COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 610 688 БОЛЬНЫХ 259 667(+118)  ВЫЛЕЧИЛИСЬ 252 166    УМЕРЛО 6257(+2) Подробнее
Президент новостей: 2832
Цены на топливо новостей: 123
Власть новостей: 6309
ГМО и прививки новостей: 1105
Коронавирус новостей: 7258

Жестокие игры

23 фев. 19:56   Аналитика
4258 0

Травля (в последние годы вместо привычного нам слова чаще стал употребляться термин «буллинг») в учебных заведениях существовала во все времена и во всём мире. Но, учитывая, что всё больше говорится о качественном, инклюзивном образовании, в этой связи встаёт вопрос искоренения насилия в школьной среде.

Поэтому многие страны мира сейчас разрабатывают политики в области образования для предотвращения и борьбы с буллингом, включая кибербуллинг. В начале 2020 года парламентская комиссия по вопросам культуры, образования, исследований, молодёжи, спорта и СМИ совместно с ЮНИСЕФ планировала организовать серию общественных консультаций по этому явлению, взять за разработку политики, но пандемия смешала все планы. Общественные слушания успели провести только в Кишинёве. С марта все силы властей были направлены на борьбу с коронавирусом, которая длится до сих пор. Проблема буллинга отошла на дальний план. И вот снова грянул гром!

Трое на одного

5 февраля произошёл ещё один громкий случай. В столичном секторе Чеканы, неподалеку от одного из супермаркетов, произошла драка – трое на одного. Её участниками были девочки в возрасте 13-16 лет. Они избивали 16-летнюю сверстницу. И несмотря на то, что дрались представительницы слабого пола, ненависти и агрессии к жертве – хоть отбавляй. Били жёстко, без правил – ногами по голове, животу и другим частям тела. Для большей своей сатисфакции и унижения жертвы агрессорши потребовали от неё встать на колени и целовать им руки. И всю эту сцену снимали на видеокамеру телефона.

Избитая школьница попала на больничную койку с черепно-мозговой травмой, а хулиганки, не испытывая никаких угрызений совести, выложили видео в интернет, дабы собрать побольше лайков и, возможно, услышать от кого-то и слова одобрения.


При этом, если судить по обсуждениям в соцсетях, о случившемся девочки нисколько не сожалеют и, как заявила одна из них, если понадобится, могут и еще кого-нибудь отмутузить.

По случаю избиения было подано заявление в полицию, которая открыла уголовное дело.

Потом будет поздно

Этот случай вызвал огромный резонанс в обществе. Несколько дней тема активно обсуждалась в социальных сетях: большинство возмущалось, меньшая часть, осуждая поведение девочек, призывала критиков задуматься над причинами такой агрессии.

Вице-председатель парламентской комиссии по социальной защите, здравоохранению и семье, депутат фракции ПСРМ Владимир Односталко на специальном брифинге для прессы посетовал, что власти вспоминают о трагических случаях в учебных заведениях только тогда, когда они становится критичными и конфликты набирают обороты в СМИ.

– Так не должно быть! Насильственная ситуация, которая произошла в одной из кишинёвских школ, имеет место и в других учебных заведениях, но не выходит за их пределы, а остаётся между учениками, в педагогических коллективах, – утверждает В. Односталко. – Но сам факт того, что случившееся было заснято на видео и выставлено в интернет в качестве своеобразного прикола, и это интересно школьникам, говорит о том, что проблема не просто существует, а она сложная. Она свидетельствует о том, что мы не доглядели какие-то вещи, мягко говоря.

Вице-председатель парламентской комиссии по социальной защите, здравоохранению и семье выразил обеспокоенность ещё и тем, что, согласно исследованию ЮНИСЕФ, один из трёх учащихся не хотел жить из-за того, что его подвергали травле либо в школе, либо вне её стен, а у троих из десяти опрошенных хотя бы один раз возникали суицидальные мысли.

– Это вообще страшная статистика, то есть, дети думали о самоубийстве, – посетовал В. Односталко. – Я не хочу сравнивать нас с другими странами, потому что мы должны смотреть, что у нас происходит. Но то, что мы допустили данную ситуацию, в этом вина нашего общества.

Депутат отметил, что в случаях буллинга нельзя искать виновных среди детей, потому что их действия – это вопрос последствий, которые не были доработаны.

