ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Должна ли Молдова страшиться «гей-диктатуры»?

Должна ли Молдова страшиться «гей-диктатуры»?

У нас можно критиковать всех – президента, правительство, полицейских, врачей, учителей, муниципальные службы… Но есть одна категория, критика которой является своеобразным табу.

Это представители ЛГБТ-сообщества. Стоит какому-то СМИ или отдельному человеку высказать критическое замечание в адрес геев или лесбиянок, как на это издание или персону тут же подают в суд. Осознавая это, мы тем не менее, решились на подготовку и публикацию этой статьи, потому что считаем, что общество имеет право на защиту традиционных семей и ценностей.

Все по закону

Во времена СССР гомосексуалистам в Молдове, как и в других советских республиках, действительно было не комфортно. Вплоть до распада СССР действовала статья уголовного кодекса 154-а: «Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) — лишение свободы на срок от трёх до пяти лет», а сами сексуальные связи с представителем своего пола считались извращением.

Но с установлением независимости республики эта статья была отменена, и с 1995 года гомосексуальные отношения в Молдове легальны. Однако некая настороженность со стороны государства присутствовала.

В журналистских кругах ходила раньше такая байка про первого президента Молдовы Мирчу Снегура. Якобы при написании Конституции независимой республики в статье «Семья» сначала предлагался вариант что-то вроде - «Семья – это союз двоих, основанный на взаимной любви и уважении». Тогда, в начале 90-х, трудно было предположить, что сочетание «союз двоих» может включать иной смысл, кроме как «союз мужчины и женщины», однако консультанты тогда обратили его внимание на следующее: если оставить синтагму «двоих», то этим могут воспользоваться сторонники однополых браков, и получится, что тем самым однополые браки закреплены в Конституции. Говорят, после этого Снегур зачеркнул прежнюю формулировку, заменив ее на слова «мужчина и женщина». Было это или нет, сейчас сказать трудно – может, действительно просто журналистская байка, но, так или иначе, п. 2 статьи 48 Конституции РМ действительно гласит: «Семья основана на браке, заключенном по взаимному согласию мужчины и женщины, на их равноправии и на праве и обязанности родителей растить, воспитывать и обучать детей». А однополые браки в Молдове действительно законодательно запрещены. Не разрешено и усыновление детей гомосексуальными парами.

В 2012 году молдавским парламентом был принят и подписан тогдашним президентом страны Николае Тимофти знаменитый «Закон о равенстве шансов», который запрещает дискриминацию по признаку сексуальной ориентации в сфере труда. В свое время он вызывал достаточно негативную реакцию в обществе. Особенно ему пытались противодействовать священнослужители, а также некоторые политические партии. Православная церковь осудила этот законопроект, усмотрев в нём пропаганду гомосексуализма и узаконивание разврата. Принятие законопроекта сопровождалось протестными демонстрациями и массовыми молебнами с требованием отменить закон. Один из ярых противников этого закона епископ Бельцкий и Фалештский Маркелл даже поставил молдавским депутатам ультиматум: либо они в течение месяца отменят уже принятый закон, либо депутаты будут отлучены от церкви. Синод православной церкви Молдовы обратился к парламенту с декларацией, призывающей отменить закон.

Против принятия некоторых положений этого документа выступила тогда и Партия социалистов.

Однако шансов изменить «Закон о равенстве шансов» у его противников не было - его принятие было одним из условий, на которых Евросоюз готов был упростить визовый режим с нашей республикой.

В связи с принятием этого документа были внесены соответствующие поправки в уголовное и административное законодательство. За дискриминацию полагаются штрафы до 60 тысяч леев. За размещение дискриминационных сообщений в общественных местах - штраф до 12 тысяч леев). За объявления дискриминационного характера о вакансиях - до девяти тысяч леев.

