COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Когда атакуют со всех сторон

Когда атакуют со всех сторон

Чем активнее страна возвращается к привычному образу жизни, тем больше появляется тех, кто критикует правительство и выражает недовольство каждым его шагом. Мол, плохо справились с эпидемией, неправильно использовали пункты чрезвычайного положения, а вот будь мы на их месте, мы бы все сделали лучше и эффективнее.

Но так ли это? Действительно ли кто-то другой более умело провел бы наш корабль между Сциллой и Харибдой, избежав потерь и ошибок и выйдя на курс всеобщего благоденствия?

У каждого свое мнение

Молдова вышла из продлившегося два месяца режима чрезвычайного положения 15 мая. Итоги таковы: более 6 тысяч подтвержденных случаев инфицирования граждан, более 200 из которых скончались при почти 3000 выздоровевших и около 40 тысячах человек под наблюдением. Сразу за снятием режима чрезвычайного положения последовало объявление бедственного положения в области общественного здоровья. Продолжают расти и показатели по всем приведенным выше позициям.


Однако не только по этой причине коронавирусная тема не скоро еще утратит статус информационного мейнстрима в нашей стране, определившегося в силу своей комплексности и соответственного воздействия на большинство сфер внешне- и внутригосударственных взаимоотношений.

А еще потому, что практически каждому из субъектов молдавского общества, каждому гражданину есть что на эту тему сказать – режим ЧП ни для кого не прошел непрочувствованным (тем более что по существу он не завершен). И значит, у каждого есть свое мнение относительно правильности/оправданности либо ошибочности мер, предпринятых и предпринимаемых властями до сих пор, и возможных в будущем. Попробуем в этом разобраться.

Эволюция кодов

Теперь уже многие забыли, как все начиналось, как власти Молдовы, не имея опыта действий в подобных ситуациях и опираясь лишь на рекомендации ВОЗ (достаточно противоречивые, надо сказать), вынуждены были принимать решения на свой страх и риск, когда трудно было предугадать заранее – какой шаг правильный, а какой нет. Давайте же вспомним, как это было.

От оранжевого к красному коду опасности заражения новым коронавирусом Молдова дошла за пять дней. При этом еще в начале марта необходимость такого кодирования и тем более введения ЧП была отнюдь не очевидной для большинства наших граждан. Даже после выявления первого в стране случая заболевания COVID-19.

Напомним, официальное сообщение об этом появилось на сайте Минздрава 7 марта. Уже на следующий день состоялось созванное премьер-министром совещание Национальной чрезвычайной комиссии общественного здоровья, где была представлена информация о ситуации с коронавирусом в стране.

Примечательно, что принявший участие в совещании официальный представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Молдове Игорь Поканевич призвал «не предпринимать такие меры, как продление каникул, и предложил, чтобы кризисная ячейка продолжала проводить мониторинг развития ситуации и предпринимать только рационально аргументированные меры». Тогда же он отметил, что рекомендации ВОЗ не включают ограничений на транспортные перевозки в силу «неэффективности» подобных мер.

Все же в постановлении, принятом по итогам совещания, комиссия констатировала высокий риск для населения страны в связи с распространением заражения COVID-19 и объявила оранжевый код опасности на национальном уровне. Но пока еще и речи не шло о введении жестких мер. В частности - в отношении сограждан, прибывающих из кризисных с точки зрения распространения нового коронавируса регионов. Их обязали разве что по прибытии в Молдову заполнять под личную ответственность эпидемиологические карты и соблюдать – под личную, опять же, ответственность – 14-дневный режим самоизоляции.

Всего несколько дней понадобилось, чтобы по этим эпидемиологическим картам и по тому, как соблюдался режим самоизоляции, можно было судить о степени сознательности и гражданской ответственности существенной части вернувшихся на родину из-за границы молдаван.

Забегая вперед, отметим, что менее чем за 10 дней после объявления о первом случае заболевания COVID-19 численность выявленных зараженных превысила три десятка человек – в основном из числа приехавших недавно из-за границы и достаточно активно общавшихся с соотечественниками уже на молдавской земле. Чем и обеспечивали ежедневный рост числа зараженных в арифметической прогрессии.

Арифметическая, а не геометрическая прогрессия – очень важное обстоятельство. Фундаментальное. В условиях, когда невозможность полного пресечения распространения заражения была признана на всемирном уровне, сдерживание скорости заболевания в границах плавного роста позволяло мобилизовать и направлять необходимые для борьбы с ним средства и усилия, не доводя систему здравоохранения до критического перегрева. В противном случае Молдова рисковала повторить примеры стран, ежедневно регистрировавших десятки тысяч новых случаев заражения при многих тысячах ежесуточных смертей.

