ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Елена Волошанка и Софья Палеолог. Правда и вымысел (Часть 2)

Елена Волошанка и Софья Палеолог. Правда и вымысел (Часть 2)

Вячеслав Матвеев

Как известно, одно историческое событие влечет за собой цепь последующих, и способно кардинально изменить ход истории. Так случилось и в результате противостояния двух княгинь - Елены Волошанки и Софьи Палеолог. Победа последней повлияла не только на взаимоотношения Молдовы и Руси, но и на судьбы этих двух стран. И кто знает, какой была бы история Европы, сложись все иначе…

На осколках империи

Судьба нашей соотечественницы Елены Волошанки, молдавской княжны и жены русского великого князя и наследника московского престола Ивана Молодого, неразрывно связанна с теми событиями, которые охватили Европу в конце ХV века. В 1453 под ударами турецкой империи пал Константинополь. Турки разрушили город благодаря изменнику, который открыл им одну из тайных дверей в стене города. На поле сражения пал и последний византийский император Константин Палеолог. В груде трупов его удалось найти только благодаря красным сапогам. Чуть дольше продержались такие осколки Византии, как Трапезундская империя и Морейский деспотат. Одна из дочерей морейского деспота перебралась в Италию, под покровительство Папы Римского, который на Фераро-Флорентийском соборе был признан священным правителем всего христианского мира. Зоя Палеолог, получившая в последствии имя София, жила в Италии до тех пор, пока не стала новой супругой великого князя московского Ивана III. Уже в Москве она столкнулась с партией Елены Волошанки и между княгинями началась непримиримая борьба за власть и за наследие московского княжеского престола. Итогом стала коварная победа партии византийской принцессы и гибель молдавской княжны, а затем и ее сына Дмитрия.

В чем же была суть противостояния их аристократических и религиозных позиций, и почему идеи, принесенные Еленой Волошанкой, так перевернули тихий, почти азиатский быт московского княжеского двора, да и всей Московской Руси? Чтобы понять это, нам необходимо осветить два вопроса. Первый - это историческая и религиозная ситуация в Европе и на Руси в то сложное время. Вопрос второй, и очень важный: кто же был Штефан чел Маре, отец Елены, и в чем заключалась его историческая миссия и миссия его дочери?

Союз не сложился

Сначала ответим на первый вопрос. Европа в то время противостояла турецкому натиску, который буквально стер с политической карты Европы и Азии многие крупные государства. Пали Болгария, Сербия, Хорватия, затем и Венгрия. Натиск не обошел и Валахию, Молдову и Трансильванию. Однако Молдова еще долго под крепкой рукой своего полководца и господаря успешно противостояла туркам. Господарь Молдовы Штефан несколько раз в пух и прах разбивал турецкие полчища, тем самым подняв авторитет своей страны и своего престола в глазах Европы. Даже римский понтифик предлагал нашему господарю титул короля, но Штефан отказался. Надо признать, что он рассчитывал на геополитический и военный союз с Московской Русью, да и жену взял себе из русского киевского княжеского рода. Однако расчеты эти оказались напрасными. А причиной тому - великий князь московский, который избрал сторону партии Софии Палеолог и предал Штефана чел Маре. Да не просто предал, но и загубил его дочь и его царственного внука, который незадолго до этого стал наследником московского престола и царевичем. Самое главное, что разрушив союз, он оставил господаря Штефана один на один с Оттоманской Портой, что и привело к известным всем событиям и к потере самостоятельности Молдавского княжества.

Однако сейчас история порой интерпретируется слишком вольно. Мы уже анализировали, какие неточности и искажения сделали авторы сериала «София», который не так давно широко прошел на одном из российских телеканалов. Особенно неприятно было смотреть, как в фильме нашу принцессу Елену бьют кнутом – это сцена показана в финале картины. И прекращают казнь только после пылкой просьбы Софьи Палеолог. Это историческая ложь. Во-первых, нет никаких фактов о том, что Елену подвергали бичеванию. Подтверждено лишь то, что она была заточена в тюремный замок, где и погибла. Во-вторых, и это самое главное, ее высокий статус не позволял бичевать ее, как простую холопку: к людям княжеской крови в то время это было неприменимо. Либо казнь, либо тюрьма, либо монастырь. В фильме же - откровенное искажение фактов, что и заставило автора объяснить истинное положение дел в ту эпоху, и в том числе - статус Елены Волошанки.

