ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Даша Чегаровски: «Концептуальное искусство – это не только приклеенный скотчем банан»

Даша Чегаровски: «Концептуальное искусство – это не только приклеенный скотчем банан»

В Молдове работает очень много талантливых профессиональных фотографов и фотохудожников. Многие из них получают международные премии, а их работы входят в самые престижные каталоги.

Наряду с теми, кто творит в традиционном реалистическом жанре, есть и другой пласт - это те, кто пробует себя в экспериментальных, новых формах.

Один их таких людей – молодой фотохудожник Даша Чегаровски. Вот уже несколько лет как она удивляет своих подписчиков и почитателей новым подходом к обработке фотографий. Её работы в номинации «Концептуальная фотография» попадают в шортлист престижных международных фотоконкурсов – в Австрии, в Российской Федерации и в Великобритании. О том, почему выбор пал на концептуальную фотографию, как зарождаются проекты, как протекает процесс обработки кадра – на эти и другие вопросы Даша отвечает порталу Noi.md.


Называйте, как хотите!

- Даша, твои фотографии нельзя обойти вниманием. Смею предположить, что таких фотографов, как ты, в Молдове не так много. Расскажи, пожалуйста, о направлении, в котором ты себя нашла.

- Если под «такими, как я» подразумевается направление, в котором я работаю, то да, я знаю буквально пару человек, и один из них - мой бывший учитель. Я не уверена, что есть какое-то общее «правильное» название для моего направления, я сама до сих пор ищу нужное слово. Кто-то это пренебрежительно называет коллажем, кому-то по душе больше слово фотоманипуляции, я пока остановилась на словосочетании «концептуальная фотография». Собственно, именно в эту категорию на различные фотоконкурсы я отсылаю свои работы. По сути, сама съёмка длится час, а моя основная работа происходит в фотошопе, и иногда длится несколько суток. В конце концов, от фотографии, как исходника, почти ничего не остаётся. Потому я даже смущаюсь называть это фотографией, а себя, соответственно, - фотографом. У меня нет цели поймать момент или запечатлеть сегодняшнюю реальность, для меня фотография - это только инструмент, помогающий мне реализовывать мои идеи.

- Ты окончила журфак МолдГУ, но по специальности не работаешь. Но была еще и фотошкола знаменитого Романа Рыбалёва. Те знания и навыки, которыми ты сегодня обладаешь, это результат обучения в школе или был ещё долгий период самообразования?

- Я думаю, что в сегодняшнем мире грань между самообразованием и не самообразованием очень тонкая. Есть люди, которые говорят, что они всему научились сами, а потом оказывается, что они посетили десять мастер-классов, закончили восемь онлайн-курсов, а ещё брали частные уроки. Для меня это не самообразование. Это то, через что приходится проходить всем творческим людям в небольшом городе, где нет мощной современной единой структуры, которая позволила бы получить все эти знания в одном месте. Поэтому получается такой гибрид знаний, и он у каждого уникален. Школа была моим первым, так сказать, большим пинком, я шла туда даже не зная, будет ли мне это интересно. А вот как оно всё завертелось. После этого я ещё во многих местах училась, у меня было много учителей и много экспериментов.

Методом тыка

- Ты помнишь, как зародился твой первый проект? Как это вообще происходит, как ты вдохновляешься?

- Я познакомилась с фотошопом ещё лет в 15, читала малочисленные туториалы (пошаговое (поэтапное) объяснение какого-либо процесса, инструкция по выполнению чего-либо – прим.авт.) на английском языке, переводила их со словариком и пыталась найти похожие функции в своей русской версии программы. Собственно, те знания, которые я насобирала в период своих подростковых экспериментов, оставались на том же уровне много лет, и после проекта «365», когда я в течение года каждый день делала свой портрет, я решила сделать ещё один челлендж (и в течение одного месяца каждый день смотреть какой-то урок по фотошопу. Идея была в том, что не нужно было бояться экспериментировать, а наоборот, поскольку я делала всё «в стол», поощрялись все творческие излияния. Искала на разных интернет-площадках соответствующие уроки, училась различным приемам. Так появились первые прототипы того, что впоследствии перерастёт в проект The Aliens («Инопланетяне»). Сначала я делала просто визуально необычные образы, а со временем стала добавлять концепт. Но по большей части всё приходило методом тыка.

- Если не ошибаюсь, одна из фотографий твоей серии The Aliens заняла второе место в номинации «Концептуальная фотография» в международном конкурсе. Тебе она тоже больше всего нравится из всей серии?

