ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Феномен диаспоры

Ровно неделю назад стало известно имя нового президента Молдовы. Факторов, приведших Майю Санду к победе, множество. Один из них называется "диаспора".

Во втором туре президентских выборов проголосовало рекордное количество граждан Молдовы за рубежом – более 262 тысяч (для сравнения – в первом туре эта цифра составляла 150 тысяч). Из них 93% отдали свои голоса за Майю Санду.

Люди, которых называют диаспорой, стали грозной и мощной силой, во многом оказывающей влияние на политическую жизнь нашей страны.

Права без обязанностей?

В первом туре выборов президента - 2020 именно диаспора вывела лидера PAS на первое место. Действующий глава государства Игорь Додон выиграл в первом туре президентских выборов в Молдове, без учета голосов диаспоры - волеизъявления граждан, голосовавших на избирательных участках за рубежом. Таким образом исход первого тура выборов решили те, кто живет и работает за пределами страны.


Возможно, именно этот успех воодушевил сторонников Майи Санду и дал возможность максимально мобилизоваться и одержать победу во втором туре.

В связи с этим в обществе и в экспертной среде вновь возник вопрос: насколько это правильно - давать право голоса людям, которые не платят этому государству налоги? Фактически нерезидентам?

Споры по поводу «имеет ли право диаспора выбирать нам парламент и президента», идут не первый год. Особенно активно они начинаются в период выборов – парламентских или президентских.

В молдавском экспертном сообществе нет чёткого мнения на этот счёт. Одни считают, что лишать права голова уехавших за границу граждан РМ некорректно и в корне ошибочно: «Да, эти граждане не платят налоги внутри страны – а это один из основных аргументов тех, кто выступает за ограничение прав представителей диаспоры в вопросе голосования, но не стоит забывать, что наши сограждане, уехавшие за рубеж, являются нашими крупными инвесторами. Через свои переводы они ежегодно инвестируют в молдавскую экономику суммы, которые на порядок превышают размеры прямых иностранных инвестиций».

Но есть и те, кто придерживается другой точки зрения: «Вопрос ставится так - вправе ли те, кто уехал, решать судьбу тех, кто остался? То, что уехавшие из страны не платят налогов, – это как раз не самый сильный аргумент. На это легко возразить, что суммы, поступающие из-за рубежа в Молдову, вполне сопоставимы с суммами налогов с физических лиц, которые платятся гражданами внутри страны. И хотя первые суммы не поступают сразу в бюджет, но тоже выполняют ряд необходимых для общества функций. Каждый выбирает для себя – уезжать из Молдовы или оставаться. Насильно никто никого не выгоняет. Принял решение уехать, чтобы заработать больше – твоё право. Родное государство обязано оказывать тебе за рубежом определённую поддержку (например, консульскую) в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств, но бегать за тобой, чтобы ты мог ещё и своё право голоса реализовать, оно не обязано.

Если ты такой патриот, что тебе непременно хочется проголосовать, докажи это, потрать несколько сотен долларов или евро на авиабилет в оба конца - раз в несколько лет это не совсем накладно, прилети на Родину и проголосуй. Патриотизм, если он настоящий, а не декларативный, предполагает и готовность к самопожертвованию. Без него это уже не патриотизм, а демагогия».

Четыре года назад, во время прошлой президентской кампании, высказал свою точку зрения по этому вопросу бывший замминистра иностранных дел, директор Института дипломатических, политических исследований и вопросов безопасности Валерий Осталеп, назвав этот вопрос концептуальным: «Я бы с точки зрения наших интересов подумал бы давать право голоса только налогоплательщикам. Потому что люди, которые не бывают по 10-15 лет (а их будет все больше и больше), они дают от 5% голосов от общего голоса. То есть с политической точки зрения можно входить в контакт с подобными диаспорами и оказывать влияние на нашу политику. Это вопрос обсуждения. Ты не здесь, ты не бываешь, ты никак не участвуешь или участвуешь опосредованно, в развитии этой страны и этого общества, но на руководство и её курс ты влияешь. Этот вопрос должен обсуждаться очень серьезно и в первую очередь с диаспорой. Они должны высказаться на эту тему. Планируют ли они возвращаться, и если да, то когда? Хотят ли они получать молдавскую пенсию и т.д. Есть масса вопросов!»

С тех пор никаких изменений в законодательной области не произошло, никаких общественных дискуссий не проводилось, никаких консенсусов найдено не было, а влияние диаспоры на политическую жизнь страны лишь усиливалось. В выборах президента в 2020 году голоса диаспоры составили около 16%.

