COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Цветы для женщин или Стамбульская конвенция?

Цветы для женщин или Стамбульская конвенция?

Минувший уикенд вернул в повестку дня политической жизни Молдовы чувствительную тему, которая на протяжении последних лет не раз становилась объектом драматических споров, в том числе в рамках правящих коалиций разного состава.

В воскресенье, 8 марта, в центре Кишинева прошел марш в поддержку присоединения к Стамбульской конвенции. В течение трех лет Молдова остается в группе европейских государств, которые ее подписали, но не ратифицировали. В конце декабря правительство вынесло положительное заключение по этому вопросу, теперь свое слово должен сказать парламент. Молдавские власти утверждают, что окончательное решение не будет принято без досконального изучения ситуации и широкого обсуждения с гражданами.

Столкновения, а иногда и война мнений за и против этого международного соглашения, сбор подписей против его принятия – один из активных трендов сегодняшнего дня. Сторонники конвенции заявляют, что она поможет противостоять разным видам насилия в отношении женщин, вопреки распространенному мнению, не заставляя присоединившиеся государства переосмысливать и изменять понятия пола, семьи и брака.


Однако весьма популярно и другое мнение, согласно которому документ противоречит принципиальным подходам по защите и продвижению традиционных нравственных и семейных ценностей, а также продвигает пагубную гендерную идеологию и подрывает понятие семьи.

О чем говорит конвенция?

Официальное название Стамбульской конвенции – Конвенция Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье. В Страсбурге ее называют наиболее всеобъемлющим правовым инструментом в данной области. Это международный договор, предусматривающий меры по противостоянию насилию в отношении женщин и бытовому насилию, который был принят в 2011 г. в Стамбуле. Он вступил в силу спустя три года после его принятия – в 2014 г.

Конвенция также содержит определение гендера и устанавливает ряд преступлений, квалифицируемых как насилие в отношении женщин. Она призывает власти европейских стран направлять их усилия в максимально возможной степени на то, чтобы покончить с насилием по признаку пола и подтвердить приверженность принципам и ценностям, воплощенным в документе.

Присоединившиеся к конвенции страны должны криминализировать психологическое насилие, преследование, физическое и сексуальное насилие, принудительный брак, принудительные аборты и стерилизацию. Также должны наказываться и сексуальные домогательства (харрасмент). В документе, кроме того, даны определения «гендера» и «гендерного насилия». Стамбульская конвенция обязывает национальные власти разработать долгосрочный план борьбы с насилием против женщин.

В документе подробно прописаны меры предупреждения, защиты и поддержки жертв, а также судебного преследования агрессоров, которые следует внедрить в национальное законодательство. Международное соглашение, в частности, требует финансирования центров для жертв изнасилования, круглосуточных телефонных линий помощи, приютов для пострадавших от семейного насилия, предоставления консультаций жертвам. Документ предполагает искоренение практики, когда уровень обвинительных приговоров в связи с изнасилованием, например, зачастую намного ниже, чем в отношении других преступлений.

К конвенции присоединились 45 государств, из которых 34 ратифицировали ее. Молдовой этот международный договор был подписан в Страсбурге в феврале 2017 г., но пока не ратифицирован. Россия и Азербайджан к Стамбульской конвенции не присоединились, еще 11 европейских стран под различными предлогами затягивают ее ратификацию и вступление в силу. В их числе – Армения, Болгария, Чехия, Венгрия, Латвия, Лихтенштейн, Литва, Молдова, Словакия, Украина и Великобритания. Во многих странах вокруг конвенции развернулись жаркие дискуссии, которые продолжаются на протяжении ряда лет.

