ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Оксана Барковская: «Если фильм не зацепил в первые две минуты, то и дальше не зацепит»

Оксана Барковская: «Если фильм не зацепил в первые две минуты, то и дальше не зацепит»

Прошедший недавно в Кишиневе IX Международный фестиваль “ТЭФИ-Содружество» стал настоящим большим событием в культурной жизни нашей страны.


В состав экспертного совета форума входила и тележурналист, режиссёр, продюсер, общественный деятель, генеральный продюсер телекомпании «Формат ТВ», академик Академии Российского телевидения, член Национальной Ассоциации Телерадиовещателей России, академик Евразийской Академии телевидения и радио Оксана Барковская.  Во время своего пребывания в Кишиневе она ответила  на вопросы журналиста портала Noi.md.


Никогда не говори «никогда»


- В тележурналистику Вы пришли, имея уже опыт работы и карьеру в периодической печати. Легко ли Вы переключились с одного жанра на другой? В этом Вам кто-то помогал?


- Вы знаете, никто мне никогда в моей карьере не помогал. Более того, когда я работала в печатных СМИ, говорила, что никогда в жизни не пойду на телевидение, потому что считала, что это такая недожурналистика, и относилась к нему с некоторым пренебрежением. Но получилось так, что я всё же попала на телевидение. И самое интересное, что это было не случайно, а сознательно. Я пришла туда работать в программу «Доброе утро!», предполагая, что ненадолго. Но телевидение – это такое дело, которое либо твоё, либо нет. Всем, кто сегодня приходит туда работать, я говорю: «Если ты приходишь на телевидение и на следующий день понимаешь, что это не твоё, лучше уйти и забыть об этом, как о страшном сне. Если же понимаешь, что без этого жить не можешь, что оно становится постоянным твоим допингом, значит, это твоё, и по-другому уже жить не сможешь». Вот я по-другому жить и не могу. Точно так же, как я когда-то, работая в документальном кино, говорила, что никогда не приду в кино игровое. Однако сейчас я начинаю снимать и игровое кино и очень этому рада.


- Раньше Вы, как правило, выбирали для своих проектов очень сложные и даже трагические темы – «Норд-Ост», Беслан, Чечня, женщины-разведчицы, «Доктор Лиза»…?  Почему именно на этих темах Вы остановили свой выбор? На этом каким-то образом сказалось присутствие военных в Вашей семье?


- Я снимала эти фильмы не потому, что у меня в семье есть военные, хотя у меня потомственная семья военных – и муж, и брат, и отец - офицеры, и дед был офицером. Сказалось не это. У меня была уникальная возможность снимать то кино, которое я хотела. Не было никаких ограничений, никакой цензуры. И я брала ту тему, которая меня волновала. Поэтому и Афганистан, и Чечня, и  Беслан, и Норд-Ост, и «Кристина + Арсений» (это как раз про детей, погибших в Норд-Осте) - это фильмы, которые я снимала, пропуская через своё сердце, через себя. Но в какой-то момент я поняла, что война должна быть закончена, потому что началась сублимация. У меня был стопроцентный синдром заложника. После Норд-Оста я лет пять не могла спокойно ходить ни в театры, ни в кинотеатры, так как через себя пропустила судьбу своей героини. У меня появились свои дети, к тому времени они были совсем маленькими. И я стала делать свою авторскую программу об известных людях, снимать программы самого разного формата, в том числе и детские,  и занималась продюсированием самого разного телеконтента. Время от времени, я, конечно, снимаю свое документальное кино, но оно авторское и его показывают  не на российских каналах, а на западных.


- Вы снимали фильмы и на социальные темы?


- В моей фильмотеке – порядка ста документальных фильмов. Я снимала фильмы на разные темы, в том числе и остросоциальные -  о пожилых, о людях с ограниченными возможностями, о брошенных детях, о бездомных…. У меня есть позитивное кино, есть и весёлое, есть и политическое. Недавно вот коллегам рассказала, что десять лет назад я сняла фильм, который назывался «Союз бывших» - о взаимоотношениях России, Украины и Белоруссии. Фильм оказался пророческим: десять лет назад в нём было рассказано о том, что сейчас происходит с этими государствами.


Профессиональное чутьё


- Говорят, у Вас - огромное чутьё, и Вы знаете, что может понравиться зрителю, что его интересует больше всего. Как Вы определяете, что формат, а что не формат? Это у Вас выработалось с годами?