При этом особую активность проявляют почему-то те, кто уехал на учебу или заработки в страны Запада. И именно голоса этих представителей диаспоры имеют решающее значение. Почему-то молдавские граждане, находящиеся в России, далеко не так активны, как наши соотечественники, проживающие в странах Европы и Америки. Это весьма интересный феномен, который требует отдельного исследования.

Несколько странно, что многие из диаспоры, которые уехали навсегда, чьи дети уже стали итальянцами, французами и немцами и никогда не планируют вернуться на Родину, все еще считают, что молдавское государство им должно, а они ему – нет. Вспомним, как в апреле нынешнего года, когда из-за распространения коронавируса наши сограждане массово возвращались из-за рубежа, и правительство предложило им оплачивать полисы медицинского страхования. Сколько было возмущения! Лучше всего тогдашнюю ситуацию описал на своей личной странице в Facebook бывший вице-премьер Молдовы Александр Муравский.

«Интересное кино получается. Когда речь идёт о выборах, то представители некоторых политических сил с пеной у рта доказывают, что наши соотечественники, работающие за рубежом, которых они обзывают красивым словом «диаспора», имеют все права на участие в голосовании. И что если правительство не откроет достаточное количество участков за рубежом, то тем самым нарушит конституционные права этих граждан и прочее, и прочее. И требуют это для всех, независимо от того, сколько эти люди там находятся, хотя некоторые из них уже, наверное, забыли, как выглядят улочки их села.

Но когда встал вопрос о том, что эти граждане имеют также гражданские обязанности, в том числе иметь медицинский полис, то тут эти же политические силы начали кричать об ущемлении этих граждан, прямо-таки об их дискриминации, начали считать, на сколько дней они приехали в страну, даже вспомнили красивое слово «резидент». Какие-то странные граждане получаются эти наши работники. Тут гражданин, а чуть ниже уже нет», - написал Муравский.

С думой о далекой родине

Называть диаспорой наших соотечественников, уехавших на заработки за границу, стали относительно недавно. Прижилось это называние с легкой руки той же Майи Санду, когда она возглавила партию PAS и начала активную политическую деятельность. До тех пор они скромно именовались молдавскими гастарбайтерами.

Вообще же понятие диаспоры довольно размытое, и разные словари и энциклопедии дают разные определения. Но есть некоторые общие для всех источников признаки, по которым ту или иную группу можно отнести к диаспоре. Первый и самый главный - к диаспоре относятся лица одной этнической принадлежности, которые покинули страну своего происхождения (сами или их предки), натурализовались в новой стране пребывания (получили гражданство или как минимум постоянный вид на жительство), но при этом сохранили свою этническую самоидентификацию, гражданство и поддерживают связь со страной происхождения. Второй важный признак - наличие устойчивых, постоянно работающих социальных и организационных структур, созданных членами диаспоры.

Поэтому уместнее говорить не о молдавской диаспоре, а о гражданах РМ, временно находящихся на заработках за рубежом. Но как только они перейдут в статус диаспоры, - а этот процесс идет - вопрос об их участии в выборах станет ещё острее. Те, кто занимаются данной проблемой, знают, что во многих странах участие таких граждан в выборах запрещено, а в других обставлено целым рядом условий.

В большинстве стран, в том числе в ближайших для нас Украине, Румынии, России, Беларуси, никаких ограничений для голосования своих граждан за рубежом не существует. Однако законы таких стран, как Израиль, Армения или Греция, более строги к своим покинувшим родину землякам.

Согласно законодательству Армении, голосовать за рубежом имеют право лишь две категории граждан – дипломаты, члены их семей и сотрудники иностранных филиалов зарегистрированных в Армении компаний. Голосование за рубежом здесь было отменено в 2007 году.

Согласно израильскому закону, граждане, которые живут или временно находятся за границей, не имеют права голоса, если только они не прибывают в Израиль в день выборов. Голосовать позволяется лишь официальным израильским представителям, сотрудникам дипломатического корпуса и консульств, представителям «Сохнута», а также морякам.

Но в последнее время все чаще и чаще раздаются голоса, говорящие, что закон, существующий с 1948 года, устарел и совершенно не адаптирован к современности, в которой во всем мире люди стали куда более мобильными, если речь заходит о работе, учебе и путешествиях. Так, в документе, опубликованном три года назад израильским Институтом демократии, подчеркивалось, что, запрещая значительному количеству израильтян за рубежом участвовать в голосовании, государство поощряет дискриминацию одной группы населения по сравнению с остальными.

Некоторые израильтяне предлагают, чтобы право голоса было предоставлено тем, кто находится за границей не более пяти лет. Во многих странах для граждан, оказавшихся по каким-либо причинам за рубежом, существуют именно такие правила. К примеру, в Австралии разрешено голосовать гражданам, находящимся за пределами страны до шести лет, в Канаде – до пяти лет, в Новой Зеландии – до трех лет. В Великобритании этот срок увеличен до пятнадцати лет. Дания ограничивает срок проживания за границей двумя годами, но при этом не налагает никаких временных ограничений на своих официальных эмиссаров, бизнесменов, студентов или же тех, кто находится за границей на лечении.

