ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Какое европейское будущее нам светит?

Приехавшая из Швеции знакомая, - наша землячка, которая уехала туда десять лет назад, воскликнула: «Как у вас тут хорошо, а вы даже не цените своего счастья! Спокойной благополучной Швеции больше нет, все заполнено мигрантами из Азии и Африки, мы боимся вечером выйти на улицу. А у вас тут – благодать! Все свое, родное. Зачем вам идти в Евросоюз, зачем терять то, что есть?»

Она подумывает о том, чтобы вернуться в Молдову, потому что здесь спокойнее.

Собирается вернуться в Кишинев и семья, много лет назад переехавшая в Германию – в случае, если там миграционный кризис будет нарастать.

Хотят вернуться и многие наши соотечественники, живущие в Штатах – уж больно неуютно стало сейчас в благословенной некогда Америке. Уже возвращаются многие молдавские евреи, поискавшие счастья в Израиле.

Тренд меняется, а мы этого даже не заметили. Мы по-прежнему готовы идти за мифическими «европейскими ценностями», еще не понимая, что прежней Европы больше нет, а нынешние европейские ценности – совсем не то, что мы привыкли вкладывать в это понятие.


Нам точно это подходит?

Мы привыкли, что все лучшее, что только есть на белом свете, сосредоточено именно в Европе. Как там говорил один из лидеров Либеральной партии? «Европа – это радость, смех, лыжи, горы, солнце…»

Так вот, про радость, лыжи и горы. Когда вы едете по Болгарии, то прежде чем добраться до горнолыжного курорта, вы проезжаете мимо заброшенных сел и развалин каких-то промышленных строений с провалившимися крышами. Еще недавно тут была жизнь, выращивали скот, хранили и перерабатывали сельхозпродукцию – словом, работали. Сейчас - запустение. Зато у входа в курортные рестораны и механы стоят зазывалы – пожилые мужчины с растерянным взглядом, и, стыдясь своей неловкости, приглашают туристов зайти в заведение. Чувствуется, что это явно не их занятие. Кем они были раньше? Может быть, теми самыми крестьянами и фермерами, которые работали там, где сейчас стоят разрушенные строения и заброшенные фермы? Теперь другой работы для них нет. Болгарское сельское хозяйство Европе не нужно.

Мы точно хотим такой же судьбы для наших фермеров и крестьян?

Что еще входит в пакет «европейские ценности»? Безопасность? Спросите об этом у тех, кто оказался в Париже 2015-го, в Кельне 2016-го, в Вене и Ницце 2020-го. Терроризм стал настолько мощной и угрозой, что не замечать этого стало просто невозможно. Уже не только политики в Греции, Венгрии, Италии обеспокоены наплывом мигрантов мусульманского вероисповедания, которые коренным образом меняют привычный уклад народов этих стран, но и лидеры таких стран как Франция и Германия выражают крайнюю обеспокоенность происходящим.

Мы точно хотим к этому присоединиться? Мы действительно хотим, чтобы на улицах Кишинева, Бельц или Оргеева кому-то отрезали головы, стреляли, взрывали, убивали, насиловали наших женщин? Нам что, своих проблем не хватает, надо еще и такие до кучи?

Что дальше? Свобода прессы? Не та ли это свободная и объективная пресса, которая подробно рассказывала о демонстрациях в Белоруссии (которая не входит в ЕС) и весьма скупо сообщала о массовых беспорядках и акциях протеста в Польше (которая в ЕС как раз входит)? Не та ли это самая объективная и независимая пресса, которая в репортажах о предстоящих выборах в Молдове, откровенно продвигала «европейского кандидата» Майю Санду и не уставала повторять про «готовящиеся фальсификации», не приводя ни единого факта?

Воспитанные на западноевропейской культуре, мы привыкли считать, что Европа – это место, где проживают благородные рыцари и прекрасные дамы, где культивируется почтительное отношение к женщинам, а сильные мужчины берут на себя ответственность за свои семьи, за слабых, за свой род и свою страну.

Что же происходит там сейчас? А сейчас гомосексуализм в западных странах стал практически нормой. Популярные артисты, политики, светские львы то и дело совершают так называемый «каминг аут», то есть публично, даже с гордостью, признаются в том, что являются приверженцами однополой любви. На этом фоне противники однополых связей – их называют гомофобы – выглядят отсталыми дикарями, ретроградами, да и просто опасными людьми, достойными всяческого порицания и даже преследования.

Несмотря на то, что изначально общественное сознание в Молдове отвергало такой тип взаимоотношений и считало неприличным их открытое афиширование, к тому же подавляющее большинство жителей у нас – православные христиане и сторонники традиционной семьи, молдаванам год за годом внедряют мысль, что гомосексуализм – это нормально и правильно. Пока еще участие в демонстрациях в поддержку ЛГБТ-сообщества у нас не стали обязательными, но это – пока.

