ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ЕЩЁ темысвернуть

Дело о концессии аэропорта: Свое слово должна сказать прокуратура

В минувшую пятницу в администрации президента прошло второе заседание Высшего совета безопасности (ВСБ) под председательством Майи Санду. В повестке дня фигурировала тема концессии Международного аэропорта Кишинева.

Какой-либо новой информации по итогам совещания озвучено не было, однако президентура подтвердила свое намерение добиваться расторжения концессионного договора и возвращения столичного аэропорта в разряд государственных объектов. Кроме того, со стороны Генпрокуратуры прозвучало заявление о скором завершении расследования уголовного дела и его передаче в суд.

Эксперты напоминают, что в результате сомнительной сделки столичный аэропорт достался концессионеру абсолютно бесплатно, а свои инвестиционные обязательства он финансирует в основном за счет пассажиров – из сбора в 9 евро, взимаемого с каждого авиапутешественника. Договор о концессии был подписан в нетранспарентных условиях, а государство не получило ничего в обмен на утрату контроля над прибыльным активом, стратегическим и социально значимым инфраструктурным объектом, каковым является Кишиневский аэропорт.

С гражданским делом ничего не произошло

Операции и менеджмент воздушной гавани Кишинева перешли к Avia Invest в ноябре 2013 г. на основе государственно-частного партнерства. Концессионная компания обязалась управлять аэропортом в течение 49 лет и инвестировать в его модернизацию около 250 млн евро. Впоследствии много раз поднимался вопрос о незаконности концессионного договора и о существенных нарушениях при его реализации. Депутаты обратились в Генпрокуратуру и Национальный центр по борьбе с коррупцией, требуя расследования деятельности лиц, принявших решение о концессии.


Как известно, за компанией Avia Invest стоит Илан Шор – бывший примар Оргеева, председатель партии «Шор» и депутат парламента, который является ключевым фигурантом ряда уголовных дел, связанных с «кражей века», и по запросу Генпрокуратуры лишен парламентской неприкосновенности. В разгар политических событий начала июня 2019 г. он бежал из Молдовы в Израиль и был объявлен в международный розыск, однако активно принимает участие в политической жизни страны посредством онлайн-коммуникации.

На первом заседании ВСБ, прошедшем в конце января, дело о концессии Международного аэропорта Кишинева было включено в топ-10 приоритетов Совбеза. После второго совещания на платформе ВСБ, созванного 26 февраля, президент Майя Санду заявила, что правоохранительные органы близки к финальной стадии расследования. «Основной темой была концессия аэропорта, и мы обсудили ее с несколькими ответственными структурами. Это сложная тема. В прокуратуре говорят, что дело находится на завершающей стадии, и я надеюсь, что в ближайшее время оно будет передано в суд», - заявила Санду на брифинге.

Заседание началось со скандала. Депутата Сергея Сырбу, который входит в состав ВСБ в качестве председателя парламентской Комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку, не допустили в президентуру. Накануне Сырбу получил приглашение, а затем еще одно письмо, в котором ему рекомендовалось воздержаться от участия во избежание конфликта интересов. «Мне преградили вход охранники и вывели меня из здания президентуры», - сказал депутат.

На своей странице в соцсети Сырбу отметил, что подаст в суд на президента. По его словам, скорее сама Майя Санду, голосовавшая за концессию аэропорта, и ее нынешний советник, бывший министр финансов Вячеслав Негруцэ, могут быть связаны с этим делом. «Мы постепенно скатываемся к диктатуре. Майя Санду не представляет абсолютную власть в государстве и не может нарушать закон», - добавил Сырбу.

Президент на брифинге пояснила, что депутат не был допущен, поскольку представляет платформу «За Молдову», которая состоит из членов партии «Шор» и группы неаффилированных депутатов, что подразумевает конфликт интересов в вопросе о концессии Кишиневского аэропорта. По ее словам, некоторые члены этой парламентской группы непосредственно вовлечены в темы, которые обсуждались на совещании в ВСБ. «В данном случае, исходя из интересов страны, из интереса к завершению этих чрезвычайно важных расследований, и особенно для возвращения аэропорта государству Республика Молдова, именно исходя из этих соображений, я считаю, что г-н Сырбу не мог способствовать этому обсуждению», - подчеркнула Санду.