Статусный вопрос

Итак, почему же бичевание княгини было в принципе невозможным? Осветим, в этой связи, титулатуру и престол того дома, из которого происходила Елена Волошанка, и были ли они ниже статусов Ивана III и Софьи Палеолог. Софья была дочерью Фомы - последнего Морейского деспота, который после падения Константинополя укрепил Коринфский перешеек, и попытался организовать сопротивление натиску турок. Он проиграл, с ним исчез и Морейский деспотат. Деспотаты были не вполне независимыми государствами. В Византийской империи слово деспот не носило негативного оттенка, как сейчас, всего лишь означало «владыка». Это был высший придворный титул, даруемый императором наиболее приближенным лицам. Позднее этот титул стал использоваться в граничащих с Византией государствах — во Втором Болгарском царстве, Сербо-Греческом царстве и в отдаленной Трапезундской империи. Могла ли дочь Фомы Морейского – деспота, равного европейским маркграфам, быть равной титулу Елены Волошанки?

Несмотря на крайне ограниченную базу исторических источников, содержащих процесс формирования государственной власти, титулатура престола Молдовы легко прослеживается благодаря актовым государственным документам той эпохи, в частности, славяно-молдавским грамотам. Вначале молдавский правитель носил титул воеводы. Но уже со времени правления Петра П Мушата мы видим более высокий статус монаршего дома Молдовы. В грамоте от 1 мая 1384 г. правитель Молдовы именует себя иначе, а именно: «Мы, Петр воевода, божьей милостью князь земли Молдавской». В подлиннике это звучит следующим образом: «Nos, Petrus waivoda, dei gratia dux Terre Moldavie». Латинское дукс и в Римской республике, и в Римской империи, и в Византии означало звание военного вождя. Впоследствии слово перешло в другие европейские языки: английское duke (дюк) со значением герцог, итальянское doge (дож) и duce (дуче). А в документах преемника Петра Романа I Мушата уже проявляются изменения. В грамоте от 30 марта 1392 г. господарь именует себя более полновластным правителем: «Велики самодержавный, милости Божи господин, Ио Роман воевода обладая Землей Молдавскою от планины (то есть от гор – прим. авт.) до моря». Обратите внимание на выражения «самодержавный» и «милостью Божьей». Что это значит для нашего исследования? А то, что ни о какой зависимости от внешнего суверена не может быть и речи. Власть молдавского господаря самодержавна и получена милостью самого Бога. Грамота воеводы Романа I Мушата от 5 января 1393 года, единственная сохранившаяся до нашего времени внешнеполитическая грамота этого воеводы, интересна для нас тем, что в ней впервые применительно к правителю Молдовы употребляется титул «господарь». Кстати, он там назван еще и «воевода Молдавскии и дедичь земли Волошской». Это значительно расширяет полномочия молдавского правителя, который правит не только своим доменом - Молдовой, - но и заявляет себя как суверена всей волошской земли. Начиная с Петра Мушата, и это очень важно для нашего исследования, - происходят изменения в пользу усиления власти господаря и централизации аппарата управления в Молдове.

А с времен грамоты Александра Доброго от 28 июня 1401 года титулатура приобретает законченный вид. С этого времени все правители Молдовы именуются воеводами и носят титул господаря. Во внешнеполитических актах того времени титул «Господарь Земли Молдавской» постоянен и неизменен. Об этом свидетельствуют грамота Александра Доброго, выданная во Львове 6 октября 1407 года, и то, как именует себя Стефан-воевода в письме к венгерскому королю, датированному 29 июня 1475 года: «Мы, Стефан, Воевода, Божиею милостью Господарь Молдавской земли».