Меняется и привычная роль семьи, когда младшие прислушивались к мнению и советам старших. Во многих европейских странах, в первую очередь речь идет о северной Европе, уже с младших классов преподают так называемое сексуальное воспитание, где малышей учат, как правильно заниматься мастурбацией и получать оргазм, и родители не имеют права запрещать своим детям посещать эти уроки. Дети сами могут выбирать и менять себе пол без согласия родителей. А если по законам ювенальной юстиции социальные службы решат, что родители неправильно воспитывают своих детей, то детей просто-напросто отбирают.

Мы точно готовы к тому, чтобы нашего родного любимого ребенка, которому мы в сердцах дали по попке, отобрали у нас социальные службы и поместили в однополую семью?

Мы точно хотим, чтобы наши дети смотрели вечернюю телепередачу для малышей, которую ведут не совковые Хрюша и Степаша, а продвинутые Какашка и Моча?

Мы точно хотим, чтобы в ответ на реплику «Я разговариваю с красивой женщиной» раздавалось возмущенное замечание: «Это сексизм!»? Мы точно хотим, чтобы все молдавские женщины стали такими или нам достаточно одной такой особы?

А культура? Вырабатывает ли Европа новые творческие идеи? Где фильмы, подобные созданным в ХХ веке шедеврам французского или итальянского кино? Где имена, сравнимые с именами Бергмана или Феллини? Где крупные европейские писатели и художники, задававшие тон, стиль, художественное направление? А музыка?! Мы не говорим уже о классике, давайте вспомним хотя бы то, что принято называть легкой музыкой. Можем ли мы вспомнить таких же известных и талантливых, всемирно известных исполнителей, какими были в свое время французский Джо Дассен, итальянский Адриано Челентано, шведская АВВА или английские «Битлы»? Нельзя же, в самом деле, считать творческим прорывом Кончиту Вурст – бородатое существо в женском платье?

Или мы действительно хотим, чтобы молдавские исполнители выходили на сцену в таком обличьи?

Точно ли все это нам подходит? Насколько все это соответствует культурному и ментальному коду нашего народа? Мы точно хотим сломать свою идентичность во имя «европейских зарплат и пенсий»?

Зачем мы им нужны?

Да и так ли они сладки, если разобраться, эти пресловутые «европейские зарплаты»? Это до развала СССР Европа усиленно продвигала социальные программы, дабы ее народы не смотрели в сторону социализма, а теперь, когда конкурировать не с кем, во многих странах эти социальные программы быстрыми темпами сворачивают. Иначе не было бы во Франции целый год массовых выступлений «желтых жилетов».

«Социального государства ХХ века больше нет», — откровенно объявил король Нидерландов Виллем-Александр. - На смену ему должно прийти «общество участия», в котором люди сами должны нести ответственность за свое будущее, поскольку «наш рынок труда и наши общественный службы больше не соответствуют требованиям времени».

В Европе практически уничтожен средний класс – тот самый класс, на котором держались стабильность, экономическое процветание и благополучие общества. Разрыв между бедными и богатыми все сильнее, недовольство масс нарастает, останавливаются многие предприятия, идет сокращение рабочих мест. Эксперты не устают повторять, что Европа переживает сейчас самую худшую рецессию со времён Второй мировой войны. И неужели кто-то может всерьез надеется, что нас там встретят с распростертыми объятиями и «все дадут»?

Если говорить о Евросоюзе, то там нас точно никто не ждет и речь о вступлении Республики Молдова в это сообщество даже не стоит на повестке дня и не рассматривается. Тогда о каком же «европейском будущем» нам говорят?

О сближении с ЕС? Так Молдова вот уже десять лет как подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. Что же мы получили за эти годы? С приходом к власти в 2009 году правящего альянса, в который вошли партии, сделавшие основную ставку на сближение с Западом и ЕС, в Молдове в итоге установился жесткий тоталитарный олигархический режим под лозунгами «быстрой европейской интеграции». Все сектора экономики были разделены и подчинены олигархии, вся судебная система и юстиция превратились в обслугу одного человека. И долгое время этот режим и этот человек наших европейских кураторов вполне устраивал, а западная пресса вовсю рассказывала о «истории успеха Молдовы». Как-то у них он вполне совмещался с «европейскими ценностями и стандартами».

Именно в последние десять лет не без участия западных и европейских кураторов и европейских финансовых структур, в Молдове проводилась так называемая оптимизация. В двух словах ее цель заключалась в сокращении, закрытии всего того, что является для госсектора «расходами, не обеспеченными прибылью». Больше всего от такой политики, помимо сферы здравоохранения и системы соцзащиты, пострадала сфера образования, закрывались школы, особенно в сельской местности, только потому, что классы не добирали нужное количество «по норме» учеников. Норму также составляли и диктовали западные кураторы. Окружные школы могли обслуживать учеников из семи сел одновременно, однако не везде был налажен школьный транспорт. В итоге в Молдове выросло число детей, вообще не охваченных образованием. И сейчас новым властям приходится прикладывать колоссальные усилия, чтобы исправить эти перекосы, вызванные оптимизацией». Кроме того, закрывается школа – «закрывается» и село, так как семьи, постепенно, перебираются или в город и в то село, где школа. Получается, что наши «проевропейцы» закрывают села, которым по 500-600 лет. Понимают они, что творят?