Насколько эффективно работает этот закон, - сказать сложно. Но, по крайней мере, не зарегистрировано ни одного случая, чтобы человеку отказали в приеме на работу на основании его нетрадиционной сексуальной ориентации. Однако, как говорят знающие тему люди, и до принятия данного закона подобных случаев дискриминации при приеме на работу в нашей стране не наблюдалось, а данная фраза была компромиссом между правящим, на тот момент альянсом и европейскими чиновниками, для которых важно было хотя бы упоминание хотя бы о каком-то виде не дискриминации представителей ЛГБТ-сообщества в законе РМ. Очевидно, европейцы считают, что главное начать…

То есть на законодательном уровне ЛГБТ-представители не только не преследуются, но и защищены. Не притесняют их и на организационном уровне. У них есть своя неправительственная организация, которая, как сказано на их сайте, защищает и продвигает права ЛГБТ в Молдове.

Своя организация. Свой сайт. Свои юристы и психологи. Свои развлекательные заведения. Свой фестиваль. Казалось бы, у ЛГБТ Молдовы есть все для спокойной жизни, и даже больше, чем у многих – к примеру, не все подростки в сельской местности обладают возможностью получать психологическую помощь и юридическую поддержку.

Как живется геям в Молдове

Но, видимо, этого недостаточно. Хочется больше. По крайней мере, такой вывод можно сделать из истории кишиневского гея, озвученной на одном из подкастов местного интернет-издания. Из этой беседы можно узнать, например, что в провинции человеку гомосексуальной ориентации найти себе партнера очень трудно. В Кишиневе есть свое гей-сообщество, но оно достаточно закрытое. Как сообщил сам гость студии, геев вообще у нас мало. По его словам, большинство из них объявляют о своей сексуальной ориентации для того, чтобы потом уехать на запад. Именно это и собирается сделать герой спецвыпуска – эмигрировать в ближайшее время в Канаду. Никакой агрессии в свой адрес гость программы не замечал, однако считает, что в обществе есть много предрассудков по отношению к таким, как он. К гей-парадам относится хорошо, но на наши, молдавские не ходит, - поскольку, по его словам, не готов к публичности, к тому, чтобы его фотографировали и потом узнавали в лицо, зато посещает подобные шествия в Нью-Йорке.

Есть у него и претензии к молдавскому правительству: оно, по его мнению, не должно высказываться о представителях сексуальных меньшинств в негативной форме, а должно говорить, что однополый секс - это нормально. Государство также должно предпринимать шаги, чтобы они чувствовали себя спокойно и безопасно. Еще он хочет, чтобы в Молдове узаконили однополые браки. «Неважно, - говорит этот человек, - есть ли у ребенка папа и мама, главное, чтобы его любили».

По его мнению, негатив по отношению к геям в молдавском обществе идет от церкви. Поэтому церковь не должна влиять на государство, и вообще ее влияние нужно максимально уменьшить.

Нетолерантная Библия

Вот этот тезис – о том, что необходимо снизить влияние церкви на общество – является ключевым. Именно христианская, а в нашем случае – православная религия выступает главным оппонентом распространения гомосексуализма. Собственно, она и не может оценивать его по-другому, поскольку Библия, священная книга христиан, совершенно недвусмысленно определяет это явление, начиная с истории городов Содом и Гоморра (от названия, которого, собственно, и пошло понятие «содомский грех»), и заканчивая Книгой Левит, где буквально сказано следующее: «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них».

Правда, современная церковь не так категорична, однако диалога с содомитами (по библейскому выражению) у нее не получается.

Вот как оценивают ситуацию участники международного движения за права христиан «Стражи на стенах» в своем манифесте опубликованном еще в 2006 году: «Можно ли сравнивать движение прав гомосексуалистов и движение за гражданские свободы? Наш ответ – Нет.

Только отвергнув Библию, как источник истины, а Творца, как Законодателя, можно утверждать, что гомосексуализм - это норма и адекватный стиль жизни.

Защищать права геев и лесбиянок может только то правительство, которое осмелилось Библию, как высший закон жизни, выбросить на задворки.

Демократия – это власть большинства, а не диктатура секс-меньшинств. Если правительство страны, защищая права геев, попирает права традиционного большинства, это уже диктатура, и в этой стране с демократией покончено…

Нужна ли гомосексуалистам демократия? Наш ответ – Нет!

Демократия предполагает свободу слова, а значит диалог, где христиане представляют и отстаивают свои взгляды, а геи – свои. Народ решает, а правительство делает выбор.

А что же выходит на самом деле? Представители секс-меньшинств категорически отказываются вести диалог… рассматривая любое несогласие с ними как дискриминацию и покушение на их права.

