Приднестровье новостей: 1379
Акция протеста новостей: 1649
Война в Украине новостей: 5280
Евровидение новостей: 499

Думитру Цуркан: «Молдаване должны жить в своей стране!»

29 фев. 18:01   Интервью
11622 2

Он уехал в Италию, когда ему было всего 9 лет, вырос там, учился, сформировался как личность, а через 20 лет вернулся домой, будучи уверенным, что это лучшее место для него.

Это история Думитру Цуркана - человека, который, прожив два десятка лет в Италии, решил вернуться домой и построить свое будущее там, где жили его родители, бабушки и дедушки.

Почему он вернулся домой, как ему удалось реинтегрироваться в профессиональном плане – узнайте из интервью.

Кто такой Думитру Цуркан?


Это молодой человек в поисках себя.

В каком возрасте ты оказался в Италии?

Мне было 9 лет и 10 месяцев, это был октябрь 2003 года.

Какими были твои первые впечатления?

Было очень хаотично, много людей, в Риме дороги очень узкие, много туристов. Я к этому не привык, в Молдове все было таким просторным – и улицы, и пространство между людьми. С географической точки зрения у меня было ощущение, что нахожусь скорее в африканской стране, чем в европейской. Климат был намного теплее, и это меня удивило.

Ты там учился. Что можешь рассказать о системе образования в Италии? Чем, по твоему мнению, она отличается от системы образования в Молдове?

Я имею представление о системе образования в Италии, но не знаю, как в Молдове. С моей точки зрения, система образования в Молдове немного более формальная. Когда я был маленьким и учился в молдавской школе, дети были одеты в рубашки и пиджаки, школьники учили стихи, был некоторый формализм. В Италии такого нет, все немного по-другому. Не обязательно обращаться к учителям на «Вы», можно и на «ты», система, с одной стороны, более дружелюбная, но в то же время и более анархичная.

Ты там учился и в университете, какой вуз окончил?

Университет называется Pontificia Università di San Tommaso d'Aquino, это папский университет. Он находится на территории Италии, но принадлежит Ватикану. Это как будто я окончил университет за пределами страны.

Как в твоей жизни появилось стремление заниматься сферой недвижимости?

Я знаком со многими людьми, которые занимались интересными делами. Они покупали дом, ремонтировали его, а затем продавали по более высокой цене. Я подумал, что в будущем мне бы тоже хотелось этим заняться. Но многие из этих людей посоветовали мне начать работать агентом по недвижимости. Они тоже работали агентами от 10 до 15 лет, прежде чем инвестировать в недвижимость. Я хотел бы сделать то же самое, хотел бы инвестировать в недвижимость, когда мне будет около 40 лет.

В какой момент ты понял, что Италия – это не та страна, в которой ты хотел бы жить?

Я понял другое: я не уехал из Италии, я вернулся в Молдову. Я не пришел к выводу, что Италия не для меня, но подумал, что, возможно, Молдова – моя страна. Я видел все в положительном свете. Я не исключал, но я выбрал. Наверное, в период COVID, когда я почти год жил закрытым в доме, у меня было время подумать, что, возможно, было бы уместно попробовать в другой стране. Но идея вернуться домой всегда была в моей голове. Люди, уехавшие много лет назад, понимают, что через годы им захочется вернуться домой. Молдаване понимают, что когда-нибудь, возможно, в старости мы все вернёмся. Я решил сделать этот шаг сейчас.

И все же ты уехал в очень молодом возрасте, можно сказать, что ты там вырос и сформировался как личность.Однако ты решил вернуться.Почему?

Я думаю, что тот, кто уезжает, всегда остаётся с чем-то нерешённым там, откуда он ухал. Это некий архетип, ты хочешь увидеть, где выросли твои бабушки и дедушки, твои прадеды, ты хочешь ходить теми же дорогами. Это решение, которое ты ищешь в истории.

Сколько времени прошло с тех пор, как ты вернулся домой?

Я вернулся домой в ноябре 2023 года.

Что ты почувствовал, когда ступил на нашу землю, уже осознавая, что возвращаешься в страну своего происхождения?