Поэтому вряд ли можно надеяться, что Молдова может перенять израильский опыт в этой сфере. И действительно, лишать граждан Молдовы избирательного права было бы не демократично. Однако можно было бы, изучив опыт других стран, по крайней мере ввести некоторые законодательные изменения. К примеру, допускать к урнам для голосования тех, кто находится за пределами Молдовы не более пяти лет (за исключением госслужащих в командировках, дипломатических работников и студентов).

И в среде юристов, законников с большим опытом уже звучат такие предложения. Одно из них накануне второго тура голосования высказал на своей странице в соцсетях экс-глава Конституционного суда Молдовы Виктор Пушкаш.

«Я не могут понять, как они способствуют развитию экономики, сельского хозяйства, дорожного строительства, прекращению деградации сел, улучшению культуры и системы образования, ремонту и т. д. Сделали ли они что-нибудь полезное для общества за эти годы? Ничего. Мы немного устали от такого количества советов», - отметил он в сообщении в социальной сети.

По словам Пушкаша, он не может понять тех, кто переехал в другие государства и считает, что для таких случаев необходимо конкретизировать избирательное законодательство

«Право голоса должно принадлежать всем гражданам Республики Молдова, которые постоянно проживают в стране, и тем, кто работает за границей на сезонных работах. Те, кто поселились в других государствах и интегрировались в общества этих государств, больше не участвуют в развитии Молдовы, и тем более не участвуют в управлении государственными делами.

Мы, те, кто ежедневно сталкивается с различными проблемами, которые также должны решать мы сами, имеем полное право требовать, чтобы все наши соотечественники, независимо от продолжительности их пребывания за границей, отказались от психоинформационной войны, развязанной в Молдове со стороны оппозиции, которая используется как агрессивный инструмент против молдавского народа», - заключил Пушкаш.

Они нас кормят?

Один из главных аргументов тех, кто отстаивает право диаспоры решать судьбу страны – они присылают домой столько денег, что практически только благодаря им и держится национальная экономика.

Действительно, ежегодно в страну в среднем поступает порядка 1,5 млрд долларов – это официальные данные. Предположим, что еще 0,5 млрд поступает наличными. То есть – до 2 млрд долларов в год. Сейчас в связи с пандемией этот объём снизился, но цифры все равно внушительные. Некоторые политики и даже экономисты утверждают, что эти деньги формируют 18-20% ВВП.

Однако, как разъяснил бывший вице-премьер Молдовы Александр Муравский, такое утверждение совершенно неправильно.

«То, что объём поступлений из-за рубежа СОПОСТАВИМ с 18-20% ВВП, отнюдь не означает, что эти деньги ФОРМИРУЮТ 18-20% ВВП. Там нужны совсем другие расчёты, которые выведут нас примерно на уровень 6-8%», - написал он в своем комментарии в соцсети. И далее предложил оценить влияние этих денег на экономику страны.

Он согласен с тем, что эти деньги в значительной степени улучшают платёжный баланс страны. «Деньги, высылаемые родственникам, в первую очередь родителям, позволяют этим лицам вести более-менее приемлемый образ жизни. Говорить за это спасибо должны получатели переводов. С человеческой точки зрения, это нормальное поведение детей по отношению к своим родителям. Часть денег оседает на депозитах в банках РМ, тем самым формируя средства для кредитования экономических агентов и населения. Часть средств вкладывается в строительство, покупку или ремонт недвижимости, что стимулирует развитие промышленности местных стройматериалов и создаёт рабочие места в этом секторе. Деньги, полученные родственниками, идут на потребление, стимулируют импорт и через систему сбора НДС и акцизов увеличивают поступления в бюджет», - пишет Муравский. И это всё, по его мнению, плюсы.