…Гомосексуальные законы о гомофобии, принятые в Канаде, Швеции, Эстонии и даже демократической Америке, не только оспаривают диалог, но и привлекают к уголовной ответственности не согласных с ними. Любое критическое выступление в их адрес и даже цитата из Библии, осуждающая гомосексуализм как грех, закончится годом тюремного заключения…

Гомосексуалистам не нужна демократия. Они претендуют на абсолютную власть с целью уничтожения любой оппозиции. Сначала лишают права голоса, а затем – в тюрьму… Перед нами не что иное как гей-диктатура или гомофашизм».

Разумеется, подобные высказывания не могли не вызвать негативную реакцию и противодействие со стороны мирового ЛГБТ-сообщества. Но если в католическом варианте к сторонникам однополой любви относятся более терпимо – в некоторых странах и венчают однополые пары, а в Швеции недавно появился алтарь, где вместо традиционного изображения Адама, Евы и змея предстают однополые пары и трансгендер в образе змея-искусителя, то православие по-прежнему относится к мужеложеству не как к норме, а как к греху. Учитывая, что в Молдове более 90% населения считает себя православными, а церковь, по всем опросам, пользуется наибольшим доверием населения, понятно, что ЛГБТ-сообщество видит для себя опасность именно в этом институте. Его представители тщательно следят, чтобы о них говорилось либо хорошо, либо ничего и пресекают любые попытки подвергнуть критике их деятельность.

Активные члены GenderDoc

Одним из первых «попал под раздачу» епископ Бельцкий и Фалештский Маркелл, еще в 2012-м, когда «Закон о равенстве шансов» только-только был принят. «Закон о равенстве шансов, открывший дорогу гомосексуалистам, создав им райские условия, должен остановить их, не позволить работать в воспитательных учреждениях, больницах и местах общественного питания. Представьте себе, что гомосексуалисты, 92% которых носители СПИДа, работают на станциях переливания крови. Это же катастрофа», — это высказывание молдавского священнослужителя послужило причиной судебного разбирательства. Центр GenderDoc-Moldova подал против епископа иск, а суд города Бельцы признал его виновным, обязав архиерея принести публичные извинения. Епископ Маркелл обжаловал вердикт в Апелляционной палате Бельц, но на тот момент безуспешно. И только через три года Высшая судебная палата оправдала епископа. «Нужно было три года терпеть унижения, переживать. Слава Богу, все позади. Я буду впредь молиться, служить, буду наставлять людей, чтобы они оберегали своих детей и самих себя от этих заблудших наших братьев. Они, кроме сострадания и жалости, ничего не заслуживают», - прокомментировал тогда ситуацию священнослужитель. В ответ на решение ВСП GenderDoc-M, в свою очередь, пообещал обратиться в Европейский суд по правам человека.

Еще одним священнослужителем, обвиняемым в дискриминации геев и лесбиянок, стал православный диакон Геннадий Валуцэ. В 2014-т, во время одного из теле-эфиров он, со словами, что выведет нечистую силу из всех представителей ЛГБТ-сообщества, окропил святой водой ЛГБТ-активистку Анжелу Фролову. Представляющая организацию GenderDoc-M Анжела Фролова назвала действия священника дискриминацией и подала на него в суд. После четырехлетнего разбирательства суд города Новые Анены признал Валуцу виновным в «призывах к дискриминации по убеждениям и признаку сексуальной ориентации». За окропление святой водой Анжелы Фроловой ему было предписано выплатить ей 5 тысяч леев компенсации морального ущерба и еще 7 тысяч леев судебных издержек». Геннадий Валуцэ свою вину не признал и заявил, что «не сдастся»: «Гонения начались…Так будет с каждым, кто не будет терпим ко греху. Скоро и тюремные сроки будем получать. Но не сдадимся».

Но не только представители церкви становились обвиняемой стороной в тяжбах с ЛГБТ – эта участь выпала некоторым политическим партиям и даже городским советам. Так, в 2012-м представители все той же GenderDoc-M потребовали отмены решения мунсовета города Бельцы «Об объявлении муниципия Бельц зоной поддержи православной церкви и недопущения агрессивной пропаганды нетрадиционной сексуальной ориентации». В 2013-м Бельцкая Апелляционная палата аннулировала это решение.

А в 2015-м все та же GenderDoc-Moldova инициировала судебное разбирательство по обвинению в гомофобии тогдашнего лидера ПСРМ Игоря Додона и возглавляемой им Партии социалистов . Основанием для этого стал предвыборный ролик ПСРМ, где на фоне изображения активистов ЛГБТ-организации Додон обвиняет правительство в «разрушении традиционных ценностей и христианской морали».

При этом следует отметить, что, в отличие от России, в Молдове нет запрета на пропаганду гомосексуализма. То есть они свою пропаганду могут вести открыто и свободно, но общество, его традиционные представители свою контрпропаганду вести не имеют права. Чуть что – следует обвинение в дискриминации и гомофобии.

Сами они подают это как борьбу за свободу и за права личности. Но в чем состоит эта свобода и права? Совокупляться с представителем своего пола? Ну допустим, и что дальше? В чем ценность этого для общества? Что еще, кроме этого, они готовы предложить человечеству? И почему за права гомосексуалистов должны быть более важными, чем права пенсионеров, инвалидов, детей, многодетных матерей?

«Противники гей-парадов должны бы задуматься, что, может, им самим стоит посидеть дома и не выпячивать главные человеческие грехи: ненависть, злобу, лицемерие. А сторонникам парада, его участникам важно помнить, чем мы гордимся. Мы гордимся не тем, что мы геи, лесбиянки или трансгендеры. Мы гордимся тем, что у нас хватило смелости заявить, что мы не хуже большинства» -, заявил в интервью Ньюсмейкеру российский журналист, директор фонда «СПИД.ЦЕНТР» Антон Красовский.

Вообще-то до сих пор в истории человечества смелостью принято было называть совсем другие вещи. Например, выйти одному против шайки хулиганов. Или вынести ребенка из горящего дома. Или первым подняться в атаку против врага. А идти под прикрытием иностранных послов и под защитой трех рядов полиции - в чем тут смелость? Видимо, натуралам этого не понять.

Как не понять и того, почему истории о том, как трудно гомосексуалу найти себе пару, должны вызывать больше сочувствия, чем истории о том, как трудно найти себе пару застенчивым юношам и девушкам, или молодым людям из бедных семей? Если уж равенство шансов – так равенство, а не преимущество! А так, получается, что ни о каком равноправии речи идти не может. Реализуя свою «правозащитную» повестку, дополнительно к своим гражданским правам, они получают дополнительное внимание к их правам на том основании, что они – представители нетрадиционной сексуальной ориентации. В итоге они приобретают как бы двойной пакет прав. В действительности это отображается в том, что при приёме на работу могут отдать предпочтение гомосексуалисту, а при сокращениях штата руководство будет бояться уволить такого сотрудника из-за страха судебного иска «об ущемлении прав».

«Почему я должен об этом знать?»

Специальных социологических исследований, призванных выяснить, как в Молдове относятся к секс-меньшинствам, не проводилось. Если и есть данные по этому поводу, то лишь те, что делались по заказу зарубежных организаций. Так, результаты опроса агентства Gallup показывают, что менее 10 процентов жителей Молдовы готовы терпимо относиться к сообществу геев и лесбиянок. Две трети молдавского общества считает, что ЛГБТ-людей необходимо выдворить из страны. И только один процент опрошенных готов принять представителя ЛГБТ как члена семьи. Из этого международные организации делают вывод, что Молдова является одной из самых нетолерантных стран.

На самом деле молдавское общество равнодушно к существованию геев. У среднестатистического молдаванина столько своих забот и хлопот, что думать о том, как сексуальные меньшинства решают свои проблемы, ему просто некогда.

До тех пор, пока сами представители ЛГБТ-сообщества сами не напомнят ему о своем существовании и не привлекут к себе внимание.

Случается это, как правило, раз в году, в мае месяце – когда они организуют свой фестиваль «Радуга над Днестром» и проходят парадом по кишиневским улицам - под мощной охраной полиции, а возглавляют это шествие послы ведущих держав мира и некоторые молдавские проевропейские политики.

В такие дни социальные сети бывают переполнены комментариями и бурными обсуждениями на эту тему, а некоторые особо непримиримые и агрессивно настроенные граждане даже пытаются помешать шествию.

Вот, например, что писал один из интернет-пользователей по этому поводу: «Я понимаю, что такое парад духовых оркестров: люди играют вальсы и марши, и демонстрируют свое искусство всем остальным. Я понимаю, что такое парад цветоводов: люди выращивают красивые цветы, демонстрируют свои достижения и призывают остальных следовать их примеру. Но парад геев – это что? Что они демонстрируют обществу? Что совокупляются нетрадиционным способом? И почему я должен об этом знать?»

Именно это – не сама сексуальная нетрадиционная ориентация, а ее открытая демонстрация - возмущает людей больше всего. В связи с этим не может не возникнуть и другой вопрос: для чего это делается? Если организаторы заранее знают, что большая часть общества не приемлет однополой любви, что здесь веками культивировались совсем иные ценности и традиции, то зачем навязывать ему свои представления, пытаясь ломать общество через колено?

Управляемый процесс?

Это кажется странным и нелогичным лишь на первый взгляд. Если же проследить, как шаг за шагом и дюйм за дюймом пропаганда гомосексуализма отвоёвывает себе место в развитых странах запада, то становится понятным, что логика и последовательность в этом есть.

Считается, что 2% людей рождаются с такими наклонностями, и изменить их невозможно. Некоторые специалисты-медики считают, что, как и любое отклонение от нормы, половое влечение к представителю своего пола является болезнью и должно лечиться. Другие же полагают, что это не болезнь и не преступление, а просто врожденное состояние. Однако зарубежные социологические данные показывают, что среди британских школьников количество тех, кто считает себя геем, в последние годы возросло до 12% - именно после того, как пропаганда гомосексуализма возросла. Значит, это не врожденное?

Вообще, трудно не заметить, что пропаганда гомосексуальных ценностей нацелена в первую очередь на молодежь, и более того - на детей. В некоторых европейских странах, в первую очередь – в северной Европе, уже чуть ли не обязательными стали сказки, где принц любит не принцессу, а другого принца, где детям с шестилетнего возраста разрешается самим определять и менять свой пол, причем без согласия родителей, где чуть ли не наказуемыми стали разделение одежды и игрушек на «девчачьи» и «мальчуковые». Некоторые наблюдатели считают это не чьей-то случайной прихотью или модой, а частью тщательно разработанного плана по управляемому сокращению населения планеты. Мы не будем заниматься конспирологическими теориями, но если сопоставить распространение гомосексуализма с другими тенденциями – воинствующим феминизмом, борьбой с «харрасментом», - когда даже самый невинный флирт с девушкой может быть воспринят как «сексуальное домогательство» и наказываться если не тюремным сроком, то по крайней мере разрушением карьеры, модой на «чайлд-фри», т.е. когда традиционные пары не хотят заводить детей, распространением ювенальной юстиции, когда у родителей отбирают детей для последующего усыновления гомосексуальными парами, - то вырисовывается полноценная картина.

В отличие от этих стран, Молдове в ближайшее время «гей-диктатура» не грозит. Но если государство не будет укреплять институт традиционной семьи, а пропаганда гомосексуальных ценностей будет нарастать, то не исключено, что через некоторое время ситуация может измениться.

Гомосексуальные пары не дают потомства. Это факт, который отрицать невозможно. Учитывая, что население Молдовы за последние годы и так сокращается, рост приверженцев однополых связей приведет к еще большему сокращению народонаселения, что является прямой угрозой для национальной безопасности.

P.S. Перед молдавским обществом сейчас стоят грандиозные задачи по модернизации страны. Предстоит искоренить коррупцию и нищету, превратить республику в экономически развитое, благополучное, процветающее, современное государство. Если молдавские геи и лесбиянки готовы участвовать в этом процессе в качестве инженеров, программистов, бухгалтеров, технологов, строителей, садоводов и т.п. – то никто им слова дурного не скажет. Если же они будут требовать от общества и от государства какого-то особо трепетного и уважительного к себе отношения только на том основании, что они занимаются сексом не так, как это делает большинство, то это будет выглядеть по меньшей мере нескромно и странно.

Владислав Бордеяну

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load