X 
Выборы в Молдове новостей: 4933
Приднестровье новостей: 1434
Президент новостей: 4030
Война в Украине новостей: 6229

Время политических маньяков. Как сохранить здравомыслие в эпоху массового безумия?

23 апр. 17:57   Аналитика
5619 0

В последнее время часто приходится слышать фразу «Мир сошел с ума». И действительно – впечатление тотального сумасшествия исходит от всего – от войны, в которой два самых близких народа уничтожают друг друга, от самоубийственной энергетической политики стран, в результате которой разоряются их собственные сектора производства, от явно неадекватных ситуаций, слов и поступков тех, кто должен стоять на страже мира и благополучия…

«До основанья, а затем…»

Но возникает вопрос: а что, до сих пор с миром всем было в порядке, он не был безумен? До этого момента все лидеры и страны демонстрировали исключительно взвешенность и благоразумие? Оказывается – нет, время от времени большая часть человечества будто бы сходит с ума и творит страшные вещи. И для того, чтобы лучше понять настоящее, иногда нелишне заглянуть в прошлое.

Вот например, расхожая фраза про Карфаген, который «должен быть разрушен» (и которую недавно использовал, имея в виду Россию, президент Латвии Эдгар Ринкевич). В соцсети X (бывшая Twitter) президент Латвии написал, что Россия «должна быть побеждена», использовав крылатое выражение на латыни Carthago delenda est.

Выражение Carthago delenda est (в полной версии Ceterum censeo Carthaginem esse delendam) переводится как «Карфаген должен быть разрушен». Оно приписывается государственному деятелю Римской республики Марку Порцию Катону Старшему, который примерно в конце 150-х годов до н.э. произносил эту фразу в конце своих выступлений перед сенаторами, чтобы убедить их в необходимости продолжать борьбу с одним из главных противников республики — Карфагеном.


На тот момент государства не находились в состоянии конфликта, поскольку Карфаген был значительно ослаблен в военном отношении после Второй Пунической войны (218–201 годы до н.э.), но продолжал вести торговлю по всему Средиземному морю. Город Карфаген в итоге был разрушен римскими войсками спустя некоторое время после речей Катона, в 146 году до н.э.

Как считает российский литературный критик и публицист, исследователь и теоретик фантастики и альтернативной истории Сергей Переслегин, фраза «Карфаген должен быть разрушен» в античное время была связана не с противоречиями между Римом и Карфагеном, а с внутриполитическими проблемами Рима. Римские политики хотели получить дивиденды за счет уничтожения конкурента, хотя Карфаген уже не представлял военной угрозы.

Он напомнил, чем закончилось уничтожение Карфагена: погибло очень большое количество людей, и цивилизация была уничтожена. Цивилизация как таковая, как отдельный способ установления отношений между человеком и окружающим миром, на этом была уничтожена. Третья Пуническая война не имела завершения со стороны Карфагена — некому было подписывать мирное соглашение...

«Как мы дошли до жизни такой?»

Сравнивая античную карфагенскую трагедию с современностью, Сергей Переслегин переходит к другому, остро стоящему вопросу. «Я могу как угодно относиться к Украине и украинцам, но у меня нет желания уничтожать украинскую культуру. Мы можем быть врагами Запада, но я понимаю величие его культуры и ее важность для мира. Мысль о разрушении Запада не стоит передо мной, и я не думаю, что она может стоять перед любым разумным человеком». Но при это писатель напоминает, что культура отмены возникла не в России. «Культура отмены принципиально обратима, а вот уничтожение цивилизации — принципиально необратимо». Продолжая свою мысль, он напоминает, что римляне оправдывали уничтожение Карфагена ложными обвинениями в человеческих жертвоприношениях. Однако уровень уничтожения Карфагена был настолько жестоким, что мы до сих пор не знаем, действительно ли они приносили людей в жертву.

Уничтожение цивилизации – это необратимый процесс. Когда такие вещи говорят даже на уровне шутки, это опасно, поскольку они существуют у ряда гораздо более серьёзных людей на уровне цели, - делает выводПереслегин.

«Для меня здесь принципиален даже не вопрос о том, что они собираются сделать с Россией. Для меня интересно, каким же образом мы, человечество, мир, столкнулись с подобным типом мышления. И вот здесь мне кажется, что данный пример является просто формальным обоснованием той модели, которую я для себя обозначил как расчеловечивание. Это понятие входит в систему «вековые конфликты», и это был важный момент», - считает писатель.