Поскольку я – член жюри большого количества разных кино- и теле фестивалей,  у меня большая насмотренность фильмов. Но тут даже дело не в насмотренности, а в опыте. Я всё-таки на телевидении – больше двадцати лет. Чётко понимаю, что если меня, как зрителя, фильм первые две минуты не зацепил, то вряд ли он кого-то другого зацепит. Я - зритель, потребляющий всё. Люблю любой видеоряд, с интересом его смотрю, но если с самого начала мне становится скучно, то, как продюсер, не буду заниматься этим проектом. Я точно знаю, что можно давать в эфир, а что - нельзя. И если меня коллеги просят высказать своё мнение, пойдёт фильм или нет, я честно отвечаю, даже если мнение отрицательное. Некоторые обижаются. Были случаи, когда такие проекты запускали в эфир, а они в подтверждение моих слов шли с низкими рейтингами.


- А были ли среди снятых Вами фильмов такие, которые не сразу пускали в эфир на российском телевидении?


- Известная история с фильмом «Норд-Ост, 11 ряд или Дневник с того света». Его показ был запрещён в России, как я считаю, по глупости какого-то мелкого чиновника, который испугался за своё место. Фильм запретили, сняли с эфира. Российская журналистка, правозащитница Анна Политковская вывезла его в Америку, где он был удостоен одного из самых престижных документальных призов США Golden Gate. И когда уже пошла информация, что фильм, запрещённый к показу в России, был удостоен такой награды в Сан-Франциско, его показали, но, правда, подвергнув небольшой цензуре.


- Сегодня Вы – генеральный продюсер телекомпании «Формат ТВ». В чём её особенность, принципы работы?


- «Формат ТВ» - это один из самых крупных производителей контента в России. Мы производим очень большое количество эфирных часов  – это и программы, и документальное, и игровое кино. Что касается принципов. В нашей компании, например, почти нет текучки. Мы и дружим, и с любовью делаем одно дело. Люди, которые пришли со мной на телевидение много лет назад, работают со мной и по сей день. Это люди, которых я в профессиональном плане взрастила, – авторы, режиссёры. Они, практически, профессионалы  «ручной сборки».


Дети без контента


- Я слышала, что в Вашем творчестве сейчас в приоритете дети. Почему Вы обратили внимание на эту тему?


Четыре года назад наша компания выиграла конкурс на получение государственной  субсидии  на проект о безопасности детей на дорогах и о популяризации Правил Дорожного движения. Так и родился первый в России (а может, и в мире)  детский образовательный ситком  «Семья Светофоровых». Это сериал, который производится на деньги МВД России. Он набрал миллионы просмотров, около семидесяти миллионов в сети, его цитируют, дети сами в группах в соцсетях пишут его продолжение, то есть сейчас у сериала просто огромное количество фанатов. И я поняла, какая невероятная отдача от работы над детским сериалом. Мы сняли четыре сезона, 147 серий детского сериала с очень хорошими детьми-актёрами, с актёрами-взрослыми - звёздами первой величины. И именно этот телепродукт  дал мне понять, насколько мы остро нуждаемся в подростковом контенте.  Поэтому я сейчас очень увлечённо этим направлением занимаюсь. Продвигаю идею создания детской подростковой платформы, на которой будет позитивный контент для детей, в том числе и развлечения, и образовательное, и информационно-познавательное направление.  Надо сказать, что меня в этом очень поддерживает государство и  надеюсь, что в 2020 году мы запусти этот глобальный и очень нужный проект.


ТЭФИ объединяющий


- Для чего нужен фестиваль «ТЭФИ-Содружество» Вам лично?


Много лет являюсь академиком Академии Российского Телевидения, и всё, что связано с работой в Академии  для меня это очень приятная и очень правильная общественная работа. Я этим занимаюсь много лет и с большим удовольствием. Есть ещё всероссийский конкурс  «ТЭФИ-Регион», где мы каждый год выезжаем в разные регионы России и награждаем лучших региональных телевизионщиков. В любой город, в любую страну Академия Российского телевидения приезжает с созиданием, с миром. Авторы, которые отдают свои работы на «ТЭФИ-Содружество», «ТЭФИ-Регион» -  это люди, занимающиеся одним большим созидательным делом. Они не из тех, кто разрушают или пытаются поссорить мир. Мы живём в сложной геополитической ситуации и  очень важно, чтобы мы все были вместе, дружили, чтобы любили, чтобы смотрели, что каждый из нас делает. Для меня лично это возможность посмотреть, что делают на территории бывшего Советского Союза – в странах СНГ. Возможность посмотреть на мир глазами людей, которые производят этот контент - кино, сериалы, репортажи. Для меня это очень важно.


