой рынок труда для всех, в том числе и для низкоквалифицированной рабочей силы, потому что своей катастрофически не хватало: практически во всех международных исследованиях республика лидировала по оттоку населения в Европе.

Один из таких документов - План действий для поощрения возвращения мигрантов на родину на 2014-2016 гг. Согласно этому документу, признавались трудовые навыки, полученные гастарбайтерами за рубежом, им предполагалось оказывать материальную поддержку в случае открытия бизнеса в аграрном секторе, планировалось продвигать проекты государственно-частного партнёрства с трудовыми мигрантами и т.д. План действий также предусматривал формирование 10 мобильных бригад для интеграции мигрантов на рынок труда, создание единой базы данных о вернувшихся гастарбайтерах, оказанной им помощи и т.п.

Да и правительство Иона Кику еще недавно (в конце января) создало Национальную комиссию по населению и развитию в связи с проблемами депопуляции и массовой миграции населения в поисках работы за рубежом.

И вот гастарбайтеры массово возвращаются. Что государство может им предложить? Эксперты говорят, что практически ничего – прежние наработки и меры по стимулированию уже не работают, потому что в Молдове и в мире сложилась форс-мажорная ситуация.

“Все программы, планы и стратегии, которые были до сих пор, предусматривали открытие новых производств и создание рабочих мест, а сейчас не та ситуация, когда будут создаваться новые рабочие места, - говорит доктор экономики Михаил Пойсик. - Сейчас наоборот идут большие сокращения. Мелкий бизнес просто закрылся, крупные предприятия – там, где работают по белому, - либо отправляют сотрудников в неоплачиваемые отпуска, либо сокращают зарплаты. Вы же понимаете – просто платить деньги никто в бизнесе не будет. Более того – есть такое понятие, как постоянные затраты. То есть независимо от того, работает предприятие или нет, оно должно платить за аренду, оплачивать электроэнергию, коммунальные услуги и так далее. Плюс амортизация. Считается, что если мощность предприятия загружена меньше чем на 40%, предприятие уже убыточно. А если оно вообще стоит?”.

То есть сейчас вопрос стоит о том, чтобы хотя бы по максимуму сохранить те рабочие места, которые имеются. Но это, считает Михаил Пойсик, практически нереальная задача.

“Сейчас же всё залегло - не только малый бизнес, но и гостиничный бизнес, и торговля – кроме продовольственных товаров, да и то - мелкая торговля, те кто торговал на рынках, они же тоже все закрылись. Промышленные предприятия также в простое. Причем здесь проблемы связаны не только с Молдовой, но и со всем миром, потому что сегодня закрыты многие производства за рубежом, а значительную часть товаров, что мы производим, мы делаем по кооперации. У нас половина экспорта в Евросоюз – это продукция из давальческого сырья. Всё – она залегла. То есть, швейные предприятия, обувные, кожгалантерея, кабель электрический - все сейчас стоит”, - говорит эксперт.

Поэтому единственное, что в нынешних условиях государство может предложить оставшимся без работы гражданам, включая вернувшихся из-за рубежа гастарбайтеров – установление минимального уровня помощи по вынужденной безработице в размере 2775 леев (правительство уже пообещало, что это коснётся не только тех, кто лишился рабочего места, но и вернувшихся трудовых мигрантов), определенную финансовую поддержку для тех, кто захочет работать в сельском хозяйстве (фонд субсидирования агросектора будет пополнен на 50 млн леев), а также низкоквалифицированный труд.

“Вот мы взяли деньги у внешних доноров, сейчас начнем строить национальные дороги. Не знаю, выиграют ли тендеры молдавские компании, до сих пор они их выигрывать не могли – наши дороги ремонтировали турки, румыны или итальянцы. Когда зарубежные компании выигрывали тендеры, на все руководящие более-менее интеллектуальные должности они назначали своих специалистов, а там, где надо было махать лопатой - брали наших людей. Захотят ли мигранты сейчас махать лопатами и на дорогах разбрасывать асфальт? От таких “перспектив” они в своё время уехали из страны, поэтому вряд ли они здесь найдут работу”, - считает Михаил Пойсик.

Впрочем, экономический эксперт Вячеслав Ионицэ уверен, что вернувшиеся в страну гастарбайтеры не станут бегать по бирже труда для получения пособия в 100 евро или искать работу на родине.

“Эти люди приехали в Молдову, чтобы просто переждать бурю в течение 2-3 месяцев, а потом вернуться обратно. Пока Европа переживает пик эпидемии и сидит на карантине, им нужно оптимизировать свои расходы. Если бы они остались на западе, надо было платить за жилье, питание, коммунальные услуги, а там это достаточно большие расходы. А так у них есть определенный запас средств и они в Молдове просто пережидают. Пройдёт пару месяцев, летом эпидемия, возможно, пойдёт на спад, и трудовые мигранты опять уедут из страны”, - полагает эксперт.

Конечно, многие производства и компании в европейских странах закрыты, а летом, на период отпусков, Европа, как правило, замирает. Да и когда эпидемия пойдёт на спад, европейцы в первую очередь будут трудоустраивать своих граждан, зализывая раны. Однако на такой низкоквалифицированный труд, как, например, уборка клубники или других сельхозкультур, или примитивные строительные работы, европейские безработные вряд ли позарятся. А низкоквалифицированный труд в Европе все-таки оплачивается выше, чем квалифицированный в Молдове. Поэтому спрос на наших трудовых мигрантов будет. Тем не менее, как заявил в эфире одного из телеканалов директор Института рыночной экономики Роман Киркэ, около 20% молдавских гастарбайтеров рискуют потерять свою работу в условиях нынешнего кризиса.

А значит, им все равно придется обустраиваться дома. И возможно, они вспомнят, что были когда-то инженерами, медиками, педагогами – и восполнят дефицит кадров в тех областях, в которых будет нуждаться наша страна.

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load