ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Молчание младенцев

В последнее десятилетие растёт число детей, начинающих поздно разговаривать. Специалисты называют разные причины, одна из которых ранее пользование гаджетами. И заставить ребёнка – молчуна заговорить порой бывает очень сложно. В том числе - из-за нехватки профильных специалистов.

Это вам не детский лепет

Какое счастье, когда в семье рождается малыш! Каждый родитель ожидает, что её ребёнок – самый лучший, неповторимый: если девочка, то обязательно – принцесса, если мальчик, то непременно принц. Но бывает так: проходит год, а затем второй, и родители видят, что их ребёнок совсем не разговаривает. Кого-то эта особенность чад не беспокоит, а другие начинают бить тревогу. Первые думают, что в том и состоит особенность принцесс и принцев, – они отличаются от остальных, поэтому и говорить начнут позже. Но других почему-то эта задержка речи после двух лет начинает беспокоить не на шутку.

И не напрасно. Изучающие вопрос родители, понимают, что не нужно сидеть сложа руки, если малыш долго не начинает говорить, а попытаться выяснить, связано ли это с индивидуальным сценарием развития ребёнка или у него есть проблема, которая требует немедленного решения.

И эти переживания родителей имеют основание. В Республике Молдова специальные исследования с выявлением статистических данных задержки развития речи у малышей не проводились, но врачи говорят о возрастающем количестве молчунов среди детей. И эта проблема отмечается во многих странах. В России, например, исследования последних лет показывают, что примерно у 25% детей в возрасте четырёх лет выявлены нарушения речевого развития. А эта цифра в шесть (!) раз выше, чем было 20 лет назад.


Невролог Светлана Стратулат советует родителям обратиться к специалистам – неврологу и логопеду, если их ребёнок, достигнув возраста двух лет, не разговаривает. Причин, по которым малыш не разговаривает, может быть много, поэтому чем раньше будет установлено, почему так долго молчит чадо, тем положительней это скажется на его развитии.

От отдельных звуков – к целым фразам

Педиатр Алла Хиоарэ, комментируя noi.md поднятую тему, сказала, что, исходя из этапов правильного развития ребёнка, следует отметить, что в первые полгода он слышит звуки и различает интонацию. Мамы замечают, что их малыши удовлетворённо реагируют на произносимые ими тихие слова, пугаются от внезапного шума или сосредотачиваются, если слышат музыку. И именно в это время малыш начинает произносить гласные звуки - «а», «о», «э». Далее в голосовых трелях малыша появляются согласные звуки, гуление, которое постепенно переходит в лепет. Детки в этом возрасте внимательно прислушиваются к речи взрослых, пытаются повторять их произношение и артикуляцию.

– Достигнув годовалого возраста, ребёнок должен понимать около двух сотен слов, но произносить примерно 10, – посвящает журналиста педиатр в известные им истины. И такое превалирование пассивного словаря над активным наблюдается ещё примерно в течение года. В два года ребёнок может произносить от 50 до 100 слов, но при этом выполнять все просьбы и понимать даже сложные предложения. Если в два года он составляет простые предложения, порой из двух слов и говорит о себе в третьем лице, то на третьем году в его речи появляются более сложные фразы, говорит о себе уже в первом лице, задаёт вопросы и более точно рассказывает.

Нормативы развития также предусматривают, что, достигнув трёхлетнего возраста, словарный запас ребёнка должен включать от 1000 до 1500 слов, в своей речи он должен использовать прилагательные, наречия, правильно изменять слова по числам и родам. Если дети молчат, то важно выявить, почему.

Феномен инфантилизации

Как отметила в комментарии Noi.md психолог – логопед Елена Чебан, в последние лет 10 всё чаще специалисты сталкиваются с таким диагнозом у детей дошкольного возраста, как задержка речевого развития.

– Задержка речевого развития может встречаться как у детей с расстройствами аутистического спектра (РАС), с умственной отсталостью, с нарушением слуха, так и у типичных детей с нормальным интеллектом, – отмечает Елена Чебан. – Если в случае с сочетанными нарушениями причины речевого недоразвития или отсутствия речи понятны и кроются в особенностях физического и психического развития ребёнка, то при нормальном интеллектуальном развитии дошкольника причины не столь явны на первый взгляд, и кроются в несоответствующей воспитательной среде ребёнка.

