ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Козак: Пункт о сохранении российских миротворцев был одобрен Кишиневом

Козак: Пункт о сохранении российских миротворцев был одобрен Кишиневом

Пункт о сохранении российских миротворцев на Днестре на переходный период процесса реинтеграции Молдовы не был включен в так называемый «Меморандум Козака» в самый последний момент, а был согласован заранее с официальным Кишиневом и парафирован молдавской стороной.

Об этом в интервью для издания «Молдавские ведомости» поведал сам Дмитрий Козак, занимающий сейчас должность заместителя председателя правительства РФ, спецпредставителя президента России по развитию торгово-экономическим отношений с Молдовой.

Рассказывая историю подготовки документа, который должен был привести к окончательному урегулированию приднестровского конфликта, Дмитрий Козак опроверг слухи о том, что в Дорожную карту реинтеграции Молдовы, широко известную сегодня также как «Меморандум Козака», в последнюю минуту был включен пункт, в котором говорилось, что определенное время на территории Приднестровья должен находиться российский военный контингент.

«На самом деле то, что это было неожиданно, или появилось в самый последний момент, и т.д., это конечно не соответствует действительности. Потому что это предложение было выдвинуто за 2 недели до печального, к сожалению, окончания  процесса переговоров», - отметил Дмитрий Козак. 

По его словам, идея о сохранении российских миротворцев на Днестре исходила от Тирасполя. «Кишинев и Тирасполь все время шли друг другу на уступки, договаривались. Кишинев, например, выдвигал предложения по усилению позиций центрального правительства, связанные с таможенным контролем, правоохранительной деятельностью и т.д.. А в ответ на это Тирасполь выдвигал свои новые дополнительные инициативы. И в какой-то момент, когда рассматривалось контр-предложение Кишинева по распределению полномочий между федеральным центром и субъектами будущей федерации, представители Тирасполя сказали, что если руководство таможенными службами и правоохранительными органами будет осуществлять федеральный центр, то мы бы хотели с целью соблюдения гарантий договоренностей, чтобы российские миротворцы на переходный период сохранились», - подчеркнул заместитель председателя правительства РФ, спецпредставитель президента России по развитию торгово-экономическим отношений с Молдовой.

По его словам, естественно, это предложение было немедленно озвучено молдавской стороне, и после достаточно непродолжительных рассуждений, руководство Молдовы согласилось с ним. «И именно в таком варианте был парафирован проект договора. И после этого, с согласия молдавской стороны, он был предъявлен и ОБСЕ, и гражданам», - подчеркнул Дмитрий Козак.

Отвечая на вопрос о том, кто должен был обеспечить международные гарантии процесса урегулирования, и нужны ли они были, он сказал, что сейчас очень много говорится, что Россия не обеспечила какие-то там внешние гарантии, что Россия с кем-то другим не договорилась. 

«Но мы исходили из того, что руководство страны обладает всеми необходимыми полномочиями, и Молдова – это суверенное государство. Руководство страны определяет, какие  гарантии нужны и договоренности. «И почему только после того как кто-то позвонил, как я знаю, встал вопрос, чтобы Россия оказала не только эти посреднические услуги и попыталась наладить диалог, но и  договорилась еще и со всем миром. Но это не наша ответственность. И мы не знали, с кем хочет молдавское руководство дополнительно договориться. В конце концов, речь идее, о судьбе Молдовы, а не США, ЕС или еще кого-то. Это до сих пор вызывает удивление», - отметил Дмитрий Козак.

По его словам, когда принимались какие-то решения, подписывались документы Кишиневом, то они принимались осознанно, с пониманием, каким будет отклик на такого рода решения в мире. 