Президент напомнила, что в 2019 г., правительство обратилось в суд с доказательствами, требуя расторжения договора с компанией-концессионером и возвращения аэропорта как стратегически важного объекта под управление государства. «Я обнаружила, что с делом за это время ничего не произошло. Заседания были запланированы, но отложены из-за пандемии. Странно, потому что это важное дело. Я обратилась в Агентство публичной собственности с просьбой о срочности рассмотрения дела», - отметила глава государства.

Тема концессии столичного аэропорта неоднократно попадала в повестку дня Высшего совета безопасности. Предыдущий раз – в августе 2020 г., когда Игорь Додон, занимавший тогда пост главы государства, заявил, что Avia Invest 8 июля получила уведомление о необходимости вернуть аэропорт государству. «Учитывая, что гарантия исполнения не была представлена, согласно п. 25 контракта, это является причиной для расторжения концессионного договора, что и произошло. У исполнителя есть 180 дней на то, чтобы вернуть этот актив государству. В настоящее время этим занимаются правительство, Агентство публичной собственности и прокуратура», - сказал Додон.

«Щедрый подарок» для Шора

В январе, подводя итоги своего премьерства, Ион Кику выразил удивление отсутствием повышенного интереса общественности к вопросу, связанному с судьбой аэропорта Кишинева. «Разве уже все равно? Об этом так активно размышляли все, кто сегодня находится в президентуре и парламенте. Вам больше не интересно? Так или иначе вопрос связан с Шором и, насколько я понимаю, с другими тоже», - отметил бывший премьер-министр. Он добавил, что несмотря на судебный процесс, позиция правительства, которое он возглавлял, по вопросу об аэропорте осталась твердой. «Следующее правительство должно взять под свой контроль аэропорт, потому что для этого есть все условия», - заключил Кику.

Он напомнил, что в июне 2020 г. Агентство публичной собственности (АПС) нашло законное основание для расторжения концессионного договора на активы Международного аэропорта Кишинева и прилегающие к нему земельные участки, заключенного с компанией Avia Invest. Причина этого решения – невыполнение условий контракта и наличие задолженностей по исполнению своих обязательств. В соответствии с договором концессионер обязался гарантировать финансирование концессии на весь период действия договора в предусмотренных объемах и сроках, а также надлежащим образом исполнять каждый этап, предусмотренный контрактом.

По данным АПС, Avia Invest не выполнила договорных обязательств, установленных в инвестиционной программе для I и II этапов, накопив задолженность по инвестициям в размере около 66,2 млн евро. Для второго этапа реализации концессии гарантия надлежащего исполнения договора истекла 31 января 2019 г. В апреле АПС потребовало устранить все нарушения за 60 дней, а после того, как это не произошло, контракт был расторгнут.

К аналогичным выводам пришла и Счетная палата после проведенного аудита, а также парламентская комиссия по контролю за публичными финансами, которая изучила обстоятельства заключения договора концессии и его исполнение. По словам председателя комиссии Игоря Мунтяну, отбор концессионера международного аэропорта был сделан без соблюдения прозрачности и механизмов обеспечения компенсации ущерба государству. Он отмечает, что компания Avia Invest обналичила только из сборов за модернизацию около 1,2 млрд леев – «щедрый подарок, оставленный его владельцам (Шору) их политическими защитниками». В то же время, несмотря на то, что в 2017 г. аэропорт зарегистрировал поток в 2,6 млн пассажиров, концессионер не выплатил 50% инвестиций, которые он должен был сделать на первом этапе. Второй этап, который должен был начаться в 2017 г., так и не начался.

