Выборы в Молдове новостей: 4931
Приднестровье новостей: 1433
Президент новостей: 4026
Война в Украине новостей: 6226

Константин Москович: Я и по сей день учусь играть на нае

5 апр. 1:39 (обновлено 14 апр. 3:58)   Интервью
6944 0

С детства, проведенного в селе Карпинены, до покорения национальной и международной сцены. Маэстро Константин Москович, знаковое имя в мире молдавской музыки, делится историей своей жизни в интервью для Radio Vocea Speranței, в котором он перелистывает вместе с нами страницы своего становления как артиста и вспоминает этапы музыкальной карьеры.

Впитанный с детства опыт и ценности любящей семьи стали для маэстро прочной опорой и источником вдохновения. Рассказывая о простом, но душевном детстве, он вспоминает свои первые шаги в мире музыки, которые были сделаны под влиянием отца. Ранняя любовь к музыке получила дальнейшее развитие благодаря встречам с мудрыми наставниками, чьи советы и поддержка стали важным этапом в становлении артиста.

Смелость к экспериментам, сочетание различных музыкальных стилей, от фольклора до классики и джаза, демонстрирует его уникальное видение музыки и мастерство игры на нае, - инструменте, который он считает божественным, обладающим силой объединять разных людей и культуры.

В завершение интервью артист приглашает нас прийти на специальный благотворительный концерт «Свет исходит от сердца», запланированный на 26 апреля во Дворце Республики. Этот концерт – больше, чем просто музыкальное мероприятие, это жест солидарности и гуманности, призванный помочь ребенку певицы Джорджеты Войнован, который борется с тяжелой болезнью.

Сердечно приветствую вас. У нас особая передача со специальным гостем. Это музыкант, композитор, народный артист, маэстро Константин Москович. Мы хотим узнать о вас больше и попросим вас рассказать о своей жизни, о работе и о событии, которое произойдет в преддверии пасхальных праздников. Мы знаем, что вы родились в селе Карпинены. Расскажите, пожалуйста, каким было ваше детство, какими были тогда люди.


Вопрос напоминает мне байку, когда старика спрашивают, как было раньше, и он отвечает: было хорошо, я был молод, ходил в лаптях, голодали, но мы были веселы и счастливы. У меня было прекрасное детство благодаря любви моих родителей, которой были согреты я и моя сестра Надежда. Да, было тяжело. Может быть, у нас не было той одежды, которая есть сейчас, не хватало игрушек. Я до сих пор помню первую игрушку, которую мне подарил отец; она была деревянной, раскрашенной, но мне она запомнилась как лучшая игрушка. После этого у меня появился и велосипед. Но люди при этом были гораздо более открытыми, гораздо более душевными. Нашими соседями была семья верующих, у них было восемь детей, и мы часто играли на улице, в магале. Если у меня и был велосипед, то он принадлежал не только мне, он принадлежал всем детям в равной степени, он был общим. Самой вкусной едой для нас, когда дети собирались на улице, был хлеб, размоченный в воде с сахаром. Было много интересных моментов. Церкви в то время были закрыты, но в людях было больше веры. Наши соседи были баптистами, родители – православные, но это не мешало нам обсуждать разные темы, быть воспитанными в любви к Богу, в том духе, что надо помогать людям, если они в нужде. Семь лет домашнего воспитания дали нам много, это помогает мне по сей день.

Как зародилась любовь к музыке? Кто на вас повлиял?