В Молдове торопиться не будут

В парламенте Болгарии, к примеру, в прошлом году правительство решило отменить свое предложение о ратификации Стамбульской конвенции. В то же время местные парламентарии отвергли инициативу о проведении референдума по этому вопросу. Болгарские власти объяснили отказ от ратификации конвенции политическим консенсусом и необходимостью учитывать острые реакции общественности и церкви. Речь идет об опасениях, связанных с некоторыми текстами в конвенции относительно полов, которые в Болгарии посчитали неприемлемыми (к спорным формулировкам мы вернемся чуть ниже).

Молдова пока остается в группе государств, которые не ратифицировали Стамбульскую конвенцию. В то же время в конце минувшего года власти публично заявили о намерении в ближайшее время сделать финальный шаг на пути присоединения к этому соглашению. 27 декабря 2019 г. правительство одобрило законопроект о ратификации Стамбульской конвенции. Накануне премьер-министр Ион Кику назвал ее вступление в силу одним из приоритетов кабмина.

В то же время, выступая в январе перед Парламентской ассамблеей Совета Европы, президент Игорь Додон заявил, что конвенция нуждается в пересмотре и поправках, и торопиться с ее утверждением власти не будут. Глава государства отметил, что в Молдове ни одно проевропейское правительство не набралось мужества ратифицировать конвенцию, этот вопрос в повестку дня был внесен только нынешним кабмином. По словам Додона, перед ратификацией текст документа должны обсудить в парламенте и с гражданами.

Между тем, ряд стран объявили о намерении отказаться от своих подписей под конвенцией, так как в обществе проходят дебаты, и некоторые положения конвенции воспринимаются неоднозначно. Еще несколько стран – членов Совета Европы ссылаются на «спорные формулировки» международного договора. Приводятся также данные социологических опросов, согласно которым, в «воздерживающихся» странах население демонстрирует серьезное неодобрение Стамбульской конвенции. Большинство граждан слышали про нее, из них более половины не согласны с ее принятием. За ратификацию конвенции выступает около 20%, при этом очень многие колеблются с ответом.

«Передышка может стать фатальной»

Сторонники скорейшего присоединения к конвенции отмечают, что это первый международный юридический документ, который предусматривает единый подход к предупреждению, расследованию и наказанию актов насилия в отношении женщин, в том числе в семье. Венецианская комиссия Совета Европы высказалась за ратификацию конвенции, отметив, что она, вопреки распространенному менению, не заставляет государства переосмысливать и изменять понятие семьи и брака.

В минувшее воскресенье, 8 марта, представители неправительственных организаций, гражданские активисты и другие граждане приняли участие в марше солидарности, посвященном ратификации Стамбульской конвенции. «Для женщин Молдовы крайне важно иметь этот ратифицированный документ, ведь наше правительство тянет время, а любая передышка может стать фатальной для женщин, которые переживают насилие», - отметили организаторы акции.

В их роли выступили Группа феминистских инициатив Молдовы, Центр GDM, Национальная коалиция «Жизнь без насилия в семье», организация Platzforma и Платформа гендерного равенства. Участники марша начали движение от сквера торгового центра Unic и прошли по проспекту Штефана чел Маре до парка Дендрариум, где организовали пикник. На этом пути они останавливались у госучреждений и скандировали лозунги. Похожие мероприятия прошли в Киеве и ряде других городов.

К участникам марша присоединились и некоторые политики, в числе которых депутат парламента Дойна Герман, в ходящая в состав фракции партии «Действие и солидарность» (PAS). На своей странице в соцсети она подвергла критике решение подарить цветы всем парламентариям – представительницам женского пола. Каждая из них в минувший четверг обнаружила на своем столе букет по случаю Международного женского дня. «Не дарите мне цветы. Голосуйте за Стамбульскую конвенцию!», - написала депутат, подчеркнув, что примет участие в марше солидарности.

Сторонники ратификации конвенции ссылаются на данные различных исследований и статистику полиции, которые говорят о том, что в Молдове 63,4% женщин в возраст от 15 до 64 лет хотя бы раз подвергались одному из видов насилия. При этом только в около 6% случаев насилие в отношении них совершено не членами семьи. Примерно 20% женщин подвергались сексуальному насилию со стороны партнеров, только в прошлом году 7 женщин умерли, после того как их жестоко избили дома. Многие жертвы семейного насилия никогда не обращались в полицию.