Психолог – логопед назвала следующие нарушения в воспитании:

– неправильная организации речевой среды ребёнка, когда с ним мало разговаривают или не разговаривают вовсе;

– неадекватная оценка возможностей ребёнка в сторону их занижения, когда ребёнок долго считается малышом, от которого ещё рано требовать речевой реакции или речевого общения;

– неправильная организация жизнедеятельности как в виде многочисленных развивающих занятий, так и в виде предоставления возможности ребёнку неограниченно самостоятельно развлекаться при помощи гаджетов.

– В обоих случаях нервная система ребёнка перегружается зрительной и слуховой информацией и впечатлениями и, в результате этого переутомляется, что тормозит деятельность других зон головного мозга, в частности, речевых и моторных зон, – отмечает психолог – логопед Е. Чебан. – Таким образом, формируется не только речевое, но и двигательное недоразвитие как мелкой, так и крупной моторики. В целом, из-за такого подхода к организации воспитательной среды, мы имеем дело с феноменом инфантилизации детей, то есть длительного восприятия и отношения к ребёнку как к маленькому, не способному к «сложным» человеческим проявлениям и функциям. Увлечение родителей гаджетами и приучение деток к такого рода времяпрепровождению приводит к росту числа дошкольников с задержкой речевого развития и увеличению числа младших школьников с общим недоразвитием речи. Отставание в речевом развитии влечёт за собой задержку в развитии других психических процессов, таких как мышление, речевое внимание, речевая память, воображение, а также осложняет в будущем процесс овладения чтением и письмом. Кроме этого, неудовлетворённая потребность ребёнка в полноценном речевом общении вызывает неуправляемые эмоциональные реакции в виде истерик, агрессии, непослушания, обидчивости и плаксивости.

Сами со своими проблемами

Работая над материалом, журналист Noi.md побеседовала с несколькими родительницами, воспитывающими детей – молчунов. Две из них сразу признали, что, возможно, одна из причин нежелания их деток разговаривать кроется в гаджетах, которые они вынуждены на какое-то время им давать, чтобы была возможность поработать в спокойной обстановке.

Как рассказала первая собеседница Noi.md Екатерина И., её дочке почти четыре года, но говорить она не спешит. С родителями ребёнок общается при помощи жестов, если просит что-то, то подводит их к этому месту за руку. Зато, как признала женщина, где-то с полутора лет девочка отлично ориентируется в интернет-пространстве, с лёгкостью пользуется гаджетами. И попробуй отбери, крику будет много, ведь дома у каждого члена семьи есть свой ноутбук, с помощью которого они работают. Девочка сама знает, как скачивать программы, мультфильмы, разбирается в условиях игр. В мамином телефоне она нашла функции, о которых та даже не подозревала.

Когда ребёнку исполнилось два года, обеспокоенная молчанием девочки мама обратилась к специалистам.

– Невропатолог в поликлинике по месту жительства поставила нам диагноз задержка психического развития и, прописала полгода пить таблетки, – рассказывает Екатерина. – Но через шесть месяцев дочка не заговорила, и врач порекомендовала продолжить лечение, прописав дополнительно ещё несколько препаратов. Такой подход меня, честно говоря, озадачил. А где хоть какое-то обследование ребёнка, чтобы определить настоящую причину молчания дочери? Тогда я решила пойти на консультацию в платную клинику, чтобы послушать мнение и другого специалиста. Посмотрев ребёнка, врач частной клиники порекомендовала мне обратиться к семейному и попросить направление в Центр охраны здоровья матери и ребёнка к невропатологу, который, в свою очередь, выпишет направление на полное обследование. Мы так и сделали, обошли массу врачей, но я в этом обследовании очень разочарована. Возьмём того же генетика, к которому нас направили. Спросил только, есть ли в семье у кого-то из родственников отклонения, наследственные заболевания, а получив ответ, что нет таковых, посоветовал читать ребёнку сказки, побольше с ним заниматься, поставил печать в карточке и отпустил на все четыре стороны. И что это за генетики? Зачем они такие нужны? Также ребёнка проверяли и в детской больнице, всё ли у неё в порядке со слухом, чтобы убедиться, что нет врождённой глухоты. В итоге поставили диагноз – задержка психического развития с элементами расстройства аутистического спектра. У нас чуть что не так, врачи сразу ставят диагноз аутизм. Нам опять выписали кучу разных таблеток и отправили лечиться. Но меня таблетки в таком количестве вновь сильно напрягли.

