X 
Приднестровье новостей: 1375
Акция протеста новостей: 1649
Война в Украине новостей: 5277
Евровидение новостей: 499

Василий Киртока: Одни во всех своих бедах винят весь мир, другие предпочитают извлекать уроки. Я отношусь ко вторым. Ч 1

22 фев. 17:58   Аналитика
6225 0

Президент DAAC Hermes S.A. и председатель Правления DAAC Hermes Grup S.A. Василий Киртока стал гостем программы "Бизнес-герои нашего времени" Павла Сидоренко, в которой рассказал о многих интересных вещах, касающихся жизни и бизнеса. Предлагаем вашему вниманию текстовую версию этого интервью.

- Сегодня у нас в гостях одна из самых масштабных личностей Молдовы: Василий Афанасьевич Киртока. Василий Афанасьевич, говорят, что размер бизнеса предпринимателя зависит от того, какую ответственность он берёт на себя. Потому что это всегда про ответственность. Это количество людей, которые работают у вас. Это ответственность перед клиентами. Опять же, ответственность перед государством. Вот вы с государственной службы в девяностые годы перешли в свой бизнес. А какие чувства тогда испытывали, когда из такой стабильности начался мир бизнеса? Это были суровые девяностые…

- Я хорошо помню эти времена. На самом деле я перешёл в бизнес в достаточно подготовленном состоянии, потому что, как вы помните, перестройка началась еще в 1985 году, и уже тогда эти перемены назревали. Мы все тогда были романтиками. Нас всех «достал» советский строй, который мы считали не очень удачным. Сейчас конечно, многие свою позицию пересматривают...

Перемены тогда шли очень стремительно. Мы теперь их анализируем, и видим, что в те времена допускались большие ошибки, которые в итоге в короткие сроки привели нас к капитализму, но в то же время вследствие этих ошибок мы потеряли большую часть промышленности. Кроме того, мы поставили людей в совершенно невероятное положение. Наверное, ни разу в истории такого не было. Очевидно, это даже похлеще, чем 1917 год. Многие люди вдруг остались без работы, без социальной поддержки государства, без сбережений.

Но наиболее активная и наиболее грамотная часть населения увидела в этих переменах новые возможности. Я тоже в этом видел возможности. Приведу пример. Мой папа в те времена пенсионер, купил на родине домик. Там у него был виноградник, много чего было. Поскольку я сам деревенский парень, то я ездил к нему помогать. И вот когда был первый Съезд народных депутатов, а мне надо было прашевать, я взял с собой небольшой радиоприёмник, и по мере преодоления рядов саженцев я перемещал этот приёмник и несколько раз, слушая речи Юрия Афанасьева, Гавриила Попова, - всех этих людей, которые в итоге оказались людьми, не очень правильно ведущими дела. Я даже несколько раз прослезился, настолько это круто звучало, настолько нас звали к переменам, к либерализму, к свободному рынку, к бизнесу.


Всё это назрело в обществе, потому что к тому времени было допущено много ошибок в управлении государством. Было очень много бюрократии, инициатива людей сдерживалась. Особенно остро чувствовала необходимость этих перемен молодёжь. Поэтому, конечно, мы встречали всё это с радостью, с удовольствием. Мы находили для себя новые возможности. Это вселяло в нас большую энергию, и остатки этой энергии сохраняются и сейчас, разве что в другой форме.

- У меня есть один традиционный вопрос в этой программе, который заготовлен заранее, а все остальные вопросы - это всегда экспромт. Вопрос про те ценности, которые дали вам в детстве ваши родители, окружение, учителя.

- Глядя на себя со стороны, я в общем-то удовлетворён своим состоянием, как личности, как человека, который живёт в окружающем мире, который наладил взаимодействие с этим миром, стараясь не генерировать негативные эмоции и не получать их в ответ. Я люблю людей. Я люблю свою компанию, свой коллектив, свою семью, детей, жену. Мне многое нравится. У меня много планов, которые я хочу реализовать. Но, оглядываясь назад, перечислить, какие же ценности мне дали мои родители, наверное, трудно, и будет выглядеть достаточно самодовольно.

Я скажу так: главное, что мне дали родители, - это пример. Это пример людей, которые всегда работали, которые были честны перед окружающими, перед государством, перед коллективами, которые они возглавляли. Это пример отношения к своим родителям, пример отношения к своим близким, братьям, сёстрам. Я видел, как люди относились друг к другу, как любили друг друга, и помогали друг другу. И очевидно, всё это как-то во мне отложилось.