– Необходимо систематически работать с учащимися в образовательных учреждениях, дабы предотвращать случаи насилия, – убеждён Односталко. – Нужно обратиться к семье, к дошкольным и школьным учреждениям, к специализированным детским центрам, которые получают немалые деньги в рамках проектов. Важно просмотреть содержание учебников, откуда эти маленькие дети черпают информацию. И депутаты должны проанализировать свою деятельность, выяснить, что они упустили, чего не сделали. Очень часто на законодательном уровне мы не обращаем на это внимание. Работаем по остаточному принципу. Считаем, что есть проблемы поважней, а с этой успеем. Это наша ошибка. Если не признать ошибки, не искать решения, то, к сожалению, ситуация будет ухудшаться.

Тревожная статистика

А между тем статистика по феномену буллинга в учебных заведениях Республики Молдова удручающая. В феврале 2020 года в ходе общественной консультации, организованной парламентской комиссией по вопросам культуры, образования, исследований, молодёжи, спорта и СМИ с участием представителей власти, неправительственных организаций, психологов, школьных педагогов и других заинтересованных лиц, ЮНИСЕФ представила результаты исследования по проблеме буллинга.

Выяснилось, что 86,8% учащихся с 6 по 12 класс сталкивались с буллингом. В этом феномене выделяются три группы участников – жертвы, агрессоры и свидетели. Из общего числа учеников большая часть (75,6%) – свидетели издевательств. Жертвами травли стали 70,8% школьников, агрессорами – 41,1%.

Собранные данные показывают, что физическое насилие в школе и за её пределами признал практически каждый третий школьник – участник опроса. Чаще всего это наблюдается среди учеников VI-VII классов, со средней оценкой успеваемости ниже 7 баллов. Каждый пятый опрошенный сказал, что учащиеся младших классов боятся старшеклассников. Также каждый пятый школьник заявил, что в их учебном заведении не предпринимаются никакие меры по отношению к обидчикам. Чаще всего это наблюдается в учебных заведениях сельской местности. 7,6% подростков признали, что классные руководители не обсуждают с ними тему травли и насилия. А каждый десятый участник исследования пожаловался, что в школах, где они обучаются, есть учителя, проявляющие к ним агрессию. Большинство пожаловавшихся на педагогов – из числа агрессоров.

Что касается самого явления буллинга, то многие школьники не считают его чем-то из ряда вон выходящим, отметив, что оно присутствует в каждом классе, и окружающие видят это всё, но никак не реагируют. Таким образом, такой тип поведения некоторых учащихся становится нормой и, как заявили многие опрошенные, когда подобное случается часто, к нему привыкают.

Опрос был проведён и среди родителей. На вопрос об отношениях между подростками и учебным заведением, некоторые признали, что ничего не знают о том, что происходит с их ребёнком в школе, другие посетовали, что есть ряд волнующих их аспектов, мол, возникают случаи насилия, создаются группировки, есть в классе учащиеся, считающие себя выше остальных и унижающие других.

Что же касается причин, по которым могут возникнуть драки, потасовки, то сами подростки назвали несколько: 1) расхождение во мнениях; 2) разница в воспитании (некоторые нетерпимы к советам других); 3) из-за отрицательных черт характера (высокомерное отношение, зависть). В свою очередь родители считают, что травля случается из-за того, что: 1) некоторые подростки хотят утвердиться в качестве отрицательного лидера; 2) в семье тяжёлое финансовое положение; 3) отношения в семье плохие, и воспитанием ребёнка никто не занимается.

Само собой не рассосется

Каждый здравомыслящий человек понимает, что борьба с буллингом в школах крайне важна, потому что это явление может отрицательно сказаться на всей последующей жизни подростка. По словам доктора психологии психолога Национального центра по предупреждению насилия над детьми Виорики Адэскэлицэ, чтобы понять, какие последствия влечёт за собой буллинг для учащихся, надо, в первую очередь, прояснить, что это за явление.