Екатерина стала искать другие варианты реабилитации своей дочки. К счастью, нашла нужного специалиста – психолога, которая берётся помогать деткам с такими проблемами.

– Через пару месяцев психолог сказала, что ребёнок готов и его можно уже отвести к логопеду, – рассказывает длинную историю лечения своего чада собеседница Noi.md. – С логопедами, как выяснилось, в Кишинёве – огромная проблема. Во-первых, практически не найти русскоязычных. Во-вторых, большинство логопедов, из тех, что есть в столице, работают на исправление и коррекцию речи. То есть, если ребёнок говорит и у него есть какие-то дефекты в речи, они исправляют. А таких, кто поможет развить речь с нуля, практически нет.

Не пересчитать, сколько вариантов Екатерине пришлось перебрать, чтобы найти нужного логопеда, а потом и психолога – педагога. Посоветовали даже обратиться к известному киевскому специалисту, который якобы способен понять проблему онлайн и назначить правильное лечение ребёнку.

– Но прежде всего надо было сделать томографию мозга, сдать кучу анализов и отправить результаты обследования врачу по электронной почте. После изучения всех бумаг, киевский специалист связывается с отправившей ей заявку семьёй, следит онлайн за поведением ребёнка в течение какого-то времени, а потом ставит диагноз и разрабатывает индивидуальную программу. За эту услугу просили 300 евро. Но тратить такие деньги за онлайн – диагностирование мы с мужем не захотели. Да и как-то вызывало сомнение, как можно с монитора компьютера следить за ребёнком и поставить правильно диагноз? – вопрошает собеседница Noi.md. – Мы с супругом решили всё-таки найти логопеда на месте, и, к счастью, вскоре у нас это получилось. Уже есть незначительные положительные сдвиги, дочка начала говорить отдельные слова, однако ещё надо работать и работать.

Но, как заметила Екатерина И., первые результаты стали появляться, так как ребёнка водят к платным специалистам в частные реабилитационные учреждения. Одно занятие у психолога, продолжительностью в 45 минут, стоит 200 леев. В неделю они ходят три раза, значит, обходится это в 600 леев. 30 минут занятий логопеда с ребёнком стоят от 120 до 150 леев. Консультация врача по проблемам задержки развития ребёнка в частном учреждении стоит 350 леев. Если не удастся заполучить у семейного врача направление на обследование, то оно обойдётся родителям не менее, чем в 2 тыс. леев.

Собеседница Noi.md посетовала, что им с мужем приходится работать в нескольких местах, чтобы заработать денег на развитие речи их дочке. Государство в таких случаях не только не обеспечивает полную поддержку родителей, но и не подсказывает, что делать, куда идти.

– Во-первых, у нас на уровне государства нет отлаженной цепочки для постановки диагноза в случае, если у ребёнка задержка речи, – изложила свои выводы порталу Noi.md Екатерина И. – Нигде не найти никакой информации. Я так понимаю, если существует такая проблема, семейный врач должна направить на обследование, а по его результатам дать направление уже на реабилитацию. У нас этого нет. Если есть какие-то проблемы, нужно самим бегать по врачам и искать, где, кто и чем может помочь. Нет в Молдове ни специализированной системы, ни государственных реабилитационных центров. Государственные спецучреждения можно пересчитать на пальцах рук.

Лечить любовью, а не ломкой

Ребёнку второй собеседницы Noi.md уже больше четырёх лет. Как следовало из рассказа Алёны П., её дочка – поздний ребёнок. Ходить она начала тоже поздно – почти в два года. В свои четыре она знает алфавиты на кириллице, латинице, пишет все буквы, цифры. Но ей просто лень это говорить, не интересно. Она по настроению на своём детском языке исполняет песни.

По словам Алёны, первое, что должны сделать родители, у которых растут дети – молчуны, пройти обследование, чтобы отмести все диагнозы с отклонениями.

– Именно это мы и сделали. Врачи ничего страшного не нашли. Но самая большая проблема, с которой сталкиваются такие родители – это признать, что твой ребёнок отличается от других и принять это, – отмечает собеседница Noi.md. – И когда родители понимают, что их ребёнок другой, ни в коем случае не надо сравнивать его со сверстниками, а только с его личными успехами. Слово «мама» я впервые услышала от своей дочки в четыре года. Мне приходится и родным объяснять, что год назад наша девочка не говорила вообще ни слова, а сейчас уже потихонечку начала. Самое главное не настраивать себя на то, что твой ребёнок дефективный, а отслеживать личный прогресс ребёнка и радоваться.