Разумеется, родители старались, чтобы мы учились хорошо. Они были педагогами и помогали нам. И благодаря тому, что у нас были хорошие результаты в школе, потом в вузе, мы получили необходимые знания, а, самое главное, мы научились учиться. Вот это очень важно, потому что часто встречаешь людей, которые считают, что они всё знают, но большая проблема в том, что они не знают того, что они не знают. А человек, который может посмотреть на себя со стороны, который понимает, что он чего-то не знает, берёт в руки книгу, или другой источник информации и восполняет эти знания. Всё время мы учимся, и я думаю, что это главное, что мы получили от родителей, а также способность позитивно воспринимать окружающий мир.

- Мне очень импонирует обучение. Я сам постоянно учусь. Последняя моя страсть, которая проявилась, когда у меня был на интервью Иван Наниев (молдавский режиссер и бизнесмен, автор фильма«Сила вероятности Puterea Probabilității» - прим. ред). . Вы также поддерживали выход его фильма. Благодарю вас за это, потому что получился шикарный молдавский очень глубокий блокбастер. И на данный момент я увлёкся изучением кино, драматургии, каким образом работают режиссёры. Вы - мастер спорта по боксу и президент Федерации бокса. Скажите пожалуйста, вот этот спорт довольно и динамичный и агрессивный каким образом повлиял на вашу личность и помог в бизнесе?

- Первые опыты занятия боксом были у меня еще в школе. Вернулся я к этому в институте, в середине второго курса. Я думал так: надо, очевидно, пойти заняться каким-то видом спорта, нужно окрепнуть, всё-таки побольше мышц надо иметь, чтобы девочкам нравиться, чтобы увереннее себе чувствовать. И вспомнил про бокс.

Я пришёл к нашему тренеру в Одесском Политехе. Это был замечательный тренер Генрих Сигизмундович Михневский, коренной одессит. Он посмотрел на меня, попросил сделать несколько движений и говорит: "Ну, я вижу, что у тебя способности есть. Но условие - тренироваться каждый день!". К этому я, конечно, не был готов. Дальше второе условие. "Ты куришь?". Я говорю: "Ну, иногда". "Бросаешь курить сразу". Третье условие. "Алкоголь пьёшь?" Я говорю: "Ну, студент, всё бывает в жизни". Третье условие: "Бросаешь пить алкоголь. Принимается?". Он настолько меня обаял, что я сразу согласился.

Представьте себе: каждый день нужно было тренироваться. Тренироваться нужно было тяжело. Тренировки длились по полтора-два часа. Я и так был худощавым тогда. Но с каждой тренировкой оставалось на 1,5-2 кг меньше. Но, благодаря боксу, я окреп. Стал существенно уверенней в себе. У меня появилась возможность с большей уверенностью заступаться за слабых, - случалось иногда.

Я считаю, что спорт, и в частности бокс, много даёт мужчине. Если вы заметили, у нас не очень много женщин занимаются боксом. А если и занимаются, то это инициатива отдельных тренеров. Но, я как президент Федерации, это не поддерживаю, потому что в боксе засчитываются только три вида ударов: по голове, по груди и по животу. Женщину нельзя бить ни в какое из этих мест. Женщину вообще нельзя бить. Конечно, тренеры возмущаются, и у нас даже есть проблемы с международными федерациями. Но я стою на этом.

А мужчине этот вид спорта даёт очень многое. Конечно, есть определённые издержки, потому что удары по голове никогда не бывают полезными. Но в том-то искусство бокса - в разнообразии технических приёмов, которые дают хорошие тренеры. Надо уметь не только бить, надо уметь защищаться. Очень важно думать головой, при этом в боксе надо думать очень быстро, и очень важно иметь хорошие ноги. Иногда, когда меня спрашивают, что главное в боксе, я говорю: главное в боксе - это голова, и я не имею в виду крепость, я имею в виду мозги. А также важны ноги, потому что ударить можно, но для того, чтобы подойти на правильную дистанцию, нужны только ноги.

Я продолжаю поддерживать бокс. Я возглавляю Федерацию бокса с момента её основания. Иногда журналисты женского рода ко мне обращаются с вопросами про травмы и прочее, и я отвечаю так: "У нас век быстрого прогресса мужского инфантилизма. Мужчина - это глава семьи. Мужчина - человек, который должен принимать решения, это человек, который должен содержать семью и основную часть материального богатства должен приносить в семью. Мужчина - это человек, который отвечает за безопасность семьи. Если для того, чтобы получить эти качества, он немножко получит по голове, то это не страшно. Намного страшнее мужчина, который ничего это не делает, который сидит в смартфонах, который пьянствует и не думает о своей семье". Вот такой мой ответ.