– Буллинг или «травля» – это насилие, которое приобретает систематический характер и преследует своей целью закрепить власть и авторитет обидчика за счёт унижения и обесценивания пострадавшего в его собственных глазах и в глазах окружающих, – разъясняет В. Адэскэлицэ. – Буллинг всегда преследует цель затравить жертву, вызвать у неё страх, деморализовать, унизить, подчинить. В результате у жертвы снижаются самооценка и самоуважение, повышается уровень тревожности, развивается депрессивное состояние. Со временем такие дети теряют способность постоять за себя, а некоторые обвиняют себя в том, что их обижают, что приводит к формированию комплекса вины. Другие пытаются защитить себя с помощью ответной агрессии, что часто создаёт социальные и психологические трудности. Чаще жертвы буллинга не сообщают о нём из-за страха подвергнуться ещё большему издевательству, из-за неверия, что взрослые могут помочь, из-за убеждения, что постыдно «сдавать» обидчиков. Последствия насилия могут проявляться и на физическом уровне: у детей могут быть частые и сильные головные боли, нарушение сна, боли в животе, плохой аппетит, ухудшение общего самочувствия.

Психолог говорит, что негативные последствия подобной ситуации испытывают и свидетели или очевидцы насилия – у них формируется стойкое чувство беспомощности и вины из-за своего бездействия или неспособности повлиять на происходящее, страх оказаться на месте жертвы. В случае, если дети наблюдают безучастное отношение взрослых в ситуации насилия, у них формируется представление о «правоте сильного», «слабости воспитательной системы» и убеждение в бессмысленности обращения за помощью. А это таит риски уже для самих очевидцев. Кроме того, повторяющиеся сцены насилия притупляют чувство сострадания у очевидцев, формируют толерантность к агрессии (о чём свидетельствуют и вышеприведённые результаты исследования).

Как отметила Виорика Адэскэлицэ, негативные последствия ситуации насилия наблюдаются и у самих обидчиков – они подвергаются наказанию, в том числе и физическому, со стороны родителей. Если таким детям вовремя не оказана помощь, у них могут сформироваться расстройства личности или поведения.

– Важно помнить, что буллинг никогда не прекращается сам по себе: всегда требуется вмешательство взрослых, защита и помощь пострадавшим, инициаторам буллинга (обидчикам) и свидетелям, – подчёркивает психолог Адэскэлицэ.

Завхоз-агрессор под защитой директора

Но, как выяснилось из беседы с народным адвокатом по правам ребёнка Майей Бэнэреску, порой в качестве агрессоров выступают и сотрудники учебных заведений. Недавно к адвокату ребёнка обратилась за помощью семья, воспитывающая двух сыновей школьного возраста, одного из которых активно стала подвергать травле по национальному признаку женщина, работающая завхозом в одном из лицеев РМ. Она при каждом удобном случае прессовала мальчика, который, к слову, хорошо учится, и возмущалась, с какой это стати их семья приехала жить в Молдову, советовала убираться назад на свою родину. Эти систематические задирания приезжего мальчика подстегнули к аналогичному поведению и его сверстников. Дошло до того, что ребёнок заявил родителям, что больше не пойдёт в лицей.

– Родители несколько раз обращались к администрации учебного заведения, пытаясь разрешить конфликт на месте, но директор школы отказалась признать этот случай, утверждая, что такого просто не может быть, – рассказала в комментарии Noi.md народный адвокат по правам ребёнка Майя Бэнэреску. – Соответственно директор отказалась регистрировать этот случай, хотя в действующей методологии указано, что расследование нужно начинать даже при незначительных фактах травли. Так как проблему не получилось снять внутри школы, родители обратились ко мне. Я направила администрации учебного заведения официальное письмо с указанием допущенных ими нарушений, чтобы в дальнейшем такого не повторялось. На что последовала странная реакция директора школы: вместе с завхозом она пришла в класс и перед всеми одноклассниками стала отчитывать этого мальчика, почему он жалуется, обвиняя его в том, что из-за него у неё возникли сложности. В конечном итоге, проблема была разрешена, но самое печальное в этой ситуации то, что, пока не вмешалось Министерство образования, директор так и не поняла, что принятая методология обязывает учебные заведения регистрировать случаи буллинга и предпринимать все прописанные шаги для искоренения данного явления. Хотя, как утверждается в ответе министерства на моё официальное обращение, для менеджеров учебных заведений многократно проводились семинары, на которых разъяснялся вопрос применения тематической методологии, говорилось, что такое буллинг, как поступать в случае появления этого явления.