Человеком, которого сейчас называют модным словом инфлуэнсер, был мой отец. Он играл на губной гармошке, не зная ни одной музыкальной ноты. Он играл, что называется, «на слух». У обоих родителей была очень тяжелая судьба. Моего дедушку забрали в 44-м году и увезли в Сибирь, объявив предателем. Он был старостой в маленькой деревушке Сэрата-МерешеныХынчештского района. Был момент, когда ранили немецкого солдата, и немцы решили устроить публичную казнь, собрали всех сельчан в сарае и решили их поджечь. Дед подошел к офицеру, знавшему язык, и сказал ему, что эти люди никогда не держали в руках оружия, они простые крестьяне, и офицер ему поверил. Через несколько дней село было спасено. Но в 44 году пришли «освободители», а тогда был указ Сталина, что если территория была оккупирована, то там обязательно есть люди, предавшие Родину. И очевидно, что дедушка, будучи старостой, стал такой мишенью. Семье повезло, потому что одним из трех судей был пожилой человек, который велел бабушке забрать детей и сбежать в лес, потому что если заберут всю семью, не будет шансов выжить. Дед, благодаря вере и воли, выдержал 10 лет в Сибири и вернулся. Архивные документы я получил от КГБ в 1990 году, мне было любопытно узнать, что было с моей семьей, и я действительно увидел, какими хозяйственными людьми они были, работали сами, но иногда брали поденщиков. В семье моей мамы все было гораздо трагичнее, из 16 детей в живых осталась одна она. Родители умерли во время голода. У них была очень тяжелая жизнь, но главным законом в их доме было: что бы ни происходило, надо доверься Богу и идти вперед, творить только добро. Поэтому моя мама очень хотела, чтобы я стал врачом, а отец хотел, чтобы я играл на музыкальном инструменте, и произошло чудо. Мне было 13 лет, когда отец купил мне аккордеон. Я очень быстро начал играть на слух. Когда я учился в 8 классе, в селе Карпинены открылась музыкальная школа, и я очень обрадовался, решил, что пойду учиться, потому что хочу играть на аккордеоне. Но моему первому учителю, Василию Бынзарю, дай Бог ему здоровья, который до сих пор преподает в музыкальной школе в Карпиненах, нужен был наист, однако никто из детей не хотел играть на нае. Они выбирали скрипку, гитару, аккордеон. Он пошел на хитрость и сказал, что мне уже поздно начать учиться игре на аккордеоне, но если бы я захотел, я мог бы начать играть на нае, а вторым инструментом был бы аккордеон. Я до сих пор благодарен Василию Бынзарю, подсказавшему мне идею изучения этого поистине божественного инструмента. Раньше я играл на аккордеоне, но со временем бросил, он остался там, в моем детстве. Вот так я пришел в мир музыки.

В моей музыкальной карьере имя Василий играет важную роль. Моим первым учителем в Карпиненах был Василий Бынзарь. После этого, в 1979 году, была пилотная программа Министерства образования СССР. Педагогов консерватории или других вузов отправляли по селам искать таланты. И мне очень повезло, что из кишиневской консерватории приехал декан факультета народных инструментов Василий Коваль, опять же Василий. Он приехал с комиссией, чтобы послушать детей из школы в Карпиненах. Четыре класса, которые мне надо было проучиться в музыкальной школе, я фактически окончил экстерном за два года. Мне очень повезло, что Василий Коваль занимался со мной дополнительно, а Лидия - студентка, проходившая практику, тоже оставалась и занималась со мной теорией музыки. В принципе, за два года я освоил четырехлетнюю программу. В 1979 году, когда мне нужно было принять решение, куда идти учиться дальше, в медицину или в музыку, приехал Василий Коваль, который прослушал меня и сказал, что я должен пойти к ним. Я ему сказал, что у меня нет образования, которое давали в музыкальных школах им. Порумбеску или Штефана Няги, но он мне ответил, что все в порядке, у них нет желающих заниматься этим очень сложным инструментом, и они меня туда возьмут.

Так благодаря Василию Ковалю, я попал в Институт искусств им. Гавриила Музическу, на отделение народных инструментов. Знаете, я был самым младшим в группе, мне было всего 16 лет. Тогда же в институт поступали Николай Ботгрос и многие-многие известные артисты, которые для меня уже были значимыми именами. А я был маленьким мальчиком из Карпинен, единственным преимуществом которого были высокий рост и крупная фигура. Именно тогда я встретил Василия Йову. Дирижером оркестра, в котором я работал, был Василий Крэчун. И снова Василий, Василий, Василий...