По его собственной классификации, расчеловечивание бывает двух типов. Первый - вы расчеловечиваете чужих, чтобы с ними можно было делать все, что угодно, и это не вызывало бы внутреннего протеста. Это «ассирийское безумие». Второй тип - вы можете расчеловечивать своих. Это «греческое безумие».

«Да это просто нелюди!»

«Ассирийское безумие» мы видели много раз, - развивает свою мысль историк. - Мы, например, его наблюдаем в секторе Газа, мы, например, до этого наблюдали в действиях нацистской Германии. Оно вообще проявляется и проявляется довольно часто».

Добавим к сказанному Переслегиным, что одним из самых показательных примеров расчеловечивания противника (или, как он это называет, «ассирийского безумия») недавнего времени стала манера отказывать оппоненту в его принадлежности к человеческому роду – «укропы» с одной стороны, «вата» и «колорады» - с другой. То есть первый этап – доказать самим себе и окружающим, что ваш оппонент не вполне человек, а значит, не заслуживает равного с вами человеческого обращения. К чему привел последующей этап - мы наблюдаем последние два года, что называется, в режиме реального времени.

Что касается «греческого безумия», то оно, по утверждению Переслегина, проявляется больше в ходе революций: американская война Севера и Юга, французская революция, где расчеловечивание своих, пожалуй, было сделано в максимально четкой форме. В этом же ряду – и Октябрьская революция в России. При этом Переслегин обращает внимание на один очень важный момент: расчеловечивание является действием, а безумие является состоянием, которое допускает это действие. Оно не то чтобы оправдывает, поскольку безумие ничего не может оправдывать, но просто делает его возможным.

Все дело в масштабах

Согласно исследованиям писателя, безумие возникает в двух случаях. «Ассирийское безумие» возникает, когда неожиданно очень сильно меняется масштаб управления. Пример: Ассирийцы, которые за пару поколений выросли от небольших городов до колоссальной империи, включающей Египет, Малую Азию и Переднюю Азию целиком. Проблема состояла в том, что уровень управления государства рос, а уровень мышления не менялся. В результате ассирийские владыки не могли управлять такой огромной империей с помощью своих старых мыслительных инструментов. «И что делать — непонятно. При таком резком изменении масштаба, с которым мышление оказалось не в состоянии справиться, тут их и поразило безумие. Люди сошли с ума. Сойдя с ума, они объявили всех, кого они не могут понять, нелюдьми, уничтожение которых не только допустимо, но и абсолютно необходимо. И то же самое происходило во всех остальных случаях, когда наблюдалось «ассирийское безумие», - констатирует писатель.

«Греческое безумие» имеет другой характер и возникает при слишком быстром изменении внутренней ситуации, соотношения сил и позиций сил. Мозг, подготовленный к более стационарным условиям, не способен справиться с такими быстрыми переменами. Как результат - люди сходят с ума и не могут воспринимать действия других как разумные, а решения опять видят в расчеловечивании противников. Это мы видели на примере Греции и других революций.

Сейчас, по мнению Переслегина, мы наблюдаем ассирийский тип безумия, когда Европа просто не смогла совладать с масштабом своих проблем. Но в отличие от античной истории, дело обстоит еще сложнее и еще хуже. «Посмотрите, что произошло за короткий срок. Обычный человек раньше был ограничен семьей, работой и начальником. Начиная с 60-70-х годов ХХ века ситуация начинает кардинально меняться: телевидение, реактивная авиация, возможность увидеть любую точку земного шара, а затем Интернет. И это было самое важное, потому что, и просматривая телепередачи, и отправляясь в турпоездки, ты оставался объектом, то есть тебе что-то транслировали, ты на это как-то реагировал. Но с момента появления Интернета, где у тебя появилась возможность высказывать своё мнение, свою позицию, создавать вокруг себя группы сторонников, ты получил возможность влиять на ход событий. И вот смотрите, что получилось».