Первый месяц был очень трудным, потому что я не привык к тому, что здесь так холодно. Из-за этого я внезапно заболел, целый месяц сидел дома на антибиотиках и лечился. Это было немного травматично, потому что, приезжая в Молдову на неделю или месяц, ты знаешь, что вернешься обратно. Но если ты собрал чемодан, в который положил все, что у тебя было, то назад ты не вернешься. Могу признаться, что в то время мне приходила в голову мысль о возвращении в Италию, но появились какие-то чувства, которые меня остановили. Хотя я еще не понимаю многих слов, не знаю многих улиц, на самом деле сначала я чувствовал себя здесь чужаком, я чувствовал себя эмигрантом в Молдове. Сейчас не так, через три месяца я начал многое открывать и узнавать, но поначалу было сложно.

Если бы у тебя была возможность, ты бы вернулся в Италию?

Нет! Я чувствую себя патриотом. У меня иностранный акцент, но я чувствую себя молдаванином! С тех пор как я вернулся в страну, все люди задают мне один и тот же вопрос: почему ты вернулся? Но думаю, интереснее было бы понять, почему мы уезжаем. Французы живут во Франции, итальянцы живут в Италии, а молдаване теоретически должны жить в Молдове. Что ж, если кто-то хочет учиться за границей, любит другую страну, влюбляется в человека из США или другой страны, такое случается. Но почему некоторым кажется таким странным, что молдаване возвращаются в Молдову? Для меня этот вопрос очень странный, в Италии никто такого вопроса не задает. Если итальянцы вернутся из Аргентины, потому что они уехали сто лет назад, или из Нью-Йорка, даже если у них уже есть иностранный акцент, все понимают, что они должны вернуться. Родственники звонят им и говорят, что они должны вернуться. Почему в Молдове должно быть иначе? Некоторые говорят, что здесь не стоит жить и лучше не возвращаться, если уехал. Это совершенно неправильное восприятие. Это твоя страна, пусть тебе, может быть, было тяжело, когда ты здесь жил, может быть, у тебя не было работы, но именно сюда ты должен вернуться.

Что, по твоему мнению, делает Республику Молдова уникальной?

Я думаю, что этот вопрос касается реальности и восприятия. Я не знаю с реальной точки зрения, что уникально в Молдове или что уникально в Италии. Но, с моей точки зрения, Молдова по-своему уникальна, и это потому, что здесь история моего народа. Для китайца или африканца Молдова не имеет ничего особенного, но для меня она представляет мою историю. Она уникальна, потому что я родом отсюда, а тот, кто привык всегда жить за пределами страны, говорит, что он не принадлежит этому месту. Даже если ты живешь в США, России или Италии, ты не являешься частью этого места, а здесь ты дома.

Что сказали твои родители, когда ты сказал им, что хочешь вернуться домой?

Может быть, они думали, что я вернусь через 2-3 года, потому что мне там еще нужно было решить какие-то дела, но мама восприняла эту новость с радостью. Мы очень привязаны к родной стране, моя мама спит с флагом Республики Молдова рядом с кроватью, и это не шутка. Я с юных лет привык к этой мысли – мы молдаване и должны вернуться в Молдову. Не знаем когда, но надо!

Тебе было трудно профессионально найти себя в Молдове?

Нет, в Италии я работал агентом по недвижимости, здесь я тоже работаю агентом по недвижимости. Когда ты отправляешь резюме в Италии или Молдове, разницы нет. Наоборот, я бы сказал, что в Молдове много рабочих мест. Люди уезжают в другие страны учиться или в надежде на лучшую жизнь, но здесь, дома, много работы, есть возможности расти и развиваться. Даже с технологической точки зрения Молдова гораздо более развита. Конечно, мне придется выучить слова, которые я не понимаю, и несколько улиц, которых я не знаю. Я думаю, что мой акцент сохранится на долгое время. Но я хорошо себя чувствую в Молдове.

Как, по твоему мнению, молодой человек может построить свою судьбу здесь, в Молдове, ведь большую часть времени мы слышим, что мы бедная страна и у молодежи нет возможности профессионального роста?