Самое интересное за время моей карьеры то, что у меня есть друг, который и по сей день поддерживает меня в различных проектах. Это известный меценат Василий Киртока, который заботится о популяризации нашей культуры. Например, самый крупный проект, который мы сделали благодаря Василию Киртоке, — «Молдавские хиты 60-90-х годов». Мы собрали более 68 произведений, дали им новую жизнь, к радости авторов, которые, слава Богу, еще живы. Анатолий Кирияк, авторы текстов. У нас было три концерта в «Зеленом театре», аншлаг, большая аудитория. Так я пришел в мир музыки.

Как на вас повлиял Василий Йову, учитывая, что вы учились в его классе? Как он помог вам развиться как артисту?

Знаете, наверное, из всех его учеников я не имел счастья чувствовать его внимание. Он тогда много гастролировал, но именно он научил меня находить выход из любой ситуации. Мы встречались в сентябре, и он говорил мне: «Мы должны сделать вот эту, эту и эту программу. Ты занимайся, но должен заниматься хорошо, потому что я уезжаю». Он уезжал на два-три месяца, приезжал и спрашивал, что я сделал. Мне повезло, что были такие студенты, как Ион Палади, Нелу Лаю, Ион Негурэ, у которых я кое-чему учился. Нелу Лаю показал мне много вещей, которым невозможно научиться самостоятельно, показать их тебе мог только преподаватель. Со временем у меня возникла мысль, что народная музыка – это хорошо, но я хочу попробовать и классическую музыку. В общем, были некоторые эксперименты, которые я продолжаю и по сей день. Мне нравится открывать для себя возможности ная в разных музыкальных жанрах, и студенческие годы мне очень помогли.

Но первым человеком, который направил меня на путь солиста-инструменталиста, на свой собственный путь, был покойный Юрий Садовник. Так сложилась судьба, а точнее, такой была воля Божия, что я пошел в армию, после армии вернулся домой и должен был работать в родном селе, таков был закон. Я год проработал в Доме культуры в селе Карпинены, имея уже богатый опыт. Мы внесли новые идеи, поменяли музыкальную аппаратуру. Все было хорошо организовано. Началась работа, можно было зарабатывать деньги на свадьбах, крестинах, но, не знаю почему, я чувствовал, что это не мое. Я как будто чего-то ждал. И вот в Карпинены с гастролями приехала группа «Легенда» под руководством Юрия Садовника. Сидя в зале простым зрителем, я слушал, как один из парней исполняет на нае дойны, баллады, и я воспринял это как знак, что это мое место. Более того, на клавишных играл мой коллега по институту Анатолий Рошкован, и у меня появилось ощущение, что что-то может случиться. После выступления я подошел к Анатолию, он представил меня Юрию, который был в характерном для него образе, в шляпе. Он посмотрел на меня и сказал: «Ты высокий, красивый, что ты здесь делаешь?» И я ответил, что ждал его. На что он отреагировал: «Правда? Приходи через неделю, парень уходит, освобождается место, но у нас конкурс». Да, действительно, в середине 90-х годов группа Юрия Садовника была очень известна. И я пришел на конкурс. Там были и другие наисты, но Юрий выбрал меня. Я благодарю Бога за то, что он направил меня туда.

Так в 1985 году началась моя карьера в Национальной филармонии, где я работаю до сих пор. Юрий был первым композитором, который написал мелодию специально для меня, она называется «Странник», и это до сих пор навевает очень приятные воспоминания. В то время это была очень популярная мелодия, потому что не было так много радиостанций, как сейчас, когда не знаешь, куда отдать композицию. Была только одна радиостанция и один телеканал, и за короткое время эта мелодия стала очень и очень популярной. Со временем был снят видеоклип. Мы выложили и несколько фотографий из архива с Юрием Садовником. Благодаря Юрию Садовнику началась моя музыкальная карьера на большой сцене.