- У меня три вторых места, два из них - за одну фотографию в конкурсах, проведённых в Австрии и России, и ещё одно, на конкурсе в Великобритании - за всю серию. На данный момент у меня уже есть новые любимые работы, но та тоже мне нравится. Наверное, моя самая любимая - это «Спаси и Сохрани».

Как бодипозитив взбодрил аудиторию

- Большой фурор в зрительской аудитории вызвала твоя серия с пышнотелыми моделями в нижнем белье. Очень смелый проект. Как удалось моделей уговорить, Кишинёв же – город небольшой, от насмешек и критики не спрячешься, а консервативно мыслящих – масса?

- Да, резонанс, и правда, был большой именно потому, что до этого никто такого здесь не делал, хотя бодипозитив - это мировой тренд. Я почему-то была уверена, что не будет негатива, просто важно было сделать всё нежно и красиво. Это ведь не совсем реализм, это, можно сказать, романтизм. И своего рода отсылка к традициям великих художников прошлого – Тициана, Рубенса, Кустодиева, которые воспевали женскую красоту во всем ее цвете и пышности. Кстати, правильное слово вы подобрали - «уговорить» моделей, потому что я их именно уговаривала, и в какой-то момент поняла, что этот проект делаю уже не для себя, а для них, чтобы они увидели себя моими глазами и поняли, что им абсолютно нечего стесняться. Реакция публики в итоге была даже лучше, чем я ожидала, как какая-то лавина, мы получили около 10 предложений сняться в новостных роликах и в нескольких передачах для местных каналов. Про нас только ленивый не написал. Но всё, что я хотела сказать, сказала в своём фотопроекте. Этот отклик показал, что мы – если и консервативные, то не закостеневшие, и готовы к переменам.

Кровь, огонь и безжизненный пластик

- Луна, Солнце, Земля – это твои инопланетянки из совсем свежей серии. Земля – моя самая любимая, хотя и Луна, и Солнце не уступают. Что тебя побудило создать такую серию?

- Каждая из фотографий имеет свой характер, они только объединены космической темой. Вот Луна, к примеру, в моей интерпретации - вовсе не безжизненный спутник, по её венам течёт кровь, а Солнце - всё в трещинах из-за пылающего внутри огня. А Земля – это про экологию.

Я долго думала о том, какой должна быть моя земля... Сначала хотела сделать её высокотехнологичной, с аирподсами в ушах и в куче проводов, но, отсняв такую идею, я пришла домой и поняла, что это не то... Две недели эта фотография лежала на моём рабочем столе, напоминая, что иногда мои идеи так себе, но, слава богу, я научилась всегда делать запасной чистый кадр на случай, если что-то пойдёт не так. В результате и пришла другая идея, связанная с экологией. А конкретнее – с пониманием того, какой вред наносит использование пластика.

Ломки творческого процесса

- Из описаний работы над фотографиями, которые ты выставляешь в соцсетях, видно, что прежде чем перед нашими глазами предстанет конечный вариант, корпеть приходится немало. Какая фотография тебя изрядно помучила? И сколько времени ушло на её обработку?

- У меня есть фотография, где из плеч девочки как бы вырастают клавиши пианино, а большие мужские руки бьют по ним. И концепт был такой очень лирический, мол, он бьёт по этим клавишам, стекает кровь, ей больно, но она не двигается, потому что очень любит его музыку. Концепт звучит намного круче, чем вышла финальная фотография. Так тоже иногда бывает, увы. Я очень долго вынашивала эту идею, дважды срывалась съёмка, три раза я меняла моделей. Сначала хотела просто нарисовать эти клавиши на коже. Потом решила прибегнуть для этого к фотошопу, а затем подумала, что смогу сделать так, чтобы они выглядели реалистично. Когда я берусь за какую-то идею, всегда долго мучаюсь, страдаю, всё ненавижу. Знаете, как в этих стадиях принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия? Вот я через всё это прохожу, но, в конце концов, всё равно задачу решаю. А эти клавиши мне такую нервотрепку устроили, что я год ничего не могла делать, боялась, что опять ничего не получится. Я брала консультации у художников, у друзей художников, у своих учителей в художественной школе. Думаю, всех моих знакомых уже тошнило от этой фотографии, когда я скидывала очередной вариант. В итоге я пришла к выводу, что изначально выбрала неправильное фокусное расстояние для портрета, поэтому финал получился не очень реалистичным. Но я вынесла определённый урок из всей этой истории, который звучит примерно так: не получилось – не зацикливайся на этом, иди дальше.

Как художник художнику

- Сейчас многие покупают себе фотоаппараты, открывают студии. Конкуренция чувствуется большая?