Если мы изучим акты Московской Руси и Литвы, то увидим, что правители этих стран так же именовали себя в то время подобным образом, просто на Московской Руси этот титул приобрел форму «государь».

Изначально господа́рь (у болгар господа́р, у сербов gospódar, у украинцев господа́р, у белорусов - гаспадар) - это титул Великого Новгорода и правителей Великого княжества Литовского, Северо-Восточной Руси, Молдавии, Зеты и Черногории. Титул «господарь» появился одновременно в западнорусском и сербском дипломатических языках в XIV веке как калька с латинского dominus (хозяин, господин). В Московском государстве в начале XVII века слово было вытеснено, предположительно производным от него, «государем». Известна более поздняя печать зетского правителя Ивана Черноевича 1458 года с надписью «Иван Црноевич госпо́дар Зетски». Черногорский король Никола I сохранял титул господаря до 1918 года. В XIV веке титул «господарь» появляется в грамотах Великого княжества Литовского, куда он проник из Галицкой Руси. В этот период титул закрепляется за польским королём Казимиром III. Позже, в грамоте 1378 года, господарем, в том числе и Русской земли, титулуется князь Владислав Опольский. В славянских источниках XV—XIX веков молдавские и валашские правители наряду с титулом воеводы назывались господарями. Титул господарей сохранялся ещё некоторое время после объединения Молдавского княжества с Валахией до 1881 года, когда Румыния была провозглашена королевством.

От принципата – к доминату

Таким образом, мы видим, что государями, или господарями именовали себя правители Литовского, Московского княжеств и даже польские короли, что позволяет нам сделать вывод о равенстве правителей Литвы, Московии и Молдовы.

Но есть еще понятие «доминус». Кстати, титул Domn (от латинского dominus) использовался в румынских источниках вместо господаря. Равны ли они? Мы помним, что согласно римскому праву, со времен Августа, в Риме был установлен принципат. Император Рима был принцепсом, т.е. князем или принцем. Принципат (лат. principatus, от princeps — первый сенатор, сенатор, открывающий заседание) — условный термин в исторической литературе для обозначения сложившейся в Древнем Риме в период ранней империи (27 до н. э. — 284 н. э.) особой формы монархии, совмещавшей монархические и республиканские черты. Обладатели высшей власти в основном именовались титулом «принцепс», этим подчёркивался их статус не монарха-самодержца, а первого среди равных. В эпоху республики принцепс не имел особых полномочий и прав, кроме почётного права первым высказывать своё мнение в сенате по запросу консулов. Ни о какой монархической власти здесь не могло быть и речи.

Позже, в эпоху домината титулатура римского правителя изменилась. Император Диоклетиан (конец Ill в.) старается централизовать государство, стабилизировать находящуюся в кризисе политическую систему Римской империи. Он явился инициатором прикрепления горожан к месту жительства и профессии (что можно считать предпосылками феодализма). До того как Диоклетиан удалился выращивать лук и чеснок в Далмации, он ввел в Риме доминат. А это, в отличие от принципата – уже настоящая монархия.

Император Диоклетиан поделил Римскую империю на восточную и западную части и перенес административный центр империи на восток. Чуть позже он установил тетрархию: страна была разделена на две части: западную и восточную, во главе каждой из которых встали августы. Каждая из половин делилась еще раз надвое, одной четвертой империи руководил август соответствующей половины, другой – назначаемый им цезарь. Таким образом, появилось 4 императора: 2 августа (восточный и западный) и 2 цезаря. После Диоклетиана император Константин упразднил тетрархию. Но доминат, сохранился, а следовательно – и монархическая власть. Энциклопедия Кольера, изданная в США, дает следующую информацию по данному вопросу. «В 3 в. император становится божеством уже при жизни (прежних императоров обожествляли после смерти, и титул Домициана "dominus et deus" - "Господин и Бог" в свое время порождал неудовольствие населения). Именование Аврелиана "dominus et deus" уже не вызывает нареканий, а Диоклетиан и Максимиан, сделавшие своими эпитетами "Иовий" и "Геркулей", практически идентифицируются со своими божественными покровителями, Юпитером и Геркулесом. В христианской империи цезаря Константина в государстве переменились лишь частности: император правил теперь dei gratia (милостью Божьей), сделавшись священным орудием божественной власти. Ныне вся система правления была ориентирована на одного человека - доминуса, властелина».