Помимо таланта, у вас много других творческих способностей, вы попытались вырваться из каких-то стандартов и типажей. Я поражаюсь, когда вижу, как вы играете азербайджанскую, турецкую, еврейскую, македонскую, латиноамериканскую музыку. Как вам удается объединить эти разные стили и как рождается произведение?

Когда я был студентом, на втором курсе начал участвовать в разных конкурсах. Почему в разных? Потому что мне нравилось общаться с людьми. И я составил дуэт с парнем, который играл на гитаре, а я играл на флейте. Он был фольклористом, я играл на нае. Потом я попробовал соединить фольклор с чем-то более ритмичным, в другом контексте. Я тогда понял, что в основе лежит фольклор, но если я останусь в прежней колее, у меня не будет возможности выйти из этого круга - местный фольклор. Я даже провел эксперимент, попробовал исполнить программу только из фольклора. Слушают одну мелодию, вторую, третью, после этого люди ждут чего-то еще. Тогда я решил попробовать и другое. Даже на госэкзамене я был единственным, кто играл не в сопровождении фортепиано, как все остальные выпускники. Я поговорил с деканом, Василием Ковалем, и сказал ему: «Если вы позволите, я хотел бы дать Баху другое дыхание». А он спросил: «Как ты можешь дать ему другое дыхание? Баха исполняют на фортепиано и нае». На что я сказал, что хочу включить еще гитару и валторну. Он скептически посмотрел на меня, но согласился. Мы быстро начали репетировать, и это было хорошо принято, даже я был удивлен. Вот это чувство зародилось, когда я был студентом.

Дальше, опять же благодаря группе Садовника, уже появился другой стиль, играли и рок, к которому я пришел только через 60 лет после своего рождения. Кстати, кому не показываю, все говорят, что это невозможно; действительно, это другая музыка, но я почувствовал это сочетание, правда, не во всех композициях. Я слушаю мелодию и думаю о том, будет ли она звучать хорошо или нет. Все проекты рождаются случайно. Как появились антологии? Опять же, благодаря моему другу из Азербайджана, моему преданному поклоннику на протяжении 35 лет, когда мы сидели и пили чай. В 2010 году он мне сказал: «Так вот, маэстро, знаешь, что я подумал? Почему бы тебе не попытаться расширить аудиторию, исполняя не только нашу музыку? Представь себе, ты исполняешь азербайджанскую музыку. Весь Азербайджан будет твой!» Я решил попробовать. С братьями Адваховыми я исполнил первую композицию («ты опять не пришла»), она мне очень понравилась. Мой друг помог мне финансово реализовать этот проект. Затем я встретил Марка Осельского, признанного композитора и выдающегося инструменталиста, который сделал для меня аранжировки. Я сделал презентацию этого диска. Мне все говорили, что я играю, но не могут сравнивать меня с Замфиром. Я никогда не хотел, чтобы меня сравнивали с Замфиром. Мне об этом рассказал сам Замфир, когда пришел на мой концерт, и я даже не знал, что он находится в зале. Это было в Женеве, прямо в здании Организации объединенных наций. Тогда у нас был концерт, на котором присутствовали около тысячи дипломатов. У Замфира тоже был концерт в Женеве, он увидел нашу афишу, пришел и прослушал все композиции. Когда я дошел до «Одинокого пастуха», я рассказал, что благодаря маэстро Замфиру это произведение я услышал в 1976 году... После концерта я раздавал автографы, выстроилась очередь… Когда я увидел Замфира, то окаменел. Мой кумир был в зале! Он подошел ко мне и сказал: «Я слышал о тебе, но лучше хоть раз услышать тебя. Ты молодец, давай сфотографируемся вместе?» Мы сфотографировались, пообщались. Он очень специфический человек. У него была трудная жизнь, и он дошел до больших высот, его ценят.

Вы говорили, что вашей визитной карточкой является «Одинокий пастух».

