COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

От Китороагэ до Каракуяна. Прокуратура - в центре борьбы групп влияния

Спустя более года после ухода в отставку Николая Китороагэ в Прокуратуре борьбе с организованной преступностью и особым делам (PCCOCS) появился новый руководитель без приставки «временно исполняющий обязанности». Одну из ключевых должностей в правоохранительной системе Высший совет прокуроров доверил Иону Каракуяну.

Сегодня прокуратура, которая в последнее время заметно активизировала свою деятельность, оказалась в центре противостояния групп влияния, заинтересованных в оказании воздействия на расследование «кражи века» и других резонансных уголовных дел. В то же время в адрес правоохранителей по-прежнему звучит немало претензий со стороны адвокатов и других лиц, утверждающих о наличии заказных расследований. На этом фоне от нового главы PCCOCS ожидают, что учреждение полностью откажется от порочных практик предыдущего периода и будет руководствоваться только законом, исключив влияние политического фактора и различных интересов на свою работу.

Конкурс с одним кандидатом

На первом сентябрьском заседании Высший совет прокуроров определился с тем, кто станет главой Прокуратуры борьбе с организованной преступностью и особым делам. На вакантный пост назначен прокурор Ион Каракуян, который до сих пор занимал должность заместителя главы учреждения. С декабря 2019 г. он исполнял обязанности руководителя PCCOCS. По процедуре решение Высшего совета прокуроров передается на утверждение генпрокурору.

Как отмечают эксперты, сегодня прокуратура оказалась в центре борьбы различных групп влияния, заинтересованных в оказании воздействия на расследование «кражи века» и других резонансных уголовных дел. Активизация деятельности прокуроров пришлась не по вкусу ряду влиятельных лиц, которые не стесняются в выборе средств для достижения необходимого им результата. Дошло до того, что генпрокурор Александр Стояногло и его семья были взяты под защиту Службы государственной охраны. По данным спецслужб, их жизнь находится в опасности. Об этом глава Генпрокуратуры сообщил в эфире частного телеканала.


Не удивительно, что многие прокуроры воздерживаются от выдвижения своих кандидатур на руководящие должности. Ион Каракуян был единственным, кто зарегистрировался для участия в конкурсе на пост главы PCCOCS. Ранее он занимал несколько должностей, в том числе руководил отделом по борьбе с пытками в Генеральной прокуратуре. В этот период одним из самых резонансных дел, расследование которых он курировал, было дело о смерти Андрея Брагуцы, задержанного в августе 2017 г. за оскорбление полицейских и скончавшегося через 10 дней в пенитенциарии из-за побоев и жестокого обращения. Как сообщают адвокаты, спустя три года из 20 фигурантов (офицеры полиции, сокамерники Брагуцы, медперсонал) лишь один пребывает под стражей. В то же время о качестве расследования говорить преждевременно: окончательных приговоров еще нет, все уголовные дела находятся на разных стадиях рассмотрения в суде.

Предшественниками Каракуяна на посту руководителя PCCOCS были несколько прокуроров. В августе 2017 г. учреждение на 5-летний срок возглавил Николай Китороагэ, в июне 2019 г. он объявил об отставке. Накануне в прессе появилось расследование о прослушке оппозиционных политиков, журналистов и представителей гражданского общества. После отставки, по данным СМИ, Китороагэ ушел в отпуск на восемь месяцев, заявив, что не отдыхал в течение 6 лет. Однако уже в декабре по инициативе Александра Стояногло он лишился статуса прокурора. Перед этим его арестовали на 15 дней по обвинению в незаконном обогащении, а затем освободили из-под стражи под подписку о невыезде. Если исходить из содержания деклараций Китороагэ, то в 2012-2018 гг. он получил доход в размере около 2 млн леев. «Стоимость приобретенного с 2014 г. имущества примерно на 1,7 млн леев (без учета рыночной стоимости) превышает законные доходы», - объявила прокуратура. Дело все еще расследуется: правоохранители ждут ответа из банков и других учреждений России и Люксембурга.

После отставки Николая Китороагэ пост был передан прокурору Денису Ротару, работающему в этом учреждении. В сентябре 2019 г. должность занял Дорин Компан, начавший работу в PCCOCS месяцем ранее в качестве заместителя главного прокурора. Его деятельность была приостановлена после того, как в конце прошлого года Александр Стояногло распорядился о проведении особого контроля в PCCOCS и Антикоррупционной прокуратуре. В отношении Компана Коллегией по дисциплине и этике было начато дисциплинарное производство. Вскоре он ушел из системы, написав заявление об отставке.