А далее он говорит об обратной стороне медали. «Начнём с минусов бюджетно-экономического характера. Как известно, пенсионная система РМ носит солидарный характер. Пока человек работает, он и его работодатель платят взносы в пенсионный фонд, из которого выплачиваются пенсии старикам. Когда человек выходит на пенсию, он получает её благодаря тому, что работающие платят взносы в социальный фонд. Представители ТНД (так называемая диаспора. – Прим. ред.) ни бэнуца не платят в фонд социального страхования. Это значит, что пенсию их родителям, а также родственникам-инвалидам платят те, кто остался и работает в РМ. Медицина у нас страховая. И она тоже у нас солидарная. При этом за пенсионеров и несовершеннолетних платит государство из фонда медицинского страхования. Фонд медицинского страхования формируется за счёт работников и работодателей РМ. Представители ТНД не платят ни бэнуца в фонд медицинского страхования. То есть их родители и дети обслуживаются медицинскими учреждениями страны только благодаря тому, что те, кто остался, платят за них. Рост импорта. Деньги, пересылаемые родственникам, идут на обычное потребление. Экономика страны, местное производство не может быстро удовлетворить потребности населения, и они удовлетворяются в основном за счёт импорта. Но этот импорт в силу разных причин ещё больше подавляет местного производителя и процесс развивается по спирали», - разъясняет ситуацию один из самых опытных экономистов страны.

«Я не обвиняю тех, кто уехал, но я и не собираюсь делать из них героев. Каждый строитель своей судьбы. Каждый принимает своё решение. И я не понимаю, почему я должен благодарить того, кто уехал, в ущерб тому, кто остался и водит троллейбус, строит дома, пашет поля у себя на Родине. И не надо рассказывать, что их вытолкнули. Да, был очень трудный период вначале. Но потом и сейчас есть масса возможностей работать дома. Да, получать пока меньше, но строить страну», - пишет в заключение Александр Муравский.

Будем строить страну вместе?

Ситуация, при которой большая часть населения страны стремится переселиться в другие страны, это порочная концепция. Она ведет к деградации государства. Гармоничной должна быть концепция, которая ведет к развитию своей страны.

Собственно, об этом говорил Игорь Додон, отвечая на упреки о его реплике о «параллельном электорате». Он объяснил, что говорил о том, что наши соотечественники за рубежом имеют собственные политические предпочтения, которые не соответствуют предпочтениям тех, кто живет в Молдове.

«Мы рады, что в Молдове есть активные граждане — внутри страны и вне ее. Я ясно сказал: предпочтения разные у тех, кто находится в стране, и тех, кто вне ее, но все они наши. Моя задача в будущем — в должности президента, политика - мы должны сделать все, чтобы убедить их вернуться домой. Люди с опытом, молодежь с опытом. Я предложу программу для того, чтобы вернуть граждан Молдовы домой. Не может быть стен между нами и диаспорой. У меня брат жены за границей, 30−40% родственников из Садова работают в Италии. Я не создаю стен между нами», — сказал Игорь Додон.

Судя по результатам выборов, его месседж не был услышан. Напротив, нынешнее голосование молдавских граждан за рубежом побило все мыслимые рекорды. Несмотря на множество связанных с ковидом ограничений в странах Европы, наши соотечественники тысячами собирались на избирательных участках. Кое-где ажиотаж был столь велик, а желающих проголосовать столь много, что даже не хватило бюллетеней. Некоторые местные аналитики обратили внимание на небывало высокую пропускную способность этих избирательных участков – получалось, что в среднем каждому голосовавшему удалось проделать процедуру голосования за три минуты!

Но чем вызвана такая активность? Почему наши зарубежные сограждане согласны приезжать из других городов туда, где открыты избирательные участки, и по семь-восемь часов простаивать в очереди? Что заставило их потратить свой единственный выходной на то, чтобы поставить штамп в бюллетене за кандидата в президенты страны, в которой не живешь? «У меня в Молдове семья. В Германию я уехал только для того, чтобы заработать деньги на покупку квартиры. Я мечтаю вернуться домой и хочу, чтобы это была нормальная страна», - так по просьбе нашего сайта прокомментировал свое решение один из представителей молдавской диаспоры.

Ну вот теперь у них будет президент, которого они хотели. Значит, надо ожидать, что в скором времени эти 250 тысяч вернутся на родину и примут участие в строительстве новой, современной, «европейской Молдовы»? Или подождут, пока живущие здесь создадут им хорошие рабочие места и вожделенные высокие зарплаты, сделают Молдову «нормальной страной»?

А что, если их надежды не оправдаются? Ведь согласно международной избирательной практике, люди, уехавшие за рубеж, редко голосуют за партии власти на выборах в своих странах – представителей диаспоры, как правило, отличает протестное настроение. Надо понимать, что за границу чаще всего уезжают те, кто чем-то недоволен в собственной стране: уровнем зарплаты, уровнем жизни, политической обстановкой и так далее. Они всегда будут голосовать против власти – любой, какая бы она ни была. Поэтому не исключено, что на следующих выборах те, кто сегодня отдал свой голос лидеру PAS, через четыре года отдадут его кому-то другому.

Очевидно, Майе Санду и ее партии следует это учесть и не исходить из того, что чем больше людей уедут из страны, тем больше голосов избирателей смогут получать правые партии.

Кристина Агату

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load