Да, мне очень понравилась эта мелодия. Она есть в моем репертуаре, но я никогда не исполнял ее в стиле Замфира. Мне хотелось передать мой стиль, мое дыхание, мое сердце, то, как я чувствую, и мы исполняем эту мелодию по-разному. Несмотря на то, что все наисты в то время пытались скопировать Замфира, я пошел своим путем. Было очень трудно. Я всегда говорю всем, кто распространяет обо мне сплетни, что у каждого свой крест. Где ты окажешься, знает только Всевышний, но зависит это от твоего таланта, твоего труда. Слава Богу, я достиг того, о чем мечтал и мечтаю до сих пор, и мне не стыдно сказать, что я и по сей день учусь играть на нае. Это инструмент, который еще не открыт до конца, поэтому рождаются разные проекты.

Маэстро, вы упомянули, что най — божественный инструмент. Почему вы так думаете?

Я знаю древнегреческую легенду о нае. Бог Пан, который любил веселиться и волочиться за красивыми девушками, был наполовину козлом, наполовину человеком. Он влюбился в нимфу, которую звали Сиринга, но нимфа отвергла его, ибо он не был мужчиной по природе. Он попросил у богов помощи и поддержки, и нимфа превратилась в тростник. Его любовь была настолько велика, что он разрезал тростник на части и склеил их. Так, по преданию, родилась панфлейта – Пан, от бога Пана, Сиринга в переводе – флейта. Это легенда, которую знаю я, знают все наисты. Но я знаю и другое предание, что в древние времена у евреев инструментом, собиравшим народ на молитву, был най, собственно, и шофар был своего рода наем. Ну а теперь турки утверждают, что най – их инструмент. Они говорят, что в Анталии обнаружили несколько изображений людей в турецкой одежде, играющих на нае. А греки говорят, что когда исчезла Антарктида, исчез и их най. В Греции ная нет. Он есть только на Балканах, появился и в Латинской Америке, но в других формах. В конце концов, я считаю так: всякое чудо, происходящее на земле, сотворено Господом; наверное, най тоже был создан так, как и балабан у азербайджанцев или дудук у армян. Это инструменты, которые говорят своим звуком. В 2005 году, когда мне представилась возможность попить чаю с Папой Римским Бенедиктом XVI, он спросил меня, что мы можем сделать для детей Молдовы, и я ответил, что могу выступить на сцене. Тогда мы организовали 68 концертов под патронатом Папы Римского, чтобы собрать деньги на ремонт Реабилитационного центра для детей-инвалидов. Это часть моей работы.

Расскажу вам еще одну интересную историю. Я выступал в крупнейших соборах, потом беседовал с людьми. После одного из этих концертов, спустя 9 месяцев, я получил письмо от семьи молодых людей и их родителей. Они с радостью написали мне, что произошло чудо, у молодой пары родился ребенок. Чудо, потому что речь идет о паре, которая долгие годы не могла иметь детей. После моего концерта мы пообедали вместе, пообщались, а через девять месяцев у них родился ребенок, и они попросили разрешения назвать его Константином, хотели знать, не против ли я. Я ответил, что для меня это честь и чудо!

Подобные чудеса могут произойти и 26 апреля этого года в 18:00 во Дворце Республики. Маэстро, нас ждет уникальный концерт под названием «Свет исходит из души». Как появился этот проект и о чем он?