Эти люди, может быть, и правы, но решения не такие, какими кажутся. Разные проблемы требуют разных решений. Куда бы я ни поехал в стране, я иду покупать книгу в книжном магазине, и из ста книг 90 — американские книги, которые учат нас, как стать миллионерами в Нью-Йорке. Да, но мы не в Нью-Йорке, мы в Республике Молдова! Решение экономических проблем в нашей стране, решение проблем для улучшения жизни должно быть найдено на этой территории. Итальянцы после войны тоже голодали, и нищета была гораздо серьезнее, чем в Молдове. У них было 30-40 лет бедности, их решением было единство. Если молдаванин думает: «Я проснусь утром, пойду на работу, поработаю, приду домой и так построю жизнь, как в Европе», то знайте, что это невозможно. В Италии по всему центру и югу страны люди самоорганизовались. Если в селе живут несколько человек, как в случае с Молдовой, двоюродный брат, кум, брат, должны объединиться, чтобы купить участок земли и вместе обрабатывать его. Чтобы сделать такое, нужно единство, и это не невозможно. Я знаю людей, у которых очень дорогие дома и машины, а пашня почти бесплатная. Наши деды, наши прадеды за такое воевали, есть страны, где люди умирают за один метр земли, но не уезжают. Это означает, что тем, кто живет в Молдове, если они хотят хорошо жить в своей стране, не нужно смотреть на примеры Америки, Италии или Германии, а нужно думать о том, как построить будущее здесь, какая здесь культура. Молдаване всегда говорят о том, что плохо в стране, но почему бы не оценить и хорошую сторону. Объединяйтесь с достойными людьми, создавайте сообщества, создавайте ассоциации, работайте вместе для решения экономических проблем. Для меня это нормально, но я не вижу ничего подобного в Молдове. Здесь я вижу людей, которые думают, что могут все сделать сами. Они говорят: я сделал это, я сделаю это, я, я, я... Нет! Сообщество — это решение всего: безопасности, экономических проблем, всего.

Что для тебя значит Республика Молдова?Есть у страны будущее или нет?

Я думаю, у страны есть будущее, но не такое, которое себе представляют люди. Если люди представляют себе, что мы все вернемся в села и будет как когда-то, у нас будет 4 миллиона жителей – я не думаю, что так будет. Я думаю, что будет много изменений. Я был поражен, когда вернулся в Молдову и увидел, что в магазине работают индийские парни. Они говорят по-английски и громко и ясно говорят, что Молдова – самая красивая страна в мире. Такой должна быть энергетика в Республике Молдова, часто восприятие меняет реальность. Если я сейчас смотрю на стол или стул, и он мне подходит, то для меня этот стол будет самым красивым на свете и все будет идеально. Но если я буду без настроения, то этот стол будет для меня самым безобразным на свете. Наше восприятие сильно меняет то, как мы видим эту страну, и то, какой эта страна будет в будущем. Так что я вижу будущее Молдовы, но со многими изменениями. Я думаю, что часть диаспоры вернется домой, максимум 25 %, может быть, вернется домой больше. Среди тех, кто вернется, будут пожилые люди, а также молодые люди, которые захотят строить будущее в своей стране. И это полностью изменит Молдову, она по-прежнему будет страной, то есть с национальной одеждой, с мамалыгой, но это будет совсем другая Молдова. К сожалению, многие люди, живущие здесь, даже не мечтают, а ведь мечты бесплатны!

Где для тебя дом?

Здесь! Здесь, в Республике Молдова, очевидно.

Что для тебя значит семья?

Семья... Я бы сказал, это самое главное. Я не верю в индивидуалистическую концепцию, я верю, что есть человек, я верю, что есть я, что есть вы как личность, но индивидуум не существует сам по себе как личность. Индивид всегда является частью группы. Это не я вырастаю сам, я уже рожден от другого человека. Даже с физической, медицинской точки зрения человек рождается не один, человек рождается уже вдвоем, когда ребенок в утробе матери уже является личностью. Он не приходит в этот мир один, а за ним приходят еще и еще, и они составляют сообщество, человек уже приходит из сообщества. Я думаю, что слишком много «Я» причиняет вред, думаю, что каждый человек делает то, что хочет, но нам нужно вернуться немного назад к себе, где мое сообщество, потому что, если я живу хорошо, а мой сосед не живет хорошо, автоматически и я тоже не так хорошо живу. Если жители этой страны думают, что жить хорошо — это запираться в своем богатстве, строить дворцы и возводить высокие стены — да, но когда вы выйдете на улицу, заброшенные дети убьют вас машиной. Поэтому ты должен чувствовать себя частью группы, сообщества. А семья для меня – это что-то невероятное, для меня общество – это множество семей.

Какая твоя самая большая мечта?

Я хочу быть хорошим агентом по недвижимости, хочу быть хорошим человеком, иметь несколько детей и лет через десять я хотел бы открыть детский дом.

Интервью провела Кристина Моисей

36
3
3
4
5

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Будете ли вы принимать участие в проходящей в Молдове переписи населения?