«Так должно быть. В тех случаях, когда нас просили, чтобы мы провели с кем-то переговоры по поводу международной поддержки, мы это делали. Когда, например, за день до окончания переговоров нас попросили, чтобы меморандум в полном объеме и запарафированный был поддержан Украиной, я незамедлительно в тот же день выехал в Киев и встретился с президентом Кучмой. Мы обсудили этот документ и получили полную поддержку. Мы обсуждали его с господином Хиллом, в ОБСЕ. Он тоже не имел  особых возражений. Вполне допускаю, что те люди, кто обсуждали и смотрели документ, обеспокоились. Изучали эту конструкцию, она довольно сложная, имеет большие недостатки, я это знаю лучше, чем кто бы то ни было. Но тот же Хилл, ОБСЕ никаких возражений на эту тему не высказывали. Это касается и судьбы миротворцев, которые появились, может быть на самом позднем этапе», - сказал зампредседателя правительства РФ. 

Он отметил, что тогда от ОБСЕ никто не вышел на контакт с возражениями. «Насколько я помню, г-н Хилл был где-то в отъезде в тот момент. Но в любом случае, если бы была просьба со стороны молдавского руководства о том, что надо с кем-то еще провести переговоры, то мы бы это сделали. Мы бы попытались учесть и свести воедино предложения внешних экспертов и наблюдателей. Проблем с этим не было. Но мы ставили перед собой задачу сблизить стороны, с тем, чтобы они сами нашли решение. Пусть при нашем посредничестве, с каким-то там нашим советом, но не навязыванием», - подчеркнул Дмитрий Козак.

Комментируя возможность дестабилизации обстановки в случае официального подписания Кишиневом Меморандума Козака, который предполагал изменение Конституции Молдовы, он отметил: «Те моменты, которые могли бы привести к дестабилизации, опять же с точки зрения руководства РМ, мы пытались устранить». 

Говоря о том, почему есть даже два варианта подписанного меморандума Козака, зампредседателя правительства РФ поведал, что, когда тогдашний президент Молдовы Владимир Николаевич Воронин уже подписал первый вариант, потом вдруг сказал, что в документе есть довольно жесткие требования, которые могут вызвать отторжение у политической элиты республики. 

«Это, по-моему, требование по поводу второго государственного языка - русского. И он попросил нас аннулировать прежние договоренности, несмотря на то, что они уже были подписаны и Ворониным, и Смирновым. Кишинев захотел провести еще один раунд переговоров. И когда я приехал в Тирасполь, чтобы еще раз вернуться к данному вопросу,  мы смягчили эти позиции по поводу русского языка и кажется украинского. Было решено, что их статус не определяется этим меморандумом, а будет установлен потом, на основании конституционного закона, который принимается по особой процедуре. Владимир Николаевич тогда сказал, что вот теперь этот меморандум точно будет поддержан и народом, и всеми. Это его оценка. Расклад политических сил, настроение людей, наверное, руководство республики должно знать. И мы исходили из этого. И знать лучше, чем мы, советники со стороны, что называется. И тогда, когда эти позиции были устранены, меморандум был безоговорочно подписан», - отметил Дмитрий Козак, cказав, что это было 20-21 ноября. 

«На следующее утро я полетел в Киев, где все было сделано. Оттуда я отправился в Тирасполь и приехал довольно поздно. Было 2 часа ночи. И Владимир Николаевич до пяти утра даже со своей супругой благодарили меня за то, что удалось достичь этого соглашения. Завизирован был также документ с учетом изменений по языку. Я был спокоен и отправился в Киев, чтобы еще раз обсудить эту довольно сложную конструкцию федерации.  И буквально в самолете мне позвонили на мобильный. С 5 до 11 утра у президента Воронина что-то изменилось. Он сказал: «возвращайтесь срочно, ко мне пришел американский посол, он мне тут такого наговорил». И вернувшись из Киева, я услышал: «Мы не сможем подписать». Что там мог американский посол наговорить руководителю суверенного государства, я не представляю! Но за это время удалось сломать то, что было наработано с таким трудом», - посетовал Дмитрий Козак.

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load