Знайте, что меня не надо просить, я всегда открыт для честных, хороших дел и, прежде всего, для нуждающихся людей. Прежде чем рассказать вам о концерте, приведу два примера из своей жизни, которые меня порадовали. Я дружил с директором кишиневского интерната для детей-сирот №2 и по своим возможностям помогал, чем мог, концертами, одеждой и т. д. Однажды директор Галина позвонила мне и сказала, что есть маленький мальчик, который хочет играть на нае, но у его родителей нет денег, и спросила, могу ли я помочь. Я купил ему най, пошел в музыкальную школу рядом с филармонией и попросил принять этого мальчика. Спустя 18 лет мне позвонили журналисты одного из телеканалов и пригласили на передачу, сообщив, что у них есть для меня сюрприз. Это произошло в 2015 году. Тогда у меня были большие проблемы со здоровьем, пришлось срочно делать операцию в области спины. Я продал машину, потому что у меня не было достаточно денег, и я подумал, что надо выступить с концертом, чтобы собрать недостающую сумму. Я решил организовать благотворительный концерт для себя, но мне было стыдно написать, что это для меня, и я дал ему обобщенное название «Помоги артисту». Люди были очень отзывчивы, купили билеты, и мы собрали необходимую сумму. Но за три дня до концерта меня пригласили на этот телеканал и сказали, что могу в эфире рассказать о концерте, что у них будет сюрприз, но я должен взять с собой най. Я пришел на передачу и увидел в студии парня с наем, но я его не узнал.

Понимаете, прошло почти 18 лет, он повзрослел. Журналист спросил меня, не знаю ли я его, на что я ответил: нет. Он рассказал, что это тот мальчик из интерната и что его обнаружили случайно, потому что он исполнял мои мелодии на улице. Тогда я вспомнил. Парень рассказал, что учится в Техническом университете, но най остается источником его дохода, так он зарабатывает на жизнь. Журналист мне говорит: «А вы знаете, что он мечтает выступить на концерте?», а я ему: «Ладно, пусть приходит завтра на репетицию, потому что послезавтра у нас концерт». Даже на YouTube есть это наше общее выступление. Еще раз говорю, сделать человека счастливым – это очень честное и хорошее дело. Мой отец всегда учил меня: «Делай доброе дело и не жди вознаграждения, потому что жизнь сделает это сама». Недавно, в Международный день Детей Солнца, женщина, возглавляющая ассоциацию, пригласила меня прийти и выступить. Я, если нахожусь в стране и у меня есть время, никогда не отказываю, всегда прихожу. Я откликнулся и на эту просьбу, пришел и увидел мальчика, тоже Дитя Солнца, моего друга Михая. Мы общались с ним онлайн, я помогал ему с мелодиями. Потом женщина рассказала мне, что мальчик мечтает выступить вместе со мной. Мы быстро провели репетицию прямо перед концертом, исполнили программу, и я пригласил его на сцену. Мальчик расчувствовался, но он справился. И это что-то необыкновенное. Не нужно много, чтобы сделать человека счастливым, нужно уделить ему немного внимания, предложить ему помощь. Зная, что у меня концерт 26-го числа, я ему сказал: «Хочешь сыграть вместе со мной? Будешь играть с симфоническим оркестром. Готовься хорошенько, не поддавайся таким эмоциям, как сейчас». И 26-го числа он придет.

Идея концерта «Свет исходит из души» появилась не случайно. У коллеги, нашей подруги Джорджеты Войнован есть ребенок, у которого обострились проблемы со здоровьем. Разными методами им помогают все люди с большим сердцем, коллеги, артисты. Я знаю, что у нее будет отдельный концерт с участием нескольких артистов. Я решил сделать программу особенной, более душевной, более одухотворенной, включил несколько псалмов. В этом концерте прозвучит православная, адвентистская и баптистская музыка. Меня так воспитали, что Бог один, пусть Его и называют по-разному, но мы – Его дети. Мы решили немного помочь, тем более что билеты не такие уж и дорогие. Отреагировали все коллеги, симфонический оркестр, даже Джорджета Войнован приедет с детским хором, Валентина Нежел, молодая, но перспективная исполнительница. Я пригласил и Михая выступить со мной, и юных наистов из лицея «Универсул». Мой экспериментальный класс, так я их называю. Нот они не знают, и я специально для них создал систему, включающую цифры, чтобы после этого можно было перейти к нотам, и у ребят это отлично получается. Если у вас есть возможность прийти, сделаете два хороших дела. Прежде всего, вы получите удовольствие от прослушивания божественной, душевной музыки, но и поможете ребенку, который очень нуждается в нашей поддержке.

10
3
0
3
1

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

К какому этносу вы себя относите?