- Я с вами согласен. Я играю в гольф. У нас как раз в гольфе считается, что 97,5% успеха зависит от того, что находится у тебя между ушами. Но если ты не умеешь держать в руках клюшку для гольфа, то шансов нет вообще. А скажите, пожалуйста, в эти суровые девяностые вы как раз занимались бизнесом. И в тем времена была очень тонкая грань между бандитами и милиционерами. Как удалось в этот промежуток выжить и расти?

- Дело в том, что и бандиты, и полиция, которые тогда уже действительно очень тесно сотрудничали в вопросах контроля над деловыми людьми, они же не ко всем подступались. Всё зависело от того, как ты отвечаешь на подобные попытки. Мы отвечали на эти попытки так, что обходились без их помощи.

- В те годы вы, наверное, создали свою Службу безопасности?

- Да, конечно. У нас Служба безопасности существует с 1993 года. Она кадрово меняется, но задачи остаются прежними. Это физическая охрана объектов, это личная защита руководства и членов их семей. Потому что мы на глазах у всех. Нас все видят, и очень важно, чтобы тех людей, которые нам помогают в этом, видели поменьше.

- И, наверное, вопросы кибербезопасности также они контролируют, потому что у вас и компания DAACSystem?

- Да, но этим занимается у нас не Служба безопасности. Она в курсе всего, что происходит, но кибербезопасностью у нас в основном занимается DAAC System Integrator - компания, которая и оказывает услуги в этой области.

Что касается прослушивающих устройств, у нас это не принято. Конечно, мы иногда проверяем на их наличие. Но всех руководителей Службы безопасности, которые у нас работали, я предупреждал сразу: у нас не принято прослушивать сотрудников. У нас категорические запрещено ставить какие-то прослушки в кабинетах. Важно, чтобы никто никого не слушал, потому что когда люди чувствуют, что первое лицо за тобой следит, то в любом случае возникают негативные эмоции, возникает недоверие. И человек с таким настроением, конечно, не очень эффективно трудится. Ну и плюс, я очень ценю личные отношения, которые у меня есть с партнёрами, с моими заместителями, с руководителями подразделений. Они часто переходят в дружбу, и поэтому такими вещами мы не занимаемся.

- В 1996 году на вас было совершено покушение, было, по-моему, пять-шесть выстрелов в вас. Вас тогда лечили в Германии. Как после этого удалось простить вашего бывшего партнёра? Что позволило сохранить веру в людей, доверие к людям? Это к тому, о чём вы говорили перед этим - что нет прослушки...

- Наверное, это от родителей у меня, или от более древних предков... Но я всегда старался в своих проблемах винить не кого-то, а только себя. Почему-то у меня был такой обостренный взгляд на себя со стороны. Я, конечно, не кусал локти по поводу каких-то проступков, и мне кажется, что у меня нет какого-то комплекса неполноценности. Я считаю себя самодостаточной фигурой. Но мы все допускаем ошибки. И есть два варианта отношения к этому. Либо мы начинаем винить всех вокруг, иногда даже стараемся мстить, либо мы анализируем свой путь, который привёл к каким-то негативным событиям, и думаем, как решить эту проблему сегодня так, чтобы этой проблемы не было завтра. Я всегда ищу путь, анализирую свои ошибки и прихожу к решениям, которые дальше исключают такие варианты.

Ну и, конечно, я таких людей (о которых мы говорили) просто забываю, вычёркиваю из жизни, если они перестают быть опасными мне, моей семье и так далее. Вот в данном случае так и произошло. Мы просто расстались. Человек даже не понял, в чём дело. Ну, я простил.

- Очень достойно. Я знаю, что в вашей компании люди работают десятилетиями, и на топ-должностях, и рядовые сотрудники. Как удаётся выбирать такое окружение, подбирать людей так, что они преданы вам и их даже не нужно контролировать?

- В возрасте 23, 24, 25 лет многие люди, когда стартуют в чём-то, в данном случае в бизнесе, или в администрировании бизнеса, могут развиваться по-разному, или деградировать по-разному. И многое зависит от того, в какие коллективы они попадают и какие отношения выстраиваются с первыми лицами. У меня был опыт работы с очень серьёзными руководителями. Я был главным инженером проектов в Kentforde, о котором вы говорите, я вырос до этой должности за 10 лет. Я видел с кем я работаю, я видел, как люди подбирали кадры, как люди относились к своим кадрам, как они их поддерживали, выращивали, как они им помогали расти. Этот опыт для меня оказался очень важным.