- А как Вы считаете, уровень участников ТЭФИ растёт?


- Естественно, каждый год уровень растёт. Потому что приходят очень продвинутые молодые люди, которые думают уже совсем по-другому. Это поколение мне интересно. Они делают совсем другое кино, снимают другие документальные фильмы. У них совершенно другой взгляд. Я понимаю, что будущее кино, будущее интернет-телевидение – за ними. В этом году на «ТЭФИ-Содружество» было представлено много работ, которые абсолютно конкурентоспособны любому федеральному каналу России. Серьёзно говорю. Очень достойные работы были представлены.


- Вы семь раз становились лауреатом большого ТЭФИ, у вас семь бронзовых Орфеев…, а сколько раз всего представляли свои работы для участия в нём? Когда Ваш фильм или программа не попадали в число номинантов или не выигрывали, спокойно ли воспринимали этот факт?


Подаем мы свои работы на конкурс почти каждый год, в число номинантов попадали раз пятнадцать, а семь Орфеев у нас есть. Обиды никакой никогда точно не было. Но когда чего-то желаемого не получаешь, то ещё больше хочется этого добиваться.


-  Что для Вас значат награды? Они Вас стимулируют?


- Меня стимулируют мои дети-подростки. С утра до ночи они меня стимулируют. Если не отвечают на звонок, всё, - простимулировали, я уже получаю дозу адреналина (смеётся). А если серьёзно, то награды, в любом случае, - это публичное признание. Особенно признание коллег по цеху, что очень важно. Как бы я ни кокетничала, но это всегда очень важно. У меня очень много разных наград, в том числе и международных. Если говорить о них по значимости, то на первом месте у меня – «Золотое перо» Союза журналистов России, на втором - Golden Gate Сан-Франциско и на третьем, это, конечно же, мои семь ТЭФИ.


Не военная тайна


- Расскажите, пожалуйста, о вашем тандеме  с Игорем Прокопенко, если это, конечно, не «военная тайна». Трудно в одной семье уживаться двум ярким творческим личностям?


- Прекрасно уживаемся, потому что практически не видимся. У мужа ночные записи в студии, и он возвращается домой далеко за полночь, а я встаю рано утром, отправляю детей в школу и уезжаю на работу, где мы иногда пересекаемся. И всё повторяется изо дня в день (смеётся). Но если серьёзно, то, конечно же, у нас бывают и творческие, и политические споры. Мы вместе почти 22 года, поэтому научились обходить острые углы. А поначалу бои у нас были серьёзные. Несколько раз чуть до развода не дошло из-за неправильно написанного в сценарии предложения. Ведь вначале у нас было желание делать фильмы вдвоём, поэтому мы вдвоём и писали тексты. Вот тогда между нами были настоящие бои. Мы пару раз так попробовали и отказались от этой идеи, понимая, что семья важней. Мы давно разделились  в творчестве, и каждый из нас работает в своём направлении.


- Над чем Вы сегодня работаете? Что готовите увлекательного или познавательного для телезрителей?


- Я закончила свой первый игровой короткометражный фильм «Зайку бросила…». Сейчас идёт цветокоррекция и озвучание. Это фильм про ребёнка-аутиста. Очень надеюсь, что он  войдет в программы ряда кинофестивалей. . Я окончила мастерскую  режиссера Владимира Хотиненко, Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Это мой дипломный фильм, но он же одновременно я очень надеюсь на то, что его и примут зрители.


А из глобальных проектов  - это, как я уже говорила, подростковая платформа. Плюс у меня одновременно большое количество текущей работы. Никто не отменял наши ежедневные эфиры. Поэтому я с утра до ночи либо что-то смотрю, либо что-то читаю, либо что-то пишу,  и  нахожусь я в этом процессе бесконечно – днём, ночью, в выходные, в праздники, всегда!


- Вы в юности жили в Кишинёве. Каким Вы его нашли?


- Для меня эта поездка очень важна, потому что, действительно, моя юность прошла в городе Кишинёве. Я сюда приехала как в свой родной город. Кишинёв для меня лично не изменился, такой же тёплый, любимый, настоящий и гостеприимный. И мои кишиневские друзья меня принимают  и любят, так, как это было много-много лет назад. И спасибо Кишинёву за то, что так тепло принял и наш конкурс ТЭФИ-Содружество.


Интервью подготовила Лидия Чебан


Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load