Майя Бэнэреску убеждена, что в средних учебных заведениях Молдовы буллинг и насилие среди учащихся существует потому, что администрации школ не хотят вмешиваться и не проявляют никакого желания изучить данное явление и предотвращать его. Не обсуждают этот вопрос и с учащимися, не разъясняют им, к кому обращаться, если они становятся жертвами травли. Нет в большинстве учебных заведений и ответственного лица, в чьи обязанности входили бы профилактические мероприятия, регистрация и расследование случаев буллинга.

– На бумаге всё прописано, а в реальности нигде ничего не найдёшь – ни информационного панно, ни нужной информации, ни фамилий ответственных лиц, к кому дети должны обращаться в случаях травли, – недоумевает М. Бэнэреску. – А отсутствие информации и доверия вынуждают детей вообще не говорить об этом явлении. Причина того, чтобы многие администраторы не признают случаи буллинга или закрывают на них глаза, в их нежелании портить имидж учебного заведения. Например, в случае с избиением в начале феврале 16-летней девочки на Чеканах, директор лицея, где учатся школьницы-агрессорши, сказала, что они не инициировали внутреннее расследование, чтобы не спровоцировать панику. Как так можно говорить, когда следовало бы немедленно этот случай зарегистрировать, собрать родительское собрание? А где школьные психологи? Сколько раз они проводят анкетирование среди детей, чтобы выяснить, с какими проблемами они сталкиваются? А между тем, психологам надо работать, как с жертвами буллинга, так и с агрессорами, у которых тоже не всё в порядке с эмоционально-психическим состоянием и есть личностные проблемы. Задача психолога предупредить случаи насилия, анкетировать учащихся, выявлять, кто из детей потенциальная жертва буллинга, кто уже ею стал, а кто может быть агрессором.

По словам доктора психологии психолога Национального центра по предупреждению насилия над детьми Виорика Адэскэлицэ, в числе задач школьного психолога в предотвращении буллинга среди подростков можно назвать: формировать социальные навыки у школьников; способствовать оптимизации межличностных отношений, психологического климата в классах; совместно с педагогами и родителями продвигать идеи непринятия любой формы насилия; своевременно выявлять детей, нуждающихся в помощи, стать для них доверенным лицом, в котором дети нуждаются.

Когда о воспитании забыли

Доктор психологии Елена Ковалёва на тему буллинга написала не одну статью, в том числе и о педагогическом насилии в образовательной среде. По её мнению, буллинг – это результат неправильного воспитания или даже забвения воспитательного воздействия в нашем современном образовании. Одной из причин этого явления специалист в области психологии назвала отношение педагогики к воспитанию.

– Современное образование делает акцент на обучении, на педагогике знаний, но важна и гуманистическая педагогика, где личность является центром в педагогическом воздействии, – отмечает Елена Ковалёва. – Сейчас наблюдается поворот тенденции к гуманистической педагогике. Если соблюдается комплексный подход при развитии личности, то достигая подросткового возраста, дети усваивают основные способы и взаимодействия друг с другом, уважения личности, принятия её, развиваются их коллективные дружеские отношения. Если этого нет, отсутствует система, то, в конечном счёте, в подростковом возрасте преобладают агрессивные тенденции. С чем связаны эти агрессивные тенденции в поведении школьника? С тем, что они таким образом самоутверждаются. Они не знают ни способов, ни методов самоутверждения, поэтому делают это не за счёт развития своей личности и вкладывание собственных усилий, а через унижение другого человека. Вот это, можно сказать, самый примитивный путь для решения каких-то задач. И любой слабый ребёнок в окружении может стать таким объектом буллинга.

Елена Ковалёва говорит, что сегодня очень резко обострились все тенденции, связанные с конкурентностью, агрессивным отношением друг к другу, потому что преобладает индивидуалистическая картина, которая ориентирована на себя, а не на другого человека, не на восприятие других людей, связанных с тобой, а как отчуждённых. Другой человек является помехой, в лучшем случае средством. Отсюда возникают манипуляции.