Поэтому я основывался на этом опыте, а также на глубоком позитивном отношении ко всем людям. Я люблю всех людей, я никогда не делю их на плохих и хороших, я стараюсь никогда не обижаться на тех, кто мне вдруг звонит или что-то просит у меня, или добивается встреч со мной, я давно уже к этому отношусь спокойно, потому что если человеку надо, то ничего страшного в этом нет.

Когда нам нужно было создавать коллектив, нужно было расширяться, к нам приходили по объявлению, и, конечно, мы всегда старались смотреть, что же человек увидит в своей жизни в нашей компании через 10 лет, через 15-20 лет. Иногда кто-то из них приходил и говорил: "Василий Афанасьевич, на данный момент всё хорошо, мне нравится и я с удовольствием прихожу на работу, ухожу с работы, но я не знаю, что будет дальше. Вот я вам предлагаю сделать то-то, то-то и то-то. Давайте сделаем!" И в некоторых случаях эти предложения принимались.

К примеру, предложение Игоря Щербинского о том, чтобы создать бизнес, связанный с продажей Dell, потому что у нас до этого был опыт работы с IBM. Первый IBM в Молдавии, собственно, купила наша компания ещё в 1992 году. Мы развили этот бизнес и, соответственно, Игорь развился и как человек, управляющий и IT-бизнесом. Правда, он свою долю потом продал, и сейчас выступает как главный партнёр и управляющий автомобильным бизнесом.

Мы очень ценим атмосферу в коллективе. Мы стараемся организовывать праздники. Стабильно отмечаем их три раза в год. Но мой день рождения - это ещё один праздник, скажем так, дополнительный. Он уже как бы является частью традиции. Поэтому та атмосфера, которая, считаю, создалась в нашей компании, сформировалась благодаря в том числе и тем людям, которые к нам приходили, она и способствует тому, что им нравится работать, они хотят работать. Ну и плюс, конечно, мы стараемся, чтобы люди зарабатывали неограниченное количество денег, но при этом создаем правила для того, чтобы это у них получалось.

- Мне вспомнилась только что вторая часть фразы про Суворова: "Отец солдатам", и насколько я знаю, большинство ваших топ-менеджеров, руководителей выросло в карьере с самых нижних позиций в компании.

- Да, так и есть. Основные наши партнеры, топ-менеджеры пришли в девяностых. Это и Николай Козин, и Игорь Щербинский, и Юрий Морошан и Геннадий Ботнару... Некоторые уже ушли на пенсию. Два года назад ушла на пенсию наш финансовый директор Татьяна Алексеевна Калинина, которая тоже начинала с нами в те времена. Ну, перечислять ещё можно довольно много...

- С вами работает и ваша супруга, и ваши сыновья. Я хотел спросить: отношение к сыновьям такое же, как ко всем, либо более жёсткое всё-таки?

- Я всё ждал, как вы скажете - более жёсткое или менее жёсткое. Разумеется, отношение к ним точно такое же, как к остальным. У каждого из них есть соответствующий контракт, и в этом контракте есть не только обязанности, но и ответственность, меры, которые могут быть предприняты за неисполнение контракта.

Я никак их не выделяю в этом плане, и свои посты они занимают заслуженно. В любом случае, через какое-то время им нужно будет уже взять на себя больше. Поэтому тот опыт, который они накапливают, то, через что проходят, для них важно, интересно и полезно, с моей точки зрения. Но при этом я накопил определенный опыт отца и шефа. Часто бывают разные опыты, и отношения складываются по-разному, и здесь очень важно суметь добиться таких отношений, чтобы не пересекать какие-то грани. Очень важно правильно разговаривать друг с другом, уходить от эмоций, не стесняться ставить те вопросы, которые возникают. Эти отношения предполагают полную открытость друг перед другом. Такие отношения отца и сына, конечно, весьма желательны в этом плане, но в бизнесе это особенно важно, поэтому та открытость, которая у нас сформировалась в бизнесе и с партнёрами и с сыновьями, конечно, делает более открытыми отношения в личной жизни.

- Я так понимаю, что удаётся разделять роль отца и роль руководителя.

- Ну, наверное, удаётся. Я как-то не задавался этим вопросом. По крайней мере, от меня никто не сбежал куда-то там далеко. Все пока что здесь.

(Окончание читайте 23.02.2024)

17
0
0
1
2

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Будете ли вы принимать участие в проходящей в Молдове переписи населения?