Стали ли жители нашей страны богаче за эти десять лет сближения с Европой? Об этом лучше всего расскажут кода-то процветающие и густонаселенные молдавские села, ныне – опустевшие и заброшенные.

Именно в это время «сближения с Европой» и «внедрения демократических свобод» в Молдове расцвела антироссийская риторика и пропаганда. Были запрещены к показу российские новостные и аналитические программы, а многим российским политикам, журналистам, общественным деятелям и бизнесменам запрещен въезд в страну. Кстати, один из этих политиков, ставших в Молдове «персоной нон-грата», Дмитрий Рогозин так и сказал: «В Европу вас не пустят, а вечно будут держать в предбаннике». Зачем нападать на Россию, где хороший рынок сбыта наших товаров? Почему не развивать взаимовыгодные отношения со всеми?

Тогда эти слова многим не понравились. Но резкий Рогозин оказался прав: нас и по сей день держат в предбаннике под названием «Восточное партнерство». Этот полумертвый проект то и дело достают из сундука и отряхивают от нафталина. Уже сейчас, в нынешнем году, внутри «Восточного партнерства» появился новый региональный проект с небольшим бюджетом. Его инициатором выступили страны так называемой Вышеградской группы - Польша, Чехия, Венгрия и Словакия. И касаться этот проект будет Украины, Молдовы и Грузии.

По мнению доктора политических наук, профессора СПбГУ Натальи Ереминой, «Восточное партнерство» было проектом, оспаривающим влияние России на постсоветском пространстве. Неслучайно многие конфликты на территории стран, сотрудничающих с ЕС, возникали именно в контексте поставленного выбора: сотрудничество с Россией или с ЕС. Наиболее разрушительные последствия имела подобная дилемма для Украины. И с этой точки зрения углубленное сотрудничество стран Вышеградской группы с Украиной, Молдовой и Грузией – это одобрение так называемого европейского выбора этими странами и подтверждение общей антироссийской платформы».

Эксперт уверена, что в данном политическом контексте «ставка на сотрудничество с Грузией, Украиной и Молдовой дает возможность Вышеградской группе заявить о себе как о серьезном региональном лидере, который отвечает за процессы «демократизации» на постсоветском пространстве. Данную инициативу можно рассматривать и как подтверждение цели сделать «Восточное партнерство» фундаментальным проектом в формате «ЕС + ассоциированные партнеры»».

Таким образом, Вышеградская группа преследует собственные цели, Евросоюз в целом – свои собственные. А где же в этом раскладе наши, молдавские национальные интересы? Они действительно состоят в том, чтобы разрушить тесно и давно переплетенные связи с Россией?

Так что же нам нужно?

Европа переживает глубочайший системный кризис – мировоззренческий, религиозный, цивилизационный, культурный, политический и экономический. Мы может только пожелать ей скорее справиться с этими кризисами и, найдя новые ценности и смыслы, вернуться в гуманистическое русло. Но надо ли нам сейчас соваться в этот котел, готовый взорваться в любую минуту? Может быть, лучше идти своим путем, сохраняя лучшее, что было создано предыдущими поколениями?

Когда молдаванин, привыкший работать на собственной земле, на своих виноградниках, в своем доме и во дворе, сидит за столом в своем собственном дворе, под сенью старого ореха и угощает соседа вином из собственного подвала, ведя степенный и неспешный разговор, - то во всем этом гораздо больше свободы, смысла, радости, чувства собственного достоинства, чем в ежедневном рутинном труде на чужбине. И стоит ли всего этого лишаться?

Мировой кризис – он на то и мировой, что охватывает все страны и континенты. И нет сейчас такого места, куда можно было бы сбежать от всех проблем и напастей, устроить себе уютную безопасную норку и жить припеваючи. Единственное место, где можно что-то изменить, чувствовать себя ответственным за настоящее и будущее этого места – твоя собственная родина.

И если так будет рассуждать большинство, то вполне реально в нашей стране, где живут талантливые, образованные и трудолюбивые люди, где хороший климат и богатая земля, где есть опыт и ЕС и СССР, создать реальный средний класс, который будет составлять подавляющее большинство населения.

Как ни странно, но сейчас мяч на нашей стороне. Мы можем стать тем местом, где можно жить – спокойно и безопасно, в кругу своих родных и близких, развивая собственную экономику и собственную культуру, сохраняя межнациональный мир и дружа со всеми соседями.

И в том числе - с Евросоюзом.

Кристина Агату

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
Ещё
load