Алёна П. признаёт, что и родители тоже виноваты в задержке речевого развития их детей, так как разрешают им играть с телефонами.

– Встаёт вопрос, как ограничить доступ ребёнка к гаджетам, так как многие мамы сейчас работают из дому, – задаётся вопросом женщина. – Наши дети не могут ходить в детский сад, так как они не соответствуют по интеллектуальному развитию своему возрасту. У многих деток одни рефлексы, а интеллект ещё не до конца включился. Получается, что мы сидим с нашими детьми, одновременно работаем, и порой у нас нет возможности уделять им побольше времени. К тому же мы так хорошо понимаем своих чад, что у них нет стимула начать говорить. Ну и коронавирус создал ещё большую проблему, мы стали заложниками ситуации.

Как и первая наша собеседница, Алёна П. тоже столкнулась с проблемой дефицита специалистов, а именно психопедагогов. Она недоумевает, почему в стране так мало специалистов такого профиля, если у нас огромный спрос на них?

– Многие признают, что задержка речевого развития у детей – это не из ряда вон выходящее, а крайне распространённое явление в Республике Молдова, - говорит Алёна П. – Нам посоветовали для работы с дочкой найти психопедагога, но это оказалось крайне нелегко сделать. Мы побывали на консультациях у нескольких профильных специалистов. И хочу заметить, что до сих пор некоторые из них работают по советской системе ломки детей, а не обучения с помощью любви. Лично я к таким врачам водить своего ребёнка не хочу и не буду. За время нашего хождения с дочерью по врачам я пришла к выводу, что на самом деле у нас нет системы, никто не хочет заниматься с этими детьми, и самое ужасное, что многие специалисты хотят получить быстрый результат, пытаясь этого достичь с помощью ломки ребёнка и родителей.

Смешанная специальность

Дефицит кадров подтвердила и психолог-логопед Елена Чебан. Она рассказала журналисту Noi.md, что специалистов в области логопедии и специальной психопедагогики обучают только на мастерате педуниверситета, и эта специальность – смешанная. Отдельно специалистов – логопедов сегодня педвуз не выпускает.

– В последние годы профессиональная подготовка логопедов проводится в рамках второго цикла высшего образования и является частью программы подготовки специальных психопедагогов, – комментирует Е. Чебан. – В русле развития практики инклюзивного образования специализированные речевые детские сады теряют свой профиль и превращаются в обычные дошкольные учреждения, в штате которых не всегда предусмотрен логопед или специальный психопедагог. Всё это осложняет процесс поиска специалиста для неговорящего ребёнка, особенно в небольших населённых пунктах.

Вместе с тем, психолог – логопед Елена Чебан убеждена, что успех коррекции и развития речи ребёнка зависит не столько от профессионализма специалиста, сколько от возраста мальчика или девочки в момент обращения за логопедической помощью (чем раньше, тем лучше — не позднее 2-2,5 лет) и ответственности родителей в соблюдении рекомендаций специалиста по организации речевой среды и в выполнении коррекционно-развивающих заданий в семье.

Поколение NEXT

А вот третья собеседница Noi.md, Виктория В., у которой внук заговорил почти в четыре года и теперь его крайне сложно остановить, считает, что, наверное, нынешнее поколение деток ждёт своих исследователей.

– Сейчас рождаются абсолютно другие дети – дети-инопланетяне, – считает Виктория В. – Я не знаю, какой буквой учёные назовут это поколение. Известно, что поколение Z уже существует, оно растёт и чуть постарше тех деток, которым сейчас по 4-5 лет. Это особые дети. Просто к ним нужно приноровиться, их нельзя мерить общей меркой тридцати- или сорокалетней давности. Они другие.

Таких детей становится все больше. Есть и такая версия, связанная с общей продолжительностью жизни людей. К примеру, шестидесятилетний человек уже не считается стариком, как это было раньше, а 30 лет – это не средний возраст, а все еще молодость. Так что и период младенчества может продолжаться не до двух, а до четырех лет. И возможно, через некоторое время ребенок, который начал поздно говорить, будет восприниматься не как отклонение, а как норма.

Лидия Чебан

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load