11 марта ВОЗ объявила о начале пандемии COVID-19, рекомендовав национальным властям «применять целый комплекс различных мероприятий, опираясь на анализ местной ситуации и условий, при этом делая основной акцент на сдерживании инфекции».

При этом в официальном сообщении ВОЗ подчеркивалось, что универсального подхода к ведению случаев и вспышек COVID-19 не существует. «Любая страна должна оценивать уровень риска, с которым она сталкивается, введенные ею меры и приемлемость этих мер для общества, а также оперативно проводить необходимые мероприятия в адекватном масштабе с целью прекращения или снижения темпов передачи COVID-19 при сведении к минимуму экономических, общественных и социальных последствий».

Таким образом, в отсутствие «универсального подхода» на глобальном уровне власти Молдовы оказались перед необходимостью вести борьбу с распространением заразы практически один на один. Балансируя между введением радикальных ограничений и стремлением избежать тяжелых экономических и социальных потрясений. В известном смысле помогал опыт других государств, чьи просчеты либо успехи в такой борьбе можно было учитывать.

13 марта Национальная чрезвычайная комиссия общественного здоровья (НЧКОЗ) объявила красный код угрозы ухудшения эпидемиологической ситуации на национальном уровне в связи с распространением COVID-19. Был разработан «План по подготовке и ответу на инфекцию коронавируса нового типа (COVID-19)», предусматривающий, в частности, ряд запретов и иных ограничительных мер в области воздушного и наземного межгосударственного пассажирского сообщения; деятельности спортивных и развлекательных центров; отправления религиозных служб. К указанному дню в стране было выявлено шесть случаев заболевания новым коронавирусом (все среди лиц, недавно вернувшихся из Италии).

15 марта НЧКОЗ объявила о подтвердившихся 12 случаях заражения. На основании оценки динамики распространения COVID-19 на глобальном региональном и национальном уровнях комиссия определила требования к поведению физических лиц в условиях риска инфицирования, приступила к формированию территориальных ячеек непрерывного мониторинга динамики распространения COVID-19 в стране, обязала СМИ обнародовать информацию о мерах, предпринимаемых для обеспечения общественного здоровья.

Тогда же были приостановлены все регулярные и чартерные авиарейсы, международные пассажирские железнодорожные перевозки, введен запрет (с некоторыми исключениями) на въезд в Молдову иностранных граждан. На две недели была приостановлена работа коммерческих рынков, санаторно-профилактических центров, розничных торговых точек, за исключением продовольственных, фармацевтических и топливных. Работа единиц общественного питания разрешалась только в формате кейтеринга.

16 марта НЧКОЗ рассмотрела вопрос о необходимости введения в стране режима чрезвычайного положения. К этому дню общее число подтвержденных случаев заражения новым коронавирусом достигло 29 человек. В тот же день правительство приняло постановление об обращении в парламент с законодательной инициативой об объявлении чрезвычайного положения в Республике Молдова. Соответствующий проект постановления парламента законодательный орган рассмотрел 17 марта.

Рассмотрение парламентом проекта постановления о введении чрезвычайного положения стало примером столь дефицитного в стенах молдавского законодательного органа консенсуса. Хотя и не обошлось без политически мотивированных упреков в адрес правительства – например, о том, что с инициативой о введении ЧП следовало выступить раньше (после выявления первого случая заражения прошло чуть более недели), - угроза, нависшая над государством, была слишком масштабна и непосредственна, чтобы ею пренебречь в угоду политическим амбициям. История Республики Молдова разделилась на до и после ЧП, как и жизнь каждого человека в нашей стране.

От нуля до адекватности

Всё было впервые. С угрозой подобного размаха страна не сталкивалась, как ей противостоять, учитывая ее уникальность, никто в полной мере не знал. Исходя из этого, парламент наделил Комиссию по чрезвычайному положению (КЧП) – эксклюзивный орган по управлению всеми вопросами, касающимися противодействия распространению новому коронавирусу –беспрецедентными полномочиями.

В том числе – по ограничению определенных гражданских прав и свобод, а также по ужесточению наказания за неисполнение ее решений. Отдельно в постановлении парламента указывалось, что решения КЧП являются обязательными к исполнению с момента принятия для всех органов центральной и местной публичной власти, экономических агентов, а также граждан и иных лиц, находящихся на территории Республики Молдова.

Учитывая главную задачу – прервать цепочку распространения вируса от человека к человеку, - в принципе объяснимым было бы ожидать со стороны КЧП введение тотальной социальной изоляции. Когда под угрозой самого сурового наказания были бы запрещены все межличностные контакты, за исключением разве что медицинской и правоохранительной сфер, а также связанных с работой Департамента по чрезвычайным ситуациям.