С уходом Компана в декабре 2019 г. руководящие полномочия перешли Иону Каракуяну – сначала с приставкой «временно исполняющий обязанности», а в нынешнем месяце он назначен на 5-летний срок. Согласно декларациям последних лет, семья Каракуян владеет несколькими объектами недвижимости и земельными участками, которые были получены по договорам о дарении или наследовании. Также задекларирован автомобиль Nissan, выпущенный в 2002 г.

От контрабанды и наркоторговли до мошенничества и отмывания денег

В течение последних месяцев в поле зрения PCCOCS попадали бывшие прокуроры, судьи, высокопоставленные чиновники, крупные финансовые мошенники и аферисты. Специализированная прокуратура расследовала широкий круг уголовных дел – об отмывании полученных преступным путем денег, о хранении и распространении детской порнографии, многомиллионных контрабандных схемах, торговле наркотиками в составе преступных группировок, масштабных киберпреступлениях, незаконном обороте драгоценных металлов и камней, контрабанде радиоактивных и токсичных веществ. В то же время в адрес учреждения прозвучал ряд претензий со стороны адвокатов и других лиц, утверждающих о наличии заказных расследований.

Среди первых действий, предпринятых PCCOCS нынешней осенью, – проведение обысков в строительной компании Glorinal, по результатам которых были задержаны гендиректор предприятия Василий Кирикэ и несколько его подчиненных. 9 сентября их поместили под арест на 30 дней. Уголовное преследование ведется по фактам мошенничества, злоупотребления служебным положением и подделки документов. Финансовые средства в размере около 50 млн леев, вложенные 70 покупателями квартир в Кишиневе, были использованы не по назначению и застройщик не смог выполнить свои обязательства перед инвесторами. По данным прокуратуры, часть денег была присвоена ответственными лицами. Адвокаты утверждают, что дело возбуждено по приказу людей, которые стремятся лишить Кирикэ бизнеса.

В апреле выяснилось, что PCCOCS подозревает бывшего депутата ПКРМ, одного из основателей партии «Гражданский конгресс» Марка Ткачука в уклонении от уплаты налогов в Высшей антропологической школе. Дело было открыто еще три года назад, однако Ткачук узнал о нем лишь в 2020 г., получив статус подозреваемого. Он заявил, что уголовное преследование было инициировано по заказу окружения бывшего лидера ДПМ Владимира Плахотнюка, поскольку тогдашней власти требовались официальные мотивы для слежки. По его словам, дело фальсифицировано от начала и до конца. В итоге, после многочисленных проверок, PCCOCS пришла к выводу об отсутствии факта преступления, и вскоре уголовное дело было закрыто.

От прокуроров PCCOCS ждут решений по скандальному уголовному делу, связанному с перехватом на леушенской таможне в апреле 2020 г. крупной суммы незадекларированной валюты. В общей сложности в грузовике было обнаружено около 1,6 млн евро в купюрах номиналом 20 и 50 евро. Продолжается расследование, в ходе которого прокуратуре предстоит определить источник происхождения этой суммы. Деньги, подлинность которых подтверждена экспертизой, временно размещены на казначейском счете госбюджета. Более подробную информацию о ходе следствия правоохранители обещают предоставить позже.

Как сообщал портал Anticoruptie.md со ссылкой на ряд источников, в том числе в Антикоррупционной прокуратуре, деньги удалось перехватить благодаря доносу бывшего депутата ДПМ Константина Цуцу, который в обмен на информацию получил возможность вернуться домой без помещения под стражу. Утверждается, что это деньги, полученные от контрабанды. Вместе с тем, в комментариях для СМИ Ион Каракуян отрицал причастность Цуцу к раскрытию этой схемы. В мае молдаванин Адриано Дулгер, владеющий бизнесом в Лондоне, заявил, что деньги принадлежат ему. Он сказал, что собирался задекларировать денежные средства, но не успел из-за пандемии.

В мае 2020 г. PCCOCS получила в суде ордер на арест Владимира Плахотнюка по новому уголовному делу о банковском мошенничестве, отмывании денег в особо крупных размерах, создании и руководстве организованной преступной группой. Накануне генпрокурор Александр Стояногло заявил, что дело Вячеслава Платона полностью сфабриковано, а главным бенефициаром «кражи века» был непосредственно Плахотнюк. По словам Стояногло, Генеральная прокуратура располагает бесспорными доказательствами в этом отношении. Это второй ордер на арест политика, первый был выдан в октябре 2019 г. по ходатайству Антикоррупционной прокуратуры. С новыми доказательствами прокуратура намерена добиваться объявления Плахотнюка в международный розыск через Интерпол и его экстрадиции из США.