Итак, напомним: титул правителей Молдовы на латыни звучал как «доминус». Теперь же самое важное и самое интересное. Об этом практически не писали наши историки, но фактически этот титул соответствовал титулатуре римского императора и был значительно выше титула «деспот», из рода которых происходит Софья Палеолог. Однако Елена Волошанка была из рода доминусов, что понималось как «самодержавный правитель, зависящий только от божьей милости». Все эти обстоятельства ставят правителя Молдовы в один ранг с европейскими самодержцами и правителями высшего порядка, а то, что они давали клятву верности польскому и венгерскому королю, ничего не означает. Император Трапезундской империи так же давал клятву султану Оттоманской порты, еще и дань платил. То же касается правителей Сербии и Болгарии. Венецианский дож давал такую клятву Византийскому императору, царю ромеев и греков. В такой же зависимости находился и киевский великокняжеский престол перед имперским Константинополем. Два или три полноправных короля давали клятву верности королю Франции. Такую же клятву, на определенном отрезке средневековья, давал правителю Англии король Шотландии.

Так чей же статус выше?

В этой связи важно отметить, что Великий князь Московии до падения ордынского ига в 1480 году на реке Угре, самодержавным правителем не был и был, следовательно, по рангу и титулу, ниже молдавского господаря. Кстати, мало кто знает, но Молдова и ее доминус Штефан чел Маре первыми признали независимость за Московским Великим княжением. Об этом геополитическом факте позднего средневековья свидетельствуют исторические акты, но их стараются не оглашать, ведь до 1480 года Московия не была независимым от Золотой Орды княжеским столом. Таковой она стала только после признания ее молдавским господарем или доминусом т.е. верховным самодержавным правителем всех волошских земель. Подтверждением этого признания и основой для геополитического союза Молдовы и Московской Руси стал брак Елены, дочери господаря Штефана чел Маре и Ивана Молодого, сына первого независимого князя Московской Руси. Кроме того, этот брак был фактическим признанием Молдавским государством возрождающейся Московской Руси, с ее геополитическими амбициями регионального лидера. И это признание было первым в истории Московской Руси и первым в ряду грядущих политических успехов Московии. Это обстоятельство необходимо помнить, когда мы говорим о роли Молдовы в становлении России. Более того, после 1489 года между Молдовой и Россией устанавливаются еще более тесные геополитические отношения. Помимо династического брака, был заключен договор. Это обстоятельство очень важно. Русь и Молдова стали политическими партнерами и признавали друг друга в качестве самостоятельных политических игроков. Досадно, что не сохранился подлинник договора, но мы знаем следующий исторический факт. В 1500 году Штефан Великий упоминает этот договор в своем письме в Москву. Господарь пишет, что действовал «...по докончальных записях (по договору) и по крестному целованию». Обозначенная сентенция означает, что между Московским государством и Молдовой существовал реальный межгосударственный договор, который был политическим обоснованием брака Елены и Ивана, фактически являясь юридической основой признания Руси как независимого государства. Москва же, признавая Штефана Великого равным и самостоятельным сувереном, указывает в своих официальных источниках, что Штефан III «друг нашему другу, а недругу – недруг». В те годы это означало, что Московское государство признавало Молдову равным политическим игроком и геополитическим союзником. Этот союз помог в сближении Молдовы с Крымским ханством. Помог он и в установлении более добрых отношений Московии с Литвой, ибо Молдова имела с последней добрососедские связи и повлияла на сближение литовского и московского престолов. Однако, после того, как Иван Третий загубил княжну Елену и ее сына Дмитрия, своего родного внука, ситуация изменилась. Отношения Московской Руси и Молдовы охладели.