Можно было бы ожидать введения жесткой цензуры в СМИ, в том числе в интернет-пространстве, с фильтрацией любой подозрительной публикации, потенциально способной затруднить деятельность КЧП, вызвать массовую панику и дестабилизацию ситуации.

Можно было бы представить, что комиссия запретит работу всех экономических агентов, кроме субъектов отраслей энергообеспечения, водоснабжения, канализации, утилизации мусора.

Можно было бы, в конце концов, нарисовать себе перспективу экспроприации властями всех имеющихся на территории страны медицинских, дезинфицирующих, продовольственных и топливных ресурсов. И введения централизованной схемы их распространения среди населения…

Причем, все эти «можно было бы…» вписывались бы в рамки полномочий, которыми законодательный орган наделил Комиссию по чрезвычайному положению.

Был бы в этом случае «побежден вирус»? Наивный вопрос, намек на который, тем не менее, слышится среди мнений, высказываемых сторонниками наиболее радикальных мер. Пожалуй, единственное, в чем сошелся к настоящему времени научный мир, COVID-19 в силу его специфичности «победить» нельзя – вошедший однажды в нашу жизнь, он стал ее частью, и нам предстоит научиться с ним жить. Перечисленные же выше радикальные меры, способны сами по себе привести к краху любое, даже идеально функционирующее (если представить себе такое) государство.

Однако молдавские власти не стали слишком «закручивать гайки» и были достаточно осторожны в ограничениях. Возможно, дело еще и в том, что первые лица государства – люди с экономическим образованием и с опытом работы в финансовой и экономической сфере, и хорошо понимают последствия полного блокирования экономической жизни.

С другой стороны, на всем протяжении периода ЧП и тем более сейчас власть атакуют приверженцы, так сказать, непротивления вирусу. В двух словах, их позиция сводится к тому, что КЧП (а сегодня это продолжает правительство) ввела чрезмерные ограничения. Тогда как достаточно было лишь обеспечить всех (!) граждан защитными и дезинфицирующими средствами, не меняя в остальном жизнь страны. Многое объясняет то обстоятельство, что подобная критика звучит со стороны политической оппозиции, и в случае принятия властями иных мер, критика от оппозиционеров была бы прямо противоположной.

О том, кто более, а кто менее прав, можно судить с позиции нынешнего дня. В списке из 227 стран с выявленными случаями заболевания новым коронавирусом Республика Молдова занимает 59 место с коэффициентом летальных исходов в 3,5% (когда коэффициент 100% означает смерть каждого из зараженных).

Для сравнения: в США этот коэффициент равен 6,0%, в Испании 12%, Великобритании 14,4%, Франции 15,4%, Германии 4,5%, Швейцарии 6,1%, Швеции 12,2%, Румынии 6,5% и т.д. Средний коэффициент летальности среди представленных 227 стран составляет 6,6%.

Здесь же отметим, что системы здравоохранения в выбранных странах до недавних пор считались передовыми, тогда как в нашей стране она под видом «оптимизации» разрушалась в течение последнего десятилетия. Дело осложнялось еще и тем, что, как выяснилось, накануне эпидемии в молдавских больницах не было лекарств. По словам премьер-министра, бывшая глава Минздрава в течение полугода не проводила тендеров на закупки лекарств. В этих условиях правительством было принято беспрецедентное решение об открытии в рекордные сроки карантинного центра на Молдэкспо на 700 коек, что себя оправдало на 100% и существенно снизило нагрузку на традиционные больницы.

В расчетах о соразмерности применяемых мер относительно сложившихся в стране условий, Комиссии по чрезвычайному положению в Республике Молдова пришлось учесть и нашу оптимизированную медицину, и наплыв наших гастарбайтеров, выдавленных из европейских стран, и нашу же ментальность – когда «будь что будет, дома никакая зараза не возьмет». А также степень разобщенности общества, при которой любое действие власти может быть использовано для полного раскола страны. А еще перспектива экономического спада… Приближающиеся выборы… Бороться с вирусом и в условиях сытой стабильности крайне трудно, а тут – будто назло все сошлось.

«Каждый мнит себя стратегом…»

Бывший сотрудник ЦРУ и АНБ США Эдвард Сноуден считает, что принятые правительствами многих стран «временные» жесткие меры под предлогом ограничения коронавируса могут стать постоянными.

Одной из таких мер, в частности, стало предложенное правительством США слежение за передвижениями граждан с целью мониторинга распространения коронавируса.

Однако кратковременное лишение гражданских свобод может легко перерасти в продолжительное, - предупреждает Сноуден. В скором времени спецслужбы найдут применение новым технологиям. Когда кризис минует, правительства могут применить новые законы, делающие чрезвычайные временные меры постоянными, и использовать их против «диссидентов» и несогласных. «Вирус наносит урон, но уничтожение прав человека – это серьезнейшая ошибка. Это будет перманентным явлением, которое мы не сможем отыграть назад», - предупреждает Сноуден.