Одним из недавних решений Иона Каракуяна стало закрытие дела по расследованию обстоятельств смерти бизнесмена Юрия Лункашу, человека из близкого окружения Владимира Плахотнюка. Его нашли застреленным 17 августа 2019 г. Лункашу был основателем нескольких компаний, а также управлял по доверенности офшорной фирмой Investar Investments Limited, владеющей внушительным зданием в Кишиневе под названием Casa Albă, которая приписывается Плахотнюку. В ходе расследования прокуроры провели экспертизы, заслушали несколько человек, исследовали собранные на месте происшествия доказательства. Как уточнил Каракуян, после проверки всех возможных версий осталась только одна – самоубийство.

Заказные дела и нелегальная прослушка

Решение о создании в Молдове Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам было принято в 2016 г., в период структурной реформы и внедрения нового профильного законодательства. К главным задачам PCCOCS закон относит противостояние террористической деятельности, организованной преступности и пыткам, а также ведение следствия и представление в суде обвинения по этим делам. Генпрокурор, если посчитает нужным, вправе передать этому подразделению любое уголовное дело.

PCCOCS обладает статусом специализированной прокуратуры. Здесь на постоянной основе работают офицеры уголовного преследования, розыскные офицеры и специалисты, которых отбирает в индивидуальном порядке на 5-летний период глава PCCOCS. Если к работе сотрудника нет претензий, то контракт с ним продлевается на новый срок.

Эксперты неоднократно отмечали, что при Владимире Плахотнюке специализированная прокуратура была одним из главных проводников интересов бывшей власти в правоохранительной системе. Как говорил экс-прокурор Кишинева Иван Дьяков, в тот период лицом №1 в учреждении был не Эдуард Харунжен, который занимал главное кресло в прокуратуре. По его словам, де-факто всей прокуратурой руководил бывший глава PCCOCS Николай Китороагэ. Дьяков располагает информацией, что «все решения в прокуратуре передавались через Китороагэ, и он применял их в жизнь».

После назначения на пост генпрокурора Александра Стояногло выяснилось, что за многими действиями PCCOCS стояла нелояльная конкуренция и нападки на бизнес. Здесь зачастую инициировали уголовное преследование без заключения налоговой инспекции, которое в таких случаях необходимо. Как рассказал на пресс-конференции генпрокурор, многие дела сначала открывали против организованных преступных группировок. Но после обысков и арестов людей выводили из уголовного дела или привлекали к ответственности за более мелкое нарушение. По словам Стояногло, только в 10% дел, которые вела PCCOCS, речь шла о реальной организованной преступности.

Среди других характерных особенностей работы PCCOCS при предыдущем руководстве генпрокурор называет необоснованное открытие уголовных дел, недостаточную проверку фактов, нелегальную прослушку и незаконные аресты. По его словам, во многих случаях судьи отказывали в аресте, поскольку прокуроры не включали в обвинение обязательные элементы, а это нарушает Европейскую конвенцию по правам человека. Еще одна претензия связана с регулярным затягиванием уголовных дел. В частности, по одному из дел о торговле людьми за два года не провели ни одного следственного действия, другое дело открыли в 2011 г., забросили и возобновили в 2018 г.

Прослушка часто практиковалась дольше шести месяцев, предусмотренных законом. По словам Александра Стояногло, прокуроры могли без оснований вести электронную слежку по 8-12 месяцев. Также генпрокурор рассказал о деле, возбужденном в отношении трех лиц, которые нанесли государству ущерб в размере более 290 млн леев. При этом в бюджет было возвращено всего 36 млн леев. Громкие дела чаще всего преподносили так, чтобы ввести общество в заблуждение и отвлечь от более важных процессов. В пример приводится дело врачей, вымогавших взятки у пациентов, которое на первых этапах подробно освещалось в СМИ. По нему задержали более десяти врачей, проводили обыски, прослушивали разговоры, записывали видео скрытыми камерами. В итоге только одному из них предъявили обвинения, даже не запросив реальный срок. Конфискованные во время обысков 6 млн леев под разными предлогами вернули врачам.

Как отмечают эксперты, найти хороших, законопослушных прокуроров, из которых можно сформировать сильную команду для независимых и профессиональных расследований – задача довольно сложная, в особенности в специализированных прокуратурах, многие сотрудники которых засветились в «политических заказах» или действиях сомнительного характера. Тем не менее, от нового главы PCCOCS ожидают, что это учреждение полностью откажется от порочных практик предыдущего периода и будет руководствоваться только законом, исключив влияние политического фактора и различных интересов на свою деятельность.

Ион Спэтару

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load