Он предлагает применять ту же схему, что и в Ассирии, к масштабу информационной войны. Только сейчас ситуация даже хуже, чем была там. Ассирийских владык хотя бы готовили к тому, что они владыки и должны нести ответственность за свою территорию и состояние дел в своем государстве. Сейчас рост масштабов управления в информационном мире на порядки выше, при этом большая часть людей, вовлеченных в управление миром, не готовы к этой ответственности. Масштаб мышления у людей остался домашним, в лучшем случае это масштаб города или страны. «Интернет погружает нас в «ассирийское безумие», а мы управляем целым миром, и в этой ситуации безумие становится естественным выходом для уставшего мышления», - делает неутешительный вывод Переслегин.

Эту болезнь можно победить!

А, как мы уже знаем, там, где появляется безумие, начинается расчеловечивание. Расчеловечивают врагов. Сегодня для большинства лидеров западных стран враг - Россия. И они считают возможным уничтожить ее, просто стереть с лица земли. Завтра врагом будет объявлен, например, Китай, и они предложат разрушить Китай, даже если от этого погибнут миллионы людей. Современная культура позволяет им дойти до того, что они предложат уничтожить всех, кроме небольшой части планеты. И это уже происходит в умах многих европейцев.

При этом, говоря о российской позиции, Переселегин признает: «Мы тоже не безгрешны. Мы спокойно говорим о ядерной войне. Мы считаем, что погрязшая в ЛГБТ Европа должна быть разрушена. Мы говорим, что это ответ на их действия. Я сейчас говорю даже не о том, кто виноват. Вопрос заключается в другом: современный мир с высочайшей связностью, с огромным количеством накопленного оружия, ядерного, неядерного и любого другого, включая биологическое, сейчас начинает массово расчеловечивать врагов. А в условиях кризиса глобализации все оказываются врагами всех, и мне приходится задавать для себя вопрос: что дальше?»

Историк напомнил, что много лет назад описал фазовый кризис: чума, война, голод и смерть. «Сейчас, - считает он, - у нас есть шанс выйти из фазового кризиса через короткие «тёмные века» и построить 6-ю технологическую волну. Но перед нами стоит страшный порог: чем ближе мы к вершине технологической волны, тем выше риски войны. В условиях «ассирийского безумия» и эпидемии расчеловечивания противника легко договориться до того, что «хорошая война лучше худого мира» а ядерная война лучше обычной войны, потому что быстрее, и потерь будет меньше. «И вот тогда мы натыкаемся на классическую Троянскую войну и на действительно серьёзное разрушение цивилизации», - предостерегает писатель.

Он считает, что основное содержание эпохи — это борьба язычества в самом примитивном понимании этого слова — живая земля, которая должна справиться с людьми, и христианства, где человек является подобием Бога и в состоянии управлять этой самой землёй. Но одновременно с этим прямо на наших глазах, в ходе этой войны, начинает расти и становится всё более и более важным второе противоречие между разумом и безумием.

Любому фазовому кризису сопутствует какой-то тип безумия. Немного радует то, что в XIV веке с удалось справиться, — хотя до людоедства дошли, до войны всех со всеми дошли, но все-таки до полного разрушения мира дойти не захотели. Но тогда церковь прилагала к этому колоссальные усилия, а сейчас у церкви нет такой власти. Хотя действия Понтифика говорят о том, что он начал понимать, что речь идёт не о политике, в которой есть интересы, цели, средства, потери, а о безумии. «Но проблема в том, - продолжает Переслегин, - что «ассирийское безумие» не может быть политикой. Это медицинское состояние, а не политические действия. Мы верили в то, что фазовый переход нам позволит осуществить технологии и занимались образованием, направленным на технологии. Оказывается, нужно было заниматься образованием, которое не допустит безумия. Да, надо было заниматься образованием, направленным на сохранение человеческого в человеке, независимо от технологического роста».

Но автор полагает, что безумие не отменяет человеческий разум, а это означает, что человек может себя контролировать. «Мы все знаем про существование маньяков-убийц. Но гораздо менее известно, что масса людей — маньяки в душе, и могли бы совершать действия такого типа. Но будучи людьми разумными, а иногда и вполне духовными, они этого просто не делают. Не потому, что не могут или не хотят, а потому что понимают, что этого делать нельзя, и в этом плане своё безумие они контролируют», - полагает историк. Он предлагает обратиться к людям всей планеты примерно с таким призывом: «Не сходите с ума, но если другого выхода у вас нет, контролируйте своё безумие и попробуйте понять, к чему оно может привести».

И к этому призыву нельзя не присоединиться.

Кристина Агату

17
1
0
2
1

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

К какому этносу вы себя относите?