Мунтяну утверждает, что «90% всех работ концессионера осуществлялись исключительно из доходов, полученных от взимания платы за аэропорт, а остальные – из офшорных зон, находящихся в центре внимания Службы по предупреждению и борьбе с отмыванием денег». По его словам, концессионер использовал антиконкурентную и монополистическую практику по отношению к авиационным операторам, дискреционно кредитуя третьи компании деньгами, собранными из аэропортовых сборов. В то же время договор о концессии запутан, полон двусмысленностей и обходит стороной тему защиты интересов государства. «Практически нет какой-либо области, связанной с деятельностью Avia Invest, которая не имела бы нарушений, незаконного использование концессионных обязательств по активам аэропорта и т. д.»,- говорит депутат, призывая следственные органы и юстицию как можно скорее разобраться в этом вопросе.

Глава аудиторской миссии Счетной палаты Сергей Штирбу дополняет, что к общей сумме инвестиций в долгосрочные активы Avia Invest относит и более 22 млн леев в виде капитализированных процентов по кредитам, займам и финансовому лизингу. Аудиторская группа считает это нецелесообразным, учитывая факт предоставления концессионером кредитов третьим лицам с благоприятными или беспроцентными условиями. По словам Штирбу, из-за отсутствия явных положений в концессионном договоре выявлена невозможность определения стоимости активов, которые должны быть возвращены государству по истечении срока действия договора или его расторжения.

Непомерные аппетиты концессионера

В ответ на действия властей акционер компании-концессионера из Кипра, Komaksavia Airport Invest Ltd, которой принадлежит 95% акций Avia Invest, обратился с иском в арбитражный суд при Торговой палате Стокгольма, требуя от государства компенсацию в размере почти 900 млн евро. В иске утверждается, что обвинения ложны и сделаны под влиянием политики, а все условия, предусмотренные в контракте, соблюдаются. После обращения в Стокгольмский арбитраж расторжение договора концессии было приостановлено.

Avia Invest выразила несогласие не только с этим решением, но и с законодательными поправками, касающимися уплаты в Фонд поддержки населения 50% от тарифа 9 евро на пассажира, взимаемого концессионером. Этот фонд создается для финансирования целевых программ в области социальной помощи из нескольких источников, включая часть сбора за модернизацию аэропорта. Компания настаивает на том, чтобы продолжать собирать чистый доход в 9 евро и не регистрировать уменьшение прибыли. Кроме того, Avia Invest обвиняет мэрию Кишинева в затягивании процесса строительства пассажирского терминала, поскольку она отказывается выдавать урбанистический сертификат для этой цели.

После предъявления иска АПС заявило, что тем самым концессионер «пытается оказать влияние на госорганы с целью дальнейшей эксплуатации Кишиневского аэропорта, даже не исполняя обязательств по договору». В агентстве выражают удивление затребованной суммой 900 млн евро, так как общий объем инвестиций на весь 49-летний срок действия концессионного договора не достигает 250 млн евро. «Запрашиваемая сумма искусственно используется для того, чтобы отвлечь внимание от невыполнения концессионером договорных обязательств», - отмечает АПС, подчеркивая, что взимаемые с каждого авиапассажира в аэропорту 9 евро не влияют на деятельность и инвестиции Avia Invest, поскольку по соглашению компания должна инвестировать средства из собственных источников.

Агентство подчеркнуло, что в процессе расторжения договора соблюдало все права Avia Invest, хотя она не выполняла свои обязательства, что и «привело к решению расторгнуть договор концессии во избежание ответственности за бездействие в отношении исполнения документа».

В феврале 2021 г. Конституционный суд отклонил ходатайство о приостановлении некоторых положений Закона о фонде поддержки населения, поданное в интересах компании Avia Invest. В частности, оно касалось перенаправления в этот фонд части аэропортового сбора. Avia Invest заявила, что примененная схема «нарушает ее право собственности», однако суд счел представленные аргументы недостаточными и запрос о приостановке был отклонен.