– У детей в основном ещё нет такой необходимости в использовании своих сверстников в каких-то таких целях. Это уже приходит с возрастом, с осознанием необходимости взаимосвязи, – говорит Е. Ковалёва. – Здесь более категоричные и жёсткие отношения. Ребёнок реализует ту эгоцентричную модель, которая присутствует в нашей социальной жизни. В этом возрасте дети пересматривают и все нормы, которые им давались взрослыми, так как они выходят в новую самостоятельную жизнь. Поэтому противоборство с установленными нормами часто порождает свои дикие, агрессивные, неадекватные способы взаимодействия с другими людьми. Свою роль играет и возрастная характеристика. Она всегда присутствовала, но и общество, и педагогическая система сглаживали эти все моменты. В настоящее время этого нет.

Пересмотреть подходы

Но возникает закономерный вопрос - что же с этим делать? По мнению доктора психологии Елены Ковалёвой, нужно пересматривать подходы к воспитательной системе, которые были утрачены.

– Многие педагоги считают её излишней, передают обязательства по воспитанию родителям, – считает доктор психологии Е. Ковалёва. – Отсутствует единый подход к воспитанию детей со стороны родителей и школы. Многие дети усваивают модель поведения родителей, ряд из которых допускают ошибки в воспитании. Поэтому вместо истинного появляется ложный авторитет родителей – запугивание, подкуп и другие манипулятивные действия в отношении детей. Они порождают такое же отношение к своим сверстникам. И в данной ситуации не нужно искать, кто виноват, а определиться с тем, что делать.

Елена Ковалёва говорит, что, работая с педагогами на курсах повышения квалификации, при подготовке специалистов на мастератах, их обучают тому, как взаимодействовать с детьми, чтобы не подавать примеры агрессии, нетерпения и нетолерантности.

– Я сейчас пишу книгу по повышению профессионального мастерства педагога, где включены такие понятия, как «педагогический такт», и особое место уделяется такому термину как «эмпатия», – отметила доктор психологии Ковалёва. – Эту характеристику педагог должен развивать и в себе, и в учащихся. Это и задача педагога в работе с родителями, и задача в профессиональном понимании развития себя. Эмпатия – это сочувствие, понимание другого человека, это умение поставить себя на его место. Вот это будет помогать преодолевать те проблемы, которые мы сейчас наблюдаем.

Помогать в предотвращении феномена травли должны и родители. По словам психолога Национального центра по предупреждению насилия над детьми Виорики Адэскэлицэ, самое главное профилактическое средство, которое зависит от родителей – это доверительные отношения с ребёнком, при которых он способен преодолеть внутренние барьеры и обратиться за помощью. На базе этих отношений важно также научить ребёнка, в том числе и на своём примере, навыкам общения, которые помогут ему налаживать и поддерживать дружеские отношения, разрешать конфликтные ситуации.

– Родителям также стоит поинтересоваться и ознакомится с содержанием Политики образовательного учреждения по защите ребёнка, в которой должны быть прописаны все меры по защите от насилия в рамках образовательного учреждения, – отмечает В. Адэскэлицэ. – Действующая политика, в первую очередь, должна защищать каждого ребёнка, обучающегося в образовательном учреждении. Поэтому сотрудничество родителей и педагогов – базовое условие для этой защиты. Также родитель в соответствии с действующим законодательством может обратиться за помощью в организации, занимающиеся защитой детей, – органы опеки и попечительства, службы психолого-педагогической помощи при управлениях образования района или муниципия, в полицию. Оказанием помощи детям и семье в ситуации насилия занимается также Национальный центр по предупреждению насилия над детьми, куда родитель может обратиться по телефонам (+373) 78 000 480, (+373) 22 758 806 или, написав письмо по адресу office@cnpac.md или ajutauncopil@cnpac.md.

Ну и, конечно же, молдавское законодательство нуждается в совершенствовании. По мнению народного адвоката по правам ребёнка, вопрос буллинга и насилия в учебных заведениях РМ должен регламентироваться отдельным законодательным актом, чего сегодня нет.

– У нас принят закон № 140, который даёт право предпринимать действия, защищающие ребёнка от насилия, но документ не содержит отдельных положений, регламентирующих это явление в школах. Действующий закон № 45 регулирует вопрос насилия в семье, а его субъекты – родители. Но нам нужен закон, специальные нормы, которые непосредственно будут оговаривать, какие нужно предпринимать действия, в случае выявления насилия в учебных заведениях, – настаивает народный адвокат по правам ребёнка.

Лидия Чебан

Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Начал работу новый парламент. Чего вы ждете от его деятельности?
🔽🔽