- Я даже когда смотрю финалистов фотоконкурсов в моей же категории, а это ребята со всего мира, и у всех проекты настолько разные, что я не знаю даже, по каким критериям это всё оценивается. Так что я не знаю, какая в моём направлении может быть конкуренция. Если обобщить и сказать о конкуренции среди всех фотографов в Кишинёве, то да, она действительно большая. Нельзя не заметить, что уровень местных фотографов очень высок. Даже трудно сказать, с чем это связано, ведь никто из них не заканчивал новомодных европейских школ. Может, фишка как раз в тех гибридных знаниях и в здоровой конкуренции, которая заставляет тебя развиваться.

- Можешь назвать фотографов, творчество которых тебе нравится, и ты следишь за их работами? Может, у кого-то ты чему-то научилась или учишься?

- Самый главный художник, который повлиял на меня, был Олег Доу. Вдохновившись именно его серией «Faces» («Лица»), я когда-то начала экспериментировать с пропорциями тела. Сейчас я больше слежу за художниками-сюрреалистами, нежели за фотографами. Вот, к примеру, очень крутые художники – Марчела Боливар, Оливер Латта, Антон Семенов и мой любимый Айкут Айдогду (Aykut Aydogdu).

- Насколько я могу понять художников, фотохудожников, людей творческих профессий, чтобы достичь определённых успехов в выбранном направлении, нужно полностью себя посвящать любимому делу. Заниматься арт и концептуальной фотографией можно только по утрам или вечерам, до или после работы, или это нужно делать постоянно, не отвлекаясь на какие-то заботы, хождение на работу и другие задачи?

- Я думаю, что тут важно понимать свою цель. Бывают талантливейшие люди, которые делают очень крутой арт, но не хотят превращать это в свою работу. Они рисуют/фотографируют в выходные и после работы, довольствуясь каким-то минимальным фидбэком. Если ты хочешь зарабатывать на своём творчестве - то этому, конечно, надо посвящать много времени. Бывает, что всё как раз и начинается с вот такого вот «хобби после работы», а через год о тебе все говорят и это перерастает в полноценную работу мечты. Но да, рано или поздно, если человек понимает, что это именно то, чему он хочет посвятить свою жизнь, придётся рискнуть. Ван Гогу очень повезло, что у него был Тео, который оплачивал все его счета.))

- Не было ли желания и попыток наладить связь с кем-то из известных зарубежных фотографов, которые могли бы оценить твои работы, подсказать, в правильном ли направлении движешься?

- У меня был период, когда я искала одобрения извне, потому что чувствовала себя в неком вакууме, было ощущение, что творишь в стол. Я платила за портфолио ревью, брала консультации у разных художников. Я получала и хорошие отзывы, и очень сдержанные, когда было понятно, что человек не особо в восторге. Я искала одобрения в период, когда не знала, куда и как развиваться дальше, и надеялась получить очень конкретные инструкции, которые, конечно же, мне никто дать не мог. В итоге я просто продолжила делать то, что делала, а все эти консультации оказались простой тратой времени и денег. Мне кажется, что единственный правдивый фидбэк, который ты можешь получить, - это участие в бесплатных фотоконкурсах.

- Ты ездишь в разные страны, бываешь в художественных галереях, на различных бьеннале, по твоему мнению, концептуальное искусство – оно у каждого фотохудожника своё и только ему понятное, а для остальных требуются объяснения, или художник художника всегда понимает?

- Есть специальные книжки в стиле «как читать современное искусство», и действительно есть люди, которые очень круто в этом разбираются. Я пока к таким не отношусь, так что я читаю все таблички с описаниями, иногда пробую сперва угадать, попадаю очень редко. Я знаю, что многие очень скептически относятся к концептуальному искусству и по банану, приклеенному скотчем к стене, судят обо всём направлении в целом (Имеется в виду скандально известный арт-объект Маурицио Каттелана, проданный за 120 тыс. долларов – прим.ред.). Но многие арт-объекты - это результат огромного труда, с использованием самых последних технологий, масштабных исследований, это коллаборации с инженерами, экологами, разными учёными и т.д. Я всё это просто обожаю.

- Когда-то ты училась в фотошколе Романа Рыбалёва, а сейчас сама там преподаёшь. Тебе это нравится? Получается ли у тебя донести до каждого слушателя твоего курса необходимые знания?

- Я думаю, что о том, получается у меня или нет, лучше спросить моих учеников. Я лично могу сказать, что преподавать мне очень нравится, я прямо чувствую себя в своей стихии, когда преподаю. И мне всегда хочется отдать максимальное количество знаний своим ученикам, чтобы они тоже самое что и я могли делать после курса, но все это зависит конечно же от личной трудоспособности ученика.

Лидия Чебан

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load