«Дьявол – в деталях»

В то же время далеко не вся общественность Молдовы поддерживает утверждение Стамбульской конвенции. Весьма популярно мнение о том, что она противоречит многим положениям национального законодательства и принципиальным подходам по защите и продвижению традиционных нравственных и семейных ценностей. Инициативная группа, выступающая против ее ратификации, всего за два дня собрала в свою поддержку в разных районах Молдовы 5 тыс. подписей, которые были переданы руководству страны.

Около 40 общественных организаций недавно направили обращение властям, в котором приводят аргументы в пользу отказа от присоединения к международному договору. Представители НПО считают, что она преследует похвальную цель, но в реальности не является адекватным решением проблемы насилия в отношении женщин. В их обращении говорится, что документ предлагает «новое, спорное определение пола в международном праве, в результате ущемляя религиозную свободу и нарушая право родителей обучать своих детей в соответствии со своими религиозными и моральными убеждениями».

Елена Быткэ из Движения православных юристов напоминает, что многие страны отказываются ратифицировать конвенцию из-за спорных положений в ее тексте. По ее словам, насилие в семье является неприемлемым, однако предлагаемые способы не подходят для решения этой проблемы. «Желая смягчить проблему насилия в семье, мы, фактически, порождаем другую – гендерную идеологию. Конвенция предлагает спорное определение пола в международном праве», - говорит Быткэ.

Как отмечают представители НПО, в этом документе чаще употребляется слово «гендер», которое не имеет таких четких границ, как слово «пол», подразумевающее биологическое различие: мужчина и женщина. По их словам, гендерная идеология несет в массы широкое толкование пола. Много вопросов вызывает и требование о гендерном просвещении, которое после ратификации Стамбульской конвенции станет обязательным для лицеев, школ и даже дошкольных детских учреждений.

«Дополнительные значения», по мнению общественников, предусматривает также слово «насилие» – с использованием хорошо известного приема двойных стандартов. Они ссылаются на примеры других стран, когда в рамках кампаний по «борьбе с насилием» детей изымали у родителей, противящихся подобным инновациям.

Активисты считают, что присоединившиеся к конвенции страны фактически обязуются признать пол социальным конструктом, который не зависит от биологического пола человека. По их мнению, подразумевается возможность самому выбрать, кем быть – женщиной или мужчиной. Подобный подход, отмечают противники ратификации конвенции, противоречит духовным ценностям подавляющего большинства жителей Молдовы. Еще одно опасение заключается в том, что Стамбульская конвенция существенно отходит от нынешнего понимания роли родителей, ограничивая их право на обучение своих детей.

- Когда говорят о домашнем насилии, любой здравый человек не будет его поддерживать,- отмечает один из экспертов Noi.md, представитель общественной организации.- Это нормальная позиция здравомыслящего человека. Но дьявол скрывается в деталях. Стамбульская конвенция призывает к гендерному равноправию. К привычному нам пониманию равноправия между биологическими полами, между мужчиной и женщиной, понятие «гендер» не имеет никакого отношения. Гендер – это социальный пол, кем себя ощущает конкретный человек. В некоторых странах уже насчитываются десятки гендерных полов, которыми себя ощущают мужчины и женщины. Такой подход ударяет по традициям и ценностям христианских стран.

По словам нашего собеседника, большинство законов, призванных защищать женщин, к принятию которых призывает Стамбульская конвенция, в Молдове уже есть. Эксперт отмечает, что решению об одобрении этого международного договора должен предшествовать открытый диалог с гражданами, а вопрос о его ратификации может быть внесен в повестку дня после пересмотра и разъяснения спорных положений, вызывающих опасения у общественности.

Виктор Суружиу

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load