Роковые последствия

Повлиял на них и процесс над Еленой Волошанкой и ее сподвижниками, которых обозначили как иудействующих еретиков. Безусловно, эти обвинения были не просто искажением истинной веры Елены Волошанки, это был настоящий политический заговор. То была совершенная ложь, выгодная княгине Софье. Елена Волошанка, будучи высоконравственной и высокообразованной принцессой, несла на Русь знания зарождающего европейского Ренессанса, религию титанов Возрождения, которые проросли из традиций катаров, тамплиеров и влияния зороастрийского дуализма. Прогрессивная роль этой великой княжны была не понята тогдашней московской элитой, но сегодня мы можем сказать, что новые, наиболее свежие веяния и знания принесла на Русь не Софья Палеолог, а дочь нашего господаря. Русь была еще не готова к тем идеям и духовным воззрениям, которые отстаивала Елена. Следует подчеркнуть, что Елена сохраняла монаршую и христианскую честь до конца, не сдавшись и не уступив ни в чем двору княгини Софьи. С рыцарской волей, насколько такая воля может быть проявлена в благородной женщине, она отстаивала свои убеждения, глубокие сакральные традиции Молдовы и Балкан, пожертвовав собой и своим молодым сыном князем Дмитрием. Что это за традиции, и что за идеи отстаивала Елена Волошанка, мы рассмотрим в следующих материалах нашего исторического и религиоведческого исследования.

Уничтожение Елены и ее сына на время подорвало отношения Молдовы и Московской Руси. Есть историческая информация, что господарь Штефан был взбешён данным актом московского двора, и не просто взбешён, но вынужден был совершить определенные действия. В частности - признать сюзеренитет Оттоманской порты и власть султана, обязавшись платить дань. Это и привело к скоропостижной смерти гениального молдавского правителя и полководца.

 Позже отношения Молдовы и Московской Руси были восстановлены, но исторический момент был упущен, Молдова пала под силами турецких полчищ и на века согнула свою голову перед султанским престолом. Русь же пошла своим путем по исторической лестнице. Но кто знает, как сложился бы этот путь, если бы союз независимой и суверенной Молдовы с Московией был бы сохранен. Может, не пришлось бы войскам Яна III Собеского, короля Польского и Великого князя Литовского, в конце семнадцатого века (1683 г.), ценой гибели практически всего польского рыцарства останавливать турок под Веной. А значит - не было бы гибели Венгрии, Хорватии, Трансильвании и Боснии. И не было бы нескольких веков, когда на Балканах лилась христианская кровь. И не были бы сотни тысяч молдавских парней и девушек отданы в рабство в Стамбул. Может быть, не пришлось бы каждый год давать дань, а ведь ее размеры велики были для Молдовы: до 50 тысяч быков и лошадей и множество денежных вливаний шли в казну агрессивной и наступающей на Европу Порте.

Время шло. Многое потеряв, Молдова и Московская Русь, тем не менее пытались поддерживать политические отношения. Политический союз Молдовы и Московского государства продолжался при Василии Ш (1505- 1533). Об этом свидетельствуют документы той эпохи. В сохранившейся описи документов «Царского архива» в Москве указано, что под номером 53 хранились «грамоты и списки старые Богдана волошского и Стефана воеводы (сына и приемника Богдана III Стефаницы) с великим князем Иваном и с великим князем Василием».

На основе вышеизложенного сделаем вывод. Итак, заговор княгини Софьи, с подачи которой был убит Иван Молодой, заговор против рода Штефана и Елены Волошанки, на наш взгляд, был заговором наиболее реакционных кругов Московии и остатков византийской знати. Цель его была вогнать Русь в эпоху новых темных веков и нового мракобесия, которые после разгрома партии княгини Елены воцарились на Московской Руси. Все это, в итоге, привело к массовым казням, религиозным и политическим репрессиям, гонениями на еретиков, а далее - к кровавой, изнурившей Московскую Русь опричнине и в конечном итоге к гибели династии Рюриковичей. Об этих событиях мы будем говорить в последующих исследованиях, посвященных трагической судьбе нашей великой княгини Елены.

 

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

load
Загрузка...