И это речь идет о странах, которые принято считать светочами демократии! А в пример на постсоветском пространстве часто ставят Беларусь, руководство которой не стало вводить в стране карантин. Но при этом не учитывается тот факт, что Беларуси не пришлось столкнуться с таким наплывом вернувшихся из-за границы трудовых мигрантов, как это было в Молдове. При этом молдавское правительство не только оставило границу открытой для своих граждан, но и делало все возможное, чтобы помочь им вернуться на Родину.

И, несмотря на это, молдавские власти, надо отметить, достаточно демократичны и понимают последствия слишком жестких мер для свободы человека.

На сегодняшний день многие временные ограничения уже сняты, и будут поэтапно сниматься в дальнейшем. Но шквал критики, особенно в соцсетях, не прекращается. Порой создается впечатление, что авторы этих критических выпадов преследуют отнюдь не цель улучшить ситуацию, а, напротив, внести полный хаос и сумятицу.

«Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Эта строка грузинского поэта Шоты Руставели как нельзя лучше подходит и к нашим сегодняшним реалиям. Неизвестно, как повело бы себя другое правительство, окажись оно на месте нынешнего, с учетом всех тех обстоятельств, с которыми пришлось столкнуться молдавским властям. Пока что их главная рекомендация состоит в том, чтобы раздать всем как можно больше денег. А где их брать? Просить на Западе.

Но не стоит забывать, что именно правая оппозиция, которая сейчас больше всего возмущается «неэффективными» действиями правительства Кику и даже готовит вотум о его отставке, поспособствовала тому, чтобы брешь в госбюджете была еще больше, сделав все для отказа от российского кредита, условия которого существенно выгоднее кредита МВФ.

Наглядная эволюция

Избитая, но верная мысль: коронавирусная опасность стала очередным тестом для молдавского общества. Экзаменом, который мы еще проходим. Именно общество (а не так называемые внешние партнеры по развитию) должно было стать главным союзником власти в пресечении распространения COVID-19. Хотя бы из чувства самосохранения каждого из нас. Сейчас, когда этот экзамен еще не завершен, подводить итоги рано. Но некоторые предварительные выводы сформулировать можно.

Один из них состоит в том, что некоторые из сограждан как будто добровольно решили принять участие в коронавирусном эволюционном отборе. Без оглядки на ближних и окружающих. Они же громче остальных обвиняют власть в установлении высоких штрафов за нарушение требований режима ЧП, о которых два месяца только и говорилось. «Не нарушай – не придется платить штрафы» - с этим простым и доходчивым принципом не согласны, как правило, злостные нарушители. Несомненно, именно их прежде всего следует «благодарить» за то, что распространение инфекции в Молдове не прекратилось за 60-дневное чрезвычайное положение. Соответственно, продлено действие ограничительных требований и, кстати, штрафов. Отдельного «приветствия» эта категория граждан заслуживает со стороны всего медицинского персонала страны, который в противостоянии с вирусом находится под главным прицелом и несет очень большие, зачастую невосполнимые потери.

С медицинской сферой связан следующий предварительный вывод в процессе, так сказать, коронавирусного экзамена. Уже никого не нужно убеждать в том, что здравоохранение – это очень важно. А о том, что с ним происходило в последние десять лет в Молдове, нельзя забывать, чтобы ни в коем случае не повторить в будущем. О необходимости развития и наращивания сил медицинской сферы представители власти заявляли не раз в последнее время. Об этом вообще много сейчас говорится на мировом уровне, однако некоторые зарубежные эксперты опасаются, что наращивание внимания к медицине будет происходить за счет перераспределения средств, выделявшихся до сих пор на образование, а не за счет, скажем, военных бюджетов. Как долго и откуда ждать молдавскому здравоохранению дополнительные средства – ответ должен быть дан обществу в самом ближайшем будущем.

Еще одна констатация. Озвученные ранее теми или иными рупорами страхи о введении в стране «коронавирусной диктатуры» не оправдались. Молдавские власти вели себя даже слишком демократично, учитывая, насколько в нынешних условиях у нее были развязаны руки. В адрес оппозиции, безответственно путающейся под ногами в период ЧП, не было никаких расстрельных мер. Были только призывы не скрещивать коронавирус с политикой. Строгий карантин вводился лишь в нескольких населенных пунктах, и с улучшением ситуации снят.

В целом, можно сказать, что первую прививку от пандемии общество и государство получило без ожидавшихся огромных потерь.

Впрочем, до окончательных итогов еще далеко.

Евгений Оженов

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load