Эксперты напоминают, что за 49 лет сумма, полученная концессионером и аффилированными лицами, должна была составить не менее 1,5 млрд евро. При этом сумма инвестиционных обязательств согласно договору концессии значительно меньше – порядка 250 млн евро. Получается, что заявленную модернизацию аэропорта, которая к тому же ведется с нарушением сроков и обязательств, финансируют все жители Молдовы, летающие самолетами, и другие авиапутешественники, которые пользуются услугами Кишиневского аэропорта, а не инвестор, как это было заявлено.

Ссылки на пандемию не уместны

Интересы правительства в Стокгольмском арбитраже будет защищать молдавская юридическая фирма Buruiana & Partners, которой выделили 3,3 млн леев в виде гонорара за услуги и средств для покрытия дополнительных затрат и расходов. Деньги будут выплачены из резервного фонда правительства. По озвученной недавно оценке и.о. министра юстиции Фадея Нагачевского, суд может занять от пяти месяцев до четырех лет.

«Я спросил г-на Буруянэ, каковы шансы. Он сказал мне, что не занимается делами, в которых не верит в свою победу. Важно, чтобы политики не пиарили это дело. Мы должны прислушиваться к выбранному нами юристу и не создавать проблем в защите интересов Республики Молдова. Что касается ведения дела, то с момента выбора адвоката мы отправили ему все материалы, он общается со всеми соответствующими учреждениями для сбора доказательств. Официальные заявления по делу будет делать адвокат», - заявил Нагачевский.

Впрочем, некоторые эксперты и политики считают, что власти политизировали тему концессии аэропорта и допустили некоторые ошибки. После начала арбитражного разбирательства стороны не могут менять позиции, пользуясь институциональными рычагами до вынесения вердикта. В частности, по мнению депутата Игоря Мунтяну, был предпринят ряд рискованных и необдуманных с юридической точки зрения шагов, минуя расторжение договора о концессии в суде.

Между тем накануне заседания Высшего совета безопасности, созванного на прошлой неделе, Avia Invest распространила обращение, в котором рассказала о ситуации в аэропорту Кишинева через год после начала пандемии. В нем отмечается, что «2021 год, как и 2020, стал крайне сложным для Международного аэропорта Кишинева, чьей деятельности мешает эпидемическая обстановка и предвзятое отношение властей к компании-концессионеру». Операционная деятельность не была остановлена, сотрудники Avia Invest – более 650 человек – сохранили работу и зарплату.

По словам представителей компании, в 2020 г. работа аэропорта была практически остановлена, поскольку в отличие от других воздушных гаваней региона аэропорт Кишинева осуществляет исключительно международные рейсы, на которые сейчас действуют жесткие ограничения. Только с марта по декабрь 2020 г. убытки предприятий авиационной отрасли, действующих в Молдове, составили полмиллиарда леев, а пассажиропоток сократился втрое.

В этом контексте эксперты обращают внимание, что ссылки концессионера аэропорта на проблемы, связанные с мировым пандемическим кризисом, нельзя рассматривать как смягчающее обстоятельство при квалификации нарушений, допущенных в процессе выполнения условий договора концессии. Согласно данным статистики, пассажиропоток до коронавирусного кризиса приближался к 3 млн в год, и только по этой статье концессионер ежегодно получал порядка 30 млн евро. Avia Invest не выполнила инвестиционной программы I и II этапов, накопив более 60 млн евро долгов задолго до начала пандемии COVID-19. Для второго этапа реализации концессии гарантия надлежащего исполнения договора истекла еще более двух лет назад.

Эксперты подчеркивают, что рассмотрение гражданского иска не должно более затягиваться, система юстиции Молдовы должна найти возможности заслушать стороны и принять показания свидетелей. Кроме того, свое слово как можно скорее должна сказать прокуратура – после подведения итогов расследования уголовного дела в отношении нарушений, которые были допущены во время проведения конкурса на концессионера и последующей реализации договора. «Возможно, отсутствие прогресса в этом направлении, имеет и объективные причины, но генпрокурор должен понимать, что работа в отношении доказательств нарушений станет ключевым элементом в судебном деле. Не думаю, что в Генпрокуратуре не понимают этого», - считает Игорь Мунтяну.

Владислав Бордеяну